Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как в странах Балтии смотрят на перспективы расширения Европейского Союза


Программу ведет Андрей Шарый . Принимает участие шеф-редактор журнала "Новые рубежи" Николай Мейнерт.



Андрей Шарый: Решение о том, когда и кто станет новым членом Евросоюза, принимали в том числе и новые участники организации и те, кто вступил в нее менее трех лет назад. О дискуссии по этому поводу в бывших советских республиках, ныне членах ЕС из Прибалтики, я беседовал с политическим экспертом, шеф-редактором североевропейского журнала "Новые рубежи" Николаем Мейнертом. Он находится сейчас в финском городе Турку.


Ведется ли в странах Балтии, бывших советских республиках общественная дискуссия на тему о том, каковы итоги присоединения этих стран к Европейскому Союзу? Есть плюсы, есть минусы?



Николай Мейнерт: Плюсы и минусы, конечно же, есть. Хотя такой широкой дискуссии на страницах газет я пока не видел. В основном, вопросы поднимаются в связи с конкретными политическими акциями и опять-таки в силу различного рода политических интересов тех или иных партий, как карта, которую можно разыграть.


В первую очередь надо отметить промышленные круги. Во всех странах бизнесмены, как правило, все-таки говорят о тех преимуществах, которые несомненно они получили, благодаря вступлению их стран в Европейский Союз. Жалуются преимущественно фермеры и все, что связано с сельским хозяйством. Там, да, говорят о том, что очень много было утрачено, но бизнес придерживается принципиально противоположной точки зрения.



Андрей Шарый: Говорят и довольно много пишут о том, что Европа может быть разделена (или существует такое неформальное разделение) на так называемую Старую и Новую Европу. Члены Новой Европы в Таллине, в Риге, в Вильнюсе ощущают себя гражданами второго сорта, новичками в Европейском Союзе или эта проблема уже нивелирована?



Николай Мейнерт: Я думаю, что это не очень простой вопрос, потому что на него существует очень много маленьких ответов. Опять-таки все зависит от того, кто и что получил конкретно от этого присоединения. Бизнесу грех жаловаться. У них все в порядке. Что же касается просто граждан, то здесь тоже ответ неоднозначный. Ведь благодаря присоединению к Европейскому Союзу, огромное количество рабочих получило возможность выезжать в другие страны. Сейчас уже официально говорится о том, что процесс этот оказался не просто не негативным, а, наоборот, во всех отношениях положительным. Потому что в тех странах, старых странах, которые получили возможность использовать для себя новые ресурсы в рабочей силе, только выиграли. И даже некоторые государства, по началу ограничивающие приток рабочей силы из новых стран, теперь эти ограничения снимают. Сами страны начинают по этому же поводу сокрушаться, потому что у них уезжают потенциально важные для них кадры, и поговаривают о том, что в будущем, возможно, им придется самим заниматься тем же самым, то есть создавать определенные льготные условия для тех новых стран, которые только сейчас входят в Европейский Союз.


Многие страны, особенно страны Балтии, с таким негативным багажом уже входили в Европейский Союз, что только наивные могли ожидать моментальных изменений, хотя были, конечно, и такие люди, которые считали, что как же, вот с 1 мая мы войдем в Европейский Союз, и все тут же станет по-другому. Конечно же, так не стало. Такая обида остается, она встречается. Вот, мы уже три года, а ничего не изменилось.



Андрей Шарый: Как в странах Балтии смотрят на перспективы расширения Европейского Союза? Как лучше бы быть этим маленьким гордым народам - членами закрытого клуба, или они хотят, чтобы и турки туда тоже вошли и дальше, и Украина?



Николай Мейнерт: Я думаю, что очень плохо понимают, с чем это связано. Они воспринимают это больше как очередную пиаровскую акцию, абсолютно не отдавая себе отчет, чем это чревато для них конкретно. И в зависимости от того, что попытаются им те или иные политики навязать, то большей частью и повторяют в широких слоях населения. Ведь, когда вступали страны Балтии в Европейский Союз, полного представления сознания зачем, как и почему у большинства людей не было. Говорили, что хорошо, что надо, что Европы. Ну, давайте войдем. Вошли. Тоже самое связано и с расширением. Представление о том, какое оно, с чем оно будет в дальнейшем ассоциироваться, пока у людей очень и очень слабое.



Андрей Шарый: Один из ключевых, конфликтных вопросов в отношении России с бывшими советскими республиками Балтии - это отношение русскоязычного меньшинства. После вступления в Европейский Союз, в связи с требованиями приведения местного законодательства в соответствии с законодательствами Европейского Союза положение русскоязычного населения в этих республиках стало лучше или нет?



Николай Мейнерт: И опять-таки здесь мы упираемся в то, как это подается. С моей точки зрения, как журналиста и как эксперта, который занимался этим вопросом, - стало. Потому что, конечно же, Европейский Союз настаивает на том, чтобы те или иные нормы все-таки соблюдались. Это, естественно. С другой стороны, ведь социальные процессы обладают просто чудовищной инерцией. Ничего не может измениться за год, за два. А русская карта в Эстонии, что связано с говорящим по-русски населением, живущим в Эстонии, в Латвии, в Литве, это все-таки один из инструментов политических взаимоотношений. Эти настроения подогреваются довольно часто, в том числе и из России.




XS
SM
MD
LG