Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В одной из предыдущих передач я сказал, что усилением горской патриархальности в Чечне тяготится молодёжь, особенно женская. Она предпочла бы даже путинские порядки кадыровским. «Надо сказать правду: вся их надежда – на Россию даже с её путинизмом», - так дословно я выразился и добавил, что говорю не понаслышке. Это возмутило одного из наших слушателей. Он пишет: «Расшифруйте мне, чеченцу, кто это делился с вами в Чечне о сокровенном. А пояса шахидок от этой надежды? Не позорьте седые волосы, не лезьте в Чечню, когда, как говорят молодые, не в теме». Итак, автор этого письма хочет сказать, что в Чечне нет женской молодёжи, страдающей от горской древности. Нет девушек, готовых бежать куда глаза глядят от участи третьей или энной жены седовласого абрека… Тогда это страна, какой ещё не бывало. Патриархальность, русская ли, китайская или баскская, - до сих пор это было унижение, подавление личности, грубое подчинение её обычаю, это всегда и везде были путы для самых умных, гордых, деятельных натур. Потому она и не вечна, потому она и не выдерживает конкуренции со свободным укладом. Это мировой закон, исключений из него не было, нет и быть не может. Разложение патриархальности – вопрос времени. Я-то могу в Чечню не лезть, но действительность, окружающую этот край, не уговорить, не умолить, не запугать: она лезет во все щели, никого не спрашивая. Единицы примеряют пояса шахидок, а большинство просиживает вечера перед экранами. Бесследно это не проходит. Экраны-то – российские. Недоброкачественные, лживые, но родоплеменную древность всё-таки не воспевают. Не удивлюсь, если письмо, которое вы слышали сейчас, написал чеченец, давно не живущий в Чечне. Иначе, он бы знал, что творит глава Чечни Кадыров. Он ещё в 2006 году заявил, например, что женщинам не подобает иметь мобильные телефоны, по которым они могут назначать свидания кому хотят. Если бы автор этого письма действительно был живущий в Чечне чеченец, то знал бы, что кадыровские стражи порядка обстреливают краской женщин, одетых не так, как им, этим бандитам, нравится, и обещают в следующий раз стрелять уже не краской. После моей передачи на волнах «Свободы» прозвучал рассказ чеченки, занимающей в Грозном некую должность, у неё отдельный кабинет. Врывается вооружённый кадыровец, чтобы проверить, как одеты она и её посетительницы - так ли, как, по его мнению, положено. Вот это всё имея в виду, зная, повторяю, не понаслышке, какую тоску и ярость кадыровский уклад вызывает у многих чеченок, я и сказал, что они предпочли бы путинские порядки кадыровским, а слушатель, назвавший себя чеченцем, написал мне: «Не позорьте седые волосы, не лезьте в Чечню, когда вы не в теме». В теме, дорогой! И я в теме, и радио «Свобода» в теме, работа у нас такая. Мы никак не меньше в теме, чем вы, только мы горюем при виде того, что творится в вашей стране, а вы, как следует из вашего письма, довольны.

Следующее письмо: «Запад под влиянием Обамы занимает по меньшей мере странную позицию: спровоцировав повстанцев на вооруженное противостояние диктатору и чудовищу, он не идет до конца, увеличивая тем самым жертвы режима. Во времена Буша такое не случилось бы. Как когда-то Катон, я заявляю: американцы, спасите ливийцев, мир и цивилизацию! Обама должен уйти немедленно - импичмент назрел. Это не даст левым снова придти к власти и спасет мир и от мусульманской угрозы, восстановив и в Египте, и в Тунисе - самых цивилизованных странах исламского мира, порядок и режим модернизации, не даст расползания исламских "зеленых", "лотосовых» революций и спасет ливийский народ от рук чудовища. Республиканцы! Сара Пейн, Маккейн! Где ваши голоса? Гибнут люди от рук палача, а Обама тянет резину и умывает руки. Так же, как Меркель, которая расчистила дорогу к власти левым в Германии. Наверняка на неё есть компромат в пору её проживания и комсомольской деятельности в ГДР. Правые! Объединяйтесь и не идите на уступки пацифистам! Саркози, Берлускони и Камерон должны взять командование на себя. НАТО как союз конценсуса дискредитировал себя, так же как и Европейский Союз. А руководитель НАТО вообще не тянет на военного руководителя - он не должен быть пацифистом. Решается не только судьба мира, престижа Европы, но и судьбы подозрительных деятелей. Они это понимают и всячески затягивают наземную операцию по свержению Каддафи», - говорится в этом письме. Я мог бы не сообщать, что оно из России – слушатели «Свободы» и так сообразили бы, что оттуда, и что скорее всего – из Москвы или Санкт-Петербурга. (В данном случае – из него). Самые резкие упрёки в «мягкотелости» Запад слышит из Восточной Европы и бывших советских республик, в том числе из России. Иногда этих людей слушаешь с улыбкой, но чаще – не скрою – с глубоким сочувствием и пониманием. Научными, теоретическими доводами их снабжает Запад, а житейские доводы они берут из собственного опыта, из страданий и заблуждений своих народов. При этом не мудрят. Демократический политик – это существо, которому можно верить, можно и не верить, говорят они. А к недемократическому отношение должно быть одно: не верить. Не верить, даже когда он говорит правду. Не верить и не заигрывать с ним, не щадить его, не оставлять недобитым, если уж пришлось окорачивать его силой. Западных людей такая твёрдость озадачивает, но при этом, надо сказать прямо, мы, бывшие советские люди, понимаем их лучше, чем они – нас.

«Уважаемый Анатолий Иванович! По-моему, вы недооценили Суркова, главного идеолога России, назвав его в одной из передач Хлестаковым. Все продумано и схвачено, и расставлены кадры. Вот пример: сайты и Союзы писателей. В руководстве большинства - «бывшие». В конкурсах поэтов теперь участвуют бывшие работники горкомов и райкомов партии – престарелые графоманы. В Кемерово, например, в Союзе писателей Кузбасса один из руководителей - бывший завсектором обкома, теперь атаман местного казачества. На Камчатке в писательском союзе - тоже атаман, националист. Сплошные «патриоты». Эти люди заставляют нас держать языки за зубами, организуют поддержку власти на сайтах и в писательских союзах», - говорится в письме, автор себя не называет, судя по всему, он литератор. Советские остатки действительно стали одной из опор путинизма. Что они нашли в нём своего? Великодержавность и враждебность к Западу. Они решили не замечать, что путинизм валяет с ними дурака. На деле он не болен ни тем, ни другим, но ему нужна их поддержка. Он не верит, что демократия в состоянии удержать Россию в её нынешних границах и в нынешнем положении относительного покоя, - вот и опирается на всё ещё живой и живучий советизм. По-моему, все эти годы Путин боялся, что на честных выборах, без кремлёвской цензуры и пропаганды, всюду победили бы отморозки ещё хуже тех, что выбирает он. Именно это когда-нибудь скажет в своё оправдание.

Пишет заводская «итээровка» предпенсионного возраста: «Держусь этого предприятия, как вошь тулупа. Оно на таких, как я и стоит. ИТР - одни такие тетки. К работодателю у меня негативное отношение. Не своим трудом он заработал доставшуюся ему огромную собственность. Оставил оазис социализма. Без конца производятся идиотские распоряжения в основном об ужесточении дисциплины, ставятся заведомо невыполнимые задания. Кумовство и воровство. Господство ручного труда; станки, оставшиеся от советской власти, давно растащили. Начальство вывозит металл вагонами (из-под носа хозяина!). Ощущение такое, что ему глубоко наплевать на производство. Даже если все полетит в тартарары, он выплывет, а вот мы подохнем. Из впечатлений этого года - празднование дня Советской Армии всем отделом. Собрали с нас, теток, деньги на мужчин. Молодежь устроила сценку в подражание передаче "Давай поженимся". Страшно, что у нашей неглупой молодежи, все-таки в программисты идут не самые тупые, мозги забиты этой дрянью. К счастью, 8 марта я была в отпуске. Большое спасибо за ваши передачи. Придешь на работу - поговорить не с кем. Вроде люди с высшим образованием, а почти все восхваляют советскую власть».
Я понимаю эту слушательницу, сам трудился в советских коллективах. Желание было такое: утром 23 февраля умереть и снова родиться не раньше, чем через сутки. То же – и 8 марта. Ни один из советских праздников так не раздражал. Может быть, потому что эти два праздника очень нравились народу… В письме этой «итээровки» есть часть ответа на вопрос, почему рыночная экономика оказалась не совсем рыночной. Думалось-то как? Неважно, кому достанется собственность, лишь бы скорее она перешла в частные руки. Дальше, мол, свободный рынок всё расставит по местам: плохие хозяева прогорят, их собственность подберут хорошие. Так и было бы, этому ничто не мешало и не мешает, кроме чиновника. Именно он не допустил и не допускает честной конкуренции, из-за него Россия до сих пор не знает такого явления, как нормальное банкротство. И, честно говоря, не очень хочет знать. Нормальное банкротство ведь заставило бы миллионы людей работать не для виду и переучиваться не для виду. Так интересы плохого хозяина роковым образом совпали с интересами плохого работника. Вспомним предыдущее письмо – о засилье остатков совковой номенклатуры, об этих патриотах, чья любовь к России сопровождается глубокой, задушевной ненавистью к Западу с его демократией. За ними – не меньше половины населения. Это и есть то самое гражданское общество, которого, если послушать противников путинизма, в России нет. Есть! В том-то и дело, что есть. Это гражданское общество с помощью Путина одержало историческую победу и теперь, кажется, не знает, что с нею делать. Или Путин с помощью этого гражданского общества одержал историческую победу и теперь не знает, что с нею делать… Скорее все-таки первое. По всему видно, он рассуждал так. И продолжает... Если стать вождём демократической части общества, не удержать ни власть, ни Россию – не удержать её от опасной междоусобицы. Надо опереться на более сильную часть, оседлать более высокую волну. И вот он её оседлал, и десять лет на ней гарцевал, а теперь не знает, что делать. По той простой причине не знает, что совок всё, что мог, уже совершил, - ни с ним уже каши не сваришь, ни он с кем бы то ни было каши не сварит. Волна падает, надо её бросать, а как? И куда потом деться? Ведь человек, представившийся как Сибиряк, вот что пишет, обращаясь к согражданам:
«По опыту перестройки говорю.
Лучшей листовки, чем эта, не найти. Ничего не добавляйте, ничего не удаляйте. Вы никого не ругаете, вы никого не изобличаете, вы никого не обманываете и т.д.
Пусть это за вас делает сам избиратель
Манифест партии «Единая Россия» 2003 года.
«В 2004 году каждый житель России будет платить за тепло и электроэнергию в 2 раза меньше, чем сейчас.
В 2005-ом будет получать долю от использования природных богатств.
В 2006-ом у каждого будет работа по профессии.
В 2008-ом каждая семья будет иметь собственное благоустроенное жилье, достойное третьего тысячелетия.
К 2008 году Чечня и Северный Кавказ станут туристической и курортной «Меккой» России.
К 2010 году будет построена транспортная магистраль «Санкт-Петербург-Анадырь», «Токио-Владивосток».
Автор этого письма напоминает всего-навсего о невыполненных обещаниях. Но есть вещи намного серьёзнее. Сообщают, что Медведеву уже сочинили программу, с которой пойдёт на президентские выборы. Что же в этой программе? Прекратить разгоны демонстраций, отменить цензуру на федеральных телеканалах, не преследовать оппозиционеров, не мешать появлению новых партий, вернуть выборы губернаторов и мэров, окоротить бюрократию, прекратить государственный рэкет – совершить, короче, демократическую революцию сверху. Хорошенькое дело! Раз вы торжественно упраздняете цензуру, вы должны, понурив головы, признать, что она была, а также то признать, что на протяжении десяти лет вы этот отрицали! С прошлым нельзя не рассчитаться. Кто вводил цензуру? Как посмел? Это же нарушение закона, конституции! Как это так: десять лет вызывающе нарушалась конституция – и никому за это ничего? Бесцензурный экран первым делом даст оценку всему, что вы творили. Цензура, скажут, была? Была, сами признаёте. Это против конституции или не против? Против? Значит, это преступление. А раз преступление, должны быть подозреваемые, должно быть следствие, следственные действия, предъявление обвинения, суд… По крайней мере, общественная дискуссия, всенародное обсуждение, как быть с художествами путинизма. Сообщается, что и для Путина готова программа, не только для Медведева. Насколько можно судить, обе программы совпадают в главном: рассчитываем отговориться от неизбежной ответственности за отчётный период. Ведь даже политическая ответственность выражается двумя словами: пошли вон!

О ребятах из научной обслуги, которые заняты этой суетой, подготовкой этих программ - следующее письмо: «Ну, а почему мы так морщимся, когда люди откровенно говорят, что идут на компромисс с властью, как та же бывшая партия Гайдара? Ведь сколько же можно обходиться без компромиссов, сколько можно жить, работать и бороться на уничтожение друг друга?». Это пишет господин Колесников из Кирова, видимо, поклонник губернатора Белых (он был крупным деятелем этой партии). Компромисс – это когда противостоящие друг другу политические силы пусть и не равны, но реальны, то есть, самостоятельны. А в данном случае партия, о которой речь, – не сила, а видимость силы, подделка, и устраивается не компромисс, а видимость компромисса, показуха. Тут не о чем говорить, разве что о том, что людям в Кремле неспокойно – неспокойно и… скучно, как ни странно. Так может быть: неспокойно, даже страшно и вместе с тем скучно. В страхе и от скуки делают пустую работу. Что говорит тот же Гозман, один из вождей партии компромисса, так её назовём, хотя нет ни партии, ни компромисса? «Надо, - говорит, - обсуждать, как жить дальше. В этом обсуждении совершенно спокойно могут принимать участие члены правительства и даже члены тандема, предлагая свои варианты жизни на будущее, при этом оставаясь лояльными своим должностным обязанностям», - закрыть кавычки. Что обсуждать-то, однако? Нужно ли отменить цензуру? А что, тут может быть несколько мнений? Конституция запрещает цензуру – что, нужно обсуждать, полезно ли нарушать конституцию? Или как вышло, что жёны высших чиновников все, как на подбор, сверхуспешные предпринимательницы? Того же Шувалова супруга… Что тут обсуждать? По сути, одно: что делать с мужьями таких богатых жён, да и с самими дамами. И как им помочь расстаться с их миллионами и миллиардами – конфискацией, особым налогом, национализацией? И как вы себе представляете равноправное участие того же Шувалова или самого Путина в обсуждении таких вопросов?! И уж после этого приступать к вопросу, как жить дальше. Только в такой очерёдности вопросов нет фальши, нет увёрток. Понимает это Гозман? Наверняка понимает, учёный же человек. Тогда почему темнит? Кто его знает… Ясно одно: когда начнётся подлинное обсуждение вопроса, как жить дальше, тогда о спецах, сочиняющих сегодня программы для тандема, никто не вспомнит, их голосов никто не услышит.
Письмо из Казахстана: «Пятнадцать лет назад я работал в местных теплосетях дежурным слесарем. Представьте: ночью сижу в тесной, забитой ржавыми железками слесарке. Кругом тишина, только журчит вода в бойлере и шумит ветер снаружи. Читать устал, хочется закрыть глаза, чтобы не видеть резкий свет голой лампочки под потолком. Но вот благодаря полуразбитому приемнику в слесарку входит кто-то с радио «Свобода»… Сегодня у нас и власть, и рядовые граждане привычно играют в игру с названием: «Стабильность, мир и согласие». Конечно, обыватель недоволен ростом цен и тарифов, мздоимством гаишников и чиновников, но в то же время уверен, что ничего не должно меняться настолько долго, насколько возможно. Лишь бы не было хуже. Новая власть-де тоже начнет воровать, так не лучше ли со старыми ворами пока жить? Все будто спят болезненным, тягучим, нескончаемым сном. А проснуться страшно. Когда-то люди стали просыпаться – и началась перестройка, пошли потрясения до самого конца столетия, после чего снова захотелось заснуть. Всё повторяется в этом сне, как на заезженной пластинке. Предсказуемые результаты любых выборов. Бодрые речи, жизнерадостные отчеты и оптимистические обещания по ТВ и в официальных газетах. Упрямое молчание вперемешку с благодушными отговорками в ответ на вопросы недоумевающих и протесты недовольных. Растут цены, дорогие граждане? Ничего страшного, зато войны нет! В общем, невесело жить, несмотря на обилие праздников в календаре. Тревога, как запах гари, плывет по воздуху неизвестно откуда», - пишет наш казахстанский слушатель. Недёшево даётся народам многих стран мысль, что перемена кормчих – это не прихоть бунтарей-одиночек или происки интриганов вокруг капитанского места, а самая законная природная потребность общественного организма, непременное условие правильного развития.
Пишет Виктор Ильяшенко из Белгородской области: «Уважаемый Анатолий Иванович! Двенадцать лет назад, если помните, я предрекал селу Красный Куток печальную участь «Титаника» в том случае, если оно станет на рыночный путь. К счастью, мои пророчества не сбылись. Село не только выжило в новых экономических условиях, но и значительно улучшило демографическую обстановку. В селе на шестьсот жителей имеется тридцать два ребёнка дошкольного возраста. Все пустующие ранее и даже ветхие дома раскуплены и обустраиваются на европейский вид. За эти годы Красный Куток был полностью газифицирован, через все его улицы проложены дороги с твёрдым покрытием, что приятно удивило даже наших гостей из сорок третьего года – солдат бывшего вермахта, которые стояли здесь с марта по август. Сейчас им по восемьдесят шесть лет, а тогда было по восемнадцать. Сегодня в Красном Кутке на триста шестьдесят дворов приходится восемьдесят шесть легковых автомобилей, две «газели», два трактора и один грузовик. Работают три магазина и три кафе, а был один магазин. Спутниковое телевидение, компьютерная техника имеется в большей части сельских домов. Практически у всех всё есть, но все недовольны всем. Даже у будущих миллионеров ностальгия по прошлому. В каждом русском настоящем где-то бродит декабрист. По моему глубокому убеждению, любая «справедливость», придя к власти, сразу же становится несправедливостью. Виктор Ильяшенко. Красный Куток, Белгородская область».
Рад и я за ваше село, господин Ильяшенко. Чем-то царапнуло ваше сообщение, что Красный Куток удостоился похвалы со стороны «гостей из сорок третьего года». Не хочу разбираться ни в своих чувствах и мыслях по этому поводу, ни в ваших, ни, тем более, в чувствах и мыслях ваших гостей…

Последнее на сегодня письмо: «Полноправное включение, интеграция коррупционной системы на ее условиях в глобальные процессы и институты, чего требуют от Запада российские автократы, например, скорее всего, будет вести к распространению коррупции вовне - институциональный подрыв, разложение самих глобальных институтов изнутри, моральной коррупции западных сообществ, бизнеса, политики, и т.д. Это вызов "негативной конвергенции" - экспорта коррупционных моделей и практик из третьего мира в развитый - серьезная угроза, на мой взгляд, потенциально позитивному и устойчивому развитию общей человеческой цивилизации. Весь смысл проекта "Медведев" - это попытка легализовать на Западе капиталы, полученные от распила СССР номенклатурой псевдодемократической России периода Ельцина, а в последствии назначенного им преемником Путина. Такая легитимация и легализация невозможна без коррупции западных стандартов права, бизнеса и политики, общественной морали на самом Западе», - автор этого письма, иными словами, опасается, что путинизм развратит взятками свободный мир. Сверхвзятками. И подарками, сверхподарками. А за это, за сверхвзятки и сверхподарки, Запад, мол, закроет глаза на то, что Большие Русские Деньги – деньги грязные. Такая угроза есть. Запад видит эту угрозу. На что тут можно надеяться? Кремлёвские взятки и подарки, в конечном счёте, невыгодны Западу. Они подрывают там конкуренцию. Об этом пишут. Всех купить и одарить невозможно. Те, кому не хватило от кремлёвских щедрот, недовольны, возмущены, шумят, и западное общество всегда будет на их стороне.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG