Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Переназначение Валентины Матвиенко губернатором Петербурга


Виктор Резунков: 6 декабря губернатор Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко отправила президенту Владимиру Путину заявление с просьбой о досрочном сложении своих полномочий и переназначении на пост главы города. Ответ пришел незамедлительно, уже 7 декабря утром Владимир Путин предложил своему полпреду по Северо-западному федеральному округу Илье Клебанову провести предусмотренные федеральным законодательством процедуры для наделения Валентины Матвиенко полномочиями губернатора Санкт-Петербурга. Уже к вечеру того же дня Илья Клебанов сообщил о том, что он провел встречу с представителями общественных организаций города, которые единодушно поддержали кандидатуру Валентины Матвиенко. Так быстро Владимир Путин не доверялся еще никому из губернаторов.


Что стоит за решением Валентины Матвиенко переназначиться губернатором Санкт-Петербурга? Почему Владимир Путин столь быстро выразил свое доверие? Может ли реализоваться кремлевский сценарий «Валентина Великая», и Валентина Матвиенко стать преемницей Владимира Путина? Об этом мы и поговорим сегодня.


В Петербургской студии Радио Свобода политический обозреватель газеты «Петербургский Час-пик» Дмитрий Мотрич, редактор рубрики «Власть» газеты «Деловой Петербург» Андрей Жуков и на связи из Москвы генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.


Нашим слушателям мы предлагаем ответить на вопрос: представляете ли вы себе на посту президента России Валентину Матвиенко?


Я предлагаю послушать обзор последних публикаций о том, почему именно сейчас, почти за год до истечения полномочий, Валентина Матвиенко решила переназначиться губернатором.



Диктор: «Путин доверился Матвиенко. Губернатор пойдет на выборы» - так озаглавлена статья интернет-издания «Фонтанка.Ру». «Ответ от президента, согласно законодательству, должен был придти в течение семи дней, но Владимир Путин доверился губернатору в ускоренном режиме, уже на следующий день после того, как Валентина Матвиенко обратилась к нему с заявлением о сложении полномочий и постановке вопроса о доверии, - отмечает корреспондент «Фонтанки». - С какой целью губернатор сделала этот решительный шаг? Возможно, Матвиенко могли подвигнуть к этому действительно веские причины. Таких, по большому счету, две, и обе связаны с объявленными выборами в Законодательное собрание. Менее вероятное – желание застраховаться от возможных неожиданностей 11 марта. Следует признать, что больших неожиданностей случиться не должно. И будущий состав Законодательного собрания, наверняка, так же бы одобрил кандидатуру Валентины Ивановны на пост губернатора, как одобрил его и нынешний депутатских корпус. Наиболее вероятный сценарий – переназначившись сейчас, губернатор получает высший политический мандат на решение в рамках избирательной кампании. Такой мандат гарантирует независимость от возможного давления со стороны сил, заинтересованных в результате выборов. И главное, вновь назначенная Валентина Матвиенко может повести «единороссов» в Законодательное собрание», - заключает «Фонтанка.Ру».


«Валентина Матвиенко совместила выборы с назначением», - это уже статья в «Коммерсанте» . В ее переутверждении местные политики не сомневаются, расходясь лишь во мнениях о том, чем вызвана подобная инициатива. Одни полагают, что платой за новый срок станет согласие губернатора возглавить партсписок «Единой России» и на мартовских выборах в городской парламент. Другие, напротив, уверены, что доверие президента позволит госпоже Матвиенко занять в ходе этой кампании более независимые позиции. По сведениям «Коммерсанта», питерское руководство «Единой России» активно уговаривает госпожу Матвиенко возглавить список партии на выборах в Законодательное собрание. Поддержка губернатора крайне необходима «единороссам» для противовеса «Справедливой России», которую на выборы поведет ее лидер спикер Совета Федерации Сергей Миронов. Оппоненты «Единой России», наоборот, надеются на неучастие госпожи Матвиенко в партийных делах, считая, что для Санкт-Петербурга было бы полезнее, если бы губернатор сохранила нейтралитет.



Виктор Резунков: Итак, мой первый вопрос участникам нашей встречи. Почему именно сейчас Валентина Матвиенко обратилась к президенту с просьбой о досрочном сложении своих полномочий и переназначении на пост губернатора Санкт-Петербурга? Давайте послушаем, что в Москве думают по этому поводу. Здравствуйте, Алексей. Ваше мнение?



Алексей Мухин: В Москве думают, как вы выразились, довольно простые вещи. Дело в том, что до выборов в Законодательное собрание еще есть время, и Валентина Матвиенко, мы полагаем, обязательно примет участие в этом мероприятии, скорее всего, на стороне партии власти. Вот самый главный вопрос – какой партии власти? Потому что у нас их сейчас пока две. Возможно, будет и три. Что касается самого молниеносного блицкрига на Москву с целью переназначения Валентины Ивановны, то в Москве полагают, что это местная северо-западная разборка между полномочным представителем президента и губернатором Санкт-Петербурга. Дело в том, что Валентине Ивановне срочно понадобилось утверждение собственных полномочий, причем на самом высоком уровне. Полагаем, что это связано с некими бизнес-проектами, которые связаны с развитием региона. И противоречия, которые возникли между группой Клебанова и группой Матвиенко, потребовали от Матвиенко именно таких действий. Путин здесь продемонстрировал то, что Валентина Ивановна ему гораздо более ценный кадр, чем Клебанов.



Виктор Резунков: Дмитрий, есть вопросы?




Дмитрий Мотрич

Дмитрий Мотрич: Мне очень понравилась высказанная Алексеем мысль насчет того, что какой партии власти. Я как раз об этом и задумался. Мне кажется, нельзя исключить вариант, что Валентина Ивановна выступит на стороне «Справедливой России». Поскольку в Питере как раз состоится репетиция федеральных выборов, и здесь впервые в полной мере будет опробована эта борьба «нанайских мальчиков», которую нам пытаются выдать за политическую жизнь в стране. Поскольку на фоне «Единой России» «Россия Справедливая» пока не очень-то мышей ловит и вряд ли она успеет развернуться к марту, к выборам в Законодательное собрание, то очень может быть, что как раз хорошим ходом было бы, если бы их поддержала Валентина Ивановна, и тогда, пожалуй, было бы некое между «нанайскими мальчиками» равновесие. Тогда «Справедливая Россия» сразу бы поднялась до уровня «Единой», если не больше.



Виктор Резунков: Андрей Жуков, ваше мнение?




Андрей Жуков

Андрей Жуков: Я хочу высказаться по поводу бизнес-версии, которую озвучил эксперт из Москвы. Мне кажется, что здесь тоже есть определенные основания думать, что бизнес-составляющая повлияла. В первую очередь, мне кажется, мог повлиять проект строительства небоскреба «Газпром-сити», потому что мы анализировали в редакции, ни один из тех проектов, которые предлагает действующая городская власть, не вызывал такого резонанса, как именно проект строительства «Газпром-сити». Если мы вспомним проект «Балтийская жемчужина» - да, что-то говорили, пошумели, но в целом одобрили. То же самое «Морской фасад» на Васильевском острове. А здесь и культурная общественность выступает против, и уже ЮНЕСКО посылает письма в правительство с просьбой прокомментировать ситуацию. И как раз Валентина Ивановна на днях говорила, что проект пока не готов, нечего шуметь. А вот к октябрю, когда полномочия закончатся, проект, скорее всего, уже будет готов, и повод для шума будет. Так что я тоже допускаю, что это тоже могло повлиять.



Виктор Резунков: Алексей, здесь, в Петербурге политическая роль Ильи Клебанова, полномочного представителя по Северо-Западному федеральному округу, видится с большим трудом. На самом деле, существует мнение, что в последнее время в особенности Илья Клебанов не играет вообще почти никакой роли. Неужели вы думаете, что его противостояние с Валентиной Матвиенко достигло такого уровня, что в это должен был вмешаться президент Владимир Путин и защитить Матвиенко?



Алексей Мухин: Нет, Валентина Ивановна не нуждалась в защите, ей необходимо было для других групп влияния, в том числе московских, подтвердить степень доверия Путина к ней лично. Тем более, как уже коллеги упомянули, «Газпром-сити» - проект весьма чувствительный для первого лица. Мы полагаем, что после того, как он оставит свой президентский пост, именно система «Газпрома» будет его вотчиной. Что касается влияния Клебанова, то из Москвы тоже не просматривается высокая ее степень. И скорее его пост воспринимается как некая синекура. Тем не менее, Илья Клебанов играет большую роль в некоторых бизнес-проектах на Северо-западе. Это факт. Собственно, противоречия, которые возникли между ним и губернатором, видимо, и служат основанием для такого конфликтного фона. Конечно, он не носит острый характер. Собственно поэтому Путин довольно оперативно отреагировал, потому что для принятия такого решения не понадобилось много времени, для того, чтобы разобраться что к чему.



Виктор Резунков: Скажите, пожалуйста, а Илья Клебанов вчера встречался с общественностью Санкт-Петербурга. Встреча, кстати, была назначена за несколько дней, как сообщает сегодня «Коммерсант». То есть это явно была разработанная операция. И Илья Клебанов сказал, что он собирается тоже обратиться по поводу доверия к нему к Владимиру Путину. Что вы думаете, что это за жест такой?



Алексей Мухин: Это подтверждает версию, которую я высказал здесь, что это личный конфликт двух политиков. Видимо, в одном гнезде им усидеть очень трудно, и поэтому они ищут благосклонности федерального центра так или иначе, в той или иной форме. Я полагаю, что Илья Клебанов, возможно, ему надоел государственный пост, на котором он ничего не значит, либо значит мало, как мы полагаем. И он ищет какие-либо пути отхода, возможно, в бизнес-сферу.



Дмитрий Мотрич: Не кажется, что это вообще начинает попахивать каким-то откровенным уже маразмом? То есть нормально, что губернаторы спрашивают подтверждения своих полномочий и доверия у президента. Но почему это должен делать представитель президента – человек, назначаемый президентом напрямую? Ну, это уже просто идиотизм какой-то. Так каждый чиновник будет уже подавать президенту запрос о том, доверяет ли ему Владимир Владимирович.



Виктор Резунков: Ну, это по закону. По закону так и должно быть. То есть сама Матвиенко не может обратиться к президенту, а представитель президента по закону обращается к президенту с предложением переназначить губернатора.



Дмитрий Мотрич: Нет, я имел в виду, что вопрос Клебанова, доверяет ли ему президент.



Виктор Резунков: Здесь уже вопрос, видимо, лично относящийся к Клебанову.



Андрей Жуков: Я хочу сказать, что информация о том, что Клебанов покидает свой пост, уже возникала. Причем на моей памяти уже раза два.



Виктор Резунков: По-моему, даже больше. После всех скандалов в Ямало-Ненецком округе.



Андрей Жуков: Кстати, недавно, буквально я слышал в обзоре прессы, что Клебанов уходит чуть ли не в правительство на пост вице-премьера. Но правда, вряд ли, думаю, что он вернется на этот пост. Но то, что его куда-то пытаются пристроить, такая информация периодически проходит.



Виктор Резунков: Алла Павловна из Москвы, мы вас слушаем.



Слушатель: То, что Валентина Ивановна Матвиенко на посту главы государства Российского – это весьма реальный проект, который может быть нам предоставлен. И для основной массы людей женщина во главе государства – это очень привлекательная перспектива. Но я хочу сказать, что Валентина Матвиенко – это верный Санчо Панса для господина Путина. Я очень хорошо помню, когда был принят закон о монетизации, который должен был вводиться в действие с 1 января, так Валентина Матвиенко уже на следующий день выпустила указ об отмене бесплатного проезда с компенсацией буквально копеек за это. Поэтому я бы заклинала российских зрителей не прельщаться на женщину-президента в лице Валентины Матвиенко.



Виктор Резунков: Алексей, у нас к вам вопрос, скажите, что вы думаете по этому поводу? По вашему мнению, не может быть тот факт, что сейчас так быстро Владимир Путин согласился на переназначение Валентины Матвиенко, является своеобразным повышением ее статуса в политической жизни?



Алексей Мухин: Владимир Владимирович Путин, безусловно, испытывает большую степень симпатии к Валентине Ивановне, но быстрота говорит как раз об обратном. Дело в том, что Путин, как всегда, взвешенно подходит к принятию решений, тем более таких важных, как спокойствие на Северо-западе государства. Та оперативность, безусловно, говорит о том, что ему все ясно, а не о том, что он как-то выделяет Валентину Ивановну среди других претендентов на престол. Сам проект назначения Валентины Ивановны преемником носит все более и более умозрительный характер.



Виктор Резунков: Сергей из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Я заранее прошу меня простить уважаемых петербуржцев и Владимира Владимировича. На самом деле, роль Клебанова намного выше. Столкнули «Газпром» из Сибири на Северо-Запад. А почему его размещать на территории бывшего завода? А почему бы не сделать «Газпром-сити» под городом? Там это будет по делу. А что «Газпром-сити» будет в Питере – это на Московском вокзале что ли поставить там, где вывеска Санкт-Петербург, рекламу «Газпром-сити». Что еще можно из этого сделать? А там уже широкий системный проект. И не так уж беспочвенны опасения каких-то групп, что «Газпром-сити» может переместиться с этого острова куда-то в новое место?



Виктор Резунков: Дмитрий Мотрич, вы считаете, что возможно? Сейчас компания, насколько мне известно, проводит межевание.



Дмитрий Мотрич: Вы имеете в виду, возможен ли перенос:



Виктор Резунков: : «Газпром-сити» в другое место.



Дмитрий Мотрич: Я думаю, что это маловероятно, потому что здесь, как и в большинстве славных дел в нашей стране, самое важное – это понты. А строить как бы «Газпром-сити» где-то на окраине города и тем более в области – это беспонтово и не по-пацански. То есть они мыслят, как мне кажется, именно в таких категориях. Скажите спасибо, что это чудо не строят где-нибудь на Невском.



Виктор Резунков: Андрей Жуков, ваше мнение?



Андрей Жуков: Законодательно такая возможность предусмотрена, потому что изначально проект закона о строительстве «Газпром-сити», именно название законопроекта звучало «Красногвардейский район», потом были внесены поправки в этот документ, и слово «Красногвардейский район» оттуда было исключено. То есть теоретически можно построить и в другом месте, ничего при этом править не придется. Однако, как я помню, Валентина Матвиенко на днях, когда обсуждался вариант избрания, говорила, что речь идет именно строго об этом участке.



Виктор Резунков: Валентин из Рязани, пожалуйста.



Слушатель: Как бы то ни было, я думаю, что вот эти запросы или испрашивания разрешения на продолжение работы, на доверие – это омерзительно. Точно так же, как и назначение, как губернатора Чукотки. Я думаю, более порядочно – назначили, так работай, пока не освободили.



Виктор Резунков: А чем объяснить можно, что в Санкт-Петербурге ни одна даже самая маленькая карликовая оппозиционная партия не выступила ни с каким протестом против самой процедуры переназначения? Или еще рано, как вы считаете?



Дмитрий Мотрич: Мне кажется, что просто любое такое выступление прошло бы достаточно незамеченным, потому что ну что тут протестовать? Все мы помним, как президент говорил три или четыре года назад о том, что губернаторские выборы отменяться не будут. Потом ситуация как бы изменилась, и почему-то после Беслана было принято решение о том, чтобы отменить губернаторские выборы и губернаторов назначать. Мое слово – хочу дал, хочу взял обратно. Кстати говоря, в этой связи меня очень удивляет (я бы хотел спросить об этом Алексея) уверенность всех политологов в том, что не будет третьего срока. По-моему, ситуация вполне может за оставшиеся полтора года измениться, и вообще вопрос с преемником потеряет свою актуальность.



Виктор Резунков: Алексей Мухин, что вы ответите на это?



Алексей Мухин: Дело в том, что третий срок для Владимира Путина, как говорит молодежь, это большая подстава. Дело в том, что Владимир Владимирович очень внимательно и чутко относится к своей репутации, особенно в мировом сообществе. Так как в планы, как мы говорим, питерцев входит институонализация этой бизнес-группы в рамках мирового экономического сообщества. А там такие вещи просто не прощают. Дело в том, что соблюдение законодательства, в том числе российского, до последней буквы – это залог хорошей репутации для Владимира Путина. А третий срок – это, извините, лукашенковщина.



Виктор Резунков: Виктор из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: У меня есть несколько вопросов. Насчет небоскреба и насчет Валентины Ивановны. Все обсуждают этот небоскреб. Это, конечно, убийство для любого нынешнего политика. И они должны прекрасно это понимать, если они не пацаны и не дебилы. И вот питерцы бы сказали, строительная фирма, которая лоббирует этот проект, назвали бы эту фирму. Потому что вот это бандиты. Теперь насчет Валентины Ивановны. «Единая Россия» - это праворадикальная партия, по тому, сколько вреда она принесла, она сравнима с гитлеровской партией. И Матвиенко это понимает и, естественно, скорее всего, она пойдет на стороне «Справедливой России». Как это будет выглядеть, и как она будет бороться с «Единой Россией»? И это совпадает с тактикой «мочить» «Единую Россию».



Виктор Резунков: Я бы хотел нашим слушателям о том проекте, о котором мы в свое время говорили в начале сентября. Это проект «Валентина Великая».



Слушатель: О проекте «Валентина Великая» заговорили в начале сентября этого года, когда «Новые известия» опубликовали статью «Ищите женщину», в которой утверждалось, что существует проект выдвижения в президентские преемники губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко. То, что женщина может стать президентом, допускают, по данным опроса, проведенного Фондом «Общественное мнение», 54% россиян. Не исключают возможность для себя проголосовать за представительницу прекрасного пола 57% респондентов. Когда социологи предложили россиянам ответить на вопрос, кого из женщин вы хотели бы видеть президентом России, то всех опередила губернатор Санкт-Петербурга.


По мнению руководителя Центра политических технологий Игоря Бунина, опубликованного на интернет-портале «Утро.Ру», к кандидатуре Матвиенко не нужно относиться слишком серьезно. Она далеко не единственный политик, желающий занять президентское кресло до 2012 года. Лидер «Демократического союза» Валерия Новодворская также усомнилась в том, что у питерского губернатора есть перспективы перебраться на столь серьезное повышение в Москву. А вот секретарь петербургского городского комитета КПРФ Владимир Дмитриев, чье мнение также приводит интернет-портал «Утро.Ру», считает, что подобный шанс у госпожи Матвиенко есть. «Факт утечки этой информации, по его словам, может свидетельствовать либо об очередной пробивке общественного мнения, либо, что более вероятно, о совершенно реальных намерениях. Поскольку в Кремле начали понимать: ставка на объявленных ранее преемников, Медведева и Иванова, оказалась неверной. И Медведев, и Иванов очень легко могут, на их языке говоря, кинуть сегодняшнего патрона. И он, скорее всего, прекрасно это понимает. А вот фигура сегодняшней питерской губернаторши в этом смысле идеальна. Кидок с ее стороны невозможен по причине полной зависимости лично от Путина, который явно не без умысла даль индульгенцию ей и ее окружению на то, что уже четвертый год делается с городом», - заявил Владимир Дмитриев.


Однако уже в середине сентября российские средства массовой информации, достаточно уделив внимания проекту «Валентина Великая», сошлись на мнении, что это проект – не что иное, как кремлевская байка.



Виктор Резунков: У меня вопрос к Алексею Мухину. Мы с вами беседовали в прямом эфире Радио Свобода еще в начале сентября, когда «Новые известия» опубликовали информацию об этом проекте. Что изменилось с тех пор? Этот проект уже в Кремле не рассматривается? У меня вообще есть информация из источников, близких к Кремлю, что именно этот проект взят за основу.



Алексей Мухин: Ну, московские шутники пошли дальше, предложив развести Владимира Владимировича, чтобы он женился на Валентине Ивановне, скрепив это все династическим браком. На самом деле, конечно же, Кремль не рассматривает такую возможность. На пост основного кремлевского претендента, одного или двух, будет выставлен, безусловно, мужчина, который сможет логически продолжить то, что начал Путин. И Путин будет выступать гарантом этого всего. В этом смысле Путин останется у власти, но уже не официально.



Виктор Резунков: А вы по-прежнему считаете, что Дмитрий Медведев станет премьером, а Сергей Иванов станет президентом, как вы в прошлый раз говорили?



Алексей Мухин: По поводу Дмитрия Анатольевича сейчас есть определенные сомнения, а по поводу Сергея Борисовича, конечно же, мое мнение осталось в силе.



Виктор Резунков: Дмитрий Мотрич, ваше мнение. Вы допускаете такую возможность, что все-таки Валентина Матвиенко может стать президентом России?



Дмитрий Мотрич: Я думаю, что на самом деле это было бы очень хорошим и очень изящным вариантом, пожалуй наиболее красивым. Потому что как кто-то говорил, по-моему, Станислав Белковский, что преемник должен быть принципиально не сравниваемым с Путиным. То есть любой Иванов – мужчина, кагэбэшник, такого же примерно роста и похожей внешности. Их будут все время сравнивать. И это не есть хорошо вне зависимости от того, в чью пользу будет делаться это сравнение. А принципиально не сравнимым вариантом с Путиным была бы женщина действительно или, к примеру, священнослужитель, представитель нетитульной нации – то есть что-нибудь такое оригинальное, что с Путиным принципиально не сравнивается. Представитель нетитульной нации, боюсь, в нашей стране сможет стать президентом еще очень не скоро. А вот вариант женщины как раз был бы вполне достойный. И это был бы красивый выход из ситуации с преемником. К сожалению, в последнее время Кремль как раз не демонстрирует никакого изящества в своих ходах. И боюсь, что у них просто не хватит достаточного воображения на последовательное осуществление этого сценария.



Виктор Резунков: Да, астрологи тоже заявляют, что следующий президент должен быть лохматым.



Андрей Жуков: Мне тоже кажется, что этот вариант достаточно изящный, достаточно интересный. Плюс еще можно утереть нос Европе, где сейчас тоже активно возрастает роль женщин: канцлер Германии, во Франции претендует, в Америке Конгресс возглавляет женщина. Так что это было бы очень хорошо – показать, что Россия – демократическая страна, движется в контексте с Европой, с Америкой.



Виктор Резунков: Владлен Михайлович из Москвы, мы вас слушаем.



Слушатель: Я тоже проголосовал бы за женщину. Но единственное, что меня смущает, претендентка не должна быть из «Единой России». «Единая Россия» столько нанесла вреда нашей стране. И пока народ не очнется и пока он не научится голосовать сам, за него будут решать. Меня возмущают эти разговоры – претендент такой-то, наследник такой-то… Это просто мерзко!



Виктор Резунков: Правильно, мы с вами согласны. Я, по крайней мере, согласен. Говорить о преемнике вообще не тактично и нехорошо, но приходится иногда.



Андрей Жуков: Хочу заметить, что Валентина Ивановна, по-моему, не является членом «Единой России», хотя она высказывала какие-то симпатии этой партии, но пока в нее не вступила, может быть, и не вступит.



Дмитрий Мотрич: Я со своей стороны хотел бы заметить, что я согласен с тем, что «Единая Россия» принесла очень много вреда, но вот та борьба «нанайских мальчиков»… Вот не смог бы наш замечательный слушатель найти хотя бы несколько различий между «Единой Россией» и «Справедливой Россией»? Пока разницы не просматривается.



Виктор Резунков: Давайте вернемся в Санкт-Петербург. На предстоящих в марте выборах в Законодательное собрание предполагается участие федеральных тяжеловесов. Список «Справедливой России» возглавит Сергей Миронов, список ЛДПР Владимир Жириновский, кто-то возглавит список «Единой России», Борис Грызлов отказался, будет ли это Валентина Матвиенко, мы сейчас пытаемся понять. У меня вопрос к Алексею Мухину, скажите, почему такое активное участие федеральных тяжеловесов в выборах Санкт-Петербурга? Чем вы это объясняете?



Алексей Мухин: Дело в том, что «Единая Россия» впрямую озвучила угрозу, тот шок и трепет, который она должна привнести в «Справедливую Россию», на тему того, чтобы лишить Сергея Миронова административного ресурса пресловутого и поста спикера. Потому такая озабоченность «Справедливой России» и возникла. Сама по себе ситуация очень угрожающая для «Справедливой России», которая еще до конца не является партией власти – два, потому что на самом деле чиновников там не так много, чем она выгодно отличается от «Единой России». Однако те политические телодвижения, которые производит руководство «Справедливой России», не позволяют ей еще быть реально федеральной партией, с федеральным государственным уровнем мышления. Пока она демонстрирует такие ужимки и прыжки избирательные.



Виктор Резунков: Да, действительно, в Санкт-Петербурге и Ленинградской области складывается для «Справедливой России» какая-то сложная ситуация.



Андрей Жуков: Да. В Ленинградской области тоже выборы состоятся 11 марта. И сейчас готовятся как раз списки партий. И вот есть идея, чтобы первым лицом от «Справедливой России» тоже был Сергей Миронов. Сейчас юристы изучают возможность, чтобы он был в двух списках: и по городу, и по области.



Виктор Резунков: А название будет «Справедливая Россия»?



Андрей Жуков: В области «Справедливая Россия», фракция зарегистрирована буквально на этой неделе. А в городе «Справедливая Россия» не успела зарегистрироваться в Росрегистрации. И скорее всего, они пойдут как партия «Родина».



Виктор Резунков: Владимир из Саратовской области.



Слушатель: Похоже, что обсуждать данный вопрос в привычных политических категориях не очень-то осмысленно, потому что нынешняя вертикаль власти представляет собой скорее не светский институт, подлежащий народному контролю и оценке обществом, а подобие некоего религиозного ордена. Поэтому это переназначение представляет собой нечто вроде акта очищения чем-то осквернившегося епископа верховным иерархом. А что касается возможного назначения или выборов данной особы на высший пост в России, то это не представляется чем-то значимым, потому что сам этот пост, по-видимому, в ближайшем будущем будет чисто номинальным при диктаторе.



Виктор Резунков: Дмитрий Мотрич, что вы думаете?



Дмитрий Мотрич: Ну, сравнение с орденом каким-нибудь – вполне. У нас уже во главе государства стояли главы религиозных орденов, например Павел Первый. В этом что-то есть. Наверное, слушатель прав, потому что та часть нашей власти, которая вышла из Комитета госбезопасности, у них действительно вот такие орденские представления о чести, о взаимоотношениях. Они действительно живут по этим понятиям. И я согласен, что примерно по этим понятиям и выстроена вся наша так называемая вертикаль.



Виктор Резунков: Алексей, а что вы думаете, в какой партийный список войдет Валентина Матвиенко, и войдет ли она вообще на выборах в Законодательное собрание?



Алексей Мухин: Как и большинство статусных питерцев, она не войдет ни в один список и будет чураться партий до самого 2008 года, возможно и позже. Это первое. Второе, президентский пост никогда не будет номинальным в России, потому что это сакральная власть. Пример – Путин. В 1999-2000 годах он был совершенно очевидным. Так называемая «семья» планировала при Путине осуществлять свою власть. Вы сами знаете, чем это закончилось.


А еще одна ремарка, хотелось бы сказать, что на самом деле вопрос о преемниках навязан Путину журналистским сообществом и мировым сообществом. Потому что оно очень озабочено, что же будет в России после 2008 года. Поэтому вопрос-то искусственный о преемнике, и дискуссия навязанная.



Виктор Резунков: Это очень ценное замечание. Сергей из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: По поводу того, что здесь Валентина Ивановна останется – ей идти уже некуда, она уже столько дров наломала, что любая смена, или в ЗАГС, или в прокуратуру надо идти. Поэтому ей некуда уходить. А все, что происходит, больше похоже на фарс. И вот эти «нанайские мальчики» из «Партии жизни»… Даже купили некоторые слушатели Свободы на это, они их считают настоящей партией. По-моему, это все абсурд, фарс.



Виктор Резунков: Слушатель прислал сообщение, что «если в Соединенных Штатах Америки изберут женщину президентом, то и в России тоже изберут женщину».



Дмитрий Мотрич: Это был бы неплохой вариант.



Андрей Жуков: Во всяком случае, им было бы удобнее разговаривать на саммитах разного рода.



Виктор Резунков: Николай из Саратовской области, пожалуйста.



Слушатель: Я – член «Единой России», но я считаю, что вы правы по поводу Иванова и Медведева. Реально это Грызлов и Собянин. Матвиенко – это личное дело петербуржцев, пусть они сами решают. А человека, который фашистами нас обзывал, попросил бы больше так не выражаться.



Виктор Резунков: Алексей Мухин, вот такая теперь версия – Грызлов и Собянин. Что вы скажете по этому поводу?



Алексей Мухин: Однозначно нет. Дело в том, что Собянин нанят Путиным для выполнения определенного участка работы – постраивание сотрудничества Кремля с регионами. Здесь вполне узкая задача, и вполне возможно, что он сохранит свой пост и при новом президенте после 2008 года. Что касается Грызлова, то его политическое влияние падает, катастрофически падает. Оно поддерживаемо только тем, что он является лидером партии власти-один, «Единой России». Личного влияния он никакого не имеет.



Виктор Резунков: Вы считаете, этим можно объяснить то, что он отказался возглавить партийный список на выборах в Петербургское Законодательное собрание?



Алексей Мухин: Я полагаю, что данный отказ был инициирован из Кремля для того, чтобы привнести некую интригу в выборы.



Виктор Резунков: А в чем вам видится вообще самая главная интрига выборов в петербургское Законодательное собрание?



Алексей Мухин: Интрига в том, что не обязательно победит «Единая Россия», как все почему-то уверены. И не обязательно победит «Справедливая Россия», как уверены вторые. Я бы обратил внимание на ЛДПР, хотя традиционно в вашем городе ЛДПР не пользуется популярностью, но тем не менее. Две партии власти, сцепившиеся в мертвой схватке, вполне могут пропустить маленького медвежонка, который просто пролезет в берлогу.



Виктор Резунков: А «Яблоко», вы думаете, не допустят до выборов?



Алексей Мухин: Я думаю, что «Яблоко» - это уже отыгранный вариант политический.



Дмитрий Мотрич: Мне хотелось бы спросить у Алексея: что же за ситуация такая, при которой нашему президенту, который достаточно самостоятельный человек, вот так запросто можно навязать дискуссию? Почему он не сказал, что я не желаю обсуждать вопрос преемника, кого народ выберет – тот и будет. Зачем он на это повелся? И второй вопрос, что касается вопроса с Ивановым, не знаю, мне кажется, что пока, по крайней мере, видно, что Иванов – это некая такая уменьшенная копия или карикатура на президента. Неужели эта кандидатура может рассматриваться всерьез в качестве преемника?



Алексей Мухин: Обращаясь к прогнозу астрологов, Иванов будет выше Путина и гораздо лохматее его, если шутливо. Что касается его политического веса, то он очень велик, и экономического веса, и в последнее время только нарастает. Иванов не выглядит уменьшенной копией Путина, он выглядит действительно одним из alter ego Путина. В какой-то степени это правда. Что касается вопроса о том, что дискуссия навязана, она действительно навязана. И Путина на моей памяти года три уже говорит: «Не спрашивайте меня об этом, я вам все равно не отвечу, потому что это неправильно». Когда человека спрашивают постоянно в течение очень долгого времени, он поневоле втягивается в эту дискуссию. Психологические просто работают рычаги.



Виктор Резунков: Алексей, а почему же вы считаете, что все-таки Валентина Ивановна не может быть возможным преемником?



Алексей Мухин: Политическая конъюнктура сейчас очень стабильная. Эта стабильность попытаются сохранить. Как известно, женщины к власти приходили только в случае смуты, когда мужчины не могли договориться. Если к 2008 году сложится ситуация, сравнимая со смутой, тогда я допускаю такую возможность, что Валентина Ивановна будет неким компромиссным решением, когда мужские группы не договорятся. В случае если тенденции политические продолжат сохраняться, как они есть сейчас, то это просто невозможно.



Виктор Резунков: Светлана Михайловна из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: В Конституции есть статья третья, что единственным источником власти в России является ее многонациональный народ. Так не нарушает ли президент Путин, назначая губернаторов, мэров, Конституцию?



Андрей Жуков: Закон действует уже два года, и уже было много обращений, и было сказано, что все соответствует, все нормально. Мне кажется, на эту тему дискутировать уже бесполезно.



Дмитрий Мотрич: Я бы сказал, что букве Конституции, конечно, не противоречит. Ну, а что касается духа, тут каждый понимает по-своему. Мне кажется, что духу противоречит, но это, увы, не наказуемо. А возвращаясь к кандидатуре Валентины Матвиенко, мне кажется, что все-таки она была бы более бесспорной и менее спорной, чем кандидатура того же Иванова, которого, насколько я знаю, очень не любят в армии, студенты за отмену отсрочек должны быть ему по гроб жизни благодарны – это два, и матери этих студентов. Я боюсь, что продавить то у нас можно, конечно, кого угодно, но с Валентиной Ивановной проблем было бы на выборах значительно меньше.



Андрей Жуков: Думаю, что не только матери студентов, но любая мать, у которой есть растущий сын, будет против этой кандидатуры, мое ощущение.



Виктор Резунков: Против кандидатуры Иванова. Надежда из Москвы, мы вас слушаем.



Слушатель: Мне кажется, что у проекта «Валентина Великая» есть будущее хотя бы потому, что уже просто имена «Единая Россия», Медведев, Иванов, Грызлов, Миронов вызывают аллергию. А Матвиенко – нечто свежее. По поводу Иванова, товарищ меня опередил, действительно, если он армию нашу поставил рогом, так он и страну таким образом поставит. Поэтому все матери будут против голосовать. Это мое мнение.



Виктор Резунков: Алексей Мухин, вы слышите, что говорят наши слушатели?



Алексей Мухин: Да, безусловно. Но армию поставили до него, это однозначно. Я, честно говоря, не хотел бы выступать адвокатом дьявола в данной ситуации и пропагандировать того или иного кандидата в преемники и так далее. В принципе то, что источником верховной власти в России является народ, это будет соблюдаться в 2008 году совершенно железно, потому что Путин, насколько я знаю, не будет предлагать одного кандидата, он предложит на выбор несколько, и вы сами выберете его. Будет ли это Валентина Ивановна, будет ли это Сергей Борисович, будет ли это Дмитрий Анатольевич или кто-то еще, совершенно не важно. Мое глубочайшее убеждение в том, что ничего после 2008 года не изменится. И система власти останется той же. Поменяются местами некоторые фамилии, но все остальное останется по-прежнему. Это устраивает всех в том числе и в мире.



Алексей Мухин: Ну да, только выбор будет как между «Справедливой Россией» и «Единой Россией» или как выбор варианта небоскреба, то есть какой бы вариант вы ни выбрали, все равно будет построен в центре города.



Виктор Резунков: Алексей, а как вы себе представляете механизм предложения президентом кандидатур различных?



Алексей Мухин: А вот я его и не представляю. Я полагаю, что Путин, не озвучивая их, уже предложил Медведева, Иванова, в какой-то степени Якунина, в какой-то степени даже Валентину Матвиенко в качестве кандидатур, которые могут быть рассмотрены населением России в качестве претендентов на пост президента в 2008 году. То есть это уже состоявшийся факт. То, что мы это обсуждаем, как раз подтверждает это.



Виктор Резунков: Эдуард из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: На самом деле, есть такая висящая в воздухе вероятность того, что очень хочется власти вызвать на первый план ЛДПР, чтобы в 2008 году Владимир Вольфович оказался противником тому человеку, на которого укажет пальцем власть.



Виктор Резунков: С Владимиром Вольфовичем на самом деле в Санкт-Петербурге тоже любопытная ситуация. Он недавно давал пресс-конференцию и сказал, что мы переведем в Санкт-Петербург все архивы, все суды, все «газпромы»… Как вы представляете себе подобную ситуацию?



Дмитрий Мотрич: С трудом представляю себе Владимира Вольфовича в качестве президента Российской Федерации, хотя, во-первых, жить стало бы, может быть, не лучше, но безусловно веселее.



Виктор Резунков: В кавычках или так?



Дмитрий Мотрич: Нет, действительно было бы весело.



Виктор Резунков: Не страшно?



Дмитрий Мотрич: Страшновато, хотя вообще мне кажется, что Владимир Вольфович, вспомните, как основывалась его партия, он на самом деле очень разумный и вполне адекватный человек. Просто роль у него такая, что поделаешь?



Виктор Резунков: Алексей Мухин, а вы не считаете, что уже прошло время Владимира Вольфовича?



Алексей Мухин: Вы знаете, какое-то время такое ощущение было. Однако в последний период политического развития Владимира Вольфовича лично говорит о том, что он не только не потерял форму, но возможно, нарастил. Более того, он изменил формат собственного политического имиджа, и это для его оппонентов является очень большой опасностью. Владимир Вольфович демонстрирует сейчас интересную политическую форму.



Виктор Резунков: Давайте подведем итоги. Дадим слово москвичам, все-таки столица нашей родины.



Алексей Мухин: Надеюсь, недолго будет столица, потому что система двух столиц очень привлекательна для нас и кадрово нас бодрит.



Андрей Жуков: Я все-таки бы эту идею о том, что Валентина Ивановна может теоретически претендовать на пост президента, не стал бы отвергать. И то, что ее переназначили именно сейчас, в общем говорит в пользу этой версии. Потому что в октябре, когда ее заканчивается срок, если бы ее переназначили, во-первых, это было бы неким ударом по самолюбию петербуржцев. То есть только переназначили, и тут уже президентом. Плюс есть еще такой термин «хромая утка» - это губернатор или должностное лицо, у которого заканчиваются полномочия. И находиться в этом качестве, видимо, Валентине Ивановне не особо хотелось.



Дмитрий Мотрич: Как говорил персонаж Довлатова, «Леночка, как хорошо ты выглядишь, особенно на фоне остальных». Так вот уж на фоне остальных во всяком случае Валентина Ивановна выглядит безусловно лучше.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG