Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Олимпийский чемпион 1956 года по футболу Иосиф Иосифович Беца о российском футболе


Валерий Винокуров: Сегодня у нас на связи из московской гостиницы олимпийский чемпион 1956 года по футболу Иосиф Иосифович Беца. Вы поняли, уважаемые слушатели, что он в Москве. А мы в прошлую субботу как раз и говорили о том, если он не приедет, то это будет безобразие. Итак, Иосиф Иосифович, вы нас слышите?



Иосиф Беца: Да, да.



Валерий Винокуров: Первые впечатления ваши о столице. Вы давно не были в Москве?



Иосиф Беца: Давно, к сожалению, не был.



Валерий Винокуров: Много лет?



Иосиф Беца: Несколько лет я не был.



Валерий Винокуров: Когда вы попали в Москву, кто вас встречал, например, на вокзале?



Иосиф Беца: Сын мой здесь был Саша, встречал меня.



Валерий Винокуров: А кто-нибудь из РФС, из каких-то официальных лиц?



Иосиф Беца: Мирзоян.



Валерий Винокуров: Понятно, значит, все-таки Мирзоян встречал. Мы потом слушателям всю историю расскажем. А вы участвовали во всех этих мероприятиях?



Иосиф Беца: Праздничных? Да, я присутствовал, был приглашен. Я там был со своим сыном. Нас там приняли очень хорошо, приятно, культурно. Я встретил многих своих бывших партнеров. Поэтому, когда меня предупредили приехать, я быстренько приехал сюда.



Валерий Винокуров: Насколько я знаю, вы живете сейчас в Мукачеве, да?



Иосиф Беца: Да, я сам родом оттуда. Там родственники, в Венгрии, Будапеште и других городах есть родственники, часто общаемся.



Валерий Винокуров: А Саша живет в Ростове?



Иосиф Беца: Да, Саша в Ростове.



Валерий Винокуров: Где ваша тренерская деятельность больших успехов достигла, да?



Иосиф Беца: Я специально Сашу туда, чтобы у нас связь была через него с Россией.



Валерий Винокуров: Понятно. Скажите, пожалуйста, речь шла еще о том, что медаль изготовят золотую на Монетном дворе специальную. Вам ее вручили?



Иосиф Беца: Да, мне вручили.



Валерий Винокуров: А много было старых игроков олимпийской команды, все собрались?



Иосиф Беца: Сколько олимпийских игроков было?



Валерий Винокуров: Да, может быть, кто-то болен, не смог придти.



Иосиф Беца: Человек, наверное… Многие уже умерли, даже мукачевский парень, который должен был бы ехать на Олимпиаду, но приболел, и здесь остался жить в Москве.



Валерий Винокуров: Это кто?



Иосиф Беца: Потом скажу.



Валерий Винокуров: В общем, все прошло торжественно и очень хорошо, да?



Иосиф Беца: Очень хорошо. Очень приятно было встретиться. И даже приехать мне сюда – это как историческая точка в моей жизни, что я увидел своих друзей, увидел город красивый, где я жил долго. Так что я, кроме хорошего, очень хорошего, ничего не могу сказать.



Валерий Винокуров: Только хорошее и очень хорошее.



Иосиф Беца: Только хорошее и очень хорошее.



Валерий Винокуров: Понятно. Может быть, мои молодые коллеги о чем-то вас хотят спросить, потому что у нас с вами позади такая долгая жизнь, поэтому я даже, если начну сейчас углубляться в подробности наших отношений, то это уже слушатели устанут. Что-нибудь интересно вам, друзья?



Олег Винокуров: Просто хочется Иосифа Иосифовича поздравить. Собственно, что поздравить? Он – олимпийский чемпион, всем это давно известно. Скорее поблагодарить за все, что сделали вы для футбола некогда общего советского, теперь уж чего делить, и пожелать всего-всего.



Дмитрий Морозов: Слава Богу, справедливость восторжествовала.



Валерий Винокуров: Да, и вы в Москве. Но еще все-таки пару вопросов о футболе. А как-то украинский футбол обращается к вам за какими-нибудь советами?



Иосиф Беца: Я – член Олимпийского комитета, и участвовал в Киеве в совещаниях и так далее. Задавали мне вопросы.



Валерий Винокуров: Член Национального олимпийского комитета Украины, да?



Иосиф Беца: Да.



Валерий Винокуров: Ну, конечно, потому что олимпийский чемпион же. Еще бы! А как, предположим, в Мукачево, где вы когда-то родились, а всю зрелую жизнь провели в больших городах, а потом на старости лет вернулись в свой родной город, как там вас встречают, как относятся люди?



Иосиф Беца: В Мукачеве относятся ко мне хорошо, болельщики меня знают с ног и до головы. Дело в том, что в центр выйду, к стадиону, все меня знают. Даже я некоторых забыл, по лицу только могу узнать. Мне пройти 100 метров – минимум, надо два часа.



Валерий Винокуров: Да, все подходят?



Иосиф Беца: Пошли в кафе, а я – не пьющий.



Валерий Винокуров: Я знаю.



Иосиф Беца: Я почти абсолютно не пью, только могу в день рождения чей-то, и то вино немножко или шампанское. Я не пью, не курю.



Дмитрий Морозов: А там есть футбольная команда в Мукачеве?



Иосиф Беца: В Закарпатье развалился футбол. При советской власти это был кусок земли, который поднял футбол в Украине и в России, и в Советском Союзе. Потому что футбол после войны… потерял много людей на фронте.



Валерий Винокуров: Конечно.



Иосиф Беца: И все только начали поправлять это, поправлять футбол. Брали много ребят из Закарпатья в разные команды.



Валерий Винокуров: Мы помним это все. И Юст, Тофт, Михалин, Попович. Это можно перечислять очень долго.



Иосиф Беца: Даже когда в армию брали, такие были документы, что они не военные, не солдаты, чтобы играли в команде гражданской.



Валерий Винокуров: Скажите, пожалуйста, все-таки весь ваш этап тренерской деятельности, конечно, у всех в памяти, и второе место ростовского СКА, и успехи «Карпат» - все это мы помним. А вот когда вы завершили тренерскую работу на большом уровне, вы с ребятами, юношами, детьми работали в Мукачево, например?



Иосиф Беца: Я очень много работал. Я приехал домой, мне сразу дали команду Второй лиги. Жена меня уговорила: «Ты был пять раз в автокатастрофе. Шестой раз ноги не унесешь». Я отдал товарищу одному команду тут же и занялся детским футболом. Я очень люблю детей. Я занялся ими, и у выросли игроки, которые в Европе играют в командах, в Венгрии есть ребята, в Словакии.



Валерий Винокуров: И в России, насколько я знаю.



Иосиф Беца: В Россию когда-то туда проскочили тоже человек пять или сколько.



Валерий Винокуров: Ваших воспитанников?



Иосиф Беца: Да, которые у меня были.



Валерий Винокуров: Иосиф, очень приятно было вас услышать, мне особенно, я тут пытался вспомнить, сколько лет насчитывает наша дружба, лет, наверное, сорок.



Иосиф Беца: Больше, наверное.



Валерий Винокуров: Наверное, даже больше.



Иосиф Беца: Пятидесятилетие.



Валерий Винокуров: Пожалуй, что да. Так что очень был рад вас услышать я лично, а все, конечно, были рады услышать вас в Москве именно после всей этой нервотрепки. Так что желаем вам огромных успехов, главное здоровья и дочке, сыну и супруге от нас самые сердечные поздравления с вашим юбилеем олимпийским!



Иосиф Беца: Спасибо большое. Я благодарю спортивные и государственные решения, что меня пригласили сюда. Если кто-то будет по пути в Венгрию или куда-то в Мукачеве, пожалуйста, в горисполком зайдете, сразу можете узнать про меня. Я – почетный гражданин.



Валерий Винокуров: Мукачево?



Иосиф Беца: Да.



Валерий Винокуров: Отлично. Еще в Ростове надо, чтобы вы стали почетным гражданином. До свидания. Спасибо, что приняли участие в нашей программе.



Иосиф Беца: Спасибо большое. Привет передайте всем товарищам, которые друг друга уважают.



Валерий Винокуров: Счастливого пути, как говорится!



Иосиф Беца: Спасибо. Здоровья вам, счастья и всего-всего хорошего! И спорту и всей стране – только вперед!



Олег Винокуров: Послесловие к истории с Иосифом Беца. Мы как раз в прошлой программе рассказывали о том, что наш киевский коллега Максим Максимов известил нас, что Бецу никто не ждет в Москве, никто его не приглашает. Мы что могли сделать? Мы могли об этом просто сообщить широкой аудитории. А Максим Максимов бился за Бецу, написал письмо Вячеславу Фетисову и слал нам отчеты о своей деятельности по электронной почте. Я коротко прочитаю некоторые выдержки. 5 декабря мы получили от него письмо радостное. «Очевидно, мое письмо дошло до Фетисова, - пишет нам Максимов, - вчера утром Мирзоян позвонил Беца, сказал, что они его все-таки не приглашают и прочие гадости. Расстроенный старик сдал свой билет и собрался умирать. Но сегодня вдруг раздался звонок, и все тот же Мирзоян елейным голосом извинился и сказал, что вся Москва с нетерпением ждет Иосифа Иосифовича, которого он встретит и поместит в самую лучшую гостиницу. Беца кинулся в кассу, но билетов уже не было. Пришлось Тиберию Поповичу включить свои рычаги (выдающийся в прошлом игрок киевского «Динамо»)…



Валерий Винокуров: Ну, он же еще с «Локомотивом» связан с железными дорогами. Поэтому.



Олег Винокуров: Да, естественно. И вот билет на седьмое, на поезд номер 16 Ужгород – Москва выписали. Так что Мирзоян будет встречать. А Попович позвонил в Москву своим друзьям по «Урожаю», чтобы выяснить, что же произошло. Оказывается, это Фетисов поставил всех на уши, как пишет Максим Максимов, и приказал Симоняну с Мирзояном сразу же с вокзала везти Бецу к нему. А после этого уже Российский футбольный союз в день празднества, то есть вчера, подкорректировал сообщение об олимпийском мероприятии. Мы говорили, что изначально на сайте было написано, что Беца входит в число приглашенных, хотя формально этого не было. Тут уже написано: «Специальное приглашение на праздник получил гражданин Украины Иосиф Беца». То есть его даже так выделили среди олимпийцев. «В общем, Бецу встречали и сопровождали в гостиницу Симонян, Парамонов и Мирзоян», - это очередной отчет Максимова о путешествиях. Короче, все было прекрасно. Тут мы даже знаем детали, что оплатили и дорогу Иосифу Иосифовичу, 700 долларов в качестве компенсации вручили. Сегодня в 21:30 поездом номер 15 Москва – Ужгород он уезжает обратно в Мукачево. Мы все можем считать это нашей победой, но главное – Максим Максимов. Не зря прессу называют четвертой властью. Видимо, хоть где-то что-то сработало, слава Богу.



Валерий Винокуров: И очень приятно нам было, именно почему мы и решили сообщить все это слушателям. Потому что мы помним, как в прошлую субботу, когда мы рассказали о негативной стороне этой истории, то тогда как люди стали звонить и возмущаться. И сейчас я хочу специально отметить в данном случае роль Вячеслава Фетисова. Все-таки министр спорта, руководитель федерального агентства, его довольно часто и возможно справедливо критикуют за какие-то решения. Ну, такая должность, на ней часто люди подвергаются критике за те или иные свои действия, конечно, похвалам тоже. Но в данном случае Слава Фетисов (я уж так его назову, поскольку знаю с юношеской команды) проявил, мне кажется, прежде всего, свои человеческие качества, а не чиновничьи. Дошло письмо, видимо, Максима, и он просто понял, насколько это несправедливо. И от имени наших слушателей и от нашего имени Вячеслава Фетисова тоже мы должны отметить.



Олег Винокуров: Владимир из Московской области первым позвонил.



Слушатель: У меня два вопроса есть и мнение по поводу судей. Такое предложение по итогам сезона учредить премию, как у артистов есть «Серебряная калоша», «Мыльный свисток». Общественное воздействие на судей было бы. И можно по комментаторам такого плана премию придумать.


Первый вопрос про футбол. Как вы считаете, ключевая игра с «Порто» была, Газзаев в таком состоянии находился, горе такое, и вот он руководил игрой, но одновременно было, что он как бы сам не свой, не в своей находился кондиции. Мне кажется, игроки испытывали психологическую тяжесть от того, что Газзаев в такой кондиции, и они сами на поле себя так проявляли. Если бы он уехал на похороны, а доверил игру своему помощнику, игроки, может быть, больше сплотились и показали другую игру психологически. Это мое мнение. А вопрос у меня по футболу такой. На прошлой неделе обсуждался вопрос по поводу того, что иностранные тренеры должны платить какие-то деньги, тренер Первого дивизиона – 100 тысяч, а Высшей лиги – 300 тысяч, официальный откат как бы. Это лоббирование наших российских тренеров, я так понимаю. Ваше мнение хотел бы об этом услышать.



Валерий Винокуров: Владимир, тут мы ничего не можем сказать. Может быть, уехал бы Газзаев – было бы лучше или хуже, я не знаю, тут трудно сказать. Про иностранных тренеров я не в курсе. Может быть, это как налог рассматривается. Я не знаю даже как на это реагировать.



Олег Винокуров: Это же с иностранными игроками на Украине сделали так.



Олег Винокуров: И в хоккее российском.



Дмитрий Морозов: За иностранного вратаря отдельная плата какая-то.



Олег Винокуров: Ну, теперь, может быть, и за тренера. Хорошо, если деньги пойдут в бюджет федерации на какое-то полезное дело. Еще успеем выслушать Илью из Москвы, нашего нового автора.



Валерий Винокуров: Я об этом хотел отдельно сказать.



Слушатель: Это не тот Илья.



Валерий Винокуров: А Илья второй.



Слушатель: У меня не вопрос, у меня некоторый комментарий. Мне очень нравится ваша передача, но мне кажется, что вашей передаче немножко перестало хватать взвешенности. Не хотелось бы приводить примеры. Мне кажется, основная причина, что становится все меньше осмысленных звонков и то, что все трое в студии – единомышленники. Получается так, Валерий Винокуров говорит так, другой говорит, что да, да.



Валерий Винокуров: Илья, вас поняли. Во-первых, меньше созидательных звонков не становится. А во-вторых, что самое главное, вы считаете, что мы должны здесь искусственно придерживаться разных мнений. У нас тесная команда, и в команде, мы считаем, что в целом мнения должны быть одинаковые. Кроме всего прочего, я должен вам напомнить, мы очень часто, в частности с Олегом, расходимся в точках зрения и, например, оцениваем какую-то игру совершенно по-разному. Во-первых, я просто не понимаю, на каком основании этот уважаемый слушатель обидел других слушателей. Нам всегда казалось, я просто в этом убежден, что люди, которые нам звонят, весьма квалифицированно размышляют о спорте. Пример был – предыдущий звонок Владимира из Московского области. Звонят, очень серьезно люди оценивают, содержательные их выступления.



Олег Винокуров: С другой стороны, не то что я был с тобой не согласен, но просто мне кажется, что тут есть некоторые тенденции. Как всякая программа формирует аудиторию, которая, видимо, чем-то должна быть близка нам. Может быть, так и произошло, и слушатели в большинстве своем единомышленники наши. Поэтому нам нравится с ними общаться, а им с нами.



Дмитрий Морозов: Особенно на контрасте с официальными точками зрения, которые зачастую расходятся с мнениями многих слушателей.



Олег Винокуров: Или на контрасте с точками зрения других средств массовой информации, предположим.



Валерий Винокуров: Главное, что вы оба мне возразили, а это должно было Илью устроить.



Олег Винокуров: Александр из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Мне кажется, Илья имеет право на свою точку зрения.



Валерий Винокуров: Конечно.



Слушатель: Вот только обижаться на него необязательно.



Валерий Винокуров: А я не говорю, что обиделся. Я просто расстроился.



Слушатель: Ничего страшного. Пройдет. Где-то месяц назад новый владелец «Коммерсанта» Алишер Усманов начал переговоры о покупке 50-процентной доли на спортивном канале «7ТВ». По его словам, он это решил сделать из-за нехватки свободных частот. Не знаете, завершил он эти переговоры или нет?



Валерий Винокуров: Александр, мне кажется, что они еще продолжаются, но я точно не знаю. Это мы можем при случае выяснить. Единственное, я уверен, что как только завершит – все об этом узнают. Так что, судя по тому, что мы не знаем и вы не знаете, наверное, еще не завершил.



Олег Винокуров: Кирилл Николаевич из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Разрешите с Ильей не согласиться и обидеться, потому что передача, мне кажется, достаточно умная, и комментаторы друг друга дополняют и противоречат и вспоминают. Все очень здорово, на мой взгляд. А вопрос у меня такой: в региональном выступлении в Питере прозвучала такая вещь, что журналисты не болеют за ЦСКА в международных матчах, мол, в Англии болельщики друг за друга не болеют, в Италии. Но если в отсталых странах не болеют друг за друга, то к России какое это отношение имеет, почему мы не должны поддерживать друг друга? У меня вопрос к вам: как вы к этому относитесь? Во вторник был хороший патриотический день. «Спартак» выиграл в прекрасной игре, доставил много радости. И только это кончилось, переключаю канал, там хор ветеранов как грянул про Москву, помогали Кобзон и Лужков. Был очень трогательный день. Я даже простил переход Быстрова из Питера в Москву, подумал, что это божье провидение доставило радости и «Спартаку», и Москве, и Питере, и всей России.



Валерий Винокуров: Кирилл Николаевич, отвечу на вопрос, как я понимаю, почему журналист не должен болеть. То есть он может болеть, но это он должен тщательно скрывать у себя где-то в глубине души. Почему он не должен болеть все-таки, на мой взгляд? Потому что когда журналист смотрит какое-то спортивное соревнование и как болельщик на все происходящее реагирует, он теряет способность анализировать происходящее. Вот в чем все дело. Ведь когда мы просто болельщики, мы не на работе, мы сидим, за кого-то болеем, один – за одного, другой – за другого, мы не на работе в этот момент, то мы можем поддаваться своим эмоциям. Но когда мы смотрим матч, предположим, все желают успеха «Спартаку» и ЦСКА, но журналист, когда смотрит, он должен это свое желание всячески подавлять в себе, умерять, как-то уменьшать для того, чтобы уметь анализировать, что происходит. Ведь весь ужас, когда журналист болеет, он теряет способность анализировать.



Олег Винокуров: Ну, и потом надо же понимать, если критика какая-то раздается со стороны журналиста, то почему она раздается? Именно по той причине, что журналист желает успеха. Ведь критика – это же свидетельство боления. Болельщики тоже на трибунах, когда они кричат свои знаменитые кричалки, они же тоже кого-нибудь обвиняют в чем-то, игроку кричат «Мазила!». Они кричат, потому что они болеют за него. Я, например, не буду критиковать игру и тактические построения египетского клуба «Аль-Ахли», потому что мне совершенно все равно, какие у него тактические построения.



Дмитрий Морозов: Эх, хорошо бы двойную ошибку сейчас, как иногда комментаторы говорят.



Олег Винокуров: Да, вот именно. Это и свидетельствует, что мы все желаем успехов командам.



Валерий Винокуров: Одни – одним, другие – другим.



Олег Винокуров: Ну, а мы слушаем Виктора из Волгограда.



Слушатель: Я первый раз вам звоню, но уже пять лет слушаю вашу передачу, наслаждаюсь. Я вообще прописан в Москве, учился на мехмате и болельщик, так с детства получилось, киевского «Динамо», а когда в Москву поступил, то болел за «Спартак». А из сборных, у меня сердце разрывалось, когда СССР с Голландией играли. Огромная просьба, чтобы как можно чаще вы Роберта приглашали.



Валерий Винокуров: Воскеричяна?



Слушатель: Да.



Валерий Винокуров: Он каждое воскресенье в « Прессинг е». А вы имеете в виду еще в эту программу?



Слушатель: Да, чтобы в диалоге.



Валерий Винокуров: Понятно, обязательно вашу просьбу выполним.



Слушатель: А есть сведения интересные, которые мне хотелось вам сообщить. Где-то в январе прошла публикация в «Советском спорте», «Футбол» приложение по поводу румынского футбола, как он развивается.



Валерий Винокуров: Это в смысле год назад?



Слушатель: В январе этого года.



Валерий Винокуров: Почти год.



Слушатель: Почему они так резко вверх пошли в коэффициентах европейских. И там основная мысль состояла в том, что они стали тех футболистов, которые уехали на Запад, потихоньку возвращать, чтобы они тренировали, детишек учили. И у нас в области одна районная команда «Урожай» стала чемпионом, и там как раз заигран Жуненко, он в УЕФА играл и в Лиге чемпионов.



Дмитрий Морозов: Сергей Жуненко.



Слушатель: Он за «Шахтер» играл.



Дмитрий Морозов: Лучшие годы он был в «Роторе».



Слушатель: Все-таки идут по румынскому пути.



Валерий Винокуров: Видите ли, многие возвращаются, другое дело, что не все оказываются при деле. Играли за границей, как мы знаем, Хидиятуллин, Бубнов, Шавло, я беру из одного состава команды. Но вот Шавло при деле оказался. Бубнов как обозреватель выступает, но не при футбольном деле.



Олег Винокуров: При деле сейчас Колыванов.



Валерий Винокуров: Да, вот Колыванов сейчас вернулся.



Олег Винокуров: Шалимов так вроде был при деле – не был.



Дмитрий Морозов: Юран при деле.



Валерий Винокуров: Команда Колыванова вообще была признана по итогам этого года лучшей футбольной командой России.



Олег Винокуров: На самом деле, не столько тут важно формально. Надо еще им условия создавать. Видимо, все-таки не настолько погряз румынский футбол во всяких негативных проявлениях. Там все-таки как-то могут футболисты, вернувшись, приносить пользу. В России, мне кажется, сперва надо все расчистить немного.



Валерий Винокуров: Все-таки Бородюк играл за границей в «Шальке». Вот он при очень большом деле. Виктор Лосев – тоже его партнер по олимпийской сборной, по «Динамо», в молодежной сборной работает.



Дмитрий Морозов: Очень много, Корнеев тот же самый.



Валерий Винокуров: Конечно, совершенно верно, который вообще в Голландии очень долго играл и в «Барселоне».



Дмитрий Морозов: Круифф играл в «Барселоне».



Валерий Винокуров: Виктор, так что все-таки этот процесс идет.



Олег Винокуров: Но не такими темпами, как хотелось бы.



Дмитрий Морозов: Но насильно в любом случае игрока не будешь возвращать. Надо же условия создавать.



Валерий Винокуров: Я прочитал только что, «Российская газета» передо мной лежит, там сообщается, что, видимо, Виктор Анопко вернется. Сейчас, кстати, у него переговоры идут с президентом РФС Мутко о том, что он должен занять какую-то должность заместителя начальника какого-то департамента по организации соревнований. В общем, поскольку они не завершились опять же, но во всяком случае, видите, Виктор, и ваш тезка Анопко, возможно, вернется и будет работать. Но, может быть, Виктор имел в виду, что тренерами, главное, чтобы тренировали.



Олег Винокуров: В общем, всем, в любом случае, желаем успешного возвращения и успешной работы. Ну, а теперь как раз есть повод сказать про Илью.



Валерий Винокуров: В прошлую субботу нас все поздравляли с предстоящим тогда юбилеем. Потому что в прошлое воскресенье вышел у нас шестисотый выпуск « Прессинг а». И мы получили подарок от имени всех слушателей. Предположим, какой подарок к юбилею художника? Ему картину должны подарить хорошую. Какой подарок журналисту? Журналистский материал. От имени слушателей, мы так решили, нам преподнес подарок наш слушатель Илья. Наш слушатель Илья прислал нам по электронной почте интервью, которое ему удалось взять у тренера Гургена Варданяна, тренера венгерской фигуристки Елены Себастьян. Он прислал нам это интервью, и мы его опубликовали, поставили на сайт. И вот теперь…



Олег Винокуров: Теперь Илья и звонит нам.



Слушатель: Я несколько передач не мог вам прозвониться. Поэтому уже задним числом поздравляю вас с юбилейным выпуском « Прессинг а», потому что я слушатель с одним из самых больших стажей, слушаю с конца 90-х. Поэтому для меня это тоже юбилей в какой-то степени. Потому что я тоже передач 400 слышал точно.



Валерий Винокуров: 400 из 600.



Слушатель: Как минимум. Но думаю, что ближе к 500 все-таки. Хотел пожелать вам как можно дольше ее выпускать. А сейчас я еще раз хотел поблагодарить вас, что вы дали шанс опубликовать это на сайте.



Валерий Винокуров: Ну, потому что, Илья, было нормальное, профессиональное, хорошее интервью. Почему же нам не опубликовать?



Слушатель: Не знаю, получили ли вы вчера мое сообщение, я хотел вам просто написать, что это было первое мое интервью, я в принципе пытаюсь заниматься спортивной журналистикой на любительских основах, образования у меня соответствующего нет. Поэтому это не профессиональная, конечно, работа. Это было первое интервью, которое получилось. Я понял, насколько вообще тяжело сделать интервью, не только взять, но потом подготовить для публикации.



Валерий Винокуров: А кто вы по профессии, Илья?



Слушатель: Я – научный работник. С информацией мне дело приходится иметь, а вот именно журналистского образования нет. Я не журфак заканчивал.



Валерий Винокуров: Ну, и слава Богу.



Слушатель: Я понял, насколько это тяжелый труд и насколько тяжело выпускать « Прессинг » в частности, сколько труда вкладывается в каждый репортаж. Из этих 600 выпусков сколько там было репортажей, и сколько в каждый репортаж вкладывается усилий. Я только сейчас это понял, когда сам попытался сделать что-то подобное.



Валерий Винокуров: Но вы же без звука делали. Если бы был звук, мы могли бы в « Прессинг » вставить.



Слушатель: Нет, я записал на диктофон, это было настоящее интервью в записи на диктофон. Но, к сожалению, в пресс-центр меня не пустили без аккредитации, а в зале стоял такой шум, что невозможно это было сделать для радио, хотя мне хотелось, я пытался сделать сначала так, но там было очень шумно, невозможно было сделать. Я просто хотел сказать, мой тезка тут высказывался, во-первых, просто хотелось плавно перейти к этому, я вообще в принципе уважаю любое мнение, но в данном случае я хотел сказать по поводу « Прессинг а», сколько труда вкладывается в то, чтобы сделать каждую передачу. А вот передача «Час прессы», мой тезка сказал, что она деградирует. Я хочу не согласиться с этой точкой зрения в том плане, что, во-первых, сам жанр общения со слушателями – это самый сложный жанр журналистики. То есть это гораздо сложный жанр даже, чем репортажи, интервью и так далее. И мало кто вообще решается на это. Фактически таких передач две или три вообще в спортивном по крайней мере жанре. В свое время был «Радиоспорт» очень недолго и «Маяк», где не то что демократией не пахнет, там просто допрос устраивают при первой же попытке дозвониться. Во-первых, нужно учитывать, что критиковать немножко легче, чем делать, с одной стороны. А с другой стороны, не могу согласиться с тем, что слушатели высказывают неквалифицированную точку зрения, и при этом им потакают ведущие.



Дмитрий Морозов: Вот это самое печальное, что именно слушателей обвинил Илья в том, что они неквалифицированную точку зрения высказывают. Мы-то – Господи, наше мнение – наше мнение…



Слушатель: Ваша передача, на мой взгляд, хороша прежде всего тем, квалификация высока именно в том плане, что она развивает критическую точку зрения вообще у слушателей. И на мой взгляд, она этим отличается и соответствующую аудиторию вокруг себя собирает.



Дмитрий Морозов: Ну, конечно, и она плюралистична вполне. Люди высказывают совершенно разные, диаметрально противоположные порой точки зрения, то есть они имеют трибуну и имеют право высказать свою позицию. А что касается трудностей, то здесь прямой эфир имеет свои трудности. Это действительно одна из самых таких энергозатратных моделей работы журналиста, репортера и так далее. Но здесь важно не перейти грань, важно то, какую цель ставит перед собой журналист, когда садится к микрофону. Либо он пиарит себя, рекламирует себя, подает себя: вот я такой компетентный, известный. Либо человек ставит перед собой цель искреннего общения с аудиторией.



Валерий Винокуров: Мы уже все поняли. Илья, конечно, согласен, что мы ставим вторую цель – искреннего общения с аудиторией.



Олег Винокуров: Да, еще ставим мы цель слушать мнения масс, которые представляют наши слушатели. Вот теперь мы обращаемся к Евгению из Москвы.



Слушатель: Я хочу о начале передачи, о звонке Ильи второго и о голах «Спартака» рассказать. Я слушаю вас очень давно, конечно, прекрасная передача. Во-первых, о начале передаче. Конечно, огромное вам спасибо за то, что вы проявили обыкновенное человеческое участие и справедливость в отношении прекрасного игрока Беца. И именно в нашей жизни нам сейчас не хватает участия, доброго, человеческого участия. И вы помните, как сказал корреспондент из Мукачево, что этот пожилой человек стал болеть, чуть не заболел от того, что он был огорчен. Теперь по поводу звонка Ильи второго. К сожалению, он не стал пророком. Вы понимаете, именно потому, что у вас огромный объем материалов, и вы должны быть единомышленники, потому что вы подбираете огромный материал. И конечно, в процессе подбора у вас могут быть разные мнения, иногда эти мнения высказываются. И именно ваша передача на контрасте построена: ваше мнение и мнения радиослушателей. Кстати, Илья второй ничего не рассказал конкретно о своих видениях спортивного какого-то события. Были сатирические передачи Мироновой и Менакера, Тарапуньки и Штепселя. Это специально контраст такой. Но вы же не сатирики, не эстрада. Вы готовите материал огромный, один готовит одно, второй – второе, третье – третье, а слушатели высказывают свое мнение. И этим ценна передача. За это вас любят. Поэтому Илья второй, конечно, не прав.



Валерий Винокуров: Илья второй – это который позвонил первым.



Слушатель: И я повторяю, что характерно, что он не высказал какого-то конкретного мнения о каком-то событии. Теперь я хочу сказать о голах «Спартака». По-моему, это прекрасные голы. Очень редко удается гол, когда спиной к воротам, который забил Павличенко.



Валерий Винокуров: Да.



Олег Винокуров: Первый гол был прекрасный.



Слушатель: Конечно, изумительный. Два-три гола, может быть, Валерий, вы знаете эти голы?



Валерий Винокуров: В этом году был потрясающий гол, совсем недавно Рональдиньо забил в чемпионате Испании. А вообще таких голов было много. Александр Семенович Пономарев забивал. Я даже помню мальчишкой совсем в 1949 году на матче «Динамо» - «Торпедо» центрфорвард «Торпедо» Александр Пономарев через себя забил гол в ворота Алексея Хомича. Это был 1949 год. Вот видите, как голы такие помнятся.



Слушатель: Они тренируются специально, такие голы?



Валерий Винокуров: Нет, специально тренируется координация, акробатические эти все упражнения. Специально такой гол не будешь тренировать. А вот когда человек координирован и умеет подстроиться под мяч…



Дмитрий Морозов: Чтобы травму не получить в конце концов.



Олег Винокуров: Есть такая игра, сейчас как раз в нее играют на Азиатских играх, она входит в программу, у нее сложное название, теннисбол что-то такое.



Дмитрий Морозов: А, воланчиком…



Олег Винокуров: Мячиком через низкую сетку теннисную.



Дмитрий Морозов: Ногами.



Олег Винокуров: Да, и ногами. Вот там без конца, это там главный элемент – вот такой удар выполнять. Это смотреть, конечно, потрясающе.



Слушатель: Второй гол – удар вниз головой – конечно, труднее берется, чем кверху. И третий гол Бояринцева – он без подготовки хорошо ударил. Огромное вам спасибо. Я думаю, что контраст вас и слушателей – именно в этом и смысл передачи.



Валерий Винокуров: Евгений, если у вас есть возможность воспользоваться интернетом, то там на сайте «Утро.Ру» была очень интересная статья по итогам выступления «Спартака» и ЦСКА в еврокубках.



Олег Винокуров: Владимир из Москвы у нас на связи.



Слушатель: Вообще-то, я уже говорил в какой-то из ваших программ, что это не просто передача, это своеобразный клуб по интересам. И люди, которые звонят, им просто интересна и очень близка уже ваша программа, и как люди и журналисты вы близки. Мы вас ценим как специалистов, знающих свое дело очень хорошо. Большое вам спасибо за эту программу. А вот Илье я могу просто посоветовать: сейчас же очень много спортивных программ.



Олег Винокуров: Владимир, ну, чего мы набросились? Человек позвонил, высказал свое мнение, все точки зрения имеют право на жизнь.



Валерий Винокуров: Владимир, вы обратили внимание, что Роберт Воскеричян в юбилейном « Прессинг е» на ваш вопрос ответил?



Слушатель: Валерий, я вот хотел благодарность очень большую высказать. Спасибо большое. И в связи с этим я хочу просто сказать, что вы как раз – единственные журналисты, которые понимают хорошо, что экономика и спорт – вещи неотъемлемые, и у вас даже появился специалист в этой области, который очень хорошо разъясняет и вводит нас в курс дела по всем вопросам. Я очень благодарен вам за это. И хотел бы еще один вопрос на экономическую тему задать. Я недавно узнал, что в НХЛ из 30 команд только 11 команд имеют какой-то доход. И в то же время наш чемпионат по хоккею самый затратный в мире. И в связи с этим, а сколько вообще команд в нашей российской лиге находится в плюсе?



Дмитрий Морозов: Да нисколько, судя по всему.



Валерий Винокуров: Их, конечно, нет. Никто не находится в плюсе.



Дмитрий Морозов: Роберт об этом тоже, кстати, рассказывал.



Олег Винокуров: Много у нас сообщений на пейджер. От Александра пришло сообщение, он просит дать комментарий по поводу предстоящего боя Маскаева. Попробуем найти какого-нибудь специалиста в боксе.


«О Фетисове можно сказать всякое, но все-таки он – спортсмен и не стерпел хамского отношения к другому заслуженному спортсмену. Это доказывает, что спортом должны руководить именно спортсмены, а не буржуи вроде Мутко и Гиннера», - так считает слушатель Каримов.


Роман шутит здесь: «Если наша сборная добьется серьезных успехов, предлагаю учредить новую награду для футбольных тренеров – «Золотой Гусь». Что вы думаете об этом?» Ну, нормально, поскольку гусь по-английски тоже выглядит как Гус.



Валерий Винокуров: Но еще, кстати, Гусь – это было прозвище Игоря Нетто. И вот если учредить приз и Игоря Нетто, которого так любовно называли Гусем…



Олег Винокуров: По поводу комментаторов (болеть – не болеть) Антон вспоминает великого Озерова: «Вспомните, как он болел на играх советских хоккеистов с канадскими, но профессионализма у него от этого не убавилось».


И опять к вопросу о комментаторах Владимир из Москвы: «Хотел бы вас вернуть к вопросу о комментаторах. В медицине есть такой термин «словесный понос». Один из ярких представителей этого – господин Губерниев договорился до того, что назвал Бьорндаллена незабвенным, и это про живого человека. Остановите, пожалуйста, Губерниева!» - призывает нас Владимир из Москвы.



Валерий Винокуров: Остановить мы не можем никого. А мы можем только остановить нашу передачу, поскольку время уже истекло.




Материалы по теме

XS
SM
MD
LG