Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о юбилее полёта Юрия Гагарина


Первый космонавт Земли Юрий Алексеевич Гагарин

Первый космонавт Земли Юрий Алексеевич Гагарин

В "Гранях времени": журналист Петр Орлов и академик Юрий Рыжов.

50 лет назад - 12 апреля 1961 года - советский космонавт Юрий Гагарин совершил первый полёт человека в космос. Президент РФ Дмитрий Медведев во вторник в день юбилейной даты побывал в Центре управления полетами, где вышел на связь с членами экипажа МКС и поздравил их с Днем космонавтики. Генеральная ассамблея ООН недавно провозгласила 12 апреля официальным Международным днем полёта человека в космос.


Владимир Кара-Мурза: Сегодня 12 апреля Россия отмечает День Космонавтики и полувековой юбилей полета первого человека в космос. После принятия резолюции ООН впервые 12 апреля отмечается и как международный праздник. Отныне 12 апреля провозглашен Международным днем полета человека в космос, который будет ежегодно отмечаться на международном уровне в ознаменование начала космической эры человечества. Ровно 50 лет назад первый советский космонавт Юрий Гагарин отправился в космос на космическом корабле "Восток".
Президент Дмитрий Медведев в день 50-летней годовщины полета Юрия Гагарина лично вышел на связь с Международной космической станцией и поздравил ее экипаж с Днем космонавтики. Российский лидер, заявил, что полет Юрия Гагарина в космос объединил людей, как никакое другое событие в истории человечества. В этот же день Дмитрий Медведев подписал указы о награждении работников и ветеранов космической отрасли государственными наградами. Премьер-министр Владимир Путин на переговорах со своим украинским коллегой Николаем Азаровым в пятидесятую годовщину полета Юрия Гагарина в космос отметил заслуги в освоении космоса всех народов Советского Союза. 50-летие полета Юрия Гагарина и состояние современное космической отрасли мы сегодня обсуждаем с Юрием Рыжовым, академиком Российской академии наук и Петром Орловым, в конце 80-х – начале 90-х годов специальным корреспондентом программы "Время" на Байконуре, ныне продюсером службы информации телеканала НТВ. Каким вам запомнился тот день 12 апреля 61-го года?

Юрий Рыжов: Солнечным. Потому что погода была прекрасная. Ударная информация, о которой можно было догадываться, но было трудно представить, что это придет так скоро. Поскольку мы, молодые сравнительно инженеры, ученые, работавшие в отраслях, причастных к этому делу, контактировали между собой в курилках, на совещаниях. Мы знали, что происходит, что готовится. Просто для меня, который непосредственного отношения к этому не имел, я занимался другой ракетной техникой, было удивительно, что так быстро мы дошли до этого великого события.

Владимир Кара-Мурза: Мы с вами говорим в день 50-летия полета первого человека в космос, а вы попали на Байконур спустя четверть века после полета Гагарина. Какие настроения царили тогда в отряде советских космонавтов?

Петр Орлов: Как раз когда я попал на эту тематику как журналист, она была, как ни странно, или, наоборот, нормально, на подъеме. Потому что долгие годы после первых прямых эфиров, когда еще не было записи на телевидении, космонавтика была довольно закрытой темой. Был определенный круг, снималось все на кинопленку, в эфир попадали только торжественные какие-то мероприятия. Речь о том, чтобы в прямую показать старт ракеты, вообще много лет уже не шла. А нам, Александру Тихомирову, великому нашему политобозревателю, Александру Герасимову, Лене Галкину, нам удалось первыми вернуть после многих лет традицию прямых трансляцию с космодрома, из Центра управления полетом. Мы вели трансляции по два часа. Прямой эфир с обсуждением всех самых тайных, как тогда казалось, подробностей. Это был подъем. Потому что если вспомнить 80-е годы, особенно в конце 80-х, строили большие планы, потом полетел "Буран", сначала "Энергия", и все было замечательно. Все, казалось бы, шло такими мощными семимильными шагами. Так что для меня это время колоссального подъема советской, а потом российской космической отрасли. И благодаря тому, что нам удалось, нас пускали, конечно, нам удалось прорваться к тайнам – это было удивительное совершенно дело, вплоть до того, что были трансляции огромного масштаба и размера. Вплоть до того, что нам впервые удалось показать то, что вообще никогда не показывали. У меня дома лежит книжка, я ее храню, от родственников Челомея с благодарностью, что впервые кто-то снял про их отца хоть какой-то материал, и он попал в программу "Время". У меня самые радужные воспоминания о том времени.

Владимир Кара-Мурза: А в какой момент, по-вашему, началось отставание отечественной космической отрасли от мировых стандартов?

Юрий Рыжов: Оно началось примерно в конце 60-х – начале 70-х годов, когда партия и правительство решили, что у них все есть, то есть есть трансконтинентальная ракета, есть ядерный заряд, который она может донести достаточно далеко, вплоть до потенциального противника. И относительные расходы на научные работы в этой отрасли начали сокращаться. А потом последовал признак проигрыша гонки за Луну, как вы знаете, когда не удалось довести до конца знаменитый проект, скорее всего даже не Королева, хотя задумывался при Королеве, а уже его последователя академика Мишина. И когда программа была закрыта вследствие нескольких неудачных попыток сделать пробный пуск этой ракеты, которая могла бы донести наших космонавтов до Луны.

Владимир Кара-Мурза:
Чьи полеты вам запомнились в те годы, когда вы работали на Байконуре, и чувствовалась ли тогда тревога за будущее отечественной космонавтики?

Петр Орлов:
Да, конечно. Чем больше мы узнавали о том, как все это
Во-первых, люди, конечно. Я с тех пор не встречал такое количество одухотворенных уникальных людей. Я как гуманитарий впервые видел этот класс, касту людей, выдающуюся касту людей, я видел их, как они решают эти проблемы, у меня дух захватывал
делается, тем больше мы… Я честно скажу, для меня это эмоциональный кусок жизни, я был молодой, любознательный. Чем мы встречались с людьми, чем больше мы с ними общались, нам дозволялось много общаться в неформальной обстановке, вплоть до того, что нас пускали на закрытое обсуждение внештатных ситуаций. Представить себе такой сейчас невозможно. До этого не было, а нашу небольшую группу пускали. Так вот тогда мы впервые увидели все плюсы, колоссальные плюсы. Во-первых, люди, конечно. Я с тех пор не встречал такое количество одухотворенных уникальных людей. Я как гуманитарий впервые видел этот класс, касту людей, выдающуюся касту людей, я видел их, как они решают эти проблемы, у меня дух захватывал. И при этом я видел, из чего эти проблемы произрастали. К сожалению, картина была в этой части не самая радужная. Потом королевские шарашки, туполевские шарашки, шарашки Сталина, Берии сыграли свою роль. Как дальше развивать высокотехнологическую науку на самом деле мало кто знал и мало кто умел. И через все эти кочки пробиралась эта каста гениальных людей, которые внесли свой вклад в нашу космонавтику, на них она, собственно, держится. Но все это в значительной степени было вопреки, чем благодаря. Хотя, надо сказать, чтобы были люди сильные, такие как Олег Бакланов, Дунаев и многие другие, которые двигали программу "Буран" своей биографией, своей репутацией, много сделали для этого. Были выдающиеся конструкторы, которые потом, попав в бизнес, оказались бездарными совершенно менеджерами, но конструкторы они были гениальные. И это сочетание величайшей касты инженерной школы советской, российской и полного неумения сделать это, каким-то образом применить это к жизни, такой колоссальный разрыв мы увидели, мы пытались о нем говорить. И даже однажды, честно скажу, меня пять лет не пускали в ЦУП после одного из материалов, когда я попытался все это сформулировать. На меня так обиделись группа людей во главе с Володей Соловьевым, руководителем полетов, величайшим человеком, что просто закрыли дорогу в ЦУП. Может быть они были правы, может быть нет, но все это было, все это видели и пытались об этом рассказать.

Владимир Кара-Мурза: Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинской группы, сохранила личные воспоминания об историческом дне.

Людмила Алексеева: Все мы прямо с ума сошли от радости. Потому что человек в космосе – это было такое общечеловеческое ликование, но и тем более было приятно, что наш человек, да еще такой симпатичный как Юрий Гагарин. У меня еще такое личное воспоминание: мой старший сын в это время был в 9-10 классе, я уже не помню, и они всем классом прогуляли в этот день, пошли на какой-то киносеанс. Шли обратно, поджав хвосты, понимая, что им здорово влетит. И вдруг им говорят: ура, в космос полетел наш советский Гагарин, и вообще всех отпустили и все ликуют на улицах. Они так обрадовались, потому что им сошло это, они как предчувствовали заранее – прогуляли. Я считаю, что это была радость всего человечества, а наша тем более.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG