Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Нам лгут каждый день на самом высоком уровне"


Сергей Ковалев убежден, что в России заново отстраивается власть с абсолютными возможностями

Сергей Ковалев убежден, что в России заново отстраивается власть с абсолютными возможностями

10 декабря – Международный день прав человека. Российские правозащитники убеждены: ситуация с правами человека в стране постоянно ухудшается. Об этом в интервью Радио Свобода сказал президент Института прав человека, бывший омбудсмен Сергей Ковалев:


- Разумеется, сейчас мы живем в другой стране. Уже то обстоятельство, что сейчас Радио Свобода, записывает то, что я скажу, и передаст без искажений и смягчений – это уже показатель. Показатель, например, и то, что вы работаете без глушилок, что ваша редакция находится в Москве.


Но на самом деле я бы не сказал, что ситуация с правами человека обстоит сейчас лучше, нежели в последние годы застоя. Политзаключенные снова есть - и это факт. Льется кровь – и это тоже факт. Льется кровь в Чечне. Временами это чеченское кровопускание становится более интенсивным, временами - менее интенсивным. Нам так же, как в Советском Союзе, лгут каждый день на самом высоком уровне утром, днем и вечером.


Я убежден в том, что сейчас в России заново отстраивается абсолютная власть, вернее, власть с абсолютными возможностями – всевластие. Но эти абсолютные возможности власть не всегда намерена использовать. Я бы сказал, что строится усовершенствованная, резко измененная, но по природе та же самая система управления страной.


Прямые нарушения прав человека не стану перечислять, они у всех на слуху. И эскадроны смерти в Чечне, действующие, разумеется, с санкции власти (иначе не может быть), и череда убийств, и политические заключенные - об этом я уже говорил. Но происходит и нечто, затрагивающее права личности гораздо более глубоким и фундаментальным образом.


У нас есть Конституция. Ни одна принципиальная основополагающая норма этой Конституции не действует – это факт. Мы лишены свободы выбора, нынешнее избирательное законодательство изменено так, что о свободе выбора, о свободе волеизъявления во время выборов даже не приходится мечтать. Власть будут передавать из рук в руки каким угодном способом, но только не в результате свободной, прозрачной, открытой политической конкуренции.


У нас нет в помине декларированного Конституцией разделения властей. Мы не имеем независимой власти, наш парламент сервилен до последней степени. Мы не имеем независимой судебной власти – и это самое главное. Наш суд – это служивое государственное учреждение.


Даже название наше не соответствует действительности, мы никакая не федерация. Не может власть субъекта федерации назначаться центральной властью – это тогда не федерация.


Вот она, эта постоянная ложь. У нас нет государственного органа цензуры, но мы знаем, что цензура существует и достаточно жесткая. Вот условия, в которых мы живем.


Наша власть лицемерна и не способна к переговорам. Наша власть готова на убийства своих граждан. Вы спросите меня о доказанных примерах. Ну что же, я хочу оставаться в пределах юридической корректности и не буду говорить о Политковской и Литвиненко - участие спецслужб в этом не доказано или пока не доказано.


Вот вам, пожалуйста, чудовищный террористический акт хоть в театре, хоть в Беслане. Ведь решение применить в «Норд-Осте» отравляющие газы имело самую высокую санкцию. Я не берусь утверждать, что это санкционировано лично президентом. Но что это значит? Всякий эксперт может, как дважды два – четыре, доказать, что при таком применении жертвы неизбежны. В огромном объеме театра нужно использовать концентрации такие, которые заведомо превышают минимальные летальные дозы. Это совершенно очевидно любому, кто представляет себе, что такое диффузия газов в газовой среде. При этом не было никаких гарантий от подрыва здания боевиками.


Сходные вещи мы знаем и о Беслане. Вместо того чтобы первым приоритетом власти стало сохранение жизни заложников, вместо этого первым приоритетом оказалось пустое надувание щек, пустые государственные амбиции или какого-то рода иные политические соображения. И расследование этих актов, как обычно, как и в случае взрывов домов в Москве и Волгодонске, окружено совершенно бессмысленными секретами и кучей лжи.


Наконец, убийства за границей. Хорошо, пока еще Скотленд-ярд не знает обстоятельств убийства Литвиненко, но обстоятельства убийства Яндарбиева и его сына в Катаре были исследованы судом. И убийц, посланных отбывать заключение на родине, встретили с ковровыми дорожками. И этого уже никто не скрывает. Спросите, пожалуйста, в какой-то же тюрьме отбывают эти два наемных негодяя срок своего наказания?


Это было убийство, заказанное властью. Власть не признает этого, но и не отрицает и хамски намекает на то, что это было необходимо. И теперь едва ли не в законодательстве существуют намеки на право власти убивать за границей. Вот в какой ситуации мы живем теперь, вот как мы встречаем очередной День прав человека.


XS
SM
MD
LG