Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ив Кляйн как родоначальник художественного перформанса


В свое время Ив Кляйн принял решение найти «абсолютный», идеальный, цвет — им стал монохромный International Klein Blue (IKB) — «Международный Синий Кляйна»

В свое время Ив Кляйн принял решение найти «абсолютный», идеальный, цвет — им стал монохромный International Klein Blue (IKB) — «Международный Синий Кляйна»

В Париже открылась выставка абстракциониста, бунтаря, корифея европейского модернизма Ива Кляйна (Yves Klein). Кляйн — сын художников, он учился в школе торгового мореходства, затем в Национальной Школе Восточных языков, жил в Японии, работал в книжном магазине в Ницце, дрессировал скаковых лошадей в Ирландии. Ив Кляйн считается ключевой фигурой в поствоенном европейском неодадаизме.


Ив Кляйн заявлял: «Я убежден в том, что ни с помощью ракет, ни с помощью спутников человек не сможет завоевать космос. Он вечно будет в межзвездном пространстве лишь туристом… Но если он превратит собственную чувствительность в нечто новое, что позволит ему телесно стать частью космоса, в котором царит иная, спокойная и великая сила чистейшего воображения, тогда — да! Тогда это удастся…»


В те довоенные годы, когда он появился на свет, молодые люди увлекались раджа-йогой, Вивеканандой, Штейнером, Блаватской, дзен-буддизмом. Интерес к оккультизму, розенкрейцерам, восточным религиями родился на заре ХХ века, но Первая Мировая война внесла свои поправки в эти увлечения. Молодой человек, выросший среди ослепительной синевы Средиземноморья, в Ницце, решивший заглянуть внутрь себя самого с помощью дзен-буддисткой техники медитаций, знал, что нужно найти комнату, помещение, где никто и ничто тебя не потревожит, не нарушит напряженный покой мантрама, стремление к абсолютной пустоте, в которой, как говорил Святой Августин, «вьются лишь птицы дневных мыслей, от которых не стоит даже отмахиваться...»


Помещение такое молодой человек нашел, это был подвал, принадлежавший отцовской книжной лавке. Но для выросшего на пляжах Ривьеры молодого человека подвал без окон был метафорой клаустрофобии, с которой он еще не умел бороться. И он выкрасил потолок подвала ярко-синей краской, создал себе небо. И будущее. Потому что, если художник Ив Кляйн известен, то, прежде всего, своим синим цветом, который он позже запатентовал как, International Klein Blue, IKB, «Международный Синий Кляйна», номер PB 29, CI-77-0007.


Ив Кляйн, проводивший молодость на пляжах Лазурного берега, упорно вглядывался в синьку неба, однажды заявил друзьям, что поставил на ней свою подпись. Отныне — она принадлежала только ему.


Выставка работ Ива Кляйна в парижском культурном центре имени Жоржа Помпиду, это 120 картин и скульптур художника, около 40 рисунков, рукописи, а главное фильмы и фотографии, демонстрирующие метод Кляйна, искусство перформанса и хеппенинга. Выставка открыта до 5 февраля и пользуется большим успехом. Спонсоры этой ретроспективной экспозиции, названной «Тела, цвет и нематериальное..», фирмы шампанского «Моэт» и «Энесси», а так же товаров класса люкс — «Луи Вюитон»…


Но о спонсорах позже.


Воображение — это двигатель чувствительности


Я беседую с Катрин Паолетти, философом, ведущей энциклопедической передачи Франс-Кюльтюр «Университет Всезнания».


— Катрин, вы побывали на выставке Кляйна в культурном центре Жоржа Помпиду, что вы думаете об этом знаменитом «синем цвете» Кляйна, о котором идет столько разговоров? Какое впечатление он произвел на вас лично?
— Знаменитый IKB, «Синий Ива Кляйна» — на самом деле чистый пигмент. Действительно он в свое время принял решение найти «абсолютный», идеальный, цвет. Но до того, как он начал использовать свой IKB, он уже писал монохромные, одноцветные, картины…. Немаловажен и тот факт, что «синий Кляйна» был вдохновлен синим цветом неба на картинах Джотто. Можно сказать, что в своем поиске он соединил два желания: создать идеальный цвет и желание «войти» в нематериальное… Он, кстати, и говорил, что именно через цвет он и познал нематериальное…
Ив Кляйн родился в Ницце в 1928 году. Родители (и мать и отец художники) жили в Париже, и воспитывала его бездетная тетушка. Мистицизм и особенно идеи ордена Розы и Креста его заинтересовали еще в юности. Он также увлекся дзюдо и в своем понимании мистического подхода к миру, считал, что «дзюдо это существование человеческого тела в духовном пространстве». Позже, когда он начал обмазывать своих натурщиц синей краской и отпечатывать их на холстах, он говорил, что идея эта пришла именно из дзюдо, из воспоминаний о том, как тело после броска отпечатывается на спортивном мате.
В 1947 году Кляйн прошел в Лондоне обучение у мастеров золочения. Кстати, свой синий цвет он создал не сам, а с помощью приятеля-химика. 1952 и 1953 гг. он провел в Токио, что позволило ему повысить уровень мастерства в дзюдо, вникнуть в его философию и позже стать преподавателем дзюдо во Франции.
В обычном смысле слова Ив Кляйн не умел рисовать. Свои монохромные картины он впервые выставил в 1955 году в «Салоне новой действительности». Это был чистый оранжевый цвет, и когда от него потребовали поставить хоть несколько точек иного цвета, он отказался. Первый «синий» Кляйн был выставлен в миланской галерее Аполлинера. То была выставка из 11 одинаковых синих полотен, но… разной цены.
И в этом был уже весь Кляйн. Прием, а не содержание стало главным.
В эту же эпоху он огласил свою «теорию чувствительности» через которую (и лишь через нее) можно познать мир. Ив Кляйн рассуждал: «Что такое чувствительность? Это то, что существует вне нас, но в то же самое время постоянно нам принадлежит. Жизнь же, как таковая, нам не принадлежит. Но с помощью чувствительности мы можем ее «купить». Чувствительность — это деньги вселенной и космоса, величайший продукт природы, который нам позволяет купить жизнь у первичной материи».
Воображение — это двигатель чувствительности. Движимые воображением, мы воссоединяемся с самой жизнью, жизнью, которая является абсолютным искусством. С неподвижной головокружительной скоростью в мире осязаемом появляется Абсолютное Искусство. То, что смертные восторженно называют Великим Искусством.


Синие глобусы и скульптуры из крашенной губки


Если вы знакомы с выступлениями Сальвадора Дали или, более внятными, Марселя Дюшана, вы поймете, о чем говорил Ив Кляйн.


В конце пятидесятых Кляйн стал производить синие глобусы и скульптуры из крашенной губки. Сначала он наносил синюю краску на холст с помощью губок, а потом стал выставлять губки, как отдельные объекты. Согласно учению розенкрейцеров, «губки являются отражением изобилия духовных миров в океане».


В 1958 году в парижской галерее «Ирис Клерт» состоялась самая знаменитая и самая скандальная выставка Кляйна. Называлась она «Пустота». Посетители получали на входе стакан с коктейлем ярко синего цвета и входили в выставочный зал. Он был пуст. Но Кляйн не только выставил пустоту, он ее продавал. Причем лишь за золото. Считалось, что купленное пространство после сделки было — «занято». Золото же Кляйн публично выбросил в Сену.


Работы Кляйна (и в этом интерес выставки в центре Помпиду) снимались в процессе создания. К примеру, Кляйн во фраке и белых перчатках (чтобы не испачкаться искусством) тащит через холст обмазанную IKB — натурщицу. Или Кляйн (скорее фотомонтаж) птицей падает с городской стены.


«Группа новых реалистов» (Арман, Даниель Споэрри и Жан Тингелли) сплотилась вокруг Кляйна, который в последние годы жизни стал использовать еще один элемент стихии. После «синего» (небо, море, космос), он перешел к огню и стал употреблять газовые горелки для создания обожженных поверхностей полотен. Самым последним приемом Кляйна была сама голая стихия — он устанавливал полотно на крышу автомобиля и гнал под проливным дождем, заставляя дождь и ветер работать для «абсолютного искусства». Перед самой смертью он экспонировал монохромно окрашенные рельефные географические карты: синий мир Кляйна. В 1962 году он скончался. Было ему всего лишь 34 года.


Выставка в центре Помпиду демонстрирует, прежде всего, не работы Кляйна, а исчезнувшую эпоху. Эпоху отчаянных попыток дать бытовым вещам вторую жизнь, буквально, актом прикосновения (Дюшан с его «Писсуаром»), Уорхолл с его консервными банками. То есть эпоху реальных попыток (после отказа от старых религий) сакрализации банального.


Ну, а Кляйн сделал акцент на самом «обряде», на перформансе, на хеппенинге, откуда и пошли бесчисленные художественные акты, запечатленные лишь во времени, но отнюдь (вещественно) не в пространстве.


Что касается спонсоров, то весьма часто они же являются и крупнейшими коллекционерами работ того или иного мэтра. И устройство гигантских ретроспективных выставок прибавляет к стоимости картин в их запасниках — несколько нулей.


XS
SM
MD
LG