Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

15 лет Беловежским соглашениям о роспуске советского Союза


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Кирилл Кобрин : Исполнилось 15 лет Беловежским соглашениям, которые поставили точку в истории СССР. 8 декабря 1991 года в Беловежской пуще лидеры России, Украины и Белоруссии Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич заключили договор о роспуске Советского Союза. О том, как сегодня относятся к этому событию российские политики и общественные деятели мой коллега Данила Гальперович.



Данила Гальперович: В 1969 году тогда диссидент, а сейчас бы его назвали политологом, Андрей Амальрика писал: "Я не сомневаюсь, что эта великая восточно-славянская империя, созданная германцами, византийцами и монголами вступила в последнее десятилетие своего существования. Как принятие христианства отсрочило гибель Римской империи, но не спасло ее от неизбежного конца, так и марксистская доктрина задержала распад Российской империи, Третьего Рима, но не в силах отвратить его". Работа Андрея Амальрика называлась "Просуществует ли Советский Союз до 1984 года?". Тогда советский диссидент не знал, что в своем вопросе-прогнозе он ошибся всего лишь на 7 лет.


Нынешнее российское руководство уже дало свое определение распаду СССР. В одном из публичных выступлений Владимир Путин назвал это событие «крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века». Этим настроением прониклись многие российские политологи, лояльные Кремлю. Например, директор Института политических исследований Сергей Марков полагает, что лидеры Советского Союза не пользовались достаточной поддержкой народа и, как говорят в сводках дорожных происшествий, не справились с управлением.



Сергей Марков: Легитимность советских органов власти была значительно меньше, чем республиканских, поскольку они были выбраны на полтора года раньше, и в условиях стремительного революционного развития это имеет огромное значение. Кроме всего прочего, Михаил Сергеевич Горбачев побоялся идти на свободные выборы всенародные и тем самым снизил легитимность такого института, как президент СССР, что в дальнейшем не позволило ему опереться на достаточный политический авторитет.



Данила Гальперович: При этом Сергей Марков убежден, что внешний заговор с целью развала Советского Союза, о котором много говорят любители конспирологии, не существовал. На самом деле, все было наоборот.



Сергей Марков : Внешнее влияние не является определяющим. Мы прекрасно видели, что влияние Соединенных Штатов Америки, Евросоюза было позитивным для Советского Союза. Они не подталкивали к распаду СССР. Более того, постоянно посылали сигналы и руководству России, и руководству Украины, других республик о том, что вы должны поддерживать лояльность к Горбачеву. Мы не хотим никакого распада. Известно выступление в Киеве президента Джорджа Буша и других. Не надо это внешнее влияние преувеличивать. Мы Советский Союз развалили сами.



Данила Гальперович: Сейчас практически все известные российские политики, вторя Кремлю, говорят о своих сожалениях по поводу исчезновения Советского Союза. Однако заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин напоминает, что заключение Беловежских соглашений тогда поддержала, прежде всего, российская политическая элита.



Владимир Жарихин: На юбилейных передачах на телевидении, во многих статьях опять муссируется, что три мужика собрались, и они развалили Советский Союз. Но на самом деле точку в существовании Советского Союза поставил именно российский парламент, который через два дня ратифицировал это соглашение, причем против голосовало, как известно, шесть человек. Сейчас примерно половина Верховного Совета РСФСР претендует на то, чтобы быть среди тех шести. Будем говорить откровенно и прямо, Советский Союз развалила Россия.



Данила Гальперович: И, тем не менее, для многих экспертов очевидно, что СССР сам сделал слишком много для того, чтобы развалиться. Говорит директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов.



Дмитрий Орлов: По данным даже советской статистики, в 1982 году экономический рост в СССР прекратился. Ну, сначала, при Андропове, некоторыми административными усилиями, потом - кредитными программами в машиностроении была несколько уже на излете взнуздана дряхлеющая система, и рост несколько увеличился, но потом он снова практически прекратился. Система, конечно, была самоедской и малоэффективной. Носил объективный характер распад, и от этого мы никуда не уйдем.



Данила Гальперович: Более того, если поднять факты, то оказывается, что во второй половине 1991 года республики СССР были связаны с Москвой не экономикой, не политикой, а только одним - боязнью силовых акций в ответ на прямые заявления о независимости. Руководитель исследовательской группы "Меркатор" Дмитрий Орешкин на примере среднеазиатских республик рассказывает, что, как только стало ясно, что такие акции проводить некому, местное начальство моментально почувствовало себя хозяевами положения.



Дмитрий Орешкин : И уже 22-го молчавшие региональные элиты, не чаявшие о себе вообще ничего, что они могут всерьез руководить этими территориями, вдруг ощутили себя независимыми. Боялись только силового, на самом деле, воздействия, что приедут люди из ЧК, заберут и из Ташкента сразу отправят в Сибирь. Так вот, когда стало понятно, что ЧК ничего из себя не представляет, а это стало понятно 22-го числа, в тот же день секретарь туркменского республиканского Комитета партии товарищ Ниязов объявил о переводе всей собственности Советского Союза, всех предприятий, под суверенную руку Туркменистана.



Данила Гальперович: А как же по поводу роли, которую сыграли в заключении Беловежских соглашений и, следовательно, в развале СССР главы России, Украины и Белоруссии - Борис Ельцин, Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич? Дмитрий Орешкин цитирует бывшего украинского президента, и оказывается, что российский лидер в конце 1991 года думал не о потере, а о приумножении территории России.



Дмитрий Орешкин : Тот же Кравчук в своих воспоминаниях пишет, что его Ельцин все время нагибал и пытался сделать... согласиться на федерализм в составе России. А он говорил - нет, только конфедерализм, то есть этот термин употреблялся.



Данила Гальперович: Сейчас политологи гадают, что если бы три лидера договорились о конфедерации, то Советский Союз остался бы на карте мира. Однако проверить это уже невозможно, а весь европейский опыт 90-х годов говорит об обратном - страны бывшей Югославии, Чехия и Словакия - все хотели размежеваться окончательно без всяких конфедераций. Кажется, недаром тот же Владимир Путин назвал СНГ механизмом цивилизованного развода республик бывшего СССР - без образования Содружества развод мог бы получиться диким.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG