Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Формула кино. История «Туркменфильма» и современный туркменский кинематограф


Мумин Шакиров: Кино в Туркмении начали снимать с середины 20-х годов прошлого века. Первый фильм «Провозглашение Туркменской ССР» был создан в 1925 году операторами петроградской киностудии «Севзапкино» (ныне «Ленфильм») Сергеем Лебедевым и Борисом Башем. Спустя год по решению местного Совета народных комиссаров в Полторацке, (ныне Ашхабад) была организована киностудия «Туркменфильм». Она выпускала пропагандистские ролики с говорящими названиями: «К перевыборам Советов», «Празднование 10-й годовщины Октябрьской революции в Ашхабаде» или «Белое золото» о хлопкоробах Туркмении. Специальные агитаторы показывали фильмы в аулах, сопровождая их лекциями. Вначале 30-х в республику пришел и художественный кинематограф.


Кинорежиссер Мурад Алиев много лет проработал на туркменской студии, ныне он живет в Москве. По его словам, постановку в те годы доверяли только приезжим режиссерам.



Мурад Алиев: На «Туркменфильм» пришли несколько русских режиссеров. Это был первый этап развития национального кинематографа, с 1930 года вплоть до окончания войны, когда в Ашхабад была эвакуирована киностудия имени Довженко, когда работал Марк Донской, еще несколько режиссеров, которые сами снимали замечательные фильмы, знаменитые по тем временам. «Далекая невеста» - был знаменитый фильм на весь Советский Союз. «Тринадцать» Михаила Рома, немой фильм тоже снимался в Туркмении.


Были центральные кинематографисты, которые снимали и одновременно с ними учились туркменские кинематографисты и рождались, такие, как Алты Карлиев, актер и кинорежиссер, и киностудия долгие годы носила его имя. Его можно назвать основоположником туркменского национального кино. Алты Карлиев снял эпопею по роману Берды Кербабаева «Решающий шаг», - это кино, которое было известно во всем Советском Союзе, а в Туркмении оно просто было обожаемо зрителями. И музыка там была великого композитора Нуры Халмамедова. И благодаря этому фильму родилось много актеров – это Баба Аннанов, народный артист СССР, это Артык Джаллыев.


Был знаменитый Академический театр драмы имени Молланепеса и «Туркменфильм» - они как-то шли в тандеме, и вот актерская школа Академического театра драмы и туркменское кино очень сплелись тесно. Лучшие актеры театра всегда снимались в лучших туркменских фильмах. Вот это этап, которым можно охватить где-то 20-30 лет, когда была создана масса очень хороших фильмов, от немых до первых звуковых послевоенных картин.



Мумин Шакиров: В 1948 году после знаменитого ашхабадского землетрясения в руинах оказалась не только киностудия «Туркменфильм», но и почти вся столица. Кинофабрику восстановили спустя несколько лет. Второй этап развития национального кинематографа пришелся на конец 50-х годов, когда в республику вернулись первые выпускники ВГИКа.



Мурад Алиев: Булат Мансуров, Ходжакули Нарлиев, который сначала пришел как оператор, Мухамед Союнханов, Каков Оразсахатов, Язлы Сейидов, Курбан Ясханов. Пришли закончившие, кто – режиссерский, кто актерский, кто операторский и кто сценарный факультеты. С приходом этих талантливых людей начался новый этап туркменского кинематографа, такого периода развитого социализма.



Мумин Шакиров: Именно 60-е годы многие эксперты и критики называют расцветом национального кинематографа. Хрущевская оттепель открыла новые имена и в Туркмении.



Мурад Алиев: В 1962 году Булат Мансуров снял знаменитую картину «Состязание». Это была его дипломная работа, после которой моментально о туркменском кино заговорили во всем мире. Картина была сделана по рассказу туркменского писателя Нурмурада Сарыханова «Шукур-бахши» - полулегенда, о которой даже Чингиз Айтматов в то время сказал, что кино, которое говорит о том, как музыка, искусство перековало мечи на орала. Потом он следом сделал по Платонову «Рабыню» - потрясающую картину. Они с трудом проходили у властей, у партийных начальников, они вызывали какие-то вопросы. Тем не менее, Булат Мансуров сделал по Юрию Трифонову «Утоление жажды», знаменитый фильм, который, к сожалению, тоже шел с трудом и как бы вторым экраном, но это один из потрясающих советских фильмов о строительстве Каракумского канала.


Параллельно Ходжакули Нарлиев в начале 70-х годов уже как режиссер создал знаменитую картину «Невестка» - картина, которая обошла весь мир. Абсолютно особый язык Ходжакули Нарлиева, поэтический язык, соответствующий некой такой скромности народа, не болтливое кино, а кино образное, все на взглядах. Ну, и такие режиссеры, как Мухамед Союнханов, Язлы Сейидов, тоже делали замечательные картины.



Мумин Шакиров: Очередной интерес к туркменскому кино возник у критиков и зрителей в перестроечную эпоху. На первый план вышла документалистика с ее свежим взглядом на жизнь. Мурад Алиев снял картину под названием «История одного пробега». Фильм завоевал огромное количество призов на многих международных фестивалях.



Мурад Алиев: В 1986 году состоялся пятый Съезд кинематографистов, как его называют, революционный. Вот на волне, наверное, этого съезда многие молодые кинематографисты, и игровики, и документалисты, стали делать, я бы так сказал, социальные фильмы. «История одного пробега» - это публицистический фильм на очень острую для Туркмении тему. Это знаменитые ахалтекинские лошади, которым несколько тысяч лет, великие лошади, наряду с арабскими скаковыми, с английской чистокровной. К моменту времени, о котором я рассказываю, к 70-м годам, эти великие скакуны стали просто исчезать как порода. Это было связано с разными указами советского правительства. Самое страшное, что по селекции этой великой лошади ударило, - это запрет на содержание лошади в личном подворье. А туркмен и лошадь – это понятия неразделимые. Доходило до страшных вещей, что некоторые даже какие-то колхозы сдавали на мясокомбинаты лошадей этой породы, для того чтобы отметку сделать по сдаче плана по мясу. Тема о том, что ахалтекинская лошадь – это не столько понятие животного, а это нравственное понятие нации. Вот через трагедию лошади мне хотелось показать драму народа, который утрачивает свои корни, когда гибнет язык, когда гибнет лошадь, когда гибнет многое-многое-многое.



Мумин Шакиров: И все же туркменское кино никогда или почти никогда не оппонировало власти. Вольнодумством местные кинорежиссеры особо не отличались. Сценарный портфель в советские годы формировался в Москве, и, пройдя проверку на прочность, попадал в руки испытанных творцов. Репертуар «Туркменфильма» мало чем отличался от продукции других среднеазиатских студий, считает кинооператор Сергей Щугарев, проработавший на ашхабадской кинофабрике не один год.



Сергей Щугарев: Это о народных героях, это исторические фильмы, которые я снимал. Максимум, что могло быть вершиной, какой-то народный эпос, что доверялось великим художникам, скажем так, зарекомендовавшим себя у власти. Если сравнивать с другими среднеазиатскими студиями, отличия были в этносе: там герой один, у нас герой другой плюс каким-то образом слегка подчеркивалась ментальность туркменского народа. Но в раннее советское время, скажем так, до 70-х годов, активно снимались фильмы про басмачей.



Мумин Шакиров: А что такое ментальность туркменского народа, каковы ее особенности?



Сергей Щугарев: Большая сдержанность по отношению к более импульсивному, допустим, казахскому народу. Большее внутреннее сосредоточение в себе. Акын мог сидеть на вершине бархана и петь песню, которую понимал он, понимали, скажем так… не хочется хохмить в эфире, но понимали бараны, которых он пасет. Это было европейскому зрителю, который видел фильмы, интересно, необычно, может быть, иногда нудно, но такова ментальность.



Мумин Шакиров: После просмотра множества туркменских картин в памяти остается один и тот же кинопейзаж: бесконечные барханы, палящее солнце, пастухи, бараны, босоногие мальчишки и женщины, стыдливо прикрывающие свои лица. Кинорежиссер Мурад Алиев готов раскрыть тайну туркменского кино.



Мурад Алиев: Туркмен – он в какой-то степени одинокий странник. Он же кочевник, вот эта огромная пустыня. И вот эти философские категории, они как бы входили в творческую какую-то линию поведения. В этом есть некая философичность, да. «Невестка» и много-много фильмов, я просто сейчас все не могу назвать, где вот это некое одиночество или такой некий диалог одного человека с природой – туркменская ценность.



Мумин Шакиров: После распада СССР, кино в Туркмении снимали первые пять-шесть лет. Были победы на фестивалях, деньги на производство и внимание зрителей. История туркменского кино закончилась в конце 90-х, когда президент Сапармурат Ниязов неожиданно стал закрывать музыкальные школы, библиотеки и театры. Госкино он ликвидировал, но «Туркменфильм» взял под жесткий контроль. Теперь, Туркменбаши – главный драматург в стране, а экранизация его книги «Рухнама» - главная задача местных художников. Критиковать творчество президента решится не каждый, но наш коллега из Ашхабада Халмурад Кылычдурдыев попытался это сделать.



Халмурад Кылычдурдыев: Камеры направлены на президентский дворец. Народ остался за кадром. Я познакомился с тематическим планом киностудии за 2006 год. Большинство фильмов снимали или снимают по книге президента Туркменистана Сапармурата Ниязова «Рухнама». Остальные – сказки и исторические легенды. Например, художественные фильмы: «Священная Рухнама», «Сказка о счастье», «Познавать мир», «Песня белого ягненка» - все они по книге «Рухнама». Документальные фильмы: «Дорога Сердара», «Мечеть великого Туркменбаши» и так далее. Недавно киностудия получила приглашение из Германии для участия в 57-ом Международном кинофестивале. «Мы не можем участвовать на этом фестивале, потому что наши фильмы не соответствуют требованиям кинофестиваля», - сказал представитель киностудии.



Мумин Шакиров: Большинство профессиональных кинематографистов покинули республику. Кто-то работает в России, кто-то в других странах. Знаменитый кинорежиссер Ходжакули Нарлиев, автор «Невестки» вместе со своей супругой, некогда звездой туркменского кино Майгозель Аймедовой живут в Москве.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG