Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему эксперты не исключают повторения масштабных лесных пожаров в России


Ирина Лагунина: С приходом весны тема лесных пожаров в России становится все актуальнее: в Подмосковье, где только сходит снег, уже зафиксированы палы травы, а на юге России количество весенних пожаров увеличивается с каждым днем. В эфире РС эксперты рассуждают о том, возможно ли повторение прошлогодней ситуации, когда в результате лесных пожаров сгорели 147 населенных пунктов, 60 человек погибли. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: После масштабных природных пожаров лета 2010 года российская Государственная Дума приняла ряд поправок в Лесной кодекс, направленных на предотвращение природных возгораний. Но эти меры эксперты называют косметическими, так как главные проблемы не решены: не запрещены сельскохозяйственные палы, не возрождена государственная лесная охрана, качество управления лесами во многих регионах остается крайне низким. Перовые лесные палы уже замечены в Подмосковье. Об этом РС рассказал координатор проектов по лесной политике WWF в России Николай Шматков…

Николай Шматков: Суть такая, что зафиксировал пал лично я. К сожалению, у меня печальная слава зафиксировать первый лесной пал в Подмосковье. Это был пал около шоссе, горела полосой трава. Мы, к сожалению, все очень часто наблюдаем это явление, когда ездим весны по дорогам, по полям происходят такие явления, как полосой горит трава. За остается черная выжженная земля, и этот фронт огня движется дальше. Вроде в поле и вдоль дороги достаточно безобидное явление, но как только пал заходит в лес, как только он касается леса, тут может произойти большая беда. Где-то половина лесных пожаров начинаются именно с перехода огня с брошенных земель, с пустырей, с полей, и это очень часто распространенная причина особенно весенних пожаров. Пожары эти возникают по разным причинам. Тот конкретный пал, который я видел, первый весенний пал в Подмосковье, он, видимо, произошел из-за того, что около поселка кто-то жег мусор, огонь просто ушел в бурьян, в траву сухую.

Любовь Чижова: Как нужно реагировать на вот этот весенний пал? Что может сделать обычный нормальный человек, который проезжает мимо и его видит?

Николай Шматков: Вы знаете, я ехал с семьей, о работе не думал, но я все-таки остановил машину и вызвал пожарную охрану. То есть я позвонил 01, объяснил, где я вижу огонь и в принципе дождался. Приехали они достаточно быстро, это было рядом с городом, это было где-то минут через 15. Может быть не я первый остановился и вызвал, но тем не менее, делать надо именно так. Потому что от такой шалости, от такой небрежности очень недалеко до беды, когда будет гореть лес, когда могут загореться дачные поселки, которые часто окружены бурьяном, старой высохшей травой и так далее. Особенно опасны вот эти палы из-за того, что у нас после прошлогодних пожаров в лесах, возле дорог очень много погибших деревьев, которые в результате пожаров, в результате ледяного дождя погибли, поломаны. Сейчас едем по Подмосковью, все это наблюдаем – изломленный лес. Все это дополнительная пожарная опасность.

Любовь Чижова: Николай, как вы думаете, после прошлогодних катастрофических лесных пожаров российские власти сделали какие-то организационные выводы, что будет этим летом?

Николай Шматков: Вы знаете, власть отреагировала, конечно. Меняется законодательство, внесены определенные поправки в том числе и в Лесной кодекс. Но к сожалению, сказать о том, что в этом году что-то изменится с организационной точки зрения, сказать сложно. Потому что эти поправки в законодательство играют немножко на будущее, то есть к ним нужен бюджет, нужны подзаконные акты и так далее. И сразу в этом году, а может быть и в следующем, к сожалению, с точки зрения законодательства отреагировать будет сложно. Единственная надежда на то, что готовность к лесным пожарам повышенная. Потому что губернаторы понимают, что если произойдет такая же катастрофа как в прошлом году пожарная, то он может и кресло потерять, а кресло губернатора дорогого стоит. Но сказать, что у нас возрождена государственная лесная охрана, что действительно в лесу появился лесник, сторож, хозяин леса – нет. Вроде законодательная база создана, а денег нет опять-таки. Проблемы, к сожалению, сохраняются. Поэтому надо надеяться на дождливое лето, к сожалению. Обычно летом хочется тепла и солнца, а этим летом лучше дождик, чтобы не горели.

Любовь Чижова: Это был координатор проектов по лесной политике WWF в России Николай Шматков. Власти обещают, что прошлогодней катастрофической ситуации с лесными и природными пожарами не повторится. Еще зимой об этом говорил заместитель председателя правительства Московской области, руководитель комиссии по чрезвычайным ситуациям Василий Громов…..

Василий Громов: Конечно, все вопросы, которые касаются подготовки к пожароопасному периоду, они находятся при самом пристальном внимании правительства Московской области и главного управления МЧС по Московской области, которое, собственно говоря, основной удар и приняло на себя летом 2010 года. И то, что происходило на территории области летом 10 года, нас, естественно, не устраивает, и мы стараемся предпринять все усилия, чтобы 2011 год нам не преподнес таких же страшных уроков, как преподнес нам 2010 год при пожарах в лесах и на торфяниках на территории Московской области. И у нас программа имеется по обводнению территорий торфяных болот и торфяников, которые находятся на территории Московской области, и недопущения возникновения очередных пожаров.
Первые шаги, которые мы должны предпринять и предпринимаем в отношении выполнения этой программы – это организация снегозадержания на тех территориях, которые должны быть в дальнейшем обводненные. Мы готовимся еще к тому, чтобы если будут возникать очаги пожаров, как можно быстрее их обнаружить и ликвидировать, чтобы у нас не было тех проблем, которые были летом 2010 года, когда стоял смог над Москвой, когда трудно было дышать, когда люди использовали марлевые повязки для того, чтобы уберечь свое здоровье. Поэтому эти вопросы постоянно находятся в центре внимания правительства Московской области.
И хочу сказать, что у нас по программе закупок новой техники губернатором выделено около 500 миллионов рублей для того, чтобы мы могли улучшить парк той техники, которая боролась с пожарами в 2010 году, где-то она была повреждена, где-то использовала свой моторесурс, пришла в негодность. И соответственно, мы сейчас будем закупать новую технику для того, чтобы пополнить парк тех машин, которые обязаны участвовать в ликвидации пожаров в лесах и на торфяниках.

Любовь Чижова: Говорил заместитель председателя правительства Московской области Василий Громов. Весенние палы в Подмосковье только начинаются, а на юге России природные пожары набирают обороты. Гринпис в России организовал экспедицию в южные регионы страны, чтобы помочь местным жителям в тушении пожаров. О пожароопасной обстановке в России говорит руководитель волонтерской программы Гринпис, эксперт по пожарам Григорий Куксин…

Григорий Куксин: Палы опасны несколькими вещами. Во-первых, они сами по себе опасны как любой другой пожар, потому что нередко в них не только страдают природные территории, там и гнезда птиц, которые сейчас гнездятся, начинают гнездовье, горят лесные полосы, лесные посадки. Но эти пожары еще опасны для людей, опасны для населенных пунктов. Каждый год у нас именно от весенних пожаров сгорает огромное количество в том числе населенных пунктов и гибнут люди ежегодно. Сейчас от этих пожаров очень сильно пострадали территории Астраханской области, Приморья.

Григорий, как российские власти относятся к весенним палам, как на них реагируют?

Григорий Куксин: К сожалению, это категория пожаров, которую игнорируют в течение последних многих лет всеми силами. Это категория пожаров, за которую явным образом никто не отвечает, за их обнаружение и тушение. И по большому счету власти пытаются скорее скрывать эту проблему, замалчивать ее, не обращать на нее внимания. Хотя именно от этих пожаров возникает подавляющее большинство и лесных пожаров, и страдают населенные пункты.

Любовь Чижова: Я знаю, что вы сейчас находитесь в экспедиции, которая как раз посвящена ранним весенним природным пожарам. Расскажите о ней подробнее.

Григорий Куксин: Задача экспедиции так же, как и в прошлом году, это вторая экспедиция, которая проходит через южные регионы нашей страны, через центральную часть России. Мы отправились в конце марта в Астраханскую область, и начав с берегов Каспийского моря, с дельты Волги, мы продвигаемся на север вместе с волной лесных пожаров, первых пожаров, которые горят по многим регионам нашей страны. Естественно, мы помогаем в тушении особенно ценных природных территорий, заповедников, национальных парков, природных парков. Мы помогаем с подготовкой в регионах, то есть мы обучаем работников заповедников, обучаем добровольческие группы, обучаем местное население. И конечно, привлекаем внимание, информационную работу ведем по привлечению внимания к этой проблеме. Потому что сейчас настолько разобщены, настолько нескоординированы службы, практически никто не занимается этой проблематикой. И уже сейчас начинаются лесные пожары от травяных полос, уже уничтожаются населенные пункты. Но мы очень надеемся сейчас помочь регионам с подготовкой, проверить, как была готовность регионов к пожароопасному сезону, который фактически уже наступил, идет по стране. Естественно, оказываем помощь там, где это возможно, в тушении.

Любовь Чижова: Что показывает практика, кто чаще всего или что чаще всего служит причиной этих пожаров?

Григорий Куксин: Практически везде человеческий фактор, то есть это поджоги или неосторожное обращение с огнем. К сожалению, есть традиция выжигания, которая с каждым годом все сильнее. Поля зарастают, сухие остатки невостребованы, сено, солома остаются на полях, практика сжигания с каждым годом получает все большее распространение. Есть огромное количество мифов о том, что это полезно зачем-то, якобы плодородие улучшается, якобы трава зеленая быстрее растет. Это все неправда, это мифы. В реальности эти пожары наносят исключительный вред и сельскому хозяйству, на самом деле любому хозяйству, которое ведется на этой территории, потому что органика уничтожается, она не возвращается в почву. И угроза, естественно, для людей, для населенных пунктов, на здоровье людей очень большая. Плюс влияние на климат. Лесные пожары являются основной причиной потепления Арктики, потому что так называемый черный углерод летит от наших пожаров как раз на север и оседают на льдах Арктики. И одна из сложных категорий пожаров в том числе из-за того, что за них никто не отвечает. Населенные пункты прикрыты охраной пожарной, лесные массивы более-менее защищены лесохозяйственных организаций, а вот открытые пространства, на которых возникают самые простые на самом деле в тушении пожары, но самые многочисленные, они не охвачены никакой системой предупреждения тушения, от них открещиваются все, кто могут, всеми силами и это приводит к возникновению более тяжелых, более опасных пожаров.

Любовь Чижова: Григорий, после катастрофического лета прошлого года власти пообещали, что примут меры, вернут в леса лесников и подобных лесных и природных пожаров больше не будет.

Григорий Куксин: К сожалению, ничего сказать не могу. Все изменения, которые произошли в законодательстве, они исключительно косметические. То есть формально требование вернуть лесную охрану выполнено, то есть функции по охране лесов на бумаге появились, но возложили их на нескольких людей, которые занимаются лесным контролем, которые физически все равно в лесу не оказываются, по крайней мере, не оказываются достаточно, чтобы пожар обнаруживать, тем более тушить. Это исключительно бумажные изменения. Готовится огромное количество разных новых нормативов, нормативно-правовых актов, касающихся лесных пожаров, но практически все это сделано для того, чтобы была более красивая отчетность. То есть безумные и непрофессиональные вещи делаются. Те средства, которые выделены, во-первых, недостаточны, во-вторых, тратятся на закупку тяжелой техники, которые нужны для ликвидации последствий скорее или для тушения катастрофически крупных пожаров, но совершенно не годятся для профилактики, для работы на ранних стадиях, когда пожары легко и просто можно потушить с минимальным ущербом. Поэтому скорее всего будем гореть, скорее всего будем гореть тяжелее, чем в прошлом году, если хоть сколько не повезет с погодой, лето будет сухое и теплое. И запасы прошлогодние мертвой сухой древесины после прошлого лета, и полнейший развал охраны лесов от пожаров, почти ничего лучше ничего не стало.

Любовь Чижова: Рассказывал эксперт по пожарам, руководитель волонтерской программы Гринпис Григорий Куксин. По данным Минрегионразвития России, ущерб от прошлогодних лесных пожаров оценивается в 85 с половиной миллиардов рублей. 60 человек погибли, сгорели 147 населенных пунктов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG