Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Московском музее современного искусства открылась выставка Виктора Пивоварова


Программу ведет Андрей Шарый . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Андрей Шарый : В Московском музее современного искусства открылась выставка Виктора Пивоварова, известного концептуалиста, с 80-х годов живущего в Праге, но продолжающего считать себя российским художником. На выставке под загадочным названием "Едоки лимонов" представлены работы, созданные Виктором Пивоваровым за последние три года. На выставке побывала корреспондент Радио Свобода Лиля Пальвелева.



Лиля Пальвелева : Виктор Пивоваров мыслит сериями, а серии картин называет «альбомами». В них изображение органично соединяется со словом, неким текстом, если и не проясняющим смысл, то дополняющим его.


Выставка разместилась на всех этажах Музея современного искусства, и выстроена она как целостный проект, подчеркивает художник.



Виктор Пивоваров : Это своим способом путешествие. Это путешествие снизу вверх. Это определенное восхождение. На первом этаже, который называется "Посвящение", где представлены такие странные не портреты, но образы самых близких и дорогих мне людей, представлен альбом "Холин и Сапгир ликующие". Этот альбом завершается рисунком с подписью "Холин и Сапгир в саду". Это одно из ключевых слов всей экспозиции. Последняя часть на пятом этаже называется "Окно и сад". Таким образом, это связующая ниточка проходит через всю выставку. Образ сада появляется и на этаже, который называется "Лисы и праздники", но "сад" - известная метафора. Мне не нужно ее разжевывать. В альбоме "Холин и Сапгир ликующие" появляется образ Данте.



Лиля Пальвелева : Автор «Божественной комедии», говорит Виктор Пивоваров, совсем не случайно появляется рядом с двумя умершими поэтами - друзьями художника.



Виктор Пивоваров : Те, кто помнит прошлую выставку "Шаги механика" в Третьяковской галерее, там был альбом "Заблудившийся Данте". Здесь Данте появляется снова. Данте, как образ идеального поэта и поэта-изгнанника. Дело в том, что я сам не являюсь никаким изгнанником. Я говорю о себе, что я беглец, но это очень близкие понятия. Мне этот образ, Данте, очень близок. И вот этот последний этаж, где представлен этот атлас животных и растений - это тоже определенная метафора. Представьте себе, если бы Данте после своего возвращения нарисовал такой атлас?!



Лиля Пальвелева : Виктор Пивоваров не только вольготно чувствует себя среди вымышленных персонажей, он еще и сам активно занимается мифотворчеством. Взял вот и придумал, и детальнейшим образом разработал некую религию лис. Начало истории вполне реалистическое.



Виктор Пивоваров : Место этого альбома локализовано. Речь идет о Еврейском национальном округе, который был во времена Сталина, в конце 20-х годов основан, и туда насильно вывезли, как известно, несколько тысяч евреев. Потом они вернулись на свои прежние места жительства.



Лиля Пальвелева : Так было на самом деле. Но вот текст, предваряющий серию «Лисы и праздники»: "Некоторые вернулись, а оставшиеся смешались с местным русским и китайским народом. Таким образом возникла субкультура, которая включает в себя элементы православного, даосско-буддийского и еврейского ареала. Эта субкультура отличается особым культом святых лис. То есть на каждый случай жизни есть свой лис, который помогает и особые праздники".


Их длинная вереница - синих, зеленых, всех возможных цветов и оттенков. Идешь вдоль стены и читаешь: Лиса семь семицвечников (покровительница беременных и сомневающихся), Лиса холодный ужин (защитница колеблющихся на море) и прочее, и прочее.


Виктора Пивоварова совместно с Ильей Кабаковым числят в основоположниках так называемого московского концептуализма. И вот вопрос куратору выставки «Едоки лимонов» Елене Селиной.


Был целый путь, который начался в 70-е годы. Изменился ли концептуализм Пивоварова с тех пор?



Елена Селина : Концептуализм - довольно герметичное направление. В частности, особенно постоянен в этой какой-то языковой практике Виктор Пивоваров. Если вы посмотрите, окинете взоров все его творчество, вы увидите, что он никогда не изменяется, скажем, под внешними обстоятельствами. Безусловно, на внутренний мир оказывает свое влияние какая-то действительность. Безусловно, нельзя сказать, что он прячется от нее. Он прекрасно это видит. Другое дело, что есть протестный путь, но в принципе это качество более низкого уровня. Качество более высокого уровня заключается в том, что ты не вступаешь в открытую борьбу, но ты сохраняешь себя самого. Именно поэтому, мне кажется, чисто стилистически Виктор не ищет каких-то новых путей. Все, что вы видите сейчас, все было в нем всегда. Инаковость его дает какую-то такую независимость, свободу.



Лиля Пальвелева : Утверждает Елена Селина.




XS
SM
MD
LG