Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Анатолий Стреляный: «От особенности - к извращению»


Во время последних Максимовских чтений в редакции журнала «Континент» (№№ 128, 129), посвящённых национальной идее, прозвучало здравое замечание, что само это понятие, при всей его туманности, может быть опасным. Это сказала Н. Горбаневская. В таком случае, ответили ей по-русски находчиво, пусть нашей национальной идеей станет такое святое дело, как спасение «христианства и цивилизации» для Запада, где «неуклонно сгущается языческая тьма» (Ю. Каграманов).

Не спешите, однако, с выводом, что «мы» ни о чём, кроме спасения Запада, отныне не думаем. Нет, главное для «нас» по-прежнему всё то же – остаться «на Большой дороге истории».

Хочется, как видим, и мир приобрести, и невинность соблюсти.

Такова, на поверку, религиозность российских «христианских демократов», которую они противопоставляют безрелигиозности нынешних кремлёвских мечтателей. Поистине: нельзя жить в обществе и быть свободным от общества.

Разговорам о том, что Россия своим примером воспитает и в этом смысле спасёт все прочие племена, населяющие Землю, почти полтысячи лет. С высоты сегодняшнего дня можно, наверное, считать, что когда-то эти разговоры объяснялись недостатком сведений о мире и человеке. Знаний не хватало, а притязаний было хоть отбавляй. Сегодня знаний и опыта уже, кажется, достаточно. Во всяком случае, их достаточно для того, чтобы понять: ни один народ или страна, ни одна религия, ни одна конфессия, ни одно учение не могут безнаказанно претендовать на спасение мира чем бы то ни было – демократией, христианством, православием, исламом, буддизмом, социализмом и пр.

В свете этого, казалось бы, самоочевидного знания, потуги нынешних российских строителей Третьего Рима уже не выглядят плодом неосведомлённости. Это уже не особенность немой девочки с чудными глазами, как сказал о Руси ХV века Георгий Федотов, а умственное извращение зрелой, речистой и, пожалуй, всё-таки циничной особы.

В заявлениях, что Запад погряз в секуляризме и сам не выберется, а Россия, хоть и погрязла, может быть, ещё глубже, но выберется, чтобы вытащить и его, – нет и зёрнышка религиозности. Там и не пахнет христианством. Там одна махровая гордыня, как скажет сознающий себя христианин. С ним согласится и неверующий демократ, только он употребит другое слово. Например, «наглость». Или просто расхохочется, услышав, как один из сотрудников максимовского журнала говорит, что он исходит из того, что Россия становится «духовной лабораторией человечества», а посему необходимо вернуть ей «место в центре мира».

Не к делу будет, повторим, только слово «невежество». Всё они знают. Всё читали. Им известно больше, чем Пушкину и Чаадаеву, и первым славянофилам, и Соловьёву с Федотовым, не говоря уже о старце XVI столетия Филофее, авторе тезиса "Москва – Третий Рим". Увещевай брата своего с кротостью и любовью, учит Писание. Им известно и это. Но уж очень хоцца дразнить Запад, который не обращает на них внимания. Их терзает зависть, тайное уныние подростка, который уже подозревает, что без труда не выловить рыбку из пруда, но не обладает должной усидчивостью.
XS
SM
MD
LG