Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Светлана Калинкина – о теракте в Минске


Светлана Калинкина

Светлана Калинкина

Независимые обозреватели в Белоруссии критически восприняли заявления президента республики Александра Лукашенко о том, что теракт в минском метро раскрыт. Почему белорусская власть так поторопилась с заявлением о раскрытии преступления?

Об этом - шеф-редактор минской независимой газеты "Народная воля" Светлана Калинкина:

– Честно говоря, внятной версии обвинения я пока не слышала. Обвинения звучат все время разные. Один силовик говорит, что это действия ненормального одиночки, другие – что это экстремистские силы, и в том числе оппозиция. Главное – непонятно, что и кому хотели доказать организаторы этого страшного преступления.

– По каким политическим причинам Лукашенко необходимо очень быстро заверить народ в том, что преступники уже обнаружены и скоро будут наказаны?

– Для белорусов главное достижение власти – то, что Беларусь мирная страна, людей не взрывают, войны нет. По этой причине я категорически не поддерживала версию, согласно которой власти этот взрыв выгоден. Белорусы могут терпеть голод, холод, отсутствие валюты, сахара, масла в магазинах – но чтобы все было тихо и спокойно. И когда случилась эта страшная трагедия, конечно, Лукашенко надо было делать все возможное, чтобы найти виновных и объяснить, что же произошло. Были уже в Беларуси взрывы: в 2005 году в Витебске, в 2008 в Минске, но виновные не были найдены, и этот вопрос все время звучал, все время обсуждался. Тут надо было предпринять нечто чрезвычайное, чтобы доказать, что власть сильна, – и найти преступников.

– Есть тут, на ваш взгляд, политико-технологический, что ли момент? Лукашенко подвергают критике за диктаторские, авторитарные методы правления. У сильного лидера должны быть сильные, компетентные спецслужбы. Если они в течение суток или двух раскрывают такое преступление, значит, критика в адрес Лукашенко не имеет под собой основания.
Сильные спецслужбы не допустили бы такого теракта в принципе. Лукашенко это понимает, и именно поэтому вечером в день трагедии он прямо сказал своим силовикам на экстренном совещании: виноваты мы

– Здесь, честно говоря, все двойственно. Сильные спецслужбы не допустили бы такого теракта в принципе. Лукашенко это понимает, и именно поэтому вечером в день трагедии он прямо сказал своим силовикам на экстренном совещании: виноваты мы. Это уже сейчас пропаганда отыгрывает ситуацию назад, но любому здравомыслящему человеку понятно, что в стране, где нет оснований для религиозной, национальной розни, в которой нет террористических организаций, подобное преступление – это просто какой-то невероятный прецедент, говорящий об очень сильном проколе силовиков.

– Насколько, на ваш взгляд, обоснованно белорусская оппозиция сейчас опасается нового витка репрессий со стороны власти?

– Это прямые указания главы государства, он так понимает ситуацию, он так, видимо, улучшает свой имидж. Он по-прежнему ищет врагов. Образно говоря, пропагандисты хотят забрызгать оппозицию кровью. Поэтому, я думаю, что в идеологическом плане будет делаться все возможное, чтобы в головах как можно большего числа людей это страшное происшествие было идеологически связано с противниками президента. Но насколько вообще по следствию, по уголовному делу можно оппозицию притянуть к этому делу, мне сказать очень сложно, потому что мы пока вообще не знаем, кто задержан. Я думаю, если бы эти люди имели хоть какое-нибудь отношение к структурной оппозиции, это, видимо, уже давно прозвучало бы – и из уст главы государства, и по телевидению.

– Как вы считаете, будет и может ли эта трагическая история иметь какие-то существенные политические последствия для развития Беларуси? Или этот очередной барьер власть Александра Лукашенко преодолеет?

– Я думаю, что этот сюжет навсегда войдет в историю – что при Лукашенко прозвучали взрывы в метро. Мало кто в Белоруссии в самом дурном сне мог представить, что такое может произойти в нашей стране. Эмоциональное напряжение перешло все грани, и я не думаю, что власть после этого происшествия укрепится.

– Откуда, кстати, эта психологическая уверенность белорусов в собственной безопасности?

– В Беларуси рядом все время жили и живут до сих пор, абсолютно не враждуя, семьи православных, католиков, иудеев и мусульман. Это, в отличие от многих других стран, вообще никогда не становилось предметом каких-то конфликтов. Такая толерантность к другой точке зрения, к другой вере, к другой национальности – это отличительная черта белорусов. Белорусы не агрессивны ни религиозно, ни политически. И то, что происходит сейчас в нашей стране, абсолютно чуждо белорусскому менталитету. Когда пройдет шок, я думаю, очень многие люди будут искать ответ на вопрос - как же так получилось, что это произошло, что внутри страны начался поиск врагов, что начали звучать взрывы, что с соседями мы никак не миримся.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG