Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Футбол как зона риска


Бруно Алвеш, игрок "Зенита"

Бруно Алвеш, игрок "Зенита"

"Формула стагнации" российской футбольной сборной. "Росгосстрах" подает в Арбитражный суд Москвы иск к РФПЛ. "Зенит" сознательно нарушает регламент чемпионата страны, не боясь штрафа, – и получает технической поражение. Эти темы активно обсуждается в российской спортивной прессе.

Василий Уткин в статье на сайте Sports.Ru пытается вывести "Формулу стагнации" российской футбольной сборной.

Мне бы не хотелось ограничиваться эмоциональными высказываниями о сборной и ее проблемах. Трусцой – по ранее высказанным тезисам, в сухом остатке и с удовольствием – как по открытому морским отливом песку.

Уверен, что сборной необходимо искать нового тренера. Причина такой постановки вопроса в том, что команда явно деградирует, при этом главный тренер считает, что до окончания отборочного турнира как минимум команда не должна существенно меняться. На мой взгляд, это красноречиво свидетельствует, что главный тренер Адвокат не понимает тех проблем, с которыми столкнулась команда, а потому с благодарностью должен быть отпущен восвояси.

Уверен, что для такого решения самое время, поскольку до летнего перерыва сборной осталось провести только один домашний матч – дома с соперником, уступающим в классе. Российский сезон только начинается, и если параллельно станет ясно, что сборная меняет направление развития – это мотивирует как ее старожилов, так и потенциальных новичков, и в этой ситуации удастся избежать единственной возможной беды в домашней игре с Арменией: недооценки соперника, недостаточно серьезного отношения к результату.

Дальнейшие игры состоятся только через полгода. Этого времени спокойно выбранному новому наставнику должно хватить, чтобы не допустить провала и решить посильную задачу.

А теперь о главном. Что, собственно, хотелось бы обсудить как проблему национальной сборной и национального же футбола в данный момент времени. По большому счёту, выводы, которые мы делаем из практики сборной в последний год, зависят от точки зрения – что мы ставим во главу угла: приемлемый результат – а он приемлем как таковой на данный момент – или же динамику развития команды, ту игру, которую она показывает. При этом точку зрения в общем-то можно выбрать произвольно. Я думаю, игра – а я думаю, результат! Да что вы со своим результатом, важно, как играем... Да что вы со своей игрой, мы в отборе – его главное пройти!

И так – пока не надоест.

Знаете, дело немного в другом. Вовсе нет нужды выбирать исходную точку зрения методом тыка. В зависимости от настроения или ещё от чего. Вот об этом и хочется поговорить.

Ни для кого не секрет, что сборная страны в данный момент тесно увязана с ведущим клубом страны. Речь идет о "Зените". Это вряд ли нуждается в обосновании. Мало того – учитывая то, сколько раз так или иначе, вскользь или развернуто, Сергей Фурсенко, бывший руководитель "Зенита", а нынешний – РФС, развивал мысль о базовой команде сборной, о том, что успехи отечественного футбола практически всегда бывали связаны именно с тем, что есть базовая команда, припоминая киевлян Лобановского, – очень нетрудно понять, что связь "Зенита", понимаемого как флагман нашего футбола, и сборной является в определенном смысле программной.

Например, фактически об этом недавно говорил телекомментатор Геннадий Орлов в одном из интервью, когда, отвечая на вопрос о некоей привилегированности "Зенита" в российском футболе, заметил, что в прежние времена сильнейших игроков собирали "Спартак", или ЦСКА с "Динамо" (хотя это больше про хоккей), или Киев – а теперь вот, да, пришла очередь "Зенита". А в том, что нет более близкого "Зениту" журналиста, чем Геннадий Сергеевич, сомнений ведь нет.

Между прочим, он прав. Действительно, в нашей истории полно примеров, когда тот или иной клуб, получив особенный доступ к власти (механизм разнится в зависимости от исторического периода, но это в данном случае неважно), стремился с большим или меньшим успехом вступить со сборной в родство, стать ее основой, получив так или иначе в свое распоряжение ведущих игроков. И это бывало со "Спартаком", и с ЦСКА, и с Киевом – да, совершенно верно, во всем многообразии нюансов, успешности и скандальности. Но проблема оказывается вовсе не в этом.

Интересно другое: иногда это ведет к успеху, а порой – нет. Вот в чем интересно разобраться.

Давайте поставим вопрос ребром. В чем разница между киевским "Динамо" восьмидесятых и "Зенитом" десятых? В контексте понятия "базовый клуб"?
Очень примечательно, что проблемы "Зенита" сейчас тоже очень похожи на проблемы сборной. Он демонстрирует стабильно только свой средний уровень, а на сверхусилия не способен (во всяком случае, это показывает спортивная практика)

Она довольно проста и принципиальна. Она, мало того, зеркальна. Киевское "Динамо" в середине 80-х собрало – причем после довольно долгих мучений – весьма дееспособную команду. Собрало очень разными способами – там были и уже не очень молодые игроки, пришедшие из ниоткуда (как Иван Яремчук), там были игроки, о которых казалось, что их потолок давно известен (как Игорь Беланов), там были талантливые игроки из динамовского дубля, подготовленные клубной системой (как Павел Яковенко), там были и игроки, давно находившиеся в клубе и прожившие с ним разные фазы развития – от Демьяненко до Блохина, лучшего нападающего страны десяти последних лет.

И вот они, собранные тренером-харизматиком, объединенные в команду, объединенные некоей концепцией, самым естественным образом стали той основой, точечно усиленной, которая в ближайшие три-четыре сезона представляли собой одну из самых грозных сил на континенте.

С "Зенитом" же происходит обратное. Будучи самым богатым клубом страны, "Зенит" имеет возможность пригласить к себе практически любого игрока, который ему может потребоваться.

Как бы ни хотелось думать, что "Зенит" с его блестящим евроуспехом 2008 года тоже является командой, приведшей в российский футбол некую концепцию игры и затем естественно ставший основой сборной – это не так. Адвокат – вовсе не харизматик, он крепкий профи. Главное, впрочем, не в этом даже, а в том, что он не удержался в "Зените", так или иначе нити управления были им потеряны – в силу обстоятельств, о которых тоже можно спорить, но в нашем разговоре они неважны. Одно это убивает любой разговор о базовой команде и основе ее игровой концепции.

Я хотел бы подчеркнуть, что эта ситуация объективна. Если в стране один клуб значительно богаче других, если при этом действует лимит легионеров в той форме, в какой он существует у нас, и при этом есть дефицит качественных игроков местного происхождения – такая ситуация рано или поздно сформируется. В графе "клуб" тут может быть любое название, и я предостерегаю болельщиков от ее эмоциональной оценки.

Нам важно понятие базового клуба и его соотношение со сборной. Потому что мы о сборной говорим. И вот что получается: эти две истории – одна про то, как клубная команда осуществляет некий игровой прорыв и становится основой сборной, а другая – про то, как клуб, имеющий особенные возможности, объединяет в своем составе сильнейших национальных игроков – являются, если мы посмотрим на историю нашего футбола, не чем иным, как стадиями. Стадиями развития. А вернее, дорогой от развития к стагнации и утрате позиций.

Сам Лобановский, между прочим, утверждал не раз, и в его книге "Бесконечный матч" этому посвящено несколько страниц, что при самой квалифицированной методике подготовки и совершенной тактике, увы, команда, способная добиваться больших задач, живет недолго – года три-четыре. Потому, что утрачивается мотивация. Находясь в советской системе ценностей, обобщая, собственно, в этой книге свой опыт советского времени, Лобановский признавался, что исхода из этого положения не видит.

Его сборная периода 86-88 годов – это развитие, это путь наверх. А вот когда, став, по сути, рулевым всего футбольного процесса в стране, когда его слово было практически непререкаемым в футболе СССР, Лобановский начинает пытаться уже с помощью сборной собрать в своем "Динамо" ведущих игроков, которых ему на какой-то позиции недостает – это признак стагнации, за которой немедленно следует упадок. В 90-м году сборная терпит крах на чемпионате мира, и новая команда создается фактически из новых игроков чуть ли не поголовно.

Можно вспомнить и другие случаи, когда клуб имел возможность поверх чужих голов собирать необходимых игроков. Это ЦСКА примерно того же периода; опираясь на закон о всеобщей воинской повинности, армейцы тогда собрали в команде практически всю молодежную сборную СССР – а она, между прочим, играла в финале молодежного Евро и полуфинале чемпионата мира. Поколение было сверхталантливое! Это тоже был обратный процесс: особенные возможности собрать у себя уже лучших. И ничего у ЦСКА не получилось. Так и болтался клуб между первой и высшей лигой несколько лет.

Это применимо и к романцевскому периоду в сборной. Когда Спартак открывал кадры и питал ею национальную команду, происходил прогресс. Когда, наоборот, игроки, засветившиеся в сборной, выбирали "Спартак" из совершенно понятных интересов – начинался откат.

Так что, как видите, какой именно клуб ни встает в этакую "спарку" со сборной, процесс один. Важен не он сам; важна его стадия.

И причины ясны. Тут ведь ноль мистики. Всё кроется в понятии мотивации. Если приглашение в сборную тебе так или иначе гарантировано... Нет, конечно, у каждого отдельно взятого человека свои особенности, в том числе и профессионализма, в том числе и мотивации. Но в целом – если так (в силу имени, статуса или клубной принадлежности) – немедленно начинается упадок.

Именно это мы и видим сейчас в соотношении "Зенит" – сборная страны. Дублер, три года проведший на лавке, наконец закрепляющийся – только закрепляющийся! – в основе, немедленно получает вызов в сборную, в то время как представители других клубов могут ждать его годами. Мы сейчас с вами говорим вовсе не о таланте Алексея Ионова, я от души желаю ему всяческого успеха – а о том, что эта история не может быть воспринята другими претендентами в сборную иначе. Она может быть воспринята только так: перейди в "Зенит" – будет у тебя все.

Откуда взяться конкуренции? Откуда взяться мотивации? Неоткуда.

Причем совершенно не важно, какой смысл, кто и каким именно образом вкладывает в это, как ни крути, привилегированное приглашение в сборную. Важно – как это воспринимается. А это как раз совершенно однозначно.
Очень примечательно, что проблемы "Зенита" сейчас тоже очень похожи на проблемы сборной. Он демонстрирует стабильно только свой средний уровень, а на сверхусилия не способен (во всяком случае, это показывает спортивная практика). И даже на критическую самооценку – не способен: это, конечно, восхитительно, когда, проиграв 0:3, игроки команды говорят – пусть некоторые, это неважно – что играли не хуже. Это же просто невероятно, и говорит не более чем о состоянии умов.

Мы в стадии стагнации.

Пока она ещё не является неуправляемой.

Если мы хотим развиваться, это просто надо понимать и действовать, исходя из этого. Как? Создать условия для новой, в разы большей конкуренции во всем. Систему в ее нынешнем виде держат связка "Зенит" – сборная" (я ещё раз напоминаю слова не кого-нибудь, а Геннадия Орлова, которые прямо об этом), и лимит на легионеров, который ставит лучших российских игроков фактически в положение неприкасаемых.

Стоим.

* * *

Игорь Рабинер в газете "Спорт-Экспресс" пишет о том, что бывший титульный спонсор чемпионата России – компания "Росгосстрах" – подала в Арбитражный суд Москвы иск к РФПЛ на сумму 616 175 000 рублей

В начале – официальные комментарии сторон.

Пресс-служба "Росгосстраха": "Иск подан в связи с тем, что "Росгосстрах" не удовлетворен выполнением со стороны РФПЛ обязательств по договору о спонсорстве в рамках проведения чемпионата России по футболу. Претензии касаются целого ряда нарушений действующего договора. Сумма иска связана с большим количеством случаев нарушения условий договора. При этом условия применения штрафных санкций предусмотрены договором".
Масштабы правовой непродуманности, окружающей нынче российский футбол и его власти, все больше поражают воображение

Президент РФПЛ Сергей Прядкин: "Мы извещены о претензиях "Росгосстраха". Будем разбираться, договариваться. Знаю, что у "Росгосстраха" есть претензии в части непоказа ряда матчей в прямом эфире по Первому каналу и телеканалу "Спорт", но мы старались это компенсировать. К тому же вряд ли есть вина премьер-лиги в том, что телеканал "Спорт" перестал существовать. Уверен, что в любом случае мы найдем общий язык с нашим партнером".

В приведенных цитатах сразу обращает на себя внимание извинительная интонация обычно жесткого и категоричного главы РФПЛ. "Старались компенсировать", "вряд ли есть вина премьер-лиги" – формулировки не юридические, скорее бьющие на жалость. В чем же прокололась лига, почему так велика – более 20 миллионов долларов! – сумма иска?

– Сумма иска исчислялась нами в строгом соответствии с условиями договора, – сказал руководитель департамента по связям с общественностью "Росгосстраха" Андрей Бирюков. – Причем речь идет об их невыполнении или неполном выполнении нашим партнером только в 2010 году. Подобные проблемы возникали в течение всего срока действия контракта, но прежде их удавалось совместно разрешать в досудебном порядке. На сей раз – не удалось.

– То есть сначала вы пытались договориться полюбовно?

– Разумеется, претензии были выставлены раньше, чем иск.

– Какой была реакция РФПЛ?

– Без комментариев. Результат налицо.

Еще одна фигура, которая могла бы пролить свет на случившееся, – бывший коммерческий директор РФС Петр Макаренко, поскольку футбольный союз являлся третьей стороной договора с "Росгосстрахом". Но он также оказался краток.

– Это большая и неоднозначная история, в которой есть и правота "Росгосстраха", и в то же время объективные вещи, которые лига не могла сделать. Говорить о том, что все однозначно и кто-то на сто процентов прав, а кто-то – виноват, я бы не стал. Истина, как обычно, лежит где-то посередине, а ее выяснение, на мой взгляд, будет тянуться очень долго.

"Росгосстрах", уже будучи партнером РФС, стал титульным спонсором чемпионата России летом 2006 года. В прессе сообщалось, что тройной контракт между РФС (получившим 10-15% суммы), РФПЛ (85-90%) и страховой компанией был подписан на пятилетний срок. Если так, то он должен был завершиться не зимой, а летом 2011 года.

– Не досрочное ли прекращение контракта входит в сумму иска? – спрашиваю г-на Бирюкова.

– Нет. Заметьте, наша компания во всех комментариях придерживалась формулировки "почти на пять лет". В действительности срок был ближе к четырем с половиной годам. Так что дело не в этом.

А в чем же? Я побеседовал с экспертами, находящимися в курсе дела, но предпочитающими не раскрывать свои имена. И выяснилось вот что.

Контракт, заключенный в 2006 году, с финансовой точки зрения был прорывом в российском футболе. По убеждению моих собеседников, сумма в 10 миллионов долларов в год, которую выплачивал премьер-лиге "Росгосстрах", на первых порах являлась для России неслыханной и была куда выше объективной стоимости нашего футбольного продукта на тот момент. Тогда даже суммы в миллион долларов вызывали у потенциальных спонсоров смех.

Но "Росгосстраху", как компании рыночной, заинтересованной в каждом частном клиенте (для сравнения – СОГАЗ работает только с корпоративными клиентами), такая реклама была очень нужна, и компания шла на траты. Однако некоторых нюансов, связанных с традициями российской жизни, страховщики не учли.

В любом таком контракте две важнейшие вещи – рекламные возможности и сохранение эксклюзивности по товарной группе. В случае с "Росгосстрахом" – отсутствие соглашений с другими страховщиками. Но ряд клубов, в частности – "Зенит" и "Локомотив", такие соглашения имел (питерцы – как раз с СОГАЗом) и соответствующие баннеры на стадионах выставлял. Недавно Сергей Фурсенко обмолвился, что это вызывало проблемы. Теперь ясно какие.

Возникли они и с телевидением: по некоторым данным, телеканал "Спорт" еще до ребрендинга, зато после известного конфликта 2007 года с "НТВ Плюс" (того самого, когда в ситуацию в пользу "Спорта" вмешался "рядовой болельщик"), почувствовав административную поддержку, отказался выполнять ряд рекламных обязательств перед "Росгосстрахом". Эти данные, правда, не сходятся с тезисом г-на Бирюкова о том, что претензии компании касаются только 2010-го, ведь в прошлом году в эфир выходил уже не "Спорт", а "Россия-2". Но то, что телевизионные претензии являются одними из главнейших, – очевидно.

Проблемы копились, и после прошлого сезона руководство РФПЛ по логике вещей должно было сесть за стол переговоров с "Росгосстрахом" и их разрешить. Но отложило все на потом, что и закончилось обращением в суд. На что при этом рассчитывали в лиге – непонятно. Ведь вскоре произошло еще одно важнейшее событие.

– Если бы "Росгосстрах" по сей день оставался титульным спонсором чемпионата России, такой иск был бы возможен? – спрашиваю Бирюкова.

– Особо подчеркну, что данный иск никак не связан с прекращением действия контракта.

Напомню, что срок соглашения между "Росгосстрахом" и РФПЛ 31 декабря прошлого года завершился, и лига решила его не пролонгировать, отдав предпочтение СОГАЗу. При этом не сказать, что сумма резко возросла: "Росгосстрах" платил 10 миллионов долларов в год, СОГАЗ, если разделить 60 миллионов на 4,5 года, - 13,3.

Проблема не в самом факте смены генспонсора, а в том, как это было сделано. "Росгосстрах" более чем за полгода (что подтверждают слова Прядкина в интервью "СЭ" от 7 июля 2010 года: "Да, "Росгосстрах" вышел с новыми предложениями еще два месяца назад") выразил желание продолжить сотрудничество. Но, по данным моих собеседников, после окончания сезона ему даже не предложили по-участвовать в тендере, где в открытой борьбе кошельков определился бы новый спонсор.

"Росгосстрах", как мне рассказали несколько источников, был поставлен перед фактом: мол, в ваших услугах не нуждаются. Тендера не было, и это стало для компании неприятной неожиданностью. Хотя, учитывая, что СОГАЗ относится к империи "Газпрома", для которой не является чужим и президент РФС, удивляться этому вряд ли стоит.

Но не стоит удивляться и ответному удару "Росгосстраха". Там, конечно, никогда не признаются, что именно обида на футбольные власти послужила поводом для обращения в суд. Страховая компания и без этой обиды имела основания судиться с РФПЛ. Но, пока она была спонсором, до этого не доходило, а теперь – дошло.

Поговаривают, что глава "Росгосстраха" Данил Хачатуров с учетом того, что с его детищем поступили не по-человечески, настроен бескомпромиссно. По данным экспертов, в связи с этим избежать суда РФПЛ будет сложно, и как минимум на половину указанной в иске суммы "Росгосстрах" имеет основания рассчитывать. Впрочем, объективно об этом могут судить только те, кто обладает всей полнотой информации.

Ничего невероятного в судебном споре, конечно, нет. Но масштабы правовой непродуманности, окружающей нынче российский футбол и его власти, все больше поражают воображение.

* * *

Скандал с "доморощенным" игроком, которого "Зенит" не заявил на игру с ЦСКА, обнаружил лазейку в регламенте для нечестных клубов – пишет сайт "Газета.Ру".

Заслуженное наказание в виде технического поражения и штрафа не снимает многих вопросов. Что говорить, если даже в сильнейшем клубе страны, который позиционирует себя и как лучший в плане менеджмента, допустили оплошность, и в конечном итоге она может даже стоить чемпионского титула.

И не было ли это возможной диверсией, о чем заставляют задуматься слова защитника ЦСКА Сергея Игнашевича.

"Очень странное наказание за такое нарушение. Мы вот боремся с договорными играми, но ведь гипотетически любой клуб может сдать игру, нарушив это правило. Может быть, инспектору матча, если он ответственен за прием предматчевых протоколов, стоит напоминать клубу о санкциях?" – заявил Игнашевич на своем официальном сайте. И действительно, что может быть проще: не заявил российского игрока 1990 года рождения или моложе – и отдал сопернику три очка. В таком случае можно и на поле биться, не разыгрывая спектакль: результат будет предрешен.
Вседозволенность "Зенита" давно переходит все границы, а как может быть иначе, если вице-президентом РФС является глава "Газпрома", а чемпионат в премьер-лиге носит имя газпромовского страховщика?

По информации "Газеты.Ru", после матча глава "Газпрома" Алексей Миллер негодовал и требовал расправы над теми, кто не умеет считать до шести, и теми, кто не может разобраться с годами рождения футболистов. В итоге крайним сделали начальника команды Владислава Радимова, который в понедельник был уволен со своего поста. Отныне Радимов будет работать только в тренерском штабе.

Беда российского футбола в том, что здесь постоянно происходят ситуации, на которые нет ответа в регламенте либо он позволяет двоякую трактовку. Похожая ситуация с "Зенитом" двухгодичной давности, когда Дик Адвокат выпустил на поле лишнего иностранца, а виновной была назначена судейская бригада, не привела к техническому поражению питерцев, потому что мера наказания в этом регламенте не прописана. Вот и сейчас вдруг обнаружилось, что благая в целом норма, которая позволяет попадать в заявку на матч молодым игрокам, а за ее нарушение прописано конкретное наказание в виде технического поражения, вдруг оказалась с подвохом. А вдруг "Зенит" решил отдать матч ЦСКА, к примеру, за Суперкубок? Бредовая в целом идея тем не менее, учитывая мизерную степень доверия общества к отечественному футболу и его руководителям, наверняка найдет своих почитателей.

Арбитр с инспектором не могут запретить клубу нарушить регламент и не вписать в протокол доморощенного игрока, и в этом и есть лазейка.

Обращает на себя внимание, что судья Игорь Егоров до начала встречи ясно сказал представителям "Зенита", что за нарушение регламента клуб поплатится техническим поражением. Об этом сказал сам Егоров. Однако реакции со стороны питерской команды не последовало, хотя, казалось бы, что может быть проще: впиши в заявку "доморощенного футболиста" и играй спокойно. "Молодой" мог при этом даже не присутствовать на матче.

В блиц-интервью телеканалу "Россия-2" всегда корректный Лучано Спаллетти вдруг сорвался на журналистов, обвинив их в том, что они не знают регламент и учат его жить. А на пресс-конференции итальянец и вовсе признал, что нарушал регламент умышленно, думая, что ему грозит лишь штраф. Дескать, игра столь важна для "Зенита", что включать молодняк ради какого-то регламента Спаллетти посчитал лишним. После чего запутался окончательно, заявив, что столько времени проводит в работе с командой, что выучил регламент чуть ли не наизусть, а затем сослался на юристов клуба, которые ему сказали: можно отделаться лишь штрафом. Хотя норма "доморощенного" футболиста настолько проста, что никакой помощи юристов здесь не нужно, разве что переводчик бы потребовался, и для этого вполне сгодился бы Игорь Симутенков.

Если же Спаллетти действительно "подставили" юристы, этот отдел следует не просто расформировать, а объявить имена болельщикам клуба, чтобы те разобрались с нерадивыми сотрудниками по-свойски.

Но в любом случае Спаллетти сознательно шел на нарушение регламента, и вопрос переходит в этическую плоскость.

Интересно, как сочетается с Кодексом чести тот факт, что тренер одного из клубов, причем иностранец, решает наплевать на регламент, публично высказав недовольство одной из его норм. И демонстративно нарушает этот самый регламент, заявляя, что лучше заплатить 200 тысяч штрафа и допустить явное нарушение правил. К сожалению, на втором году работы в "Зените" и Спаллетти, ранее удивительно корректный с журналистами и коллегами без намека на высокомерие, почувствовал себя "хозяином" российского футбола, человеком, который под прикрытием "Газпрома" и его неисчерпаемых финансовых и административных возможностей может попрать регламент. Хотя срыв Спаллетти, не исключено, связан с последними результатами клуба, вылетом из Лиги Европы и грядущими переменами в собственной карьере.

Вседозволенность "Зенита" давно переходит все границы, а как может быть иначе, если вице-президентом РФС является глава "Газпрома", а чемпионат в премьер-лиге носит имя газпромовского страховщика?

При этом назначенного сверху вместо нейтральной и всех устраивающей компании, что в итоге довело РФПЛ до суда. Кто знает, возможно, в воскресенье был устроен масштабный показательный процесс, целью которого является показать общественности, что даже "Зенит" обязан подчиняться правилам. Тем самым руководители российского футбола продемонстрировали, что "правила одинаковы для всех", как сказал Сергей Фурсенко, и в будущем претензии к действующему чемпиону страны будут рассматриваться именно через призму "объективности".

Становится понятным, почему происходят постоянные скандалы и на "Петровском", где расизм и нетерпимость к соперникам стали уже стадионной аурой: ведь штрафы никого не пугают, а нарушители остаются инкогнито. Руководители клуба подают пример своим болельщикам, давая понять, что любой штраф для них – ничто, и можно совершать любое деяние, учитывая, что дисциплинарный кодекс РФС в плане поведения болельщиков размыт настолько, что как раз здесь и есть раздолье для зенитовских юристов.

И ведь вряд ли кто-то из болельщиков будет подавать жалобу на руководство клуба, которое своими безответственными действиями лишило пришедших на стадион людей зрелища, за которое были заплачены немалые деньги. Все было предрешено до матча. Даже если "Зенит" и Спаллетти и правда не знали о возможном техническом поражении, представление на "Петровском" заведомо было второсортным. Незнание закона, как известно, не освобождает от ответственности.
XS
SM
MD
LG