Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В российские колонии ежегодно поступают тысячи граждан без паспорта


Программу ведет Кирилл Кобрин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Евгения Назарец.



Кирилл Кобрин : В Свердловской области опубликован специальный доклад регионального уполномоченного по правам человека «Человек без паспорта». Около двух тысяч человек ежегодно освобождаются из свердловских исправительных колоний без каких-либо документов и без возможности получить паспорта на воле. Многие из них до суда имели советское гражданство, теперь не нужны ни России, ни новым независимым государствам. С подробностями екатеринбургский корреспондент Радио Свобода Евгения Назарец.



Евгения Назарец : Уполномоченный по правам человека в Свердловской области Татьяна Мерзлякова утверждает, что только на территории этого региона сегодня находятся 12 тысяч человек без документов, эти люди освободились из мест лишения свободы. Ежегодно из колоний выходят еще по две тысячи граждан без гражданства, у них есть только имя, которое, вполне возможно, они выбрали себе сами.



Татьяна Мерзлякова : 2 тысячи человек, прошедших школу уже какую-то преступную. Есть такой Калугин. Он уверяет, что он был в Алапаевске. Но никто не может найти. Мы его считаем человеком без гражданства. Он отбывает сейчас опять наказание. Ему так проще жить. Он не получит российского гражданства, потому что у него тяжкая судимость. Он не получить российское гражданство, потому что он ВИЧ-инфицированный по нашему закону. И мне говорят, вы хотите дать им российское гражданство? Но я-то бью тревогу по той причине, что не легализованный человек с тяжкой судимостью, ВИЧ-инфицированный человек, в принципе, опасен для общества.


Виктория пришла в 6-ю колонию без паспорта. Уверяет, что никогда в жизни она его не получала. Были ли свидетельства о рождении - тоже не знает. Рассказала, где она родилась. Никто и никогда не регистрировал в эти годы рождение ребенка под этим именем, под той фамилией, которую она называет. Я не возьму на себя ответственность - дайте этой гражданке паспорт на это имя. Я не уверена, что эти люди не захотят совершить преступление даже просто от безысходности.



Евгения Назарец : В период смены паспортов бывшие заключенные выходили на свободу без документов массово - 9 тысяч человек. Но то был вопрос финансирования и организации, его решили на региональном уровне. Теперь люди без документов поступают в колонии. Проверка уполномоченного по правам человека показала - только в одной из свердловских колоний сейчас 600 таких заключенных, еще десять лет назад 6 осужденных без паспорта - было ЧП.



Татьяна Мерзлякова : Для нас уже становится страшным первый вопрос - кого мы судим? Мы называем, в данном случае, все суды. Мы надеемся, что будут какие-то сделаны выводы самими судьями. Я советовалась с очень старыми судьями, советовалась со старыми работниками спецотделов от колоний. Все говорили - этого быть не может, потому что не может быть. Почему следователь передает дело в суд? Почему суд ведет дело? Почему колония принимает человека, у которого нет гражданской принадлежности? Или на каком-то этапе исчез документ? Или...



Евгения Назарец : С этим «или» следовало бы разобраться прокуратуре, считает Татьяна Мерзлякова. Аппарат уполномоченного по правам человека в Свердловской области как-то пытался найти следы одного исчезнувшего паспорта. След потерялся на следствии. ГУВД области ответило, что этот сотрудник уволился из органов.



Татьяна Мерзлякова : В своем докладе я не сделала на это акцент и, тем не менее, у меня вызывают такую тревогу такие письма как: "Я нахожусь в местах лишения свободы. Меня в это время ищет налоговая инспекция и просит выплатить налоги за фирму, которая зарегистрирована на мое имя, по моему адресу, но я в жизни никогда не в состоянии был создать такую фирму". Выясняем - он сидит без паспорта.



Евгения Назарец : Уголовно-исполнительная система до сих пор пожинает плоды распада СССР. Это касается не только осужденных в советское время на большие сроки и теперь выходящих на свободу, но и уроженцев Советского Союза, которые просто вовремя не озаботились оформлением российского или какого-либо другого гражданства. С тех пор, как они стали преступниками, их проблемы стали еще и государственными.



Татьяна Мерзлякова : Иностранный гражданин он, как правило, наш человек по происхождению, а мы его депортируем, потому что он иностранный гражданин, не получивший российского гражданства. Просидели как депортированные без паспортов, без документов, и их те государства не приняли. Мы их вернули к себе и отпустили на свободу без всего.



Евгения Назарец : Сейчас в Свердловской области освобождены из тюрем и колоний около 400 граждан несуществующего государства СССР. Но в российские колонии ежегодно поступают тысячи «беспаспортных», уверена уполномоченный по правам человека в Свердловской области. Только таких подростков в одном регионе в этом году 123. Татьяна Мерзлякова констатирует, что все множество силовых и компетентных структур абсолютно бесполезно в сложившейся ситуации, но все-таки рекомендует в своем докладе попытаться создать межведомственную комиссию. Ее коллеги из других регионов таких докладов не писали, потому региональный уполномоченный по правам человека надеется «увлечь» проблемой свердловских депутатов Госдумы.




XS
SM
MD
LG