Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Британский дипломат о «Наших»: «Это проблема русского правительства»


Комиссары «Наших» преследуют Брентона повсюду - окружают его дом, здание посольства, блокируют посольскую машину, срывают собрания

Комиссары «Наших» преследуют Брентона повсюду - окружают его дом, здание посольства, блокируют посольскую машину, срывают собрания



Британские дипломаты выражают возмущение в связи с преследованиями в Москве посла Соединенного королевства Энтони Брентона членами организации «Наши». Члены этого прокремлевского движения еще в июле этого года после участия Энтони Брентона в форуме российских оппозиционных организаций «Другая Россия» потребовали от британского посла извинений за его поддержку политической оппозиции. Они каким-то образом - как подозревает британская пресса, с помощью сотрудников ФСБ - достали рабочее расписание посла, и теперь комиссары «Наших» преследуют Брентона повсюду - окружают его дом, здание посольства, блокируют посольскую машину, срывают собрания. На одной из встреч ворвавшиеся в зал молодые люди стали раскачивать стул, на которым сидел дипломат. Как отмечают издания в Британии, это свидетельствует о возросшей опасности нападения на Брентона. Обозреватели ставят всю эту историю в контекст общего ухудшения российско-британских отношений.

Из Москвы только что вернулся бывший британский посол в Советском Союзе и России сэр Родрик Брейтуэйт, который встречался с нынешним послом. Сэр Родрик Брейтуэйт согласился прокомментировать эту ситуацию с точки зрения международных дипломатических норм:


- Это не принято между цивилизованными государствами. Любое правительство должно охранять посла, его деятельность, его персону. Конечно, бывают демонстрации везде, во всех цивилизованных столицах мира. Были в Лондоне у посольства Южной Африки, но полиция не допускала демонстрантов выше, скажем, 20 метров от посольства. Тоже самое было и в советское время перед посольствами Англии и Америки. Это нормально. Но то, что ненормально, что никто не вмешивается со стороны власти, когда подходят так близко к персоне посла, когда публикуют его программу на web -сайте. Это уже касается личной безопасности самого посла. Таких прецедентов я не знаю ни в Советском Союзе, ни в Англии. Единственный прецедент, который я знаю, был во время культурной революции в Китае, когда было еще хуже с посольством Великобритании в Пекине. Я не думаю, что российское правительство хочет следовать за такими прецедентами.


- По вашему опыту, преследование британского посла отражает отношения между Великобританией и Россией?


- Вы знаете, отношения между двумя странами могут быть разные. Это одно. Но чтобы дипломатические связи могли бы нормально и спокойно существовать и работать, такого не должно быть. Мы можем не любить то, что делает русское правительство, или русское правительство может не любить то, что делает британское посольство, но это на другом уровне. Это на уровне политических отношений между государствами. А то, что происходит сейчас, это не укладывается в эти рамки.


- А что предписывает дипломатический протокол в таких случаях?


- Это тоже не имеет большого значения. Принято между государствами сохранять персону посла. Есть, конечно, Венская конвенция, которая регулирует эти вещи, но это не самое важное. Есть принцип, есть практика. Когда говорят, что вот у этих «Наших» есть свобода мнения, свобода слова, они выражают свое мнение - пусть выражают свое мнение, но не этим способом.


- Отразится ли все это на будущих отношениях Великобритании и России?


- Конечно, это их осложняет. Но все в руках русского МИДа.


- Энтони Брентон заявил: «Даже если согласиться с тем, что Кремль не контролирует "Наших" напрямую, степень влияния Кремля такова, что он мог бы остановить их, если бы захотел».


- Я не знаю, контролирует или не контролирует. Это несущественно. Существенно то, что у русского правительства есть обязанность. Это их проблема.


XS
SM
MD
LG