Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Трепашкин готов помочь в расследовании "по делу Литвиненко"


Программу ведет Дмитрий Волчек . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер.



Дмитрий Волчек : К расследованию дела Александра Литвиненко уже подключился ИНТЕРПОЛ, а в Германии, в Гамбурге продолжается интенсивное расследование по фактам обнаружения в городе следов полония-210, оставленных российским бизнесменом Дмитрием Ковтуном во время пребывания в городе перед полетом в Лондон на встречу с Литвиненко. Продолжит тему корреспондент Радио Свобода в Германии Юрий Векслер.



Юрий Векслер : Скорее всего, Дмитрию Ковтуну вскоре будет предъявлено в Германии обвинение в незаконном ввозе в страну радиоактивных материалов. Вчера вечером бывшая жена Ковтуна, двое ее детей и мужчина, проживающий с ней в гражданском браке, были госпитализированы после обнаружения на их одежде следов полония-210, оставленных Дмитрием Ковтуном, который дважды ночевал в квартире своей бывшей жены. Говорит Эльмар Лиллпопп, один из руководителей следственной группы.



Эльмар Лиллпопп : Мы нашли следы полония в спальне, а также в детской комнате. Следы есть на одежде, как на нестиранной, так и на подвергшейся за это время стирке, а также в самой стиральной машине.



Юрий Векслер : Тем не менее, специалисты клиники, куда помещена бывшая жена Дмитрия Ковтуна со своей семьей, уже дали предварительный отбой по поводу возможного попадания полония в организмы обследованных. То, что при огромном количестве следов, оставленных Ковтуном, их не оказалось в самолете компании "Германвингс", на котором он летел в Лондон, специалисты объясняют тем, что самолет, согласно предписаниям, подвергался за это время тщательной чистке и совершил в воздухе Европы 271 перелет, перевезя 27 тысяч пассажиров. Один из руководителей следственной группы Эльмар Лиллпопп считает также, что "то, что Ковтун оставлял следы полония, не означает, что он должен был оставить их везде". Президент германского общества по защите от радиации Себастьян Пфлюгбаэль считает: "Полоний можно провозить в закрытом сосуде, не оставляя следов. То, что его следы находятся по всей Европы говорит, скорее всего о том, что возможно часть следов была оставлена намеренно для направления следствия по ложному пути".


По-прежнему нет ответа с российской стороны на запрос немецких следователей о самолете "Аэрофлота", которым Ковтун прилетел из Москвы в Гамбург. Немецкие следователи не исключают необходимости проведения своих следственных действий и в Москве.


В Германии расследование убийства Александра Литвиненко и, в частности, расследование "дела Ковтуна" вызывает большой интерес. Для многих политиков Германии важным является в этой истории вопрос, который озвучил известный политик ХДС Вольфаганг Вбосбах: "Речь о том, существует ли возможность воспрепятствовать транспортировки воздушным путем в Германию или через Германию опасных радиоактивных материалов".


В последнем номере газеты "Русская Германия", выходящей в Берлине на русском языке, опубликовано интервью с другом Литвиненко режиссером Андреем Некрасовым. В интервью приводится одно из писем адвоката Михаила Трепашкина актрисе Ольге Конской, жене Андрея Некрасова и продюсеру его документального фильма "Недоверие", в котором Трепашкин снимался.


Михаил Трепшкин, в прошлом следователь ФСБ, а позднее адвокат семей пострадавших при теракте в "Норд-Осте", отбывает наказание, как он считает, по сфабрикованному делу. Михаил Трепашкин убежден, что он мог бы пролить свет на дело Литвиненко, и хотел бы быть допрошенным следователями Скотланд-Ярда. Но пока ему в этом отказывают.


Ольга Конская, с которой мне удалось побеседовать, предоставила в распоряжение редакции Радио Свобода последнее по времени письмо Михаила Трепашкина из колонии, датированное 7 декабря 2006 года:


"Уважаемая Ольга! Власти всячески пытаются не допустить моего допроса по делу об убийстве Литвиненко. Я - следователь. Поэтому я бездоказательно никогда ничего не заявляю. Я по-прежнему прошу о допросе и считаю, что в моих показания есть веские основания для вывода о мотивах убийства Литвиненко. Возможно, они выведут на конкретных лиц, причастных к убийству. Генеральный прокурор России, отказав в моем допросе, постарался представить, что мое дело и дело Литвиненко не имеют соприкосновения. Это не так! Чтобы сфабриковать мое уголовное дело, засадить за решетку (по известным политическим мотивам) через Шебалина мне было подброшено несколько патронов и потом быстро провели обыск по делу Литвиненко. Было состряпано ложное агентурное сообщение, что я якобы передаю Литвиненко в Лондон по электронной почте секретные документы для написания им книги. И ко мне приехали «искать следы и местонахождение Литвиненко» (так было указано в постановлении на обыск), хотя все знали, что он находится в Лондоне. Разумеется, они ничего подобного не нашли, но нашли подброшенные несколько патронов. Вот так меня подтянули к делу Литвиненко. И потом, с учетом того, что было установлено, что я ни одного документа Литвиненко не отсылал, дело выделили в самостоятельное производство. Выделили из уголовного дела на Литвиненко! А генпрокурор России Чайка утверждает, что наши дела не пересекались! А все потому, что меня прессует и уничтожает здесь та же группа, что причастная к убийству Литвиненко! Руководители из госструктур общие! Об изложенном выше нужно проинформировать тех, кто ведет расследование дела Литвиненко. Не возражаю, если мое письмо будет предано огласке или опубликовано полностью или частично.


С уважением, Михаил Трепашкин, 7 декабря 2006 года".



Юрий Векслер : Ольга Конская рассказала о своем знакомстве с Михаилом Трепашкиным.



Ольга Конская : С Михаилом Ивановичем Трепашкиным мы познакомились, лично я, работая над поиском героя для картины "Недоверие" после взрывов домов в 1999 году. Как только появилась информация, что в Лондоне некий Литвиненко выступает в роли политического беженца и просит его заслушать, потому что у него есть доказательства о том, что власти и ФСБ, руководство ФСБ, знали, если не участвовали, в организации этих взрывов, естественно, первый импульс был у режиссера поехать и найти этого человека. Естественно, мы стали спрашивать, Андрей стал спрашивать у Саши, существует ли кто-то в России, кто мог бы эту тему с нами проследить, как минимум. Литвиненко познакомил нас с Трепашкиным. Они находились в телефонном контакте. Я встретилась с Михаилом Ивановичем, и через неделю после того, как он дал нам последнее интервью, он был арестован. У меня не было оснований считать, что его арестовали вследствие того интервью, которое он нам дал, хотя то, что он нам говорил в последнем интервью, что не вошло в фильм, действительно, информация очень острая. Кстати говоря, передача этой информации в "Международную амнистию" послужила основанием для этой организации назвать этого человека политическим заключенным в России.



Юрий Векслер : На мой вопрос - как она понимает задачи, которые поставил себе Михаил Трепашкин? - Ольга Конская сказала:



Ольга Конская : Первое - он четко говорит, что он хочет выступить свидетелем по делу Литвиненко. Второе (и это очень важно) - он хочет защитить честь офицера, который на сегодняшний день просто предан, я бы сказала, растерзанию. Вопреки христианской традиции Российский телеканал позволяет себе поливать грязью человека в день похорон. Третье - он требует пересмотра своего дела. Это те цели, которые он четко формулирует и которые я, и Андрей будем стараться добиваться этих целей. Мы не одни. Существует общественный комитет помощи Михаилу Трепашкину в России, существуют влиятельные люди за рубежом, в Европе, которые готовы заниматься на журналистском уровне, на адвокатском уровне, на парламентском уровне рассмотрением дела Трепашкина. И, я думаю, что все вместе мы что-нибудь сдвинем с мертвой точки.





XS
SM
MD
LG