Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Какой должна быть современная детская периодика


Программу ведет Татьяна Валович. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская. Гость студии главный редактор журнала "Костер" Николай Харлампиев.



Татьяна Валович: Всероссийскому детскому журналу "Костер", который выпускается в Петербурге, исполняется 70 лет. Об истории создания журнала рассказывает корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Открывая сегодня журнал «Костер», можно сразу понять, что это, в хорошем смысле, журнал консервативный. То есть, пройдя сквозь горнило перестройки, он сумел не превратиться в собрание комиксов и не заблестеть глянцем. История у журнала столь же богатая и трагическая, как и история страны, где детский «Костер» впервые загорелся в 1936 году, встав в один ряд с такими изданиями, как «Чиж и Еж» и «Новый Робинзон». Самуил Маршак был создателем «Костра», в котором сразу стали печататься замечательные авторы - Ольга Берггольц, Вениамин Каверин. Правда, и испытания не заставили себя ждать. О непростой судьбе «Костра» говорит член редсовета журнала, писатель, работавший здесь редактором в 70-е годы, Валерий Воскобойников.



Валерий Воскобойников : Были страницы трагические. Были страницы героические. Были страницы расцвета. Вот только его создали в 1936 году, через год трагическая - половину авторов отправили по тюрьмам. Костяк сотрудников поменялся жутко. В 1937 году номер уже не вышел, а затем вышли 2-3 страницы в детском журнале по поводу всяких троцкистко-зиновьевских и прочих блоков. Просто сотрудники там исчезали. Это было для детской литературы трагическое ленинградское время. Их объединили с Институтом народов севера и обвинили в том, что они хотели продать Сибирь Японии. Маршак случайно уцелел - он уехал в Москву.



Татьяна Вольтская : Печально знаменитое ждановское постановление 1947 года уничтожило не только журналы «Звезда» и «Ленинград», но и «Костер», переживший войну и блокаду, во время которой он выходил по радио.



Валерий Воскобойников : Вообще, рухнула детская литература. После того, как по Зощенко прошлись. Рассказ "Обезьяна" был ведь в "Костре" напечатан. Вот в чем дело-то! Никто не шутил. Все поняли, как это страшно. А детская литература без веселья просто невозможна.



Татьяна Вольтская : Возродился журнал только в 1955. 70-е годы Валерий Воскобойников называет временем расцвета.



Валерий Воскобойников : Была компания энтузиастов в "Костре". И вот мы напечатали детские повести Василия Павловича Аксенова. Мы придумали семинар по детской литературе Всероссийский. Вся нынешняя активная московская литература прошла через наши семинары.



Татьяна Вольтская : Одно время в редакции «Костра» работал Сергей Довлатов, после того, как в Таллинне был рассыпан набор его книги. Редакторы «Костра» умудрились даже напечатать несколько стихотворений Иосифа Бродского. Валерий Воскобойников считает, что журнал и сегодня держат марку, жаль только, что культура журнального чтения в России исчезает.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в гостях главный редактор журнала "Костер" Николай Харлампиев, с которым мы поговорим и об истории журнала, и о сегодняшних днях.


Николай Борисович, доброе утро!



Николай Харлампиев: Доброе утро.



Татьяна Валович: Николай Борисович, как давно вы работаете в "Костре"?



Николай Харлампиев: Я работаю в "Костре" 17 лет сначала заместителем редактора, и вот последние 6 лет главным редактором.



Татьяна Валович: А что привело?



Николай Харлампиев: Что привело в "Костер"? Вы знаете, по недоразумению я получил техническое образование. Всегда, со школьной скамьи, меня очень интересовала литература. Вообще, крестным отцом в связи с "Костром" был Радий Петрович Погодин, с дочерью которого мы учились в одном классе, дружили, часто бывали и у него дома и на даче. Человек он удивительный, замечательный. Зная мою тягу к литературе, Радий Петрович в какой-то момент сказал мне о том, что в "Костре" ищут заместителя главного редактора. Все это тебе близко, ты любишь литературу. Сам я вырос, конечно, на "Веселых картинках", "Мурзилке", "Костре", конечно же, "Ленинских искрах", был у нас удивительно замечательный журнал "Искорка" в городе. Собственно, Радий Петрович меня и привел в "Костер", познакомил с главным редактором. И вот таким образом я оказался в журнале.



Татьяна Валович: Техническое образование помогает ли в редакторском деле? Потому что сейчас нужно не только хорошо знать литературу, но быть еще и хорошим менеджером.



Николай Харлампиев: Техническое образование, конечно, наверное, в чем-то помогает, просто в какие-то основы организации... Журнал - это непросто литература и творчество, это и производство, и очень важная составляющая, а тем более периодическое издание. Что касается менеджмента. Искали и ищем профессионалов. Но пока не получается. Потому что заинтересовать сегодня особенно молодых людей, прежде всего, это какие-то материальные стимулы, таковых мы предложить ребятам не можем. Но у самих у нас в редакции, к сожалению, вот этой жилки деловой, промысловой нет.



Татьяна Валович: А не поступало предложений войти в какой-нибудь издательский дом, чтобы была большая возможность рекламировать себя? Я знаю, что некоторые московские детские журналы так поступили. Или это зависит не от вас, а от предложений, которые поступают?



Николай Харлампиев: Вы знаете, мы проявляли инициативу и продолжаем ее проявлять, вели переговоры. Мы с готовностью вошли бы в любой издательский дом, который бы сохранил направление журнала. Вот это главное и принципиальное условие. Мы считаем, что "Костер" должен гореть, как раз тем пламенем, той энергией, которую еще Маршак заложил. Вот этот импульс доброй энергии...



Татьяна Валович: Но уже без идеологической подоплеки.



Николай Харлампиев: Естественно. "Костер" никогда не был таким оголтело-идеологизированным. Даже его называли кузницей диссидентов в свое время.



Татьяна Валович: Ну, да, при работе Довлатова.



Николай Харлампиев: Все-таки это всегда, прежде всего, была здоровая романтика, литература и Маршак, и Каверин. "Костер" был лидером в знакомстве ребят с зарубежной литературой. Впервые в "Костре" и Астрид Линдгрен на русском языке появилась, и Джанни Родари и многие другие. И сейчас эта традиция жива.



Татьяна Валович: А насколько тяжело сейчас представлять иностранных авторов в связи, может быть, со вступлением таких пунктов, как авторское право. Приходится ли платить, или вы на добрых началах печатаете отрывки? Как с этим справляетесь?



Николай Харлампиев: Вы нас переоцениваете по поводу платить.



Татьяна Валович: Я знаю, что у вас нет возможности.



Николай Харлампиев: Вы знаете, спасает нас то, что мы продолжаем гореть и сохраняем вот это направление литературно-художественное, содержательное, просветительское, развивающееся.... Мы - социально-значимое издание. Это признано администрацией города.



Татьяна Валович: Помогает она, дает вам средства хотя бы минимальные какие-то, чтобы продержаться на плаву?



Николай Харлампиев: Вот мы держимся, как говорит наш редактор отдела прозы", с божьей помощью, каким-то чудом. Закончу по поводу зарубежной литературы. У нас просто много друзей.



Татьяна Валович: Держитесь на дружеских...



Николай Харлампиев: Прежде всего, это авторы и художники, которые понимают, что возможностей материальных у нас нет, но они понимают, что такое "Костер". Вот эта традиция отношений к ребенку бережное, серьезное, как к будущему взрослому, она помогает нам. Авторы нас одаривают, не побоюсь этого слова, рукописями, в том числе и молодые авторы. Мы только что получили диплом международного совета по детской книге за работу с молодыми.


Что касается зарубежных авторов, переводов. Мы дружим с издательствами практически со всеми в Петербурге - и с "Азбукой", и с "Детгизом", и с издательским домом "Нева", и с "Янтарным сказом", и со многими другими, и с некоторыми московскими. Они нам предоставляют нам главы. Это продвижение книги. Но для наших читателей мы выбираем самые увлекательные главы. Как говорил Жидков, обрываем повествование таким образом, чтобы читатель с воем ждал продолжения.



Татьяна Валович: Посадить на крючочек называется.



Николай Харлампиев: Да, конечно же. Маршак говорил о том, что в детстве каждое прочитанное слово врезается в память и влияет на формирование души и так далее. Поэтому мы к рукописям, произведениям всегда относимся довольно серьезно. Обязательно какой-то нравственный, моральный аспект есть. Не только занимательность, но и мысль и чувства... Две силы главные человека - разум и чувства - все это должно пробуждать, за этим должно что-то стоять. Вот таким образом мы выбираем произведения, договариваемся с издательством. Таким образом, у нас получается сочетать в журнале и современных классиков и молодых и зарубежные свежие новинки. Сейчас у нас нет той проблемы, которая была, скажем, 5 лет, когда мы искали и не могли найти. Прежде всего, конечно, это школьная повесть, школьный рассказ. Потому что сегодняшним ребятам, прежде всего, нужно помочь ответить самим на какие-то волнующие их вопросы. Когда в интересном обязательно художественном произведении какие-то векторы размышлений даются им позитивные, это и служит для нас главным критерием.



Татьяна Валович: Какова обратная связь с читателями?



Николай Харлампиев: Обратная связь, как это ни странно, есть. Из глубинки к нам приходит просто почта, причем трогательные письма ребят. Библиотекари - это просто святые люди. Вообще, надежда на них, потому что возможности как-то там рекламировать себя, какие-то кампании мощные проводить с телевидением не получается общаться. Поэтому библиотекари - это те люди, на которых главную надежду мы и возлагаем. Мало издать хороший журнал (это не только "Костер"), хороший полезный, нужный, который можно спокойно дать ребенку в руки, конечно, нужны такие как Радий Петрович Погодин. У него есть замечательный очерк. У нас рубрика называется "Аптека для души". Мы начали эту рубрику как раз с его очерка одноименного.



Татьяна Валович: Все это происходит на энтузиазме. Вы не боитесь, что уйдет то поколение... Потому что то, что сейчас в библиотеке работают люди старшего возраста, энтузиасты остаются... В связи с этим сама культура журнального чтения уходит.



Николай Харлампиев: К сожалению, да. Мы гордимся нашими читателями. Они у нас есть. Тираж журнала 4 тысячи. Сейчас он чуть-чуть подрастает. Это подписка, библиотеки, где читает не один ребенок. Это семьи, которые "Костер" читали или познакомились с ними. Все-таки требует чтение нашего журнала сосредоточенности, внимания, усилий.



Татьяна Валович: Да, это не просто комиксы.



Николай Харлампиев: Да, совершенно точно. Наши читатели - это не листатели бездумные. Поэтому мы говорим (и это действительно так), что журнал семейного чтения. Идеально, когда есть бабушка, дедушка или родители, которые все-таки могут уделить ребенку время, сами пролистав журнал, что-то ему предложить, как-то спровоцировать его, о чем-то еще спросить. С библиотеками у нас замечательные отношения. Они пишут нам, пишут дети. Конечно, электронная почта, конечно, есть сайт, в том числе и современные формы общения.



Татьяна Валович: Николай Борисович, кстати, есть точная дата основания журнала?



Николай Харлампиев: Дату я назвать не могу. 7 июля 1936 года - выход первого номера. Это день рождения журнала. Мы, кстати говоря, именно в июле начали отмечать наш юбилей, наше 70-летие замечательной выставкой литературно-художественной, и ретроспективной. Сегодняшние наши авторы, и художники, и фотографы, журналисты были представлены. Выставка была развернута в течение трех месяцев - половину сентября она еще работала. Ребята из летних лагерей посетили ее. Уже в начале учебного года мы с ними встречались в детской библиотеки Истории и культуры нашего города. Замечательно мы ее открыли. Были все наши старейшие... Единственное Иван Иванович Харкевич, который иллюстрировал главы "Двух капитанов" в 1937 году, по состоянию здоровья не смог приехать. Но приехал Сахарнов Святослав Владимирович и многие, многие... Как раз Валерий Михайлович Воскобойников говорил о годах расцвета. Многие из тех, кто тогда делал журнал, были на открытии выставки, общались с ребятами, что самое главное. Есть преемственность и ощущение того, что дух журнала жив, дух редакций проносится поколениями, эпохой. Этот огонь передается, и пламя "Костра" всегда какие-то язычки тех еще творческих горений сегодня тоже присутствуют.



Татьяна Валович: Уходящий год был объявлен "Костром" как Годом хорошего ребенка. В последнем номере "Костра" очень хорошие слова Эдуарда Успенского, с которым я вполне согласна, что после всех прочтений тех писем ребят, которые поступили к вам, он после долгих размышлений пришел к выводу, что хороший ребенок - это каждый ребенок, кроме собственных. Наверное, взрослым нужно изменить подход. Иногда мы, действительно, очень давим на наших детей.


И все-таки, возвращаясь к детской литературе, я знаю, что в 2004 году была создана Ассоциация детской и педагогической прессы в Петербурге. Насколько жизнеспособной она оказалась? Насколько она помогает сейчас хорошей детской литературе?



Николай Харлампиев: Собственно, и объединились в Ассоциацию... Кстати, "Костер" был инициатором создания. Не от хорошей жизни, конечно, все это. Мы оказались сегодня в таком автономном плавании. Большинство изданий, уже признанных администрацией социально-значимыми, все-таки входят как раз либо в какие-то издательские дома, либо в какие-то бизнес-структуры и каким-то образом им удается сводить концы с концами или, во всяком случае, жить. У "Костра" ситуация особенно сложная. Поэтому мы и предложили. Почему? Потому что мы не могли достучаться, докричаться до власти. Да, какие-то декларативные преимущественно заявления делались, что, да, конечно, надо поддерживать, что, да, конечно, это нужно. Но практически делалось либо ничего, либо совсем мало.


Создание Ассоциации помогло нам быть услышанными. Сегодня специальной строчкой в бюджете есть гранты для детских изданий, появились конкурсы, ориентированные, предполагающие какое-то финансирование. Мы создаем проекты. Мы участвуем в конкурсе гранта Санкт-Петербурга в сфере СМИ. Большинство изданий (их около десяти социально-значимых), вошедших в нашу Ассоциацию, получают эти гранты под совершенно конкретные проекты. Это, конечно, недостаточная поддержка, но тем не менее.


Откуда у вас этот "Костер"? Вы его купили. А совсем недавно - 1,5-2 года назад - купить, приобрести в киоске ни "Костер", ни "Автобус", ни "Чиж и Еж", ни даже "Пять углов", ни "Твою семью", ни "Творчество юных" было невозможно. Благодаря созданию Ассоциации, и обращению от лица объединения нашего... А вошли туда, конечно, издания... У нас довольно строгие критерии - это должно быть содержательно, это должно быть просветительское. Воспитательного такого характера, без занудства, без дидактики. Мы всегда старались в форме занимательной рассказывать о важном и нужном. Вот эти издания объединились, это дало результат. Прорывом стало то, что обязали розничную сеть власти брать наши издания. Конечно, коммерчески это "Костру" не слишком выгодно, может быть. Потому что, естественно, присутствуют наценки. Но в результате разговоров и переговоров сейчас вполне приемлемая цена устанавливается. Сначала до 55 рублей доходила стоимость "Костра". А мы его вынуждены были... А условие было такое - 20 рублей мы отдаем, а наценка совершенно безумная. Сейчас это все урегулировано. Во всем это надо отдать должное и поблагодарить Комитет по печати, прежде всего, администрации города. Внимание, поддержка, отклики на какие-то просьбы есть.



Татьяна Валович: В Петербурге можно купить. А в Москве, в регионах только по подписке?



Николай Харлампиев: К сожалению, да. Вот возможности продвигаться так, как издания московские, которые входят в крупные издательские дома...



Татьяна Валович: Да, я специально вчера взяла каталог и посмотрела. Там более ста сейчас издается. Поэтому в таких конкурентных условиях, наверное, сложно существовать.



Николай Харлампиев: Просто невозможно. Там колоссальные тиражи. Сотни тысяч тираж условно за бесценок есть возможность распространять их по всей России. В нашу Ассоциацию мы бы их не приняли. Поэтому конкуренция, безусловно, присутствует. У нас возможности распространяться где-то, к сожалению, нет. Это только подписка - это требует и система, и средства и так далее. Об этом можно только мечтать. Но мы уверены, что наши издания, в том числе и "Костер", конечно, покупались бы и были бы востребованы. Тот, кто берет в руки "Костер", начинает читать, в общем, понимает, что этот тот журнал, который кроме пользы ребенку ничего не принесет.



Татьяна Валович: В последнем номере, который передо мной, страничка, которая посвящена поздравлению с юбилеем. Но тут пятигорский школяр в гостях у вас. А вообще в этом году такая богатая история как-то печаталась? Доносится до сегодняшнего читателя, какой же журнал они держат в руках? Что-то было этому посвящено?



Николай Харлампиев: Да, мы вспоминали о нашей истории. Мы в юбилейном номере рассказывали достаточно подробно. У нас были странички ретроспективные. Вы знаете, все-таки перегружать журнал... Нашему читателю 9-13 лет официально мы говорим, хотя наши корреспонденты 15- и даже 17-летние ребята. Мы иногда печатаем их стихи, рассказы. Вообще, журнал делает все для творческой самореализации ребят. У нас и на обложке детские рисунки и картинки с выставки. Конечно, литература широко представлена в творчестве, вход в журнал делают дети. Мы провоцируем их всячески становиться внимательными и творческими читателями. Они и соавторы знаменитых писателей, и "Аптека для души" они общаются с писателями. Мы делаем все, чтобы наши читатели и о журнале узнавали, самое главное становились такими думающими, прививать им литературный вкус, читающими.



Татьяна Валович: Чтобы не вы шли на поводу у публики, а чтобы они все-таки проникались мыслями.



Николай Харлампиев: Да, да.



Татьяна Валович: Николай Борисович, я смотрю у вас достаточно много проводится конкурсов совершенно разного рода. В последнем номере тоже объявлена гуманитарная акция - это письмо другу. Вы публикуете палатные рассказы Николая Назаркина, тоже, кстати, новое имя, с которым вы продолжаете знакомить читателей.



Николай Харлампиев: Да, это наша традиция.



Татьяна Валович: Вы призываете ребят написать письмо другу или предполагаемому другу - ребятам, которые находятся сейчас в больнице. Насколько часто и как активно откликаются ребята на такие призывы?



Николай Харлампиев: Ребята откликаются, но ребята мегаполисов Москвы и Петербурга откликаются в значительно меньшей степени. Просто информационный поток, возможности, нагрузка и психологическая и какая угодно у них, очевидно, значительно больше, чем у ребят из провинции. Откликаются, прежде всего, наши читатели (это очень радует, чрезвычайно трогательные теплые письма) из глубинки.


А конкурсов у нас, действительно, много. Последнее время мы сделали это правилом и традицией. Каждая публикация литературного произведения нового у нас заканчивается читательским конкурсом - либо это предложение продолжить, предложить какие-то версии развития событий. Мы всячески пытаемся спровоцировать ребят, во-первых, внимательно читать, вживаться, осмыслять произведение. Потому что сами мы его выбираем не просто так. Мы его подбираем. У нас сейчас есть возможность выбора, потому что члены редколлегии нашего журнала (Эдуард Успенский и Валерий Воскобойников) отбирают лучшие на их взгляд произведения. У нас следующий год как раз и будет Годом публикаций лауреатов Национальной премии в области детской литературы "Заветная мечта". Владислав Крапивин, Урал, Екатеринбург, проводит свой конкурс. Он пообещал нам тоже... Вообще со всей России приходят к нам рукописи. Каждая публикация у нас завершается таким предложением - написать письмо другу, продолжить повествование, ответить на какие-то вопросы, заглянуть куда-то. Это касается практически всех наших конкурсов.


В частности, это не конкурс, это викторина "За семью печатями". Очень она мне нравится, поэтому скажу и о ней. Не только задаются вопросы, не только получаются ответы и ребята получают книжные призы (мы рассылаем их), но мы провоцируем их поразмыслить над многим. Каждый вопрос предваряет полезная, интересная, интригующая информация. Мы уверены (и об этом пишут ребята), что каждая викторина для них повод, а по сути дела задание, если они хотят ответить на нее правильно, покопаться или в Интернете, но в глубинке, к сожалению, пока этого нет, они пишут о том, что идут в библиотеку, листают книги. Это греет душу.



Татьяна Валович: Все-таки контингент очень быстро меняющийся. Можно сказать, что раз такой возрастной период - от 9 до 13 - постоянно обновляется. Поэтому как успеваете следить за теми изменениями в ситуации в том, что интересно ребенку в данной жизненной ситуации?



Николай Харлампиев: Мы в Петербурге встречаемся очень часто с ребятами. Существует у нас мастерская чтения. Энтузиасты-библиотекари, методисты проводят социологические исследования. Это общественная такая организация. Существует Совет библиотек. Каждый год подводятся литературные итоги в Центральной детской библиотеке. Вообще, сегодня, кстати, замечательная дата - 60 лет кафедре детской литературы Академии искусства и культуры. После эфира я сразу отправлюсь туда на открытие конференции, посвященной 60-летию. Там, кстати, и взращиваются библиотекари не только для Петербурга. Традиция эта передается. Как это ни странно, просто замечательные люди преподают и ведут эти предметы, как-то передают и внутренний огонь. Кстати говоря, я наблюдаю это живьем в нашей экологической экспедиции.


"Костер" еще уникален тем, что уж 18 лет каждый год мы проводим экологические экспедиции. Когда серьезные ученые и педагоги ВУЗов, школ и прочее, люди увлеченные и бескорыстные, когда они общаются с ребятами в поле, на живой природе, живут вместе в палатках, готовят пищу на костре, и в то же время проводят серьезные исследования (в Красной книге трижды упоминается наша экспедиция), выходят сборники, публикации, защищаются за рубежом, возвращаются, вот там я наблюдаю, как старшее поколение своим примером увлекает, зажигает, передает это отношение. Это уже на уровне каких-то субстанций не информационных, а, конечно, внутренних, душевных. Тоже самое с библиотекарями, тоже самое и с нашими читателями происходит. Мы надеемся, что вот эта ниточка не разорвется. Есть семья, где читали "Костер". Нам иногда дарят подшивки 1937, 1938 годов. Вот только что к юбилею такой подарок у меня лежит в сейфе - полная подписка.



Татьяна Валович: Есть какой-то музей "Костра"? Не планируете создать?



Николай Харлампиев: "Костер" пережил очень многое, но вот не пожары, а множество переездов. Есть воспоминания Маршака. Где мы только не были! Все эти переезды связаны, конечно, с потерями. Что-то у нас есть, но музея как такового, к сожалению, нет, хотя реликвий много. Например, чайник Довлатова. Он был главным персонажем ОБЖ. Вот серия была посвящена чайнику Довлатова. Съемки делали в редакции, у меня в кабинете. И машинку Довлатова и чайник Довлатова мы бережем. Он разбил заварочный чайник и принес его в редакцию. С тех пор до самого недавнего времени им пользовались.



Татьяна Валович: Каким образом, возвращаясь к экологическим экспедициям, сейчас выбираются регионы, куда можно поехать? С распадом Советского Союза понятно, что есть определенные трудности. Имеют ли возможность ребята предложить какой-то регион, сказать, что не поехать ли нам туда?



Николай Харлампиев: Ребята, конечно, могут предлагать все, что угодно. Прежде всего, конечно, экономические условия изменились, возможности изменились. География была очень широкая, очень интересная - это Иртыш, Обь, Волга, Псковская область, Вологодская область. Сейчас немножечко она сузилась. Хотя сейчас мы начинаем расширять ее. Долгое время мы работали в Ленинградской области. Это, кстати, потрясающий регион. У нас был доктор биологических наук, ученый, автор многих книг, автор сценариев для английского телевидения по поводу снежного человека. Он искал снежного человека. Можно сказать, что это у него такой бизнес. Он участвовал в разных экспедициях. Наши ребята помогали искать. В Приозерском районе искали снежного человека. Это все из области шуток. Сейчас мы в Карелии побывали и снова собираемся туда. Удивительные места. Самое главное, ребята делают практически важные и нужны вещи по заданию научно-исследовательских природоохранных учреждений. Вот это практический выход. И то, что их работа востребована, это очень важно.



Татьяна Валович: Каким вам видится будущее детской периодической прессы?



Николай Харлампиев: Я глубоко убежден в том, что она должна быть. Это не альтернатива. Это противостояние взрослой. Роль детской прессы и периодики - это вести доверительные разговоры, отвечать на какие-то важные волнующие вопросы, поддерживать ребенка. Потому что детство это отнюдь не такое радужное и легкое время. Все-таки ребенок подвергается... Он ведь постоянно под наблюдением. Важно сохранить себя. Лидеров мы знаем - это тот, кто лучше упакован. Наша задача - помочь ребенку стать полноценной нормальной личностью, уберечь от цинизма, от пошлости, от потребительского отношения ко всему. Будет детская пресса, будет детская периодика. Она нужна.



Татьяна Валович: Спасибо.




XS
SM
MD
LG