Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Проще отпустить цены на газ и свет, чем начать их экономить


Каждый год глава «Газпрома» и глава РАО «ЕЭС России» просят у власти повысить планку роста цен
на энергоносители

Каждый год глава «Газпрома» и глава РАО «ЕЭС России» просят у власти повысить планку роста цен на энергоносители

В 1992 году в России были отпущены цены почти на все товары, кроме энергоносителей. Чтобы решиться и на это, властям понадобилось 15 лет. К 2011 году почти весь газ и электроэнергия в России будут продаваться по рыночным ценам. Но начнут ли тогда их экономить в стране, где расход энергии вдвое превышает среднемировой уровень?


Газ и электроэнергия в России уже в 2011 году будут продаваться по свободным ценам. Для этого, начиная с 2007 года, нынешние фиксированные цены будут поэтапно. повышаться. Речь идет о промышленных потребителях, то есть о компаниях и предприятиях, переходный период для населения, по планам правительства, займет вдвое больше времени – 10 лет.


До сих пор Россия остается одной из самых энергоемких стран мира. То есть на одни и те же цели здесь расходуется значительно больше энергоресурсов, чем за рубежом. В целом энергоемкость экономики России в 2 раза выше среднемировой, в 3 раза выше, чем в Западной Европе, в 2,3 раза выше, чем в США, и в 2 раза выше, чем в Китае, говорит руководитель Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков: «Если в 1970 году Китай вдвое отставал по этому показателю от России, то теперь он также вдвое ее опережает».


В 1992 году в России «отпустили» почти все цены, кроме цен на энергоносители, которые «держат» до сих пор. Тем не менее, и эти цены росли. Но каждое новое их повышение мало что меняло в поведении потребителей – в первую очередь, промышленных – и особенно не вынуждало их инвестировать в более энергосберегающее оборудование. «Основу всего производственного потенциала страны все еще составляет старое оборудование, советских времен, - говорит руководитель отдела Института комплексных стратегических исследований Евгений Погребняк. – А поскольку новых инвестиций пока совсем немного, энергетическая эффективность экономики в целом остается примерно на том же уровне».


Политика и мотивация


В России практически нет исследований того, как именно меняется спрос промышленных и частных потребителей на те или иные энергоносители по мере роста цен на них, другими словами, насколько этот спрос оказывается эластичным. Такие исследования помогли бы прогнозировать, насколько может сократиться потребление в стране газа или электроэнергии после того, как цены на них будут вскоре отпущены.


Даже в наиболее развитых рыночных экономиках сами государства в течение последних 30 лет активно формируют политику энергосбережения, не полагаясь только на рыночные механизмы, тогда как в России такой политики на федеральном уровне просто не существует, говорит Игорь Башмаков. Рыночные механизмы, по его мнению, работают в области энергосбережения лишь при определенных условиях: «Прежде всего, нужна мотивация экономить энергоресурсы. А во многих секторах российской экономики, например, в бюджетной сфере, этим никто просто не интересуется. Необходима также система информации и обучения – на большинстве российских промышленных предприятий даже главный энергетик не в состоянии разработать план повышения энергоэффективности завода самостоятельно, без помощи со стороны, - говорит Башмаков. – Кроме того, государству предстоит создать систему стимулов энергосбережения и координировать эти усилия».


Еще один фактор – потребность в долгосрочных кредитах для финансирования проектов повышения энергоэффективности предприятий. А банки, не только в России, но и в других странах, по мнению Игоря Башмакова, пока оценивают риски таких проектов значительно выше, чем они есть на деле.


Экономия – вопрос выживания


В течение последних 15 лет внутренние цены на газ в России оставались на столь низком уровне, что ни о какой эластичности спроса на газ по мере его удорожания говорить не приходилось – этот спрос только возрастал. Некоторые потребители газа имели возможность просто перекладывать возросшие издержки на своих потребителей – например, энергетики, цены которым также устанавливало государство, говорит аналитик инвестиционной компании «Проспект» Дмитрий Мангилев. У предприятий других отраслей такой возможности не было, они действовали в конкурентной среде, в отличие от энергетики, и низкая цена газа являлась одним из их конкурентных преимуществ.


Если через пять лет цены на газ в России для промышленных потребителей действительно сравняются с европейскими, за вычетом экспортных пошлин и стоимости транспортировки, это конкурентное преимущество сойдет на нет. По словам министра промышленности и энергетики России Виктора Христенко, если грядущее удорожание газа провели бы сейчас, то одна тысяча кубометров топлива стоила бы примерно 125 долларов – это второе больше, чем сегодня платят российские предприятия. Поэтому в экономии газа в большей степени будут заинтересованы те отрасли, которые, с одной стороны, потребляют его много, а с другой стороны, ориентированы на экспорт. «Например, металлургия или производство минеральных удобрений, - поясняет Дмитрий Мангилев. – Низкие цены на газ в России для них – одно из главных конкурентных преимуществ. И если оно уйдет, эти отрасли просто окажутся на грани выживания, если сами не решатся на масштабные программы энергосбережения».


Выбирать или экономить


В России либерализация рынка электроэнергии только начинается. Однако к 2011 году, когда планируется отпустить цены на электроэнергию для предприятий, сам сектор ее производства в России может стать уже вполне конкурентным – в отличие, например, от сектора передачи электроэнергии, который останется под полным контролем государства. В этом случае фактор отпускной цены может стать более значимым для самих энергокомпаний, чем для потребителей, которые смогут выбирать себе поставщика вместо того, чтобы думать об энергосбережении.


«Вряд ли фактор конкурентного рынка перевесит потенциал энергосбережения, - полагает аналитик инвестиционной группы "АТОН" Дмитрий Скрябин. - В конечном энерготарифе доля собственно электроэнергии, которая покупается на рынке и на цены которой воздействует конкуренция, составляет максимум 50%, все остальное – инфраструктурные платежи, которые, безусловно, будут расти. Поэтому фактор конкуренции на этом рынке, если вообще таковая будет, не очень сильно будет влиять на итоговую цену электроэнергии».


Неведомая выгода и неплатежи

Для частных потребителей в России переходный – к свободным ценам на газ и свет – период продлится, по планам правительства, не пять лет, как для предприятий, а 10 лет. Тем не менее, полагает директор Центра по эффективному использованию энергии Игорь Башмаков, в стране лишь предстоит создать систему как мотивации к энергосбережению, так и информации о ней. «Люди просто не знают, какую выгоду они могут получить, установив в своей квартире более экономное оборудование. Например, москвичи не знают, что, только на одной энергоэффективной лампе они за год будут экономить 100-150 рублей. Учитывая, что в каждой семье задействовано, как минимум, десять ламп, это заметная экономия для семейного бюджета». При этом энергосберегающими могут быть не только лампочки, но и более энергоэкономные холодильники, стиральные машины, телевизоры или электроплиты.


Повышение цен на свет или газ для населения, по опыту многих стран, всегда чревато ростом неплатежей. Слишком большая нагрузка коммунальных платежей на семейный бюджет приведет не к тому, что люди начнут покупать в дом более эффективные бытовые приборы, а к тому, что они перестанут платить, говорит Игорь Башмаков: «Заступить за некую грань - значит стимулировать неплатежи. И тогда сами энергокомпании, которым так необходимы инвестиции в собственное развитие, просто не смогут собрать эти деньги с населения». А наименее обеспеченным следует напрямую помогать за счет бюджета устанавливать энергоэффективное оборудование, как это делается, например, в Лондоне, говорит Башмаков.


Месяц назад Европейская комиссия представила проект масштабной программы энергосбережения в странах Европейского союза. В нем отмечается, в частности, что 20% всей электроэнергии, потребляемой в жилом секторе, приходится на долю бытовых электроприборов, пребывающих большую часть времени суток в режиме ожидания – stand-by. Это компьютеры и принтеры, телефоны-факсы и ресиверы спутникового телевидения, видеопроигрыватели и обычные телевизоры...



XS
SM
MD
LG