Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Бабурин о работе Государственной Думы и создании новых партий


Владимир Бабурин: Думская фракция «Родина – Народная воля – Социалистическая единая партия России», которую возглавляет Сергей Бабурин, на этой неделе пополнилась четырьмя депутатами, два из которых – Геннадий Семигин и Геннадий Селезнев – возглавляют левоцентристские организации, недавно объявившие о слиянии в единую левую партию. Журналисты и наблюдатели отмечают, что в ближайшее время возможно во фракцию Сергея Бабурина могут вступить еще около десяти депутатов, в том числе и из фракции «Единая Россия» и «Родина». Вполне возможно, речь, может быть, идет о создании новой партии. Об этом сегодня из первых уст наш гость – заместитель председателя Государственной Думы, лидер партии «Народная воля» Сергей Бабурин.


Сергей Николаевич, пользуясь тем, что вы прямо из Государственной Думы, новость буквально последних минут: приняла сегодня Государственная Дума во втором чтении законопроект о создании четырех игорных зон в России, и было проявлено даже не обычное для нынешнего состава Думы «единороссие», а единодушие: 425 депутатов. Согласно этому документу, на территории России может быть создано только четыре игорные зоны. И поправками ко второму чтению было определено как раз их местоположение: Калининградская область, Алтайский край, Приморский край, а также территория на границе Ростовской области и Краснодарского края. Несмотря на единодушие, о котором я сказал, наши слушатели, видимо, знают от нашего корреспондента, что совсем непростым было обсуждение. Это действительно было обсуждение и спор. Так?




Сергей Бабурин

Сергей Бабурин: Вы знаете, я считаю, что результат закономерный, поскольку и правые, и левые признают недопустимость сегодняшней ситуации, когда игорные заведения, как раковая опухоль, проникли в структуры сферы обслуживания повсеместно. И то, что предложение президента поддержано, я думаю, и для оппозиции является приемлемым, потому что надо это делать. Это не значит, что у нас появятся по мановению руки четыре «лас-вегаса». Но это значит, что у нас исчезнет несколько точек, где у нас сегодня приют для наркотиков, компьютерного зомбирования. Так что я считаю, ничего необычного не произошло. Я бы, конечно, подумал, может быть, что таких зон должно быть не четыре, а пять или шесть. Страна все-таки у нас большая. Но принцип должен быть проведен.



Владимир Бабурин: Как вы полагаете, идет ли здесь речь о потере достаточно больших денег, прежде всего от иностранного туризма? Может быть, в Приморский край поедут туристы?



Сергей Бабурин: Вы о туризме или о игорных заведениях? О туризме, я считаю, Дума, который приняла закон, конечно же, это результат лоббирования конкретных туристических монстров, конкретных структур правительства. И мы с умилением смотрели, как редкий случай: представитель президента взывает к парламентскому большинству остановиться, отложить этот закон, чтобы дополнительно подумать над рядом поправок, а парламентское большинство мечется, но идет на поводу у правительства и штампует позицию Госкомтуризма. Я сам вносил эти поправки, потому что я считаю, что в сегодняшнем виде закон отягощает работу для тех, кто занимается въездным туризмом, он пресекает возможность возникновения в туризме среднего бизнеса. Не надо мелкий – ладно, но не надо все превращать опять в работу олигархата. А когда там заложены вот эти гарантии… Зачем нам закладывать гарантии для иностранных туристических компаний? У них что, в своих странах этих денег для гарантий нет?



Владимир Бабурин: Приезжая, иностранные туристы оставляли деньги в русских казино.



Сергей Бабурин: Речь идет не о том, что они оставляют деньги, а о том, как туризм будет работать. Вот мы с вами говорим о двух разных законах, которые сегодня оба приняты. Но один из них принят всеми фракциями, а второй вызвал большие споры и даже не встретил поддержку в администрации президента, которого переиграло правительство. Позиция правительства – принимать закон в таком виде, позиция официального представителя президента была – не принимать. Тем не менее, лобби сработало – закон протащили.



Владимир Бабурин: Известно, что игорный бизнес – это очень большие деньги даже в «белой» его части. Сколько там в «серой», тем более в «черной» - никто не знает.



Сергей Бабурин: Почему я за то, чтобы мы с тотализаторами не горячились, потому что ведь была идея запретить тотализаторы, кроме как в этих четырех зонах. Если люди не будут играть на ипподромах официально, это будет делаться в «черную». Зачем нам порождать вот это? Конечно, здесь есть споры, есть дискуссии. Поэтому далеко не все еще решено окончательно.



Владимир Бабурин: Как вы полагаете, люди все-таки каким-то способом защищать свои деньги? Реальный способ защитить свои деньги – это вложить инвестиции в Калининградскую область, Алтайский, Приморский край, на границу Ростовской области и Краснодарского края. Есть другой, к сожалению, типично российский способ решения проблемы – стрелять.



Сергей Бабурин: Я думаю, есть и третий. Вы уж страсти не рассказывайте. Потому что у нас в регионах на самом деле достаточно много коммерческих структур, которые способны вложить серьезные деньги в строительство таких четырех на всю страну центров. Построят. И не нужно сводить их к одному центру. Если они будут строить это под контролем органов государства, то я надеюсь, обойдется и без стрельбы. И деньги будут вкладываться туда не мафии, то ли наркомафии, то еще какой-то, а деньги будут все рассматриваться, просвечиваться. И я надеюсь, легализации незаконных капиталов не произойдет.



Владимир Бабурин: Ваши бы слова, Сергей Николаевич, сами знаете, кому в уши. Давайте послушаем звонок, Сергей из Армавира.



Слушатель: Армавир – это Краснодарский край. И вот игорные дома в Ростовской области и Краснодарском крае…



Сергей Бабурин: Да, это одна из четырех зон.



Слушатель: У нас тут уже в Армавире казино, как говорится, на казино. Это в принципе нормально. Кто хочет – тот ходит, кто не хочет – не ходит. Но я думаю, это не перебор ли будет? Где-то густо, а где-то – пусто. Вот ваша партия «Народная воля»?



Сергей Бабурин: Да.



Слушатель: Вот воля народная – это, конечно, хорошо. И в связи с этим, может быть, провести какой-то не референдум, какое-то общественное мнение. Как это сделать?



Владимир Бабурин: Сергей, понятен ваш вопрос, и ответ, собственно, тоже понятен. Поздно, второе чтение уже прошло.



Сергей Бабурин: Кроме того, конечно, у вас будет еще гуще, но во всей стране, надеюсь, средства будут идти после того, как закон вступит в силу, не в игорный бизнес, а в эффективную реальную экономику и в социальные проекты. Иначе это будет все далеко, и на самом деле такие зоны расположены конкретно и локально для того, чтобы там выбрасывали на ветер физические лица свои средства, а не юридические. Так что здесь, я считаю, мы, наконец, делаем дело. Дай Бог, чтобы благими намерениями не была бы выстлана дорого ошибочная.



Владимир Бабурин: И Санкт-Петербург, откуда казино будут убирать, Павел.



Слушатель: Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к азартным SMS -играм за деньги по телефону на телевидении и на радио? Не пора ли их ограничить?



Сергей Бабурин: Я в целом отношусь к азартным играм отрицательно, хотя грешным делом в студенческие годы, особенно на сельхозработах, в карты мы резались.



Владимир Бабурин: Что ж вы раньше не сказали?! Сергей Николаевич!



Сергей Бабурин: Что делать? Работы нет, телевизоров тогда у нас особо не было. Ну, вот и проводили время. Ну, не за бутылкой же. В этом отношении я считаю, что азартные игры очень опасны для человеческого сознания, ибо приучают к мысли, что заработать можно легко и случайно. А нам нужно все же, чтобы деньги шли по труду, по заслугам человека, по его вкладу в экономику, другие сферы. Вот это будет и справедливо, и более перспективно для общества.



Владимир Бабурин: Давайте еще Москву послушаем, Петр.



Слушатель: Сергей Николаевич, вы были на встрече у президента в Новоогарево?



Сергей Бабурин: Да.



Слушатель: Вот тут выступал Жириновский и Явлинский. Они рассказали о том, о чем там велись разговоры. Вы тоже там были, не могли бы вы сказать, о чем вы там говорили, и в чем проявлялась ваша оппозиционность?



Сергей Бабурин: Спасибо большое за вопрос, потому что встреча с президентом была достаточно продолжительной и впервые проходила в формате, когда присутствовали руководители политических партий, преодолевшие 3-процентный барьер, даже если они не преодолели 5-процентный барьер. Поэтому были не только парламентские партии, такие как «Народная воля», но и несколько других. Тема была – правовые механизмы предотвращения экстремизма. Но тот же упомянутый вами господин Жириновский в жанре политического доноса, когда речь дошла до него, воззвал к президенту и сказал: «Вот вы боретесь с экстремизмом, а вот у нас партия «Народная воля» - это экстремистская организация. Они организовали «Русский марш», они на этом «Русском марше» собрали на своем митинге представителей всех организаций, которым запрещен был «Русский марш». Они собирают и байкеров, и нацболов». Потом дальше пошло очень много обвинений совершенно надуманных. Но он позволил своими выпадами мне просто обратиться к президенту со словами, что негоже в России запрещать русские мероприятия. Да, я как лидер «Народной воли» взял на себя ответственность за организованность и порядок на «Русском марше», и мы выполнили. Мы не дали слово тем, кто хотел хулить Русскую православную церковь, пресекали провокации, которые буквально проплачивали некоторые журналисты, чтобы сфотографировать парня, держащего руку в гитлеровском или так называемом римском приветствии. Я сожалею, что Белых поддержал Жириновского в выпадах на «Народную волю» и обвинил меня лично, что Бабурин занимает великодержавные позиции, его амбиции имперские мешают нам во внешней политике, что я хочу присоединять. Тут даже президент за меня заступился и сказал, что он знает взгляды Бабурина. Это взгляды, соответствующие закону. А я Белых говорю: «Так что вы сидите рядом со мной? Вы пересядьте туда, где либералы. Какой вы консерватор, если вы против большой страны и против собирания нашей страны?»



Владимир Бабурин: Сергей Николаевич, я понимаю, что это скорее именно ваша не беда, а вина, что люди, которых отождествляют сегодня с имперской идеей, прежде всего видны, или их так показывают, нацистским приветствием:



Сергей Бабурин: Это не имперская идея, это попытка дискредитировать идею.



Владимир Бабурин: :и вот этой повязкой, на которой нарисована, я бы все-таки сказал, свастика. Они объясняют, что это совсем не свастика. Для меня как раз здесь ваша позиция достаточно понятна. Непонятно только одно: вам как раз здесь должен быть ближе господин Чубайс, который говорит о либеральной империи, потому что здесь все-таки главное слово «империя».



Сергей Бабурин: Вы знаете, приятно, что у Бабуриных общий подход во многих вопросах – вот у нас с вами. Потому что я года два тому назад, встретившись на одном из мероприятий с господином Чубайсом, сказал: «Анатолий Борисович, вот в вашей идее либеральной империи для меня неприятно только первое слово – «либеральная», потому что я не могу понять, что это такое». Потому что то, что сделал либерализм в нашей стране, это не либерализм, это анархия. А империя – это великая страна, союз наших народов.


Почему я и пошел сейчас, например, позавчера на публикацию открытого письма президенту России и президенту Белоруссии, чтобы вы перестали топтаться на месте в вопросе объединения России и Белоруссии. Ну, не хотят они решать по той модели, которая была как бы обработана и согласована три года назад, давайте другую. Вот я предложил идею «Народной воли», которая заключается в создании Российского союза через соединение двух республик, не просто утверждение конституционного акта, а сразу вступление в должность президента союза, вице-президента союза, одновременно он был бы и председателем Государственного совета. Я передал конкретный проект, посмотрим, я думаю, вряд ли найдется у них время ответить. Но как говорили наши предки, я сказал и тем спас свою душу. Я внес предложение, давайте реализовывать. Поэтому вот это наше понимание, не надо бояться слова «империя». У нас и Соединенные Штаты – это империя, Китай.



Владимир Бабурин: «Я не знаю, что такое либеральная империя», - вы сказали. Соединенные Штаты Америки – либеральная империя.



Сергей Бабурин: Какая либеральная, вы что?! Там тоталитаризм такой, какого в Советском Союзе никогда не было. Там если газета печатает что-то не то о ситуации в Ираке, газету закрывают. Там во время демонстраций против Буша во время бомбардировок Ирака были арестованы тысячи человек демонстрантов – больше, чем за все годы протеста во время войны во Вьетнаме. У нас просто об этом не говорится. У нас делается вид, что они там апофеоз демократии. Все не так.


У нас сегодня на самом деле Земной шар – это не жизнь колхозников, рабочих, интеллигенции. Земной шар – это переплетение информационных систем и зомбирование жителей.



Владимир Бабурин: Но все-таки, Сергей Николаевич, что называется, свобода слова и свободы средств массовой информации в Соединенных Штатах, честное слово, я достаточно хорошо знаю… Нет, конечно, идеала, потому что идеала нет вообще в принципе.



Сергей Бабурин: Не идеал. А я говорю, что у нас идеал? И у нас не идеал.



Владимир Бабурин: В России даже, мягко говоря, несколько хуже, по-моему.



Сергей Бабурин: Это дело вкуса.



Владимир Бабурин: Вот, кстати, мне понравилось на самом деле поговорить о точках соприкосновения. Я слушателям нашим напомню, что достаточно давно вы последний раз были у нас, и речь шла о России как о правопреемнице Советского Союза. И потом кое-кто из ваших бывших коллег просил мне передать, что чрезвычайно удивлен вашим заявлением. А я тогда вам задал вопрос: «Должна ли Россия как правопреемница Советского Союза для всех без исключения бывших граждан Советского Союза, если они это пожелают, сделать если не автоматический прием в российское гражданство, то по крайней мере очень сильно упрощенный?» И вы тогда сказали: «Да, это должно быть так». Я думаю, что вы не передумали за это время.



Сергей Бабурин: Я не просто не передумал. Я в этом отношении преемник принципов, которые были и в советской политике. Ведь в 1932 году в СССР был принят закон о предоставлении гражданства Советского Союза всем бывшим подданным Российской империи, которые не отказались от российского подданства и не приняли другого. Да, это был шаг объединить всех. И нам нужно делать это же.


Особенно я признателен и вам, и радиослушателям, что мы эту тему поднимаем сегодня, когда еще в декабрьские дни мы все отмечаем грустный юбилей – 15-летие гибели Советского Союза. И я не случайно пришел к вам, одев значок народного депутата РСФСР. Я в эти дни действительно хожу с этим значком, потому что для нас РСФСР – это часть России. И вот то, что вы спрашиваете, почему нам нужно делать? Потому что вот здесь водораздел между политиками в Кремле. Часть из них считает, что РСФСР – это и есть Россия. Вот они заблуждаются. Они обрекают нас на Бантустан, на так называемое национальное государство и постепенное исчезновение. Россия больше, чем РСФСР.



Владимир Бабурин: Один пример. Возможно, он вас заинтересует как депутата Государственной Думы, хотя вы – депутат не от Москвы. Реальный случай. Если вас заинтересует, я могу назвать фамилию, дать координаты. Москвичка, раньше имела прописку, теперь регистрацию, гражданка России, грузинка, пошла в ОВИР менять заграничный паспорт. Что-то долго ей не меняют заграничный паспорт, она пришла, ей говорят: «Вам нужно сдать внутренний паспорт тоже». Она его сдала. Потом ей не возвращают ни того, ни другого и говорят: «А может быть, вы гражданка Грузии?» Она говорит: «Нет, я не гражданка Грузии».



Сергей Бабурин: Я готов этим заняться. Уже то, что вы сказали, - это криминал, это нарушение гражданских прав.



Владимир Бабурин: Дальше будет еще интереснее. Сначала ей предложили взять в посольстве Грузии справку о том, что она не является гражданкой Грузии. Это все равно, что вам или мне пойти в посольство Зимбабве и попросить справку, что мы не являемся гражданами Зимбабве. Дальше было самое интересное. «Вы попросите у них паспорт грузинский, а потом от него откажитесь, тогда мы вам вернем российский». Как вам это?



Сергей Бабурин: Есть старая поговорка: заставь дурака Богу молиться, он и лоб разобьет. Если те люди, которые это сотворили, делали это из патриотических побуждений, то они ошиблись. Это не патриотизм, это если как минимум, перегибы, а по большому счету – это нарушение закона, нарушение гражданских прав, за которые нужно сурово карать. Если вы мне дадите фактуру, я, конечно, займусь. Я могу сказать, что для «Народной воли», и для нашей фракции, и для нашей партии, гражданские права незыблемы. Тем более, даже поддерживая Абхазию и Осетию в их укреплении суверенитета, я надеюсь, что мы все же и с Грузией, много настрадавшейся от Гамсахурдиа и Шеварднадзе, выйдем на восстановление братских отношений.



Владимир Бабурин: Николай из Москвы, вы в эфире.



Слушатель: Я очень рад дозвонился. Хочу поблагодарить вашего гостя за его позицию, в частности по вопросу Южной Осетии. Я сам осетин. Но не по национальному признаку поддерживаю, просто за права человека выступаю. Потому что осетинский народ такие же права имеет, как и грузинский, как и любой человек в отдельности. Спросите, пожалуйста, у ваших оппонентов, либералов. Если они говорят, что закономерно распалась большая империя Советский Союз, все империи распадаются, почему же они так настаивают на сохранении малой империи, как Сахаров называл Грузию? И еще, когда говорят, что в Грузии демократический режим, 102 тысячи беженцев из внутренних районов Грузии – осетин до сих пор ютятся в Северной Осетии в тяжелых условиях. И отказывается Грузия сколько лет выплачивать компенсации какие-то. И Россия все годы содержит этих людей. Поставьте, пожалуйста, в Государственной Думе требование к Грузии, чтобы она выплатила деньги, которые России пришлось тратить на людей, которые она изгнала из Тбилиси, из Кахетии.



Сергей Бабурин: Спасибо за ваш вопрос. Я обязательно буду ставить вопросы в парламенте об этом. Вы, когда говорили об изгнании, очевидно, под словом «она» имели в виду Грузию. Хочу подчеркнуть, что действительно, радиослушатель дал мне возможность говорить об империи не только применительно к размерам большим. Бывают империи и малые. Вопрос в другом, что такое это слово? Я бы призывал не разрушать малые империи. Грузия – это не империя. Это сегодня страна, где режим какой-то олигархическо-тоталитарный. А когда действительно либералы радовались разрушению империи, они просто забывали. Да, Римская империя рухнула, Восточно-Римская империя просуществовала тысячу лет и тоже ушла в прошлое. Но какая демократия просуществовала больше? Да нет таких. Что у нас Афинская демократия жива? США – всего 200 с небольшим. Так что вопрос не в организации.



Владимир Бабурин: Согласитесь, за 200 с небольшим лет они достаточно много сделали.



Сергей Бабурин: Много. А Россия за тысячу. Так что давайте все-таки признаемся, что нам тут есть чем гордиться, а не только учиться. Учиться надо у всех, но не копировать, а вбирать все лучшее. И поэтому я считаю, что возрождение единой страны, в том числе воссоединение Приднестровья как субъекта Федерации с Россией, воссоединение Южной Осетии с Северной, чтобы была восстановлена вот эта разрезанность единого осетинского народа, и особые ассоциированные отношения Абхазии с Россией – это все потребности времени. Я надеюсь, что президент и правительство к этому пониманию придут.



Владимир Бабурин: Вам, Сергей Николаевич, в свое время надо было в Народно-трудовой союз российских солидаристов вступить. Они мне как-то плакат подарили.



Сергей Бабурин: Я родился на несколько десятилетий позже. Поэтому тут есть объективные причины.



Владимир Бабурин: Они мне подарили его уже в конце 80-х – начале 90-х.



Сергей Бабурин: Я их застал даже в 1990 году, правда уже они исчезали.



Владимир Бабурин: Плакат совершенно характерный для НТС и для вас: карта, границы Советского Союза, но раскрашена в три цвета – бело-сине-красный.


Из Москвы звонок, Сергей Владимирович, вы в эфире.



Слушатель: Прежде всего, хочется поблагодарить Сергея Николаевича за его принципиальную и последовательную позицию по вопросам интеграции прежде всего России и Белоруссии в единое государство, а также хотелось спросить ваше мнение как депутата: возможна ли отмена виз для такой категории, как неграждане, которые проживают в Белоруссии, чтобы они могли более свободно посещать нашу с вами родину?



Сергей Бабурин: Вы знаете, у вас очень интересный вопрос и просто блестящая идея. Нам нужно для всех неграждан, которые живут в Прибалтике, не только в Белоруссии, отменить визы, если они были гражданами СССР, для проезда к нам. Они неграждане. Что касается Белоруссии, то здесь я должен покаяться в том, что Государственная Дума сегодняшнего парламентского большинства до сих пор не выполняет своих обязательств перед гражданами Белоруссии, потому что по закону о ратификации договора 1999 года, даже договора 1997 года, граждане Белоруссии должны иметь равные права участвовать в местных выборах, равные права на трудоустройство. А граждане России должны иметь такие же права в Белоруссии. И вот это не делается.


Вот это реальные проблемы, о которые мы спотыкаемся, которые мешают формированию единого государства. Устранять их надо. У нас давно должен быть единый союзный паспорт. Решение об этом подписывали еще Ельцин с Лукашенко, ратификация этого договора давно вступила в силу. У нас нет союзного паспорта. И многие чиновники, я не имею в виду госслужащих, я имею в виду по убеждению чиновников, которые даже среди деловых людей или депутатов, они сегодня думают не о будущем страны, они думают о следующих парламентских выборах, как бы им найти себе место, как бы в новое правительство, как бы им с будущим новым президентом. А все остальное их не интересует: ни размеры страны, ни благополучие людей, ни уровень жизни. Вот против них «Народная воля» боролась и будет бороться.



Владимир Бабурин: Дошли мы до того, о чем говорили в самом начале, - заявление о вступлении в фракцию, которую Сергей Николаевич возглавляет, написали член фракции «Родина» Юрий Савельев и три независимых депутата, фамилии очень известные: Елена Драпеко, актриса, лидер партии «Патриоты России» Геннадий Семигин и лидер партии «Возрождение России» Геннадий Селезнев. Если кто забыл, два раза подряд Государственную Думу господин Селезнев возглавлял.



Сергей Бабурин: Я бы сказал, что сегодня во фракцию принят еще один независимый депутат Станислав Нисташевский.



Владимир Бабурин: И по разной информации, готовы это же сделать люди тоже достаточно известные: Виктор Черепков и Светлана Горячева.



Сергей Бабурин: Нет, Черепков – член нашей фракции. А кто еще готов, поживем – увидим.



Владимир Бабурин: Скажите, пожалуйста, правы ли те, кто предполагает, что речь идет о создании новой партии. Известно, что Геннадий Селезнев и Геннадий Семигин достигли принципиального соглашения об объединении. И может ли состояться большое объединение на базе уже вашей партии «Народная воля»? Единственное, что меня здесь смущает: почему-то все опять говорят о партии левого толка, хотя никогда Сергей Николаевич Бабурин левым не был.



Сергей Бабурин: Вот мне отрадно слышать, что вы это разделяете. Я могу это сказать, что на самом деле все, что мы делаем, это действительно шаги к консолидации патриотических сил. Пусть на левом фланге толкутся Миронов с Зюгановым. Для нас важно при нашей защите социальных завоеваний… Иногда говорят, что «Народная воля» проповедует русский социализм Герцена, и в этом отношении упреки, что мы в экономике левые – они правильны, мы этого не скрываем, мы за социальную справедливость. Но в целом мы – люди почвеннические, мы за традицию, за то, чтобы мы спокойно развивались. И, конечно, мы обсуждали этот вопрос.


Более того, сегодня Семигин и Селезнев избраны сопредседателями нашей фракции. У нас сейчас пять сопредседателей. Это Бабурин, Шестаков, председатель Социалистической единой партии России (это две партии, которые образовали фракцию), это Куваев, Семигин и Селезнев. И мы ведем на переговорах, чтобы на выборах весенних согласовать субъекты Федерации, чтобы наши партийные списки не сталкивались между собой.


Что говорить о выборах в Государственную Думу, надо сейчас уже единство обеспечить, чтобы мы здесь консолидированно выступали. Именно поэтому сегодня принято решение, что в начале января заступает на пост руководителя фракции Геннадий Семигин. И мы будем продолжать работу, дай Бог успешную, чтобы выстраивать вот эту вещь.



Владимир Бабурин: А вы остаетесь вице-спикером?



Сергей Бабурин: Я остаюсь сопредседателем, остаюсь заместителем председателя Государственной Думы. И мы выстраиваем единую организацию патриотических сил. Пока в парламенте. Надеюсь, что это получится и вне парламента. Хотя вы правы, здесь все-таки патриотов в России заносит часто слишком далеко влево. Но нас упрекают, что иногда мы слишком в консервативное, в патриотическое крыло. Для нас это незыблемая позиция. Мы за национально-патриотическое возрождение, за православные ценности, за то, чтобы Россия возвращалась к истокам, но двигалась вперед. Модернизация должна опираться на нашу историю, на наш опыт, а не просто на поучение из-за рубежа.



Владимир Бабурин: Еще бы историю:



Сергей Бабурин: :не перевирали, как это сейчас.



Владимир Бабурин: Да не только сейчас.



Сергей Бабурин: И в прошлом, да. Историю всегда писали победители. И мы от этого сейчас получаем много сюрпризов не только в завтрашнем дне, но и в прошлом.



Владимир Бабурин: Мы тут вспоминали не так давно с профессором Афанасьевым 1936 год, было 50-летие Конституции 1936 года, и практически никто не вспомнил, что был еще тогда один не менее важный документ принят об изучении истории. Я не помню, как он точно называется, не буду вдаваться в подробности, что это была война Сталина и Покровского.



Сергей Бабурин: Да, но чуть раньше. Когда за подписью Жданова, Кирова и Сталина были заметки на конспекте учебника истории. Да, было такое. Но та доктрина уже тоже пересмотрена.



Владимир Бабурин: «Сергей Николаевич, у меня родственница – беженка из Абхазии, русская замужем за грузином, сказала, что у вас в Абхазии есть шикарная дача. Правда?»



Сергей Бабурин: К сожалению, даже земельного участка нет, но есть много друзей. Это да.



Владимир Бабурин: Еще один вопрос сегодняшнего дня. Сегодня лидера Движения против нелегальной иммиграции господина Белова допрашивали. Ваше отношение к этой организации достаточно известно, но я не знаю, насколько оно точно опять же излагается. Вот мое мнение, что эти господа занимаются не совсем своим делом. Если иммиграция нелегальная, значит это однозначно незаконно, значит этим должна заниматься милиция, прокуратура и те, кому положено этим заниматься. Если им хотят помогать, сейчас вроде возрождаются добровольные народные дружины, вот пускай идут туда и помогают милиции. Вот не понимаю, что такое общественная организация против чего бы то ни было, будь то нелегальная иммиграция или незаконные аборты.



Сергей Бабурин: Владимир, если бы наша милиция здесь работала добросовестно, такой организации бы не возникло. И, к сожалению, эта проблема нелегальной иммиграции есть, проблема фактически использования полурабского труда ввезенных рабочих имеется.


С чего началась трагедия в Кондопоге? С того, что житель Азербайджана, депортированный из нашей страны за правонарушение за год до этого, вернулся в Кондопогу и работал там барменом, стал качать права, противопоставляя себя традициям местных жителей, когда встал всучивать эту паленую водку. Так что вот здесь я хочу разделить конкретную реализацию идей и идею. Я за то, чтобы мы действительно сделали все, чтобы миграция была, но она была бы законна. А все, что противозаконно, конечно, надо искоренять.


Что касается движения, там много людей искренних. Я знаю Белова. Мы рассчитывали во многих мероприятиях «Народной воли», ДПНИ участвовало. Когда во время «Русского марша» милиция не допустила их знамена на наш митинг, я все же поручился и добился, чтобы десять их знамен, чтобы они развевались наравне со знаменами «Союза русского народа», «Российского общенародного союза», «Русского общенационального союза» и так далее. Но я огорчен многими шагами, я не хочу Белова за глаза критиковать, но его истерика после нашего митинга и нецензурные выражения вызвали, как я потом уже узнал, я, к счастью, не видел этого позора, но для политика это недопустимо. Надо выбирать выражения и не допускать шаги, порочащие просто поведение лидера. А он, безусловно, один из перспективных лидеров.



Владимир Бабурин: Но согласитесь, что любой радикализм отпугивает от любой идеи, будь она имперской, демократической, какой угодно.



Сергей Бабурин: Владимир, только не надо отождествлять матерное слово с радикализмом. Это разные вещи. Когда люди идут на амбразуру, идут в атаку на фронте, они не обязательно должны орать, они могут это делать и молча. Но само действие является радикальным. Так что здесь я бы отделил радикализм. Кстати говоря, на встрече с президентом я просто его просил не путать экстремизм с протестом людей, которых лишили их законных прав. Когда люди от отчаяния, не получая решения своих вопросов, выходят на улицу, перекрывают движение, когда они выходят на несанкционированный митинг, потому что у них отключили воду или их принудительно выселяют из подъезда, - это не экстремизм, это социальный протест. И то, что мы должны делать все, чтобы эти протесты могли выражаться в легальных формах – в этом задача власти. Мы говорим исполнительной власти: не доводите людей до иступления, выслушивайте их мнения до того, когда их охватит чувство отчаяния.


Так что ДПНИ сегодня на грани балансирует легального протеста против порочной, отсутствующей внятной политики по иммиграции и уже запредельной части спектра, когда власть не слышит, а жизнь и право на жизнь, право на гражданские завоевания надо доказывать. Так что здесь не все так просто и не все так однозначно.



Владимир Бабурин: Я понимаю, что не все так просто. Но, Сергей Николаевич, не нравится мне… Я не про ДПНИ, я вообще говорю. Когда пускай ради самых благих намерений собой подменяют органы власти, органы правопорядка. Хорошо это не может закончиться. Не может, потому что не может.



Сергей Бабурин: Вы знаете, Владимир, у нас с вами более очень серьезные предки, если вы вспомните Бабуритах, я даже не говорю о Тимуре. Мне тут напомнили, что он тоже Бабурит. Возьмите того же основателя династии Великих Моголов. Когда Бабур пришел, он ведь не потому захватил Индию, что силой все взял, а потому что, заняв ее, он проявил мудрость, сдержанность и внимательно впитал в себя тех, кто там находился, их обычаи, традиции. Так что давайте мы будем бороться с экстремизмом, прежде всего защищая гражданские права. Тогда экстремистов будет гораздо меньше.



Владимир Бабурин: Вы меня как-то огорчили, но я вынужден вас тоже огорчить. Все-таки скорее всего не те предки, не оттуда фамилия. Из Тулы звонок у нас. Николай, добрый вечер.



Слушатель: У меня вопрос к Сергею Бабурину. Вот если мы переведем слово «Бухенвальд», это будет «буковый лес», но мы знаем, что это концлагерь. Вот у вас партия называется «Народная воля», там еще «Справедливая Россия» возникает. Но судя по тому, какие законы выходят из Думы, вы ненавидите и народ, и Россию. Так вот я хочу спросить, дело в названии или в делах?



Сергей Бабурин: По существу ваш вопрос есть ответ. Для меня это несомненно не в названии, а только в делах, только в поступках. Поэтому как бы ни нравилось мне словосочетание «Единая Россия», я за единую, великую, неделимую Россию, но я против такой партии…



Владимир Бабурин: Наверное, за «Справедливую» тоже.




Сергей Бабурин

Сергей Бабурин: И за «справедливую», но вы знаете, я не хочу сейчас говорить о клонах Миронова, Бабакова. Это вообще подставная структура. И почему-то людям хотят сказать, что она получит поддержку на выборах. Да не получит. Не надо зомбировать народ. Но только по делам. Почему я и говорю, на выборах, которые в 2007 году будут, надо смотреть не на название и не на благообразность претендентов, а надо смотреть, а что эти люди делали, как они защищали свою страну и свой народ. И вот тогда, меньше предаваясь иллюзиям, а больше веря в реальность дел, мы с вами, может быть, исправим ошибки и 1991 года (ведь мы 15-ю годовщину гибели Советского Союза сегодня отмечаем) и гайдаровских, и павловских, и прочих реформ.



Владимир Бабурин: Ну, уж в один то ряд гайдаровские и павловские…



Сергей Бабурин: Пожалуй, да. Я бы Павлова… Я тут погорячился, он был вполне приличным человеком. А вы думаете что, я Гайдара буду выгораживать?



Владимир Бабурин: А зачем же его выгораживать? Вот в этом он совершенно не нуждается.



Сергей Бабурин: Поэтому он написал исповедальную книгу «Гибель империи», где все поперевернул с ног на голову. Оказывается, Советский Союз умер сам собой, чуть ли не покончил с собой. Ну, не надо вот так фальсифицировать прошлое.



Владимир Бабурин: Но тем не менее…



Сергей Бабурин: А если валить на коммунистов, что некоторые ваши гости любят, то надо валить на таких коммунистов, как Горбачев и Ельцин, а не на тех, кто стоял за партой перед школьниками или работал в цеху, или в поле. Эти коммунисты ни при чем. А вот те, которые сидели в Политбюро во главе с Генеральным секретарем, вот доля их вины в гибели страны, в развале экономики безусловно есть.



Владимир Бабурин: Но тем не менее, неужели вы всерьез полагаете, что три человека, собравшись в Беловежской пуще, смогли распустить великую страну?



Сергей Бабурин: Конечно, нет. Три человека совершили просто уголовно наказуемое преступление, они совершили государственный переворот. Но у них, во-первых, были соучастники, а во-вторых, это все делалось системно. И борьба против нашей страны началась до 1991 года, и даже до 1917. Она увенчалась успехом в феврале 1917, когда разрушили Россию. Потом в 1922 страна собралась в форме Советского Союза, в 1991 ее вновь разрушили. Делят, отрывают от нас куски. И конечно, эта системная борьба вызвана нашими вековыми конкурентами и противниками не только за океаном, но и ближе.


Я надеюсь, что сегодня все-таки в эти годы Путину удалось оттащить нас от пропасти, от края, хотя многие ошибки он в силу либерального крыла, которое рядом с ним, имеет. Но тем не менее, я считаю, что мы, наконец, стряхнули с глаз пелену и, не повторяя ошибок марксизма-ленинизма, способны возрождать страну и экономику.



Владимир Бабурин: Нет, и все-таки, если уж говорить о коммунистах, то я думаю, что гибель произошла как раз в 1917 году после февральской революции. И я думаю, что не прав был…



Сергей Бабурин: Октябрьская – это протест против сепаратизма, коррупции и социального беззакония.



Владимир Бабурин: Я считаю, что все-таки не прав был великий русский поэт и писатель Валерий Брюсов, когда он вступил в Большевистскую партию, шокировав своих друзей. И когда его об этом спросили, он сказал: «А мне на их идеологию наплевать. Вы же знаете, я человек имперских взглядов, а империю они сохранили». Но вот мне кажется, что господин Брюсов ошибался, уже тогда империя была разрушена.



Сергей Бабурин: Но извините, такую же позицию, как Брюсов, занял не только Деникин и Милюков, которые поддержали советскую армию в борьбе против Гитлера, но даже и великий князь, находившийся в Париже, отказался принимать власовцев, передал им через камердинера, что с предателями родины он не встречается. Так что здесь мы с вами, наверное, еще будем дискутировать серьезно.



Владимир Бабурин: Любовь Ивановна из Москвы.



Слушатель: Я так долго вас ждала, у меня вопрос относительно вице-спикера Жириновского. Скажите, вообще, существует Комитет по этике в Госдуме?



Владимир Бабурин: Господина Жириновского нет в этой студии.



Сергей Бабурин: Он – постоянный объект комитета.



Слушатель: Второй вопрос. Это программа «К барьеру!».



Владимир Бабурин: Господина Соловьева тоже нет в этой студии.



Слушатель: Господин Бабурин выступал на этой передаче. Почему мнение народа и мнение экспертов не совпадают ровно наполовину? И последний вопрос: где Алкснис?



Сергей Бабурин: Что касается Жириновского, то он постоянно обсуждается на комиссии по этике, поэтому штатный объект замечаний. Это его не меняет. Его стиль такой, работа у него такая, он отрабатывает зарплату. Где он ее получает – другой вопрос. Что касается судей в программе у Соловьева, меня это тоже удивляет. Не помню ни одного случая, чтобы их мнение совпало с голосов избирателей или с волей зрителей. Что касается Виктора Алксниса, то он входит в руководство партии «Народная воля», является депутатом Государственной Думы от Одинцовского района. Сейчас он работает в Комитете по делам СНГ и у нас во фракции «Народная воля».


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG