Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что хочет доказать миру Иран, проводя конференцию по Холокосту; Спокойное отношение российских властей к проявлениям расизма и ксенофобии противоречит конституции; Узнавая себя в зеркале: признак интеллекта слонов; Реабилитация детей, вышедших из исправительных учреждений




Что хочет доказать миру Иран, проводя конференцию по Холокосту.



Ирина Лагунина: Во все времена в мире были и есть лидеры и режимы, отрицающие очевидное. Советское руководство десятилетиями отрицало, что социалистическая модель не работает. Командование нацистской Германии отрицало, что фюрер вел политику преступлений против человечности в масштабах, ранее не виданных земным шаром. Теперь иранское духовенство и поддержанным им лидер страны Махмуд Ахмадинеджад отрицают – нет, не все преступления фашизма, а только отдельную их часть: Холокост, целенаправленное уничтожение евреев. А поскольку антисемитизм в мире, как зависть, существовал столетиями, то сторонники у иранских устроителей конференции по Холокосту, конечно, нашлись. И ничего, что против такого подхода в числе первых выступает руководство нынешней Германии, на конференции решено создать международный научный комитет по изучению Холокоста. И цель, которую заявляет Иран, организовав столь научные слушания, для внешнего, особенно демократического, мира должна быть исключительно привлекательной – дать возможность плюралистическому подходу, создать платформу для дискуссии по этой проблеме. И правда, чем не демократия. Министр иностранных дел Ирана Манучер Моттаки:



Манучер Моттаки: Основная цель- дать возможность выступить тем экспертам, у которых нет возможности выразить их точку зрения на историческое явление в Европе, которая, как утверждается, свободна.



Ирина Лагунина: На самом деле конференция в Тегеране не имеет никакого отношения ни к Холокосту, ни к истории нацизма. Ее цель – решить абсолютно современные проблемы и утвердить собственную региональную политику Ирана на Ближнем Востоке.


20 октября 2006 руководство Тегерана во главе с президентом торжественно отметило день Иерусалима. В этот день Махмуд Ахмадинеджад обратился к нации со словами: «Запад должен взять Израиль за руки и за ноги и выкинуть из региона». Впрочем, приведу фрагменты этого выступления – аудиозапись и перевод с фарси предоставлен Институтом изучения ближневосточной прессы. Я специально не пыталась отредактировать это обращение к народу либо сделать его более внятным. Итак, Махмуд Ахмадинеджад о второй мировой войне:



Махмуд Ахмадинеджад: Этот сионистский режим был создан для того, чтобы поглотить весь регион и предоставить внешнему миру пользоваться им. Это ложь, что все это было сделано, чтобы защитить тех, кто погиб во второй мировой войне и чтобы предоставить им компенсацию. Во второй мировой войне погибли 60 миллионов человек. Допустим, что вы правы и что среди них было 6 миллионов евреев. Так почему же вы не скорбите по остальным 54 миллионам? Почему вы им не выплачиваете репарации? Почему вы даже никогда не задумываетесь о них? Вся ваша скорбь и грусть отдана тем жертвам, число которых неизвестно кто считал.



Ирина Лагунина: О Западе и победителях во второй мировой войне.



Махмуд Ахмадинеджад: Ясно, что некоторые западные страны сейчас оказались в заложниках у сионистского режима. Некоторые западные страны уже 60 лет платят ему репарации. Мы написали им послания с вопросом: когда этим отношениям, установленным после второй мировой войны, придет конец? Война закончилась более 60 лет назад. И кто-то посчитал себя в ней победителем. Они оккупировали Палестину. Они разбросали свои базы по всему миру. И они хотят и дальше творить агрессию против всех этих людей. Они также заняли привилегированные позиции в международных форумах. И все остальные народы должны им подчиняться. А мы спрашиваем их, когда прекратятся подобного рода отношения? Мы спрашиваем лидеров этих стран: До каких пор ваши народы намерены платить репарации? В течение двух поколений? Или трех? Или ста лет? Или тысячи? Или нескольких тысяч?



Ирина Лагунина: О создании государства Израиль и о палестинском народе.



Махмуд Ахмадинеджад: Существование этого режима настолько важно для этих стран, что в некоторых из них ему даже ставят памятники. Вы знаете, что каждая страна воздвигает памятники тому, чем она гордится. И они с малолетства приводят своих детей к этим памятникам, чтобы научить их почтению, чтобы помочь им воспитать чувство принадлежности к нации и оставить у них в памяти то, чем они должны гордиться, чтобы почувствовать силу и чувство собственного достоинства. В некоторых из этих стран они воздвигают монументы, которые служат лишь тому, чтобы уничтожить и унизить их собственную нацию. Они с малолетства говорят своим детям: «Посмотри, наши предки были убийцами, наши предки сжигали людей. Мы в долгу». Нечто произошло три поколения назад. Предположим, что мы знаем об этом правду. Так в чем же состоит преступление молодежи, которая рождается в Европе сегодня? Разве люди, живущие в мире сегодня, совершают преступления, чтобы платить репарации, сумму которых невозможно даже подсчитать? Они вынуждены делать эти отчисления, размер которых установлен Америкой и Англией. Есть ли в этом смысл? Будет ли когда-нибудь этому конец? Где предел всему этому? И при чем здесь Америка? Почему Америка занимается вымогательством у всего мира под предлогом Холокоста? И почему Англия вымогает у всего мира? Не Англия ли заложила основы того страха, который заставил евреев бежать на оккупированные земли. Они сказали: «Мы хотим дать место тем, кто выжил». А сколько их выжило? Ложными обещаниями вы собрали остатки народа из Африки, Южной Америки, Азии и Северной Америки и привезли их сюда. Вы согнали один народ с его земли и вы хотите силой создать другой народ.



Ирина Лагунина: Это были фрагменты выступления президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада 20 октября в день Иерусалима. Действительно, трогательно, что иранский президент заботится о бедных немцах, которые говорят своим детям: «Смотрите, наши предки были убийцами. Мы в долгу». И ничего, что Германия в числе первых осудила организаторов конференции, а канцлер Ангела Меркель заявила, что собрание лишь показывает, в каком опасном окружении находится Израиль. С такой же мыслью от имени Госдепартамента США выступил и представитель американского внешнеполитического ведомства Шон Маккормак:



Шон Маккормак: Конференция созванная, чтобы попытаться объявить: не было убийства 6 миллионов человек, - просто ужасна. Тегеран к тому же открыто утверждает, что Израиль должен быть стерт с лица земли. Все это не может вызывать глубокой озабоченности у каждого в мире.



Ирина Лагунина: С политиками согласны и историки. Вольфганг Бенц работает в Центре исследования антисемитизма в Берлине:



Вольфганг Бенц: Те, кто отрицает Холокост, знают в деталях, что произошло, знают его масштаб, но они просто хотят использовать Холокост в других целях. Они хотят направить антисемитизм против Израиля, против евреев в других странах мира, произвести впечатление на тех, кто не знает проблемы, у кого нет образования. Все это – ради политики, а не ради образования или политической корректности.



Ирина Лагунина: А вообще, еще до этой конференции Махмуд Ахмадинеджад однажды заявил, что Холокост – это миф. И все это сильно напоминает международную конференцию о свободе прессы в России: свободы прессы практически не осталось, но Кремль активно поддерживал международное собрание на эту тему. Как относятся к конференции интеллигенция в самом Иране? Садех Зибакалам – профессор политических исследований в тегеранском университете:



Садех Зибакалам: Меня, иранца, действия нашего министерства иностранных дел приводят в недоумение и в удивление. Я не понимаю, какая честь принимать у себя группу антисемитов, неонацистов, членов Ку-клукс-клана и расистов – привозить их всех в Иран… Зачем? Ради чего? Я не понимаю, что наше руководство пытается этим добиться или доказать. И все это происходит в тот момент, когда вопрос о нашей ядерной программе рассматривается в ООН и мы делаем все возможное, чтобы обрести доверие международного сообщества.



Ирина Лагунина: Профессор Зибакалам, похоже, посмотрел в корень проблемы. Только за последние два месяца руководство Тегерана провело следующие пропагандистские мероприятия для непросвещенной публики. В сентябре иранское телевидение определило, какие международные компании принадлежат сионистам – я пользуюсь в данном случае лексикой, прозвучавшей в репортаже государственного телевидения. Среди компаний – Coca-Cola, Hugo Boss, Marlboro, McDonalds, Disney, Garnier, l’Oreal, Pepsi. Pepsi радует особенно, потому что это, по мнению иранского репортера, аббревиатура – Pay Each Penny Save Israel – плати, каждый пенс спасает Израиль. В начале октября Ахмадинеджад сказал, что Иран будет мировой супердержавой, как только получит ядерные технологии. В ноябре глава Революционной гвардии Ирана – самой мощной организации в стране – разъяснял телезрителям, что военное командование планирует стратегию в соответствии с сильными и слабыми сторонами американской армии. В начале декабря один из командующих иранской армией заявил, что если США нападут на страну, то Иран ответит атакой на американские войска, расквартированные в районе Персидского залива. Все это, как и конференция по Холокосту, - исключетельно для внутреннего пользования. И вот еще раз обращаясь к тому выступлению иранского президента в день Иерусалима, выдержки из которого мы уже представили в этой программе. Закончилось это выступление так:



«Да что из себя представляет Совет Безопасности ООН? - спросил иранский президент у толпы. – Весь мир знает, что Америка и Англия – враги иранского народа». И толпа ответила: «Аллах Акбар, Хаменеи – наш лидер, смерть тем, кто против власти закона. Смерть Америке, Смерть Англии. Смерть лицемерам и Саддаму. Смерть Израилю». Справедливости ради надо сказать, что иранцы не чувствуют себя при этом в изоляции. Вот, например, газета, принадлежащая одному из бывших командующих Национальной гвардией пару месяцев назад написала, что российские военные учения «Рубеж» в Каспийском море – это подготовка к тому, чтобы помочь Ирану отразить американскую агрессию.



Ксенофобия противоречит конституции России.



Ирина Лагунина: Во Владивостоке скончался в больнице еще один гражданин Северной Кореи, пострадавший во время нападения на него и его коллег-строителей группы молодых людей в воскресенье. Нападение на корейцев и китайцев становятся таким же рутинным явлением на Дальнем Востоке, каким стали нападки на так называемых лиц «кавказской национальности» в Европейской части России. Последние, правда, происходят чаще. Отношение российских властей к гражданам постсоветских государств не соответствует официально декларируемым интересам Москвы в отношении этих государств. Так считают эксперты, анализируя растущую в обществе ксенофобию и национальную нетерпимость. С экспертами накануне очередной годовщины принятия Конституции России побеседовал наш корреспондент Олег Кусов.



Олег Кусов: Официальная Москва часто говорит о своих интересах на постсоветском пространстве, пытается взять под контроль общественно-политические и экономические процессы в бывших советских республиках. Но в тоже время отношение российских властей к простым гражданам этих государств вызывает резкую критику со стороны правозащитников и общественных деятелей. В российском обществе, по их словам, открыто проявляется нетерпимость к представителям бывших советских республик. Участились случаи убийств и избиений людей по национальному признаку. В подобной атмосфере любые решения политиков, направленные на интеграцию постсоветского пространства, попросту теряют смысл, поскольку часто сталкиваются на практике с серьёзными нарушениями прав человека. Слово руководителю проекта «Россия-Азербайджан» Информационно-аналитического Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Исмаилу Агакишиеву.



Исмаил Агакишиев: Создается парадоксальная ситуация: с одной стороны пугают кавказцами русских, местное население, а с другой стороны, создавая те же организации скинхедов и показывая каждый день по телевизору, пишут в газетах, говорят точное количество этих людей, где 10 тысяч, где 40 тысяч, государство ничего не делает в отношении них.



Олег Кусов: Если в России постоянно дают о себе знать внутренние межнациональные проблемы, рассчитывать со стороны южнокавказских стран на благоприятное к себе отношение нельзя, считает Исмаил Агакишиев.



Исмаил Агакишиев: Если внутри страны не создаются условия, нормальные условия, независимо от национальности людей, нормальная атмосфера для этих людей, как может такая страна претендовать на внешнюю политику, как могут к этой стране относиться народы, которые живут в тех же республиках Северного Кавказа.



Олег Кусов: Среди нынешней политической и общественной элиты Тбилиси, Баку и Еревана немало тех, кто сформировался в российской культурной среде. Многие бы хотели, чтобы их дети получили высшее образование в ведущих московских и петербургских вузах. Но останавливает этих людей страх перед бесчинствами скинхедов и их сторонников на улицах российских городов.



Исмаил Агакишиев: Те люди, которые заканчивали эти вузы и они находятся в политической, экономической элите в республиках и с огромным уважением относятся к культуре, к стране и хотели бы, чтобы их дети учились здесь. Но родители, матери никогда не согласятся только по одной простой причине, что страшно пускать в эту страну своих детей, потому что нет гарантии, что с ними завтра тоже не может случиться то, что случилось с тем африканцем студентом, родители которого тоже учились в этой стране и с огромным уважением относились к этой культуре и хотели, чтобы их дети тоже поняли, что это за страна и любили эту страну.



Олег Кусов: Говорил руководитель проекта «Россия-Азербайджан» Информационно-аналитического Центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве Исмаил Агакишиев.


З аведующий отделом межнациональных отношений Института политического и военного анализа СергейМаркедонов.



Сергей Маркедонов: Я себя идентифицирую как российского государственника, но я считаю, что проект «Россия для русских», я бы его назвал русским сепаратизмом. Потому что, во-первых, в России есть много регионов, имеющих очень сложный опыт вхождения в состав России. Во-вторых, ресурсов русификации просто нет на сегодняшний момент. В-третьих, эта русификация может породить конфликты и способствовать распаду большой России, чего бы мне не хотелось. Что же касается взаимоотношения с мигрантскими сообществами, первый момент – нам нужно бороться с миграционными мифами. Потому что надо понимать, что после распада Советского Союза 75% общего миграционного потока в России - это русские из республик Центральной Азии, из Южного Кавказа, из стран Балтии и так далее - это русские прежде всего.


Второй момент: если Россия говорит об ответственности за судьбу постсоветского пространства, о своей особой миссии, то эту миссию в том числе надо подтверждать более льготными условиями предоставления гражданства бывшим советским гражданам. Если мы правопреемник СССР, если мы наследник великой державы, как мы говорим, то мы должны давать гражданам Грузии, пожелавшим взять российский паспорт, или гражданам Армении более быстро это гражданство, чем гражданину Занзибара, например.


И если мы говорим о этнической преступности, надо задавать вопросы: а кто поощряет эти вещи? И здесь окажутся люди в больших погонах и вполне славянской национальности. Так может быть бороться вначале с коррупцией нужно? Мне кажется, должно быть в начале соблюдение правового принципа, должны работать правоохранительные структуры не как частные охранные агентства, а как государственные органы. Должно государство быть государством в подлинном смысле слова и гарантировать защиту всем гражданам, которые есть.



Олег Кусов: Это было мнение заведующего отделом межнациональных отношений Института политического и военного анализа СергеяМаркедонова.


Уроженцы бывших советских республик имеют правовые основания активно участвовать в работе представительных органов власти в России. Эту возможность им даёт статус национально-культурных автономий. Однако этот механизм на практике почти не востребован, убеждена российский политолог Наталья Харитонова.



Наталья Харитонова: Исходя из тех реальных механизмов, которые функционируют или, по крайней мере, должны функционировать в соответствии с российским законодательством, наиболее реальный механизм - это национально-культурная автономия, то есть это есть форма самоопределения этноса в рамках другого государства. То есть мы не говорим о выделении в какую-то административную единицу другого подобия государства или полноправного государства, а определение внутреннее, то есть национально-культурная автономия. По российскому законодательству национально-культурная автономия имеют право выдвигать от себя представителей, которые могут участвовать в представительных органах власти, то есть в принципе они могут быть лоббистами своей этнической группы на уровне государства. Однако, насколько мне известно, механизм, не востребован. Это наша бюрократическая машина. Также очень сложная ситуация в рамках нашего огромного федеративного государства.


Ассиметричное федеративное государство предполагает наличие, по крайней мере, трех групп разностатусных федеративных единиц, и в этой связи очень сложно определиться с реальными правами национально-культурных автономий. Однако в принципе, если соответствовать букве закона, это очень реальный механизм. На самом деле, это единственный механизм по продвижению этнических прав различных групп на территории Российской Федерации.



Олег Кусов: Это была Наталья Харитонова.


В том, что выходцы из стран Южного Кавказа и Центральной Азии воспринимаются иной раз в России как представители чужой культурной среды, виноваты и власти этих стран. Так считает заместитель директора Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ Алексей Власов.



Алексей Власов: Что делают власти Армении, Азербайджана и Грузии для того, чтобы в России лучше знали о жизни народов, государства и диаспоры? Многое ли для этого делается? Ксенофобия возникает на почве незнания, неприятия своего соседа просто потому, что он живет в отдельной квартире, закрыт за семью замками и занимается чем-то таким, что ущемляет, как тебе кажется, твои интересы. Есть сайты, кроме посольских сайтов, которые бы, например, рассказывали о том, как живет современный Азербайджан? Независимые сайты не от государства, не от администрации, а сайты, связанные с независимыми экспертными сообществами. Есть они? Если таковых нет, тогда в чем претензия. Ни в Карелии, ни в Ставрополье, ни в Омске не знают, какие они. Спустя 15 лет после обретения независимости, чем живет современный Азербайджан, что за люди сюда приезжают. Сельские ли это мигранты, которые, не имея достаточно культурных, бытовых представлений об адаптации в иной социокультурной среде или сюда приезжают люди, обладающие высоким интеллектуальным уровнем, способные дать твоим детям, тебе самому представление о вековой культуре закавказских народов. Тот, кто проигрывает информационно, тот и не может претендовать на то, чтобы его воспринимали адекватно. И российским властям, к сожалению, тоже нужно об этом подумать, потому что далеко не всегда в Азербайджане, Армении, Грузии адекватно представляют то, что из себя являет современная Россия.



Олег Кусов: Это был заместитель директора Информационно-аналитического центра по изучению общественно-политических процессов на постсоветском пространстве МГУ Алексей Власов.


Российское общество должно базироваться на гражданско-политических ценностях, считает Сергей Маркедонов.



Сергей Маркедонов: В нашем экспертном сообществе, в нашем информационном пространстве присутствует два тезиса, которые якобы борются друг с другом, но мне кажется, оба тезиса глубоко ошибочны. Первое – мы должны поддерживать разные этнические меньшинства. Пусть цветут семь цветов или тысяча цветов и так далее, надо делать акцент на этом. Второй подход – надо поддерживать русский народ. Русский народ должен быть главным, остальные должны пристраиваться. Мне кажется, сама эта дискуссия строится на изначально неверных тезисе и антитезисе. Если говорить о России и гражданах России, то задача российского государства строить российскую нацию как политическое, гражданско-политическое образование. Ведь та же самая Россия потеряла очень сильно не только среди грузин, а среди абхазов. Я очень много контактировал с абхазскими, осетинскими коллегами, которые сложные имеют отношения с Грузией. У них было очень негативное отношение к тем действиям, которые были предприняты российскими спецслужбами, правоохранительными органами по отношению к грузинам, в том числе гражданам России. Каждый себя пытался увидеть на этом месте. Мои армянские, азербайджанские коллеги, имеющие российский паспорт, боялись, что это может распространиться на них.


На мой взгляд, в России есть единственная возможность избежать ксенофобии - это бороться с ксенофобией как принципом. Не говорить о том, что русская ксенофобия лучше чем армянская. Ксенофобия меньшинств, замкнутость меньшинств лучше русской ксенофобии. Ксенофобия плоха любая – и идущая из Северного Кавказа, идущая со стороны эмигрантских сообществ и навязываемая так называемым коренным населением. Россия должна быть родиной для всех ее граждан.



Олег Кусов: Это было мнение заведующего отделом межнациональных отношений Института политического и военного анализа СергеяМаркедонова.



Узнавая себя в зеркале. Признак интеллекта слонов.



Ирина Лагунина: Принято считать, что на Земле существует один разумный вид - человек. Но в науке нет общепринятых критериев, что считать разумом. При некоторых подходах может оказаться, что разумных видов больше. Например, эксперименты с узнаванием себя в зеркале показывают, что зачатками самосознания обладают три вида обезьян, дельфины и, как установили ученые этой осенью, - слоны. О том, что дают эти эксперименты для понимания природы и происхождения разума рассказывает сотрудник Института психологии Российской академии наук, кандидат психологических наук Станислав Козловский. С ним беседует Александр Сергеев.



Александр Сергеев: Станислав, в каком смысле можно говорить о том, что разум есть только у человека, что это за критерии?



Станислав Козловский: Разум - достаточно широкое понятие. И существует много критериев разума. Одним из критериев разумности, наличия психики является чувствительность.



Александр Сергеев: Значит у червяка тоже есть разум в каком-то смысле?



Станислав Козловский: Да, безусловно. Разум в этом случае понимается как синоним слова психика. Проводились эксперименты с червяками, их сажали в т-образный лабиринт и учили сворачиваться, когда они ползут по этому лабиринту, только в правую сторону. Червяки научились. Более сложные критерии в данном случае, чем отличается, долгое время считалось, разум человека от разума животных. У человека есть самосознание, человек осознает себя как личность, у него есть чувство Я, он воспринимает, что есть Я, а есть все окружающие, которые не Я. Они такие же, но ты находишься внутри, ты смотришь в мир через глаза изнутри. Что касается животных, спросить их есть ли у них чувство Я нельзя. И был придуман такой тест в 60 году: Гордон Гэллап взял шимпанзе и пометил у них под наркозом шерсть красной краской в районе уха, на щеке.



Александр Сергеев: В таких местах, где им не видно самим.



Станислав Козловский: Шимпанзе очнулись после наркоза, ничего не ощущали. Потом их подвели к зеркалу, причем зеркало они видели, были с ним знакомы. Они увидели свое отражение в зеркале и тут же стали хвататься за те места, которые у них были помечены краской.



Александр Сергеев: У меня что-то непонятное с прической.



Станислав Козловский: Что-то не то, что такое, что за пятна у меня на лице. Сразу было видно стороннему наблюдателю, что если он смотрит в зеркало и хватается за себя, то он воспринимает себя, помнит, как он выглядел раньше, видит в зеркале отражение и понимает, что он и есть. После того, как появилась эта статья, стали подобные эксперименты проводить на макаках. Оказалось, макаки не воспринимают свое отражение, они воспринимают там соперника, пытаются укусить его. Выработать какое-то узнавание себя не получается.



Александр Сергеев: А у кого получается?



Станислав Козловский: В конце 70 появились сообщения, что подобные узнавания себя в зеркале наблюдаются у орангутангов и у горилл другие обезьяны – гиббоны, макаки, капуцины себя в зеркале не узнают. Потом стали проводить эксперименты над другими животными. Проводили на голубях, на кошках, на собаках, даже на слонах, но ничего не получалось, не узнают и все.



Александр Сергеев: То есть собака себя в зеркале не узнает?



Станислав Козловский: Собака видит свое отражение в зеркале, начинает лаять, думает, что это другая собака. Но так как запаха никакого не чувствует, быстро теряет интерес к отражению. Кстати, недавно было сообщение в новостях: в Канаде, это было в районе Ванкувера, вдруг у многих автомобилей стали появляться разбитые зеркала. Стали думать, что такое, маньяк какой-то завелся в городе? И вдруг кто-то заметил, что дятел подлетает к зеркалам и начинает их методично разбивать своим клювом. Обратились к орнитологам, орнитологи сказали, что дятел видит в зеркале своего соперника и начинает с ним сражаться и в итоге, разбивая зеркало, его побеждает. В дальнейшем возник вопрос, а есть ли самосознание у дельфинов. Дело в том, что существует коэффициент энцефализации - отношения массы мозга к массе тела. Существует много животных, у которых масса мозга значительно больше, чем у человека, к примеру, кашалота мозг 7-8 килограмм, но человек более разумным считается. Если сравнивать отношение массы мозга к массе тела, то на первом месте получается человек, обезьяны выстраиваются в такой же последовательности, как они показывают в результате не только узнавания себя в зеркале, но и по другим тестам. Потом, когда посмотрели этот коэффициент у дельфинов, оказалось, что дельфины находятся между шимпанзе и человеком.



Александр Сергеев: То есть у них этот коэффициент выше, чем у обезьян.



Станислав Козловский: Возник вопрос: может они себя и в зеркале могут воспринимать. Суть эксперимента, что ставится метка и животное до этой метки должно дотронуться. Но дело в том, что у дельфинов рук нет, дотронуться они до себя не могут. В 2001 году сделали такой эксперимент: в аквариуме стояло зеркало и на дельфинов нанесли несколько меток, около десятка. Были метки невидимые, то есть они ощущали, что что-то прикреплено, но в отражении эти метки не были видны, и метки видимые. И те и другие дельфины могли видеть только в отражении зеркала. Когда подводили дельфина к зеркалу, они начинали тут же вертеться, подставляя к зеркалу участки с метками. Потом проанализировали видеозапись, оказалось, что действительно они себя узнают, то есть они поворачиваются именно теми местами, где метки. Стало понятно, что кроме шимпанзе, орангутангов и горилл появился еще один вид животных – это дельфины, которые себя узнают в зеркале. Отсюда делается вывод, что они имеют какое-то самосознание. И буквально совсем недавно появилась статья, что себя в зеркало могут узнавать слоны.



Александр Сергеев: Но ведь был эксперимент, в котором они себя не узнавали.



Станислав Козловский: Стали анализировать эксперименты со слонами. Оказалось, что раньше либо им ставили цветные метки, но слоны цветов не различают. Либо зеркало слонам давали маленькое, потому что боялись, что вдруг они разобьют его, поранятся, либо ставили так далеко, что они до него не могли дотянуться. В этот раз в зоопарке поставили большое зеркало прямо в клетке со слонами и сделали зеркало пластиковое. Стали наблюдать за слонами. Слоны тут же подбежали к зеркалу, стали смотреть, что это такое интересное появилось у них в клетке, стали заглядывать за зеркало, вставали на задние лапы, пытались заглянуть за забор, на котором висело зеркало. Потом стали ходить вокруг зеркала, крутиться, вертеться, пытаясь заглянуть неожиданно, посмотреть, есть там что или нет, когда они туда не смотрят. Потом стали рассматривать свое тело, поворачиваться местами, которые они обычно не видят. И в конце концов после того, как слоны привыкли к зеркалу, был проведен эксперимент контрольный. Слонихе нанесли крестик на голову, кроме того там был незаметный крестик, проводили по голове в разных местах, чтобы она не могла понять, в каком месте.



Александр Сергеев: Иначе по тактильным ощущениям могло быть нарушение эксперимента.



Станислав Козловский: Потом, естественно, что-то ощущает, что-то чувствует. Сделали несколько меток, одна была реально видимая. Потом она какое-то время ходила, ничего не ощущала, до этого крестика не дотрагивалась. Потом она подошла к зеркалу и тут же начала пытаться хоботом достать до этого крестика, пытаясь понять, что у нее на лице, пытаясь стереть. Тем самым было доказано, что слоны себя в зеркале узнают. Видео было выложено в интернет, все желающие, даже те, кто сомневались, могли реально увидеть, как слониха пытается этот крестик стереть.



Александр Сергеев: То есть на сегодняшний день у нас на земле кроме человека еще пять видов, которые обладают некоторым родом самосознания, узнают себя в зеркало и воспринимают тело как свое. Раньше говорилось, что критерий, разума человеческого разума – это самосознание. Значит теперь это уже не есть критерий человеческого разума. А что сейчас в науке вообще считается критерием разума?



Станислав Козловский: Критериев много, но в данном случае критерий человеческого разума – это наличие речи, благодаря которой может передавать свои знания следующим поколениям. У животных есть общение, но его назвать речью нельзя.



Александр Сергеев: Можно как-то провести границу между тем, что называется разум и тем, что просто форма самопознания?



Станислав Козловский: Пожалуй, нет. Скорее это размытая шкала. Если мы возьмем человека с умственной отсталостью, идиота и сравним с ним здоровую обезьяну (не очень корректное сравнение), но окажется, что обезьяна выполняет тесты лучше, чем человек с идиотией. Она, по крайней мере, может себя обслуживать, может самостоятельно есть, выполняет простейшие интеллектуальные задачи, в то время как такой человек не может. Аналогично дети, они себя в зеркало узнают в возрасте около двух лет, до этого, если им носик краской покрасить они себя в зеркале не узнают.



Александр Сергеев: То есть разум присущ человеку лишь в какой-то стадии, а животные тоже до какой-то стадии развиваются, а потом останавливаются.



Станислав Козловский: Да.



Александр Сергеев: А вот эта граница, эта остановка заложена на уровне генов или это скорее вопрос социального устройства, истории, практики какой-то?



Станислав Козловский: На самом деле это очень трудно сказать. Во-первых, у нас и у животных мозг отличается, мозг человека достаточно сложная структура, он гораздо сложнее, чем мозг животных. Хотя масса мозга слона и человека различается, у человека 1350 грамм, а масса мозга слона 4800 грамм в среднем, но если мы сравним их, окажется, что у слона половина мозга занимает мозжечок, который выполняет координацию движений.



Александр Сергеев: Большое тело требует большого управления.



Станислав Козловский: Возможно мозг у животных не развился. Но в будущем мы увидим, что разные виды животных, такие как дельфины, слоны, обезьяны в принципе приходят к одному и тому же, то есть разум появляется.



Александр Сергеев: То есть выходит, что животные, находясь в сложной инфраструктуре, созданной человеком, могут развивать в себе какие-то зачатки разума, идущие дальше, что у них было в природе?



Станислав Козловский: Вообще да. В обогащенной среде, как правило, мозг развивается гораздо быстрее. Был проведен такой эксперимент: взяли две группы крыс, одна находилась с рождения в клетке, где была обогащенная среда, было много для этих крыс игрушек, различные качели, погремушки. В другой была обычная клетка с кормом и больше ничего не было. Оказалось, что у крыс, которые жили в обогащенной среде, было большее количество нейронов, было большее количество связей между ними. Отсюда делается вывод, что обогащенная среда влияет на развитие мозга.



Александр Сергеев: А такой крамольный вопрос: над человеком подобное, не эксперименты, но хотя бы наблюдения велись?



Станислав Козловский: Это так называемые дети Маугли. Существует несколько уже описаний в науке, когда дети воспитывались животными и потом оказывалось, что если они вернулись в человеческое общество в большом возрасте 4-6 лет, их уже обратно превратить в человека практически невозможно. То есть они не могут ни говорить, ни себя обслуживать, ходят на четвереньках, лают. Не помню, какой-то император провел такой эксперимент. Он считал, что существовал проязык всего человечества. То есть в детстве людей учат другим языкам, но есть врожденный язык. Он взял детей, посадил в башню и стал смотреть, на каком языке начнут говорить. Прислуге было запрещено с ними разговаривать. В итоге выросли только идиоты.



Александр Сергеев: То есть разум, которым обладает человек, это еще и свойство общества, в котором человек растет.



Станислав Козловский: Да, конечно. Сама человеческая цивилизация отличается от животных тем, что мы можем передавать знания из поколения в поколение. Человек возник как вид 200-400 тысяч лет назад, но самой человеческой цивилизации по разным оценкам около 20 тысяч лет. Возникает вопрос: где были люди раньше, почему они не развивались? Видимо, благодаря тому, что возник какой-то язык, передача опыта, произошел взрывной рост цивилизации.



Александр Сергеев: То есть биология обеспечивает возможность существования разума, но не гарантирует, что он возникнет, для этого еще нужны социальные условия.



Станислав Козловский: Конечно, без социальных условий человек бы не развивался. Но человек сам себе создает социальные условия.



Р еабилитация детей, вышедших из исправительных учреждений.



Ирина Лагунина: В понедельник ЮНИСЕФ – детский фонд ООН – отметил свое 60-летие. Фонд был создан сразу после второй мировой войны, чтобы помогать детям Европы – его сотрудники раздавали молоко, одеяла, лекарства, еду. 6 миллионов порций в день еды для детей на Европу. Со временем фонд разросся – и по географии, и по проблемам, которые он охватывает. И сегодня он занимается и образованием, и эпидемией СПИДа, и беспризорными, и подростковой преступностью.


В России, где вопрос подростковой преступности стоит остро, важна, по мнению экспертов, не только профилактика правонарушений среди несовершеннолетних, но и реабилитация тех, кто уже попал в детские колонии. рассказывает Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Подросток совершил правонарушение или преступление и попал в колонию для несовершеннолетних. Возникают два вопроса, тесно связанных между собой: обратимы ли повреждения его души? Есть ли у него путь назад из колонии в нормальный мир законопослушных граждан, или он обречен на порочный круг колония – воля – новое преступление – тюрьма – и так далее. Печальная статистика говорит о том, что шансов на возвращение к нормальной жизни у подростка не много. Тем более, если этой нормальной жизни он не видел и раньше, в своей так называемой неблагополучной семье. Впрочем, если ребят из колонии спросить, все они не хотят возвращаться к прежним дружкам и прежним занятиям. Я спросила ребят из Колпинской колонии для несовершеннолетних, как им сейчас живется.



Мальчик: Учимся, работаем. В свободное время в отряде письма пишем или телевизор смотрим.



Мальчик: Нормально, время быстро летит.



Татьяна Вольтская: А после колонии что будет?



Мальчик: Продолжаться жизнь будет.



Мальчик: Учиться работать.



Татьяна Вольтская: Вы придете, дружки те же?



Мальчик: Поменяется круг общения.



Татьяна Вольтская: Но на самом деле круг общения как раз не поменяется, ребят ожидает возвращение в ту же среду, которая и привела их за решетку. Говорит заместитель начальника Колпинской воспитательной колонии Светлана Демичева.



Светлана Демичева: В основном сидят за самые тяжкие преступления. Мальчишек сажают, когда уже все – убийства, изнасилование, грабеж, разбой, не первая кража, наркотики. В наших стенах надежду мы имеем, но сложно. За это время может и отец спиться, и мать лишат родительских прав. И как бы он, выходя, не витал в облаках на доброе, хорошее, но рядом никого нет взрослого.



Татьяна Вольтская: Как противостоять этому, как сойти с круга? Профилактикой преступлений и реабилитацией тех, кто уже их совершил и попал в колонию, занимается общественная организация «Криминон». Ее сотрудники работают с подростками по книге Рона Хаббарда «Дорога к счастью», специально адаптированной для детей. Секретарь петербургского «Криминона» Галина Павленкова занималась с подростками в вечерней школе, расположенной прямо на территории тюрьмы.



Галина Павленкова: У нас было класса два, человек по 10-12. Вначале недоверчиво они относились. Мы брали определенный урок и разбирали. И в конце урока они писали свое мнение по отношению к этой теме. Например, тема «Не убей»: в корыстных целях не делай ничего противозаконного? То есть это говорит о чем: человек думает. Один мальчик говорит: допустим, я должен ему, зачем долг отдавать, я убью его - решение проблемы. Очень просто. И те же ребята в этом классе говорят: хорошо, сейчас ты убил, потом тебя так же. Не сразу, этот курс 21 урок, причем в последнем уроке там 21 добродетель: день надо быть честным, день надо быть добрым. В тюрьме быть добрым не очень просто. Ты изучил, прочитал и делай свои выводы. И у них успехи в основном, когда он начинают практическое задание.



Татьяна Вольтская: Мне понравилась одна запись – по теме, в которой предлагалось поддерживать свое правительство. Мальчик пишет:


«Не уверен, смогут отличить хорошее правительство от плохого, так как понятия добра и зла в нашем случае чересчур относительны».



Галина Павленкова: Получается так, что люди начинают думать и начинают анализировать свои поступки. Тема была «Правда для вас то, что правда для вас». То есть у нас очень много есть ложных данных. К примеру, живет в неблагоприятной семье и родители учат воровать: бери все, что лежит. Ложные данные, человек на основе этих ложных данных живет, получается проблема. У тебя своя правда, но ты посмотри, соразмерь, как она с правдой других соотносится. Вот еще парень Слава писал: «Наверное, я с вами полностью солидарен и думаю, что вы делаете это из корыстных побуждений, может иной выгоды. Но лично я благодарю от сердца, что хоть вам не в падлу пообщаться с нами».



Татьяна Вольтская: Очень трогательная записка, он вам и не верит с одной стороны, но благодарен за то, что вы хотя бы говорите, считаете человеком.



Галина Павленкова: Даже если корыстные цели, как они пишет, все равно это хорошо. То есть у нас разные темы.



Татьяна Вольтская: И в каждой – прописные истины, на которые, впрочем, клюет, не всякий подросток. Вот что пишет один из них по поводу правды:


« Мне хорошо оттого, какой я есть. Уметь поучать удовольствие даже от подобного существования, которое я имею честь влачить, – это большое искусство, и мне от этого хорошо. Моя правда – это моя правда».



Галина Павленкова: В тюрьме разные ребята ,есть до которых не достучаться. Но очень много ребят, которые ищут. Вот другой парень: «Я лично очень редко делаю кому-либо плохо. Но и не без этого. Сейчас я пытаюсь больше сделать для других, помочь им».



Татьяна Вольтская: Галина Павленкова занималась с детьми и в приюте «Федор» для беспризорных детей, попадающих туда со всей России.



Галина Павленкова: Вначале я давала опрос такой: чего тебе хотелось достичь в жизни? Что беспокоит людей больше всего? Подростки, им где-то лет 12 было: «Я бы хотел приехать домой, выучиться, получить профессию автомеханика, пойти в армию, создать свою семью». Вид у них был жуткий. Все разговоры о сексе, наркотиках. И как они думают, что беспокоит людей больше всего – болезнь, войны, разочарование. Когда мы работаем по теме «Любите детей и помогайте им», у некоторых происходит слом. Видно их не долюбили, некоторые даже не понимают, что такое любить детей. И третий момент, когда мы говорили о родителях, тогда, где «уважайте родителей», у них лица менялись. Эта незащищенность, боль вся на лице. У меня будет ребенок. Как ты будешь воспитывать, ты папа будущий? Как - я его задарю подарками. И тут же сами ребята говорят: ага, подарками, а потом барчук вырастет. А тебя как воспитывали? Но бить-то я не буду, меня всю жизнь били, я бить не буду.



Татьяна Вольтская: Почему программа оказывается доходчивой – об этом – учредитель фонда «Дорога к счастью Семен Логунов.



Семен Логунов: В колонии они наказаны. А человек всегда хочет оставаться правым. И когда ты насильно что-то заставляешь делать, он будет тебе доказывать, что он прав, они неправы.



Татьяна Вольтская: Начальники колонии, надзиратели?



Семен Логунов: Да, милиция, все они такие плохие. А когда ты даешь правильные данные, что, украв, ты взял не то, что не принадлежит никому, а у человека, подумай, как этот человек чувствует себя. Если бы у тебя украли, как бы ты сам подумал об этом человеке.



Татьяна Вольтская: А раньше они не задумывались?



Семен Логунов: Или не задумывались или отодвигали в сторону.



Татьяна Вольтская: Программа идет успешно во многих областях России и за ее пределами, - говорит Галина Павленкова.



Галина Павленкова: Вчера у меня была женщина из Прибалтики, там книга «Дорога к счастью», учителя проходят обучение об усовершенствовании, туда входит эта книга «Дорога к счастью».



Татьяна Вольтская: О том, как работают с подростками, совершившими преступление, в Литве, говорит Ирина Петерс из Вильнюса.



Ирина Петерс: Учет подростков, оступившихся в жизни, пошедших вместо обычной школы, например, в школу тюремную, в Литве в первую очередь ведет муниципалитет, службы которого направляют, передают каждого такого ребенка в дневные центры реабилитации. Они содержатся на средства государства, активно участвуют в этой работе неправительственные организации, фонды, религиозные общины и главное - неравнодушные педагоги и психологи. Таким человеком является Лорета Трокинскине из Вильнюса, она руководит общественной организацией «Спасем детей».



Лорета Трокинскине: Работать только с детьми – это еще ничего не значит. Надо работать с семьей, с родителями, с окружением. Надо работать школам, полиции. Если нет такой комплексной работы, ничего не получится.



Ирина Петерс: Как вам кажется, государство достаточно ли делает в этом направлении?



Лорета Трокинскине: Мало услуг для таких детей. Например, в Вильнюсе тысячи детей, которым надо помочь. Наша работа – это только маленькая часть. Еще есть в Вильнюсе 30 таких центров, в каждом центре 20 детей. А сколько детей, которые не знаю, где. А чтобы они пришли к нам, надо работать два года на улице.



Ирина Петерс: Трудная девочка или трудный мальчик, что вы предпринимаете, чтобы сделать его «не трудным»?



Лорета Трокинскине: Самое главное, уважать его – ты мне нужен, я люблю тебя, а потом все остальное. Надо улучшать контакты ребенка и родителей.



Татьяна Вольтская: Лорету Трокинскине представляла Ирина Петерс, Вильнюс. Честно говоря, возвращаясь к программе петербургской организации «Криминон», я с грустью думала о том, какие простые и древние этические максимы преподносятся детям в книге, написанной заново, хотя все они есть в катехизисе. Я не хочу сказать, что в тех странах, где в школе сохранилось преподавание катехизиса, нет подростковой преступности, но все-таки, удивления по поводу формул «Не убий», «Не укради», наверное, не возникает. Говорит православный священник, иеромонах Вениамин.



Иеромонах Вениамин: Дело в том, что есть такие очевидные или неочевидные, но недоказуемые вещи, которые надо впитывать с молоком матери. Есть простой вопрос: почему хорошо быть хорошим и плохо быть плохим? На этот простой вопрос никакие доктора философии внятно ничего ответить не могут.



Татьяна Вольтская: Чернышевский разрабатывал теорию «разумного эгоизма», объяснял с атеистической простой точки зрения, что хорошим быть выгодно.



Иеромонах Вениамин: Теорию «разумного эгоизма» Чернышевский позаимствовал из западной литературы. Это ничто иное, как теория неразумного и глупого эгоизма, только более утонченная. Но не все мы можем объяснить материальными причинами. Например, самопожертвование. В науке есть аксиомы, которые никак не доказываются и в этике есть аксиомы, которые никак не доказываются. Они не выводятся ни из социальной жизни, ни из экономических условий, ни из исторических условий, хотя все это оказывает на них влияние.



Татьяна Вольтская: Цветаева говорила, что ребенка нельзя воспитать, ребенка надо заклясть, внушить какие-то вещи, чтобы они вошли в кровь.



Иеромонах Вениамин: Мне не очень нравится слово «заклясть», тут что-то магическое есть. Ребенок, как правило, на примере своих родителей должен понять, что такое хорошо, что такое плохо. Эти вещи никак не доказываются, именно здесь нужна религия как некое благоговение, уважение к высокому началу. Дело в том, что ребенок вряд ли будет читать Всеобщую декларацию прав человека, ребенку важно понять, что кроме его земного отца есть некое общее начало, в которое надо вписываться. Но для этого надо изначальную систему ценностей, а эта система не меняется, одинакова во всех мировых религиях, она вся сводится к одному известному золотому правилу нравственности: поступай с другими так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой. Это правило повторяет и сам наш Господь Иисус Христос.


Ребенок воспринимает мир как большую семью, в семье должен быть отец. Авторитет отца держится только на том, что он отец. А есть отец небесный. Если это сказано уважаемым человеком, а более того - самим Господом Богом, тогда эта заповедь приобретает особый смысл. Поэтому золотое правило нравственности, не подкрепленное авторитетным источником, ничего не стоит. Поэтому, я думаю, что религиозные основы должны преподаваться в школе. Возможно, это вопрос техники, как это организовать, чтобы это не было профанацией. Насчет того, что кто-то обидится - это страхи чисто фарисейские, лицемерные страхи. Когда 70 лет людям вдалбливали атеизм во всех школах, то почему-то не озабочивались вопросом, кто чем обидится. Так что теперь для того, чтобы выправить ситуацию, надо немножко перегнуть палку в другую сторону.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG