Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ваши письма. 16 Декабрь 2006


Письмо из Ростовской области: «Предсказываю: погибнет наш народ не от всеобщего потепления, не от остывания Солнца, не от козней американов, иудеев, поляков, прибалтов с грузинами – пропадет он от собственной глупости и невежества, от ненависти друг к другу и к нормальным людям и странам. Не будем сегодня трогать наших небожителей, а пройдём по Земле от моего дома (квартиры на четвёртом этаже) до предприятия, где работаю. Утро. Семь часов двадцать минут. Пищит будильник. Подъём. Что голова? В порядке. То ли соседей не было дома этой ночью, то ли они все спали и потому не стучали в свои стукалки. И дымом от сжигаемого мусора ночью, можно сказать, не смердело, и машины не часто клаксонили. Западную форточку можно открыть. Мусорка перед домом хотя и горит, но дым сегодня валит в сторону соседнего дома. Выхожу. Лестничная клетка, как обычаю, заплёвана. Другие этажи выглядят примерно так же, но ни один сегодня не заблёван. Красота! Вышел из подъезда. Решётка для чистки обуви украдена давно. Вместо неё – яма. Слой шелухи от семечек. Обхожу справа горящий мусор перед своим домом. Мусор состоит из пластиковых бутылок, мешочков, другой буржуйской синтетической укупорки и апельсиновой кожуры. Дым таких костров смертелен. Обращался как-то к нашим дворникам: «Господа, посмотрите на себя. У вас лица людей, отравленных монооксидами с диоксинами. Вы убиваете себя и заодно меня» – «А чё тебе? Куда мусор девать?» На северо-запад не пробиться. Перед строящейся пятиэтажкой полыхает огромная куча мусора. Буду обходить. Двигаюсь мимо недавно срубленной церквушки и загаженного леска. Из церквушки вышел чёрный человек и ударил в колокол. Что за чудный звук? Висит на дереве кислородный баллон, и человек лупит по нему стальным прутом. Подхожу к ресторану «Эдем». Тих и мрачен «Эдем» в утреннюю пору. Ничто не гремит, не слышно стрельбы. Впереди меня плывут две девушки. Беседуют. Их язык понятен только тем, кто прошёл тюрьму, армию, милицию и советские предприятия, то есть, всем. Прохожу мимо чистенькой частной стоматологической поликлиники. Недавно лечили меня здесь. Деньги взяли реальные, но в городскую советскую меня теперь и на верёвке не затащите».

Не знаю, читать ли дальше. Всё то же: горит мусор возле мясного магазина, горит возле булочной, где грузчик с сигаретой в зубах таскает лотки с хлебом, горит возле магазина запчастей, где неподалёку лежит с вечера пьяный. «Народ ведёт войну против самого себя. По трассе Ростов – Баку несутся смертельно опасные для пешехода иномарки. И опять же, слева и справа от дороги и везде, куда достаёт взгляд, эльбрусы мусора! Пластиковая тара, обувь, битый кирпич, куски асфальта, автопокрышки, лазерные диски, остовы компьютерных мониторов. Внимание! А чего нет в мусоре сейчас? В мусоре нет алюминия, меди, стали, маленькой проволочки не найти. Нет металла. Нет как нет, и точка. Потому что металлы принимают в пунктах вторсырья. Вхожу в ворота ГСК. Жгут мусор и здесь. Вот мой гараж. Ворота посечены осколками гранаты РГД-5. Сосед пытается что-то рассказать. Слова грязные, но зато чисто русские, как говорил наш патриот Ж. Окурки швыряются под ноги, за ними шлёпают плевки. Кто даст ответ, как жить в этом царстве Гадеса?» – так заканчивает своё письмо на «Свободу» этот ранимый человек. Гадес – это сказочный царь подземелья, куда никогда не проникает свет.



Автор следующего письма просит не называть его, а город, из которого пишет, назвать «да хоть Урюпинском».


«Самые успешные предприниматели у нас – это глава города, нынешний начальник милиции, бывший начальник милиции, начальник налоговой инспекции, заместители главы, бывшие заместители главы. Да что я перечисляю? Вы их сами можете назвать. И этот список не зависит от имени города. О какой честной конкуренции здесь может идти речь? Вот на днях стало всем известно, мэр Томска – очень-очень успешный предприниматель. А что супруга начальника Москвы в один день стала талантливейшим предпринимателем, известно давно. Наши буржуи сначала отнимают у людей работу, а уж потом создают рабочие места. Внедрение ими научно-технических новшеств – это просто подшивка журнала «Крокодил». Наш не разорится: завтра опять ему деньги принесут просители или рабы. И что это за атавизм – деление на богатых и бедных? Людей надо делить на тех, кто зарабатывает своим трудом, и тех, кто грабит первых. В этом смысле между мной и Биллом Гейтсом нет разницы. И он, и я зарабатываем деньги своим трудом. Только он зарабатывает больше всех в мире, а я – больше всех на моей лестничной площадке. А можете вы представить себе меня конкурентом предпринимателю-начальнику милиции? Умереть можно от смеха или внутричерепной гематомы. Такой «конкурент» сейчас и лежит в нашей городской больнице: выживет – не выживет? Отказался платить «уважаемым людям», заявив, что у него всё – по закону. Такой вот у нас «свой путь», «своя демократия» и «свой рынок», – пишет слушатель «Свободы» из города, который просит назвать «да хоть Урюпинском».


Единственное, что сегодня могу сказать в связи с этим письмом: этот путь, эта «демократия» и «рынок», будь они неладны, – свои не только для России. Пока общество – любое общество – не выгребет из нищеты, милицейские начальники да супруги мэров остаются самыми успешными предпринимателями. Выгребают, правда, не все – во всяком случае, на наших глазах и на нашей памяти. А Россия таки выгребает на наших глазах. Вспомним чистенькое частное зубное заведеньице, о котором рассказал нам автор предыдущего письма. Деньги, говорит, взяли реальные, зато и обошлись с ним по-человечески, и лечили, а не делали вид. Значит, он уже заработал на такое обхождение, уже может позволить себе эту «блажь», и заработал честно, и на него, то есть, на возникновение спроса, откликнулся предприимчивый зубник, наладил предложение, трудится, хоть мысленно и плюётся, когда даёт на лапу тому же начальнику милиции, чтобы не загубил росток нормальной жизни. А почему нельзя, почему не получается по-другому, и не только в России, а везде, где примерно такой уровень бедности, – вопрос особый, научный… а, впрочем, и житейский. Что-то может чуточку проясниться, если сказать не «уровень бедности», а «заряд бедности». Заряд бедности – это заряд страха в людях, покорности, уныния, равнодушия к себе, к окружающим, ко всему миру. Этим пользуются полные жизненной силы хищники. Они постепенно накапливают богатство. Они считают его своим, но работает оно как общее, ведь возле него копошатся, на него трудятся множество обыкновенных людей. Эти люди, постепенно выбиваясь из нищеты, поднимают головы, расправляют плечи, и вот уже то один, то другой, пусть сначала с риском для жизни, говорит хищнику: а пошёл ты!.. Так возникает и утверждает себя то, что называется средним классом. Наберитесь, друзья, терпения! – вот что могу сказать тем слушателям, что пишут на «Свободу» переполненные негодованием письма о «русском пути», – но терпения, конечно, не скотского. Правда, это им говорить неуместно: кто пишет на «Свободу», тот чем-чем, а скотским терпением не отличается.



В прошлой передаче я прочитал письмо от нашей слушательницы из Киева, назвал её Наталией Ивановной.


«Разве частная собственность воров должна быть священной? – писала она. – Конечно, забрать! Конечно, поделить! Забрать награбленное, поселить их в «хрущевки», запретить работать руководителями! Государство создает все условия для негодяев. Нашу страну добивает абсолютная безнаказанность преступлений. Социальную справедливость можно реально создать».


Наталия Ивановна выражала уверенность, что это сделают когда-нибудь настоящие «отцы нации». Пока что их нет, но они обязательно, мол, родятся. Я сказал, что надеюсь на время, а не на будущих «отцов». Нельзя было не согласиться с Наталией Ивановной, что именно «государство создаёт все условия для негодяев». Но нельзя было не заметить, что думает оно при этом об одном: как бы не дать кому-то неправедно нажиться, как бы никого не выпустить из-под надзора. В итоге и получаются райские условия для воров и взяточников, и почти невозможно вести дело честно – законы нарушают, в общем, все. Я повторил свою любимую мысль: если верно, что благосостояние народа растёт вместе с ростом общего богатства, а это верно, это видно невооружённым глазом, то заботиться надо, в первую очередь, не о делёжке (разумеется, самой справедливой), а о производстве, о накоплениях. Наталия Ивановна тут же мне ответила:


«Почему вы говорите, что никто, включая Христа, не может у нас вести честный бизнес? Зачем так утрировать? Под суд надо отдать не мелких предпринимателей, где-то схитривших в отчете, а настоящих преступников. Тех, кто разбавляет водой бензин, делает колбасу без мяса. Эти деляги получают миллионы на чудовищном обмане. Бывший чемпион мира по велосипедному спорту Колумбет честно шьет спортивные шапочки и домашние тапочки. Сын моей подруги выпускает тару, которая очень востребована. Трудится он честно, рентабельность у него невысокая, но многих кормит. А хваткий негодяй будет убивать собак и шить тапочки из них. Уничтожать лес на тару. Неужели их, таких оборотистых, надо приветствовать? Пусть хоть всех собак переловит, зато создаст много рабочих мест! Почему вы так склонны уважать деловую хватку пройдох? – обращается ко мне эта слушательница. – Разве только дом, строящийся на украденные деньги, оправдан тем, что создаёт рабочие места? А что, дом, строящийся честно, не требует кирпичей и труб? Какие законы заставляют человека продавать толченый мел как редкое заморское лекарство за баснословные деньги? Понять и простить предпринимателя, выдающего зарплату в конверте, можно. Да, способствуют этому непомерные налоги. А если подлец наливает воду из крана и продает ее по цене натуральной минеральной, то радоваться тому, что он построил себе дворец и тем самым увеличил общее богатство страны, мог бы только Макиавелли с его вполне современной моралью. Во всех сказках мира бедные благородны, добры и заслуживают награды. Богатые же выведены алчными, толстыми и глупыми и не достойными уважения».


Один слушатель когда-то советовал мне отзываться на такие письма по-хамски. «Ну, так и отдавайте их под суд, если считаете, что надо. Я-то здесь при чём? Радио Свобода тут при чём? Кого, по-вашему, надо, того и судите. Какие, по-вашему, нужны вам порядки, такие и устанавливайте. Меняйте своих судей-взяточников, растленных министров, алчных и жестоких «олигархов» – кто вам не даёт?».


Но такой ответ не только хамский. Он неверен по существу. Люди, которые пишут такие письма, делают большое дело. Они подстрекают нас против зла. Они освежают вечный вопрос о добре и зле. С добром понятно, но зачем зло в мире сём? Я, например, не знаю. Знаю другое. Человек – существо не действующее, а реагирующее, как сказал много лет назад один американец. Люблю повторять его слова. Пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Легко ли заставить его делать запасы, если он не страдал от голода? Никто не знает, сколько убытка и унижения должны причинить ему воры и бандиты, чтобы он пошёл на них с дубиной и больше не выпускал её из рук. Никто не знает, как должны распоясаться губернаторы и мэры, чтобы население решилось их маленько поучить и с должным постоянством повторяло эти уроки впредь. Никто не знает, сколько человек должно умереть от СПИДа. Никто не знает, сколько жителей «да хоть Урюпинска» должны погибнуть от дыма горящего мусора, чтобы оставшиеся в живых стали употреблять его в дело, а не жечь, как дикари. «Доколе, о, Господи, ты будешь терпеть всё это безобразие?!» – вопит человек с библейских времён. «Дотоле, – отвечает Он, – доколе ты сам мне не поможешь». Есть анекдот на эту тему, мудрый анекдот. О лотерейном билете и еврее. Кто знает, пусть расскажет тем, кто не знает. Тогда у человека остаётся только один вопрос: «Зачем же ты, о, Господи, сотворил меня таким толстокожим и ленивым?» Мне пока не довелось познакомиться с ответом Господа. Думаю, Он сказал бы так: «А затем Я сотворил тебя таким, чтобы ты не кипятился по пустякам».



Из следующего письма прочитаю только три строки: «Я вообще вслед за Фроммом вижу аналогию между жизнью человека и человечества. Сейчас самые продвинутые человеческие общества вошли в возраст первой молодости. А самые непродвинутые бушуют, как трудные подростки».



Один наш слушатель, отставной военный инженер, зарабатывающий теперь на жизнь больше руками, чем головой, увлёкся языкознанием (чтобы, по его словам, голова не простаивала), затеял со мной переписку на больную для меня тему: ударения, грамматика… Отличался на первых порах исключительной беспощадностью к нарушителям. В последнее время несколько успокоился. «Сделал, – пишет, – неожиданный для себя вывод: грамматика выводится из языка, а не язык – из грамматики. Или: сначала было слово, а потом – грамматика». Это особенность любительства. Человек не выбирает прямого пути к знанию. Начинает с чтения не учебников в правильном порядке, а первых попавшихся текстов, лишь бы они имели какое-нибудь отношение к предмету его интереса. Такого человека можно понять: читать иные учебники трудно и скучно. А если тебе уже не обязательно их читать, это и есть счастье. Такая посещает тебя иногда ночная мысль. А потом бывает грустно, как заметил в стихотворении на эту тему Александр Трифонович Твардовский.



Ещё письмо о языке: «Уважаемый Анатолий Иванович! Я вас немножко подразню своей дотошностью. На вас, как на ту старуху, нашла проруха: вы употребили выражение "более-менее", что вроде бы еще не стало литературной нормой. Надо писать "более или менее". Я быстренько пробежалась по словарям и выяснила, что говорить "более-менее" уже можно, а писать вроде бы еще нет. Заодно хотелось узнать, как будет правильно: «где-то в конце дня» или «примерно в конце дня» и правильно ли применять выражение «спелёнатый малыш». Делюсь с вами ответами «Справочной службы русского языка». Сочетания «более-менее важный», «где-то в конце дня», «спелёнатый малыш» являются разговорными. Сочетания «более или менее важный», «примерно в конце дня» общеупотребимы. Но все к тому идёт, что и писать будут "более-менее". Уже ведь сформулировано то, что заметно любому, кто внимательно посмотрит: упрощение, опрощение – одно из главных направлений развития», – говорится в этом письме.


Как известно, самый большой дока по части самоупрощения – английский язык. Молодой украинский полиглот Богдан Рудой по собственному методу «частотного штурма» выучивает любой язык за три недели. Он говорит, что легче всего ему было выучить американский английский. Это один из самых простых языков в мире и в то же время самый богатый. В нём уже миллион слов. В русском и немецком – по 150 тысяч. Американцу почти недоступна злоба, которую у нас вызывает чья-то неправильная речь. Лишь бы можно было понять, что ты хочешь сказать. Простоту и богатство американского английского Богдан объясняет тем, что американцы – самый свободный и неуёмный в творчестве народ. Язык этого народа почти утратил правила, тогда как в русском их столько, что за время его изучения, говорит Богдан, можно было бы выучить десяток других. Правила (прежде всего, мелкие правила, их в русском 1200) закрепощают язык. В украинском мелких правил чуть-чуть меньше – Украина ведь чуть-чуть ближе к Западу. А в финском, который долго находился, как говорит Богдан, на периферии цивилизации, мелких правил вдвое больше, чем даже в русском. Правда, язык китайцев, которые далеко не самый свободный народ, тоже относится у числу простейших, но это, наверное, – другая статья.


В письме женщины, решившей подразнить меня своей дотошностью, я нашёл крошечное исследование слова «самоутверждение» в русском и английском языках. «Англоязычные психологи-толкователи, – пишет она, – считают самоутверждение если не положительным, то и не отрицательным качеством. Российские же это качество не жалуют, в его определение вставили предостережение. «Самоутверждение – стремление индивида к достижению и поддержанию определённого общественного статуса, часто выступающее как доминирующая потребность. Это стремление может проявляться как в реальных достижениях в той или иной области, так и в отстаивании своей значимости перед другими путём лишь словесных заявлений». Интересно, что это "осудительное" определение, – говорится в письме, – самое популярное в русском интернете. Английский язык различает три вида самоутверждения, русский – один. Здесь видно, что культура свободного общества спокойнее и внимательнее относится к самоутверждению и охотнее признает право личности на него, чем наша», – пишет эта дотошная слушательница «Свободы».



В последнюю очередь сегодня вы услышите письмо из тех, которые мне очень не хочется читать даже про себя, не говоря уже о том, чтобы – вслух. Но они ещё иногда приходят, и ничего с этим не поделаешь. Пишет господин Бабий:


«Здравствуйте Анатолий Иванович! Все знают, что была и есть сейчас «холодная война», которую вели США против СССР, имевшего свою историческую позицию. Развалили СССР, но этого мало, нужно развалить Россию, так как она имеет слишком уж большую территорию. Развалив Россию, с осколками будет легче разобраться. Сегодня, Анатолий Иванович, это стержень внешней политики США. Лукашенко почему плохой? Хочет создать союз с Россией. На Украине правительство хорошее, так как во всем слушается США и ведет антироссийскую болтовню. Слушают вас грамотные люди, которые жили и при социализме, и при рыночной экономике. Они способны правильно сделать оценку эффективности обоих режимов. А вас можно понять, ведь Радио Свобода финансируется Конгрессом США. Да, Анатолий Иванович, США развалили Союз и свели к нищете многие десятки миллионов людей на многие десятилетия. Президент Рейган объявил всенародно, что главной целью своего президентства ставит развал СССР. Были потрачены огромные средства американских налогоплательщиков. Радиостанция «Свобода» также много лет вносила свою лепту в развал Союза. Память об этом будет передаваться через многие сотни лет, так как слишком большой ущерб был нанесен народам. Не нужно вещать глупость, что Советский Союз был обречен. Советскому Союзу нужно было всячески помогать. Тогда и башни до сих пор бы стояли. Сегодня США остались один на один со многими врагами. Да, Анатолий Иванович рыночная экономика долбанная. Социальную справедливость никто не отменял. Чем теснее будет жизнь на земном шаре, тем острее будет возникать лозунг «кто не работает, тот не ест». Предвижу катастрофу США. Вначале рухнет доллар. Затем экономика. А кругом одни враги. Демократия не едина. Существует целый рынок различных демократий. Одна из многих разновидностей (не лучшая) - демократия по-американски. Для внутреннего потребления – одна, для внешнего – другая. Я инженер и неплохо знаю философию как западную, так и советскую. Вас тоже учили философии в МГУ. Умнейшие люди учили, профессора. Но вы все забыли. Надеюсь всё же, Анатолий Иванович, что ваше мировоззрение и то, что вы вещаете по Радио Свобода, - вещи разные».


Господин Бабий чуток отстал от жизни. Лукашенко уже хочет создать союз не с Россией, а с Украиной – причём, в пику России. Во всяком случае, так можно было понять его недавние выкрики. С Россией, впрочем, у него тоже есть союз. Правительство в Украине сейчас совсем не то, о котором два года назад мечтала оранжевая революция, – оно бело-синее, ничего оранжевого не принимает на дух, с Россией дружит (правда, и Америке не грубит).


Странно, что этот слушатель не приложил к своему письму «доктрину Даллеса», ту самую, которую выдумал советский писатель Иванов, но не для Даллеса, а для одного из героев своего романа «Вечный зов». Этот герой – враг советской власти, внутренний враг, под конец войны замыслил, вместе со своими сообщниками, разложить советский народ изнутри, и поделился этим замыслом с другим героем романа, положительным – не побоялся поделиться таким грандиозным антисоветским замыслом с настоящим советским человеком. Шустрые кремлёвские ребята взяли эту страничку романа, прицепили бирку: «Доктрина Даллеса» и пустили в родной народ, чтобы, значит, знал, кто его портит – подбивает пьянствовать, не почитать старших, валять дурака на работе, любить порочную буржуазную музыку и всякий абстракционизм вместо советского реализма. И вот уже четверть века, если не больше, эта страничка советского романа, одного из худших, говорят, советских романов брежневского времени, гуляет по шестой части земной суши, то и дело достигая – в письмах слушателей – радиостанции «Свобода».



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG