Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
14 апреля в Московском Доме музыки будет показан спектакль "Я боюсь любви". Впервые постановка, выполненная в технике документального театра, перенесена на большую сцену.

Пьеса "Я боюсь любви" написана Еленой Исаевой в технике verbatim ("дословно") и поставлена режиссером Григорием Катаевым для Театра.док.

– Автор собирает реальные материалы, реальные интервью, разговоры со знакомыми, с приятелями, - объясняет Григорий Катаев. – Потом, минимально обрабатывая, автор выстраивает из этого условный сюжет. И получается такой документальный текст. На самом деле, меня как режиссера и меня как зрителя мало волнует – реальный, документальный ли это материал или это вообще изобретено, придумано. Важно, чтобы это было сильно по форме, по смыслу…

– Считается, что в документальном театре "актеры не играют", но во всех спектаклях заняты профессиональные артисты. В "Я боюсь любви" - сборная команда из разных московских театров.

– Мне кажется, что лозунг "театр, в котором не играют" – лукавый. Театр – это всегда игра. Но люди, которые его предложили, имели в виду, что играют не фальшиво. Само пространство не дает большой возможности для артистов фальшивить.

– Но 14 апреля спектакль вы будете играть на сцене Московского международного дома музыки, а это уже совсем другая история.


– Это не только проверка спектакля на возможность существования в другой пространственной среде, но и попытка преодолеть какие-то сложности спектакля. Называется "Я боюсь любви", и самое главное слово там – "боюсь". Вот об этом страхе, о страхе что-то изменить в своей жизни, о страхе доверия другому человеку. Об этом для меня наш спектакль и этот текст.

– Текст Елены Исаевой больше похож на лирический монолог, чем на пьесу.

– Это, конечно, набор лирических монологов, но я предложил определенный сюжет. Встречаются два человека – он и она, знакомятся на концерте, возникает какая-то симпатия, интерес друг к другу. Это стоит того, чтобы дальше продолжать отношения или нет? Мне хотелось, чтобы сюжет и смысл были менее буквальны. Герои этого сочинения – это обобщенные персонажи. Любовь здесь тоже как некая лакмусовая бумажка. Они боятся что-то изменить в своей жизни. Вообще, как кто-то замечательно сказал, самое страшное, что мы можем сделать, это не менять ничего в своей жизни. Надо решаться на что-то, надо действовать. Ты будешь ошибаться, безусловно, и будет больно, и ты будешь причинять какую-то боль невольно - так будет происходить, да; но будет и что-то прекрасное. Ведь это путь, который мы проходим. Эта пьеса – о любви, о личных отношениях; она о том, что люди готовы жить вместе, спать вместе, – но быть друг от друга на каком-то расстоянии, человечески не подпускать друг друга слишком близко. Это одна из тем нашего спектакля. Вот этот страх изменить свою жизнь.

При этом наш спектакль немножко не в формате "дока": кроме документальности происходящего, есть еще некий поэтический образ. Так как я не театральный режиссер, а кинорежиссер, мне хотелось сделать этот спектакль как фильм, окунуть его в звуки и в шумы сегодняшнего дня. Этот спектакль –42 сцены, короткие сцены: когда вы едете в машине и смотрите из окна, то видите какие-то сюжеты на улице, – но машина едет дальше, жизнь идет дальше. И в этом смысле спектакль, мне кажется, кинематографичен. Ритм жизни, смена кадров, смена мест действия, смена звуков, смена атмосферы, смена дыхания…

* * *
Сам Григорий Катаев свою жизнь менять не боится: как художник-постановщик он закончил Школу-студию МХАТ, второе, режиссерское, образование получил во ВГИКе, в мастерской Марлена Хуциева, но снимал не игровое кино, а документальное (его фильм "Наум Коржавин: портрет эпохи" был в телевизионном прокате). На работе с Еленой Исаевой как будто сошлось все: театр, режиссура, документалистика и даже кино.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG