Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономист Леонид Заика - о финансах в Белоруссии


Директор центра "Стратегия" Леонид Заика

Директор центра "Стратегия" Леонид Заика

Как указывают обозреватели в Минске, трагедия в метро парадоксальным образом поможет белорусским властям найти средства на решение первоочередных финансовых проблем.

В последние недели в стране возник ажиотажный спрос на потребительские товары первой необходимости, прежде всего – импортные. Не хватает валюты, курс белорусского рубля понизился до 3100 за американский доллар. Срочный кредит, за которым Белоруссия обратилась к российскому руководству, в обстановке, когда братский народ пострадал от террористического акта, скорее всего, будет предоставлен. Так считает минский экономист, директор центра "Стратегия" Леонид Заика:

– По ассортименту, конечно, набор товаров в Белоруссии стал меньше. Особенно это касается импортных товаров, овощных и плодовых товаров. Сейчас свободная или, скажем, более-менее доступная конвертация относится только к товарам критического импорта – это энергоресурсы и лекарства. Пострадали другие валютные товары – апельсины, яблоки, груши, ананасы, бананы, капуста, морковь и прочие. Ассортимент стал уменьшаться. Это понятно, потому что торговые компании не могут сейчас свободно или достаточно конвертировать заработанные рубли.

Среди населения возник ажиотажный спрос на сахар и на подсолнечное масло. У нас основная часть растительного масла импортируется, и опять же возникли трудности с конвертацией валюты. То есть компании, которые закупали подсолнечное масло и сахар в достаточном количестве, теперь столкнулись с определенными трудностями.

– А есть ли ажиотажный спрос на товары длительного пользования - бытовую технику, электронику и так далее?

– Такое возможно только в тех случаях, если люди обладают наличными накоплениями в достаточной степени. Если в семье приходится свыше 500 долларов доходов на человека, они могут. Такое уже было – товарная форма запаса происходила в 1990-х годах, когда люди не могли конвертировать рубли в доллары и просто покупали товары, чтобы сохранить значение своего рубля.

– Возник ли черный валютный рынок?

– Я бы так не сказал. Конечно, люди стараются найти какие-то более-менее удачные варианты размена денег. Что касается больших сделок коммерческих компаний, то там, конечно, уже стали обменивать доллар по 4 и даже по 5 тысяч белорусских рублей – это безналичный курс. Возникает множественность курса. При ограничении предложения иностранной валюты и при отсутствии возможности более-менее грамотной девальвации такие вещи происходят.

– Почему возникли сложности с валютой? Почему республике не хватает финансовых средств?

– В январе 2010 года средняя зарплата была 330 долларов, а уже в декабре, в соответствии с планом повышения благосостояния, она составила 500 долларов. То есть за всю историю - с времен Иисуса Христа до начала прошлого года - белорусы научились зарабатывать только 330 долларов, а к концу года они сразу увеличили свои доходы на 170 долларов в рублевом эквиваленте. В общем-то, из всего этого результат простой: рубли есть, а долларов нет.

–Я верно вас понимаю, что Александр Лукашенко или белорусские власти раздали населению побольше денег, чтобы поменьше было выступлений, поменьше политического недовольства?

– Конечно. Но в данном случае была сделана странная вещь. Александр Лукашенко мог бы не предпринимать такое большое повышение зарплат. Был кризис кругом, в соседних странах, в Литве вообще в это время урезали зарплаты и пенсии. А у нас был выбран вариант исполнения желаний.

– Чем это грозит сейчас экономике страны? Насколько я понимаю по вашим словам, прежде ведь такие ситуации уже случались. Как власть справлялась с такими проблемами?

– С этими проблемами справлялись через девальвацию, через достаточно жесткие меры по экономии. На месте премьера я бы заявил всенародно, что зарплата всех членов правительства уменьшается на 50 процентов, нужна экономия. К тому же, очевидно, придется все-таки прибегать к мощной финансовой помощи соседних стран, в частности России. А также, я думаю, придется отказаться от многих государственных программ. Я бы их практически все закрыл, кроме программ по развитию детей. Если у нас ВВП растет на 7 процентов в год, то зарплата не должна расти на 50 процентов в долларовом эквиваленте. Это безумие! Это просто подтверждает то, что отсутствие элементарных представлений об экономических законах ведет к колоссальным проблемам и психологическим травмам населения.

– Кредит, на получение которого из России рассчитывает сейчас официальный Минск, оговаривался заранее или необходимость его стала очевидна в последнее время в связи с этими валютными трудностями?

– Нет, он, конечно, не оговаривался. Дело в том, что Белоруссия уже неплохо позаимствовала у Валютного фонда. А потом другие, частные долги и прочее. Половина ВВП у нас уже составляет этот долг примерно. Поэтому у России больше брать ничего не хотели. И отношения белорусских и российских лидеров были такие, что там уж не до денег.

Поэтому ничего не планировалось, каких-то специальных переговоров не было. Съездил министр финансов Белоруссии, встретился с Алексеем Кудриным, тот его, как школьника, так сказать, выставил на экзамен, типа привези план ваших реформ. Что там требовать от министра финансов Белоруссии каких-то реформ, каких-то особых действий? Ну и в итоге возникла такая ситуация. После взрыва Белоруссия оказалась потерпевшей, а потерпевшим славянские страны обычно помогают.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG