Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Архипелаг Тимбл. Морской пейзаж за 33 миллиона долларов


Александр Генис: «Настоящая роскошь — это не дом, а вид из его окна — на пегие облака, непуганых птиц, маленький фьорд с влажным языком океана»

Александр Генис: «Настоящая роскошь — это не дом, а вид из его окна — на пегие облака, непуганых птиц, маленький фьорд с влажным языком океана»

Американская художница Кристин Свеннингсен (Christine Svenningsen ) приобрела десять островов архипелага Тимбл (The Thimble Islands ), расположенного у побережья штата Коннектикут на северо-востоке США. Всего она потратила на покупку 33 миллиона долларов. Площадь самого большого из островов, принадлежащих художнице, составляет всего три гектара. Наследница большого состояния Кристин Свеннингсен хочет уберечь острова Тимбл от современных застройщиков и сохранить в неприкосновенности убежища для мигрирующих морских котиков и морских птиц.


Архипелаг Тимбл только называется так важно. На самом деле это — груда камней, рассыпавшихся, как веснушки, по заливу, отделяющему курортный Лонг-Айленд от богатого штата Коннектикут. Даже на обитаемых островах стоит обычно по одному дому. До континента — пять километров бурного моря. Не всюду есть электричество, телевизор, даже — пресная вода. Несмотря на это, сюда рвутся богатые и знаменитые: комфорт — дело наживное, а одиночество ни за какие деньги не купишь. Особенно теперь, когда художница Кристина Свеннингсен, завладев большей частью здешней недвижимости, собирается ее делить лишь с тюленями и перелетными птицами. Делом вступившись за права обездоленной фауны, новая хозяйка, спасает от бума один из самых экзотичных уголков Америки. На одном острове жил знаменитый цирковой лилипут, на другом была летняя резиденция президента Тафта, на третьем добывали гранит для пьедестала статуи Свободы, на четвертом (знать бы каком!) капитан Кидд зарыл свои пиратские сокровища.


— Эти острова, — сказала в своем единственном интервью очень скромная Кристина Свеннингсен, — собрание небольших шедевров. И я не дождусь, когда моя кисть до них доберется.


Это надо понимать буквально. Кристина любовно восстанавливает поседевшие от старости рыбацкие хибары и расписывает допотопную мебель синими волнами и пестрыми рыбами. Острова служат ей и холстом, и натурой, и, конечно, выгодным вложением капитала.


Стоит добавить, что состояние, которое она так разумно тратит, досталось Кристине по наследству от мужа, продававшего эфемерные товары для праздников — воздушные шарики, хлопушки, конфетти и салфетки. Есть некая справедливость в том, что нажитые на радости деньги перешли в бесценный пейзаж, растворяющий упрямую материальность недвижимости. Ведь настоящая роскошь — это не дом, а вид из его окна — на пегие облака, непуганых птиц, маленький фьорд с влажным языком океана.


XS
SM
MD
LG