Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Финансовый аналитик Андрей Сотник – об отмывании капиталов и репутаций


Андрей Сотник

Андрей Сотник

Скандал вокруг Банка Москвы продолжается. Следственный комитет, как известно, объявил его владельца Андрея Бородина в розыск. Однако представители Интерпола заявляют, что не получали от России соответствующих документов. Между тем, Бородин остается в Лондоне, а его акции перешли в собственность компании Nordic Yards, которая принадлежит сыну экс-министра энергетики Виталию Юсуфову. При этом Бородин считает, что акции ушли за цену ниже рыночной.

Ситуацию, которая сложилась вокруг Банка Москвы, комментирует финансовый аналитик Андрей Сотник:

- То, что происходит вокруг Банка Москвы, настолько типично, что я не вполне понимаю ажиотаж, который мы наблюдаем сегодня. Подобное происходит в России сплошь и рядом. И везде мы легко обнаружим сходства.

- Какие именно? Их можно как-то классифицировать?

- Попробуем. Первое и основное: в подобного рода сделках крупный пакет акций не продается на конкурентном рынке, а переходит из рук в руки при абсолютно непрозрачных обстоятельствах. Второе. Номинальный держатель акций заявляет, что вынужден отдать свой пакет по заниженной цене.

- Вы говорите "номинальный". Разве тот же Андрей Бородин не являлся реальным совладельцем Банка Москвы?

- А вы посмотрите на зарегистрированный в России состав собственников Банка Москвы. Ни одна акция ни Андрею Бородину, ни его заместителю Льву Алалуеву (его тоже называли совладельцем банка) напрямую не принадлежала! В открытых источниках всегда указывалось весьма дипломатично - 20,32 % уставного капитала банка контролировалось президентом Андреем Бородиным и заместителем председателя совета директоров Львом Алалуевым. В апреле 2011-го сообщалось, что Бородин и Алалуев сократили свою долю в капитале банка с 20,32% до 19,91%, а офшорная Plenium Invest Ltd стала владельцем 4,51% акций. А кто является бенефициаром Plenium? Абсолютно неизвестно. В результате ситуация традиционная - не известно, кому принадлежащие офшоры, на которые зарегистрированы акции. Но в таком случае, какие у нас основания утверждать, что г-да Бородин и Алалуев – реальные собственники?

- Что еще объединяет подобного рода истории?

- То, что потенциальным приобретателем, как правило, выступает структура, очень близкая к государству (в нашем случае – это ВТБ). Далее. В борьбе за "правильную" стоимость пакета акций прямо участвует какая-нибудь силовая структура, выступающая с угрозами. Кроме того, деньги, которые используются в сделке – неизвестного происхождения. И наконец, в решающий момент номинальный российский владелец уезжает за границу, где и происходит окончательное оформление сделки.

- Какие бы скандалы вы могли бы поставить в один ряд с тем, который развернулся вокруг Банка Москвы?

- Среди них истории с бывшим владельцем металлургического концерна "МИКОМ" Михаилом Живило, экс-банкиром Александром Конаныхиным, медиа-магнатом Владимиром Гусинским и, конечно, Борисом Березовским.

Во всех этих случаях мы наблюдали сходную картину. Почти конспиративная передача пакетов акций из рук в руки вместо цивилизованной купли-продажи. Заявления номинальных владельцев о заниженной из-за угроз цене. Окологосударственный потенциальный покупатель. Участие силовиков. Сомнительные деньги. И скоропостижный отъезд продавца за рубеж.

Я бы обратил особое внимание на то, что "высокопрофессиональные" сотрудники российских правоохранительных органов выдвинули против всех фигурантов упомянутых мной скандалов те или иные уголовные обвинения. При этом во всех случаях были собраны такие документальные доказательства, которые не счел весомыми ни один зарубежный суд! Результат всех этих судебных процессов один: обвиняемым вручили … новенькие паспорта. (В деле Михаила Живило есть маленькая особенность – французским судом ему предоставлено "территориальное убежище", но мотив этого решения "в связи с ложными обвинениями, выдвинутыми в России"). При этом, заметьте, все обвиняемые сохраняют свои зарубежные активы. Изменяются исключительно номинальные владельцы российской собственности.

- Вам не кажется, что в действительности сходство между этими историями не стопроцентное? Скажем, в сюжете с Андреем Бородиным у покупателя есть имя – Виталий Юсуфов и его компания Nordic Yards. Вряд ли в этом случае можно говорить о деньгах "неизвестного происхождения".

- В свое время сайт Радио Свобода очень подробно писал о задержании в России экс-владельца немецких фирмы Nordic Yards и судоверфей Wadan Андрея Бурлакова и его партнера Евгения Зарицкого. Напомню, что власти Германии до сих пор проводят расследования многомиллионных хищений бюджетной помощи немецких властей этим верфям. Так что финансовую историю этого актива, приобретенного Андреем Бурлаковым "со товарищи" на деньги сомнительного происхождения, мы ни при каких условиях не можем назвать "прозрачной". Сколько бы раз этот актив не переходил из рук в руки!

- Кто, на ваш взгляд, выиграл в истории с Банком Москвы?

- Неизвестные российской общественности бенефициарные владельцы акций, которые контролировались Андреем Бородиным и его заместителем Львом Алалуевым. Подчеркну, в России было сделано все, чтобы эти персонажи, а потом, думаю, и их покровители получили зарубежное гражданство. Новый паспорт и отмытые деньги – что еще надо для счастья этим людям? И счастье уже близко. В России в очередной раз запущен стандартный, хорошо зарекомендовавший себя в прошлом механизм легализации репутации и капиталов. За кого же тут нам переживать? Здесь нет никакой трагедии, есть дешевый водевиль. Если бы российские власти всерьез захотели конфисковать уведенные из бюджета деньги, они бы действовали совсем иначе.

- Как именно?

- Не устраивая публичных акций, собирали бы весомые доказательства, которые могли бы оценить зарубежные суды. Это кропотливая работа, которую способны выполнить только профессионалы высокого класса. И только в том случае, если они опираются на политическую волю властей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG