Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

История «Туркменфильма» и современный туркменский кинематограф


Кинорежиссер Мурад Алиев полагает, что философичность туркменского кино — в диалоге одиночества человека и пустыни

Кинорежиссер Мурад Алиев полагает, что философичность туркменского кино — в диалоге одиночества человека и пустыни

Кино в Туркмении начали снимать с середины 1920-х годов. Первый фильм «Провозглашение Туркменской ССР» был создан в 1925 году операторами петроградской киностудии «Севзапкино» (ныне «Ленфильм») Сергеем Лебедевым и Борисом Башем. Спустя год по решению местного Совета народных комиссаров в Полторацке, (ныне Ашхабад) была организована киностудия «Туркменфильм». Она выпускала пропагандистские ролики с говорящими названиями: «К перевыборам Советов», «Празднование 10-й годовщины Октябрьской революции в Ашхабаде» или «Белое золото» о хлопкоробах Туркмении. Специальные агитаторы показывали фильмы в аулах, сопровождая их лекциями. Вначале 1930-х в республику пришел и художественный кинематограф.


Кинорежиссер Мурад Алиев много лет проработал на туркменской студии, ныне он живет в Москве. По его словам, постановку в те годы доверяли только приезжим режиссерам: «На "Туркменфильм" пришли несколько русских режиссеров, — рассказывает Мурад Алиев. Это был первый этап развития национального кинематографа, с 1930 года вплоть до окончания войны, когда в Ашхабад была эвакуирована киностудия имени Довженко, когда работал Марк Донской, еще несколько режиссеров, которые сами снимали замечательные фильмы, знаменитые по тем временам. "Далекая невеста" — был знаменитый фильм на весь Советский Союз. "Тринадцать" Михаила Рома, немой фильм тоже снимался в Туркмении.


Были центральные кинематографисты, которые снимали и одновременно с ними учились туркменские кинематографисты и рождались, такие, как Алты Карлиев, актер и кинорежиссер, и киностудия долгие годы носила его имя. Его можно назвать основоположником туркменского национального кино. Алты Карлиев снял эпопею по роману Берды Кербабаева "Решающий шаг", — это кино, которое было известно во всем Советском Союзе, а в Туркмении оно просто было обожаемо зрителями. И музыка там была великого композитора Нуры Халмамедова. И благодаря этому фильму родилось много актеров — это Баба Аннанов, народный артист СССР, это Артык Джаллыев.


Был знаменитый Академический театр драмы имени Молланепеса и "Туркменфильм" — они как-то шли в тандеме, и вот актерская школа Академического театра драмы и туркменское кино очень сплелись тесно. Лучшие актеры театра всегда снимались в лучших туркменских фильмах. Вот это этап, которым можно охватить где-то 20-30 лет, когда была создана масса очень хороших фильмов, от немых до первых звуковых послевоенных картин».


В 1948 году после знаменитого ашхабадского землетрясения в руинах оказалась не только киностудия «Туркменфильм», но и почти вся столица. Кинофабрику восстановили спустя несколько лет. Второй этап развития национального кинематографа пришелся на конец 1950-х годов, когда в республику вернулись первые выпускники ВГИКа: «Булат Мансуров, Ходжакули Нарлиев, который сначала пришел как оператор, Мухамед Союнханов, Каков Оразсахатов, Язлы Сейидов, Курбан Ясханов, — рассказывает Мурад Алиев. — Пришли закончившие, кто — режиссерский, кто актерский, кто операторский и кто сценарный факультеты. С приходом этих талантливых людей начался новый этап туркменского кинематографа, такого периода развитого социализма».


Расцвет национального кинематографа при Хрущеве


Именно 1960-е годы многие эксперты и критики называют расцветом национального кинематографа. Хрущевская оттепель открыла новые имена и в Туркмении: «В 1962 году Булат Мансуров снял знаменитую картину "Состязание". Это была его дипломная работа, после которой моментально о туркменском кино заговорили во всем мире. Картина была сделана по рассказу туркменского писателя Нурмурада Сарыханова «Шукур-бахши» — полулегенда, о которой даже Чингиз Айтматов в то время сказал, что кино, которое говорит о том, как музыка, искусство перековало мечи на орала. Потом он следом сделал по Платонову "Рабыню" — потрясающую картину. Они с трудом проходили у властей, у партийных начальников, они вызывали какие-то вопросы. Тем не менее, Булат Мансуров сделал по Юрию Трифонову "Утоление жажды", знаменитый фильм, который, к сожалению, тоже шел с трудом и как бы вторым экраном, но это один из потрясающих советских фильмов о строительстве Каракумского канала.


Параллельно Ходжакули Нарлиев в начале 1970-х годов уже как режиссер создал знаменитую картину "Невестка" — картина, которая обошла весь мир. Абсолютно особый язык Ходжакули Нарлиева, поэтический язык, соответствующий некой такой скромности народа, не болтливое кино, а кино образное, все на взглядах. Ну, и такие режиссеры, как Мухамед Союнханов, Язлы Сейидов, тоже делали замечательные картины».


После перестройки


Очередной интерес к туркменскому кино возник у критиков и зрителей в перестроечную эпоху. На первый план вышла документалистика с ее свежим взглядом на жизнь. Мурад Алиев снял картину под названием «История одного пробега». Фильм завоевал огромное количество призов на многих международных фестивалях.


«В 1986 году состоялся пятый Съезд кинематографистов, как его называют, революционный, — говорит Мурад Алиев. — Вот на волне, наверное, этого съезда многие молодые кинематографисты, и игровики, и документалисты, стали делать, я бы так сказал, социальные фильмы. "История одного пробега" — это публицистический фильм на очень острую для Туркмении тему. Это знаменитые ахалтекинские лошади, которым несколько тысяч лет, великие лошади, наряду с арабскими скаковыми, с английской чистокровной. К моменту времени, о котором я рассказываю, к 1970-м годам, эти великие скакуны стали просто исчезать как порода. Это было связано с разными указами советского правительства. Самое страшное, что по селекции этой великой лошади ударило, — это запрет на содержание лошади в личном подворье. А туркмен и лошадь — это понятия неразделимые. Доходило до страшных вещей, что некоторые даже какие-то колхозы сдавали на мясокомбинаты лошадей этой породы, для того чтобы отметку сделать по сдаче плана по мясу. Тема о том, что ахалтекинская лошадь — это не столько понятие животного, а это нравственное понятие нации. Вот через трагедию лошади мне хотелось показать драму народа, который утрачивает свои корни, когда гибнет язык, когда гибнет лошадь, когда гибнет многое-многое-многое».


«Туркмен — он в какой-то степени одинокий странник»


И все же туркменское кино никогда или почти никогда не оппонировало власти. Вольнодумством местные кинорежиссеры особо не отличались. Сценарный портфель в советские годы формировался в Москве, и, пройдя проверку на прочность, попадал в руки испытанных творцов. Репертуар «Туркменфильма» мало чем отличался от продукции других среднеазиатских студий, считает кинооператор Сергей Щугарев, проработавший на ашхабадской кинофабрике не один год: «Это о народных героях, это исторические фильмы, которые я снимал. Максимум, что могло быть вершиной, какой-то народный эпос, что доверялось великим художникам, скажем так, зарекомендовавшим себя у власти. Если сравнивать с другими среднеазиатскими студиями, отличия были в этносе: там герой один, у нас герой другой плюс каким-то образом слегка подчеркивалась ментальность туркменского народа. Но в раннее советское время, скажем так, до 1970-х годов, активно снимались фильмы про басмачей. А что до ментальности туркменского народа, то ее особенность, видимо, в большая сдержанность по отношению к более импульсивному, допустим, казахскому народу. Большее внутреннее сосредоточение в себе. Акын мог сидеть на вершине бархана и петь песню, которую понимал он, понимали, скажем так… не хочется хохмить в эфире, но понимали бараны, которых он пасет. Это было европейскому зрителю, который видел фильмы, интересно, необычно, может быть, иногда нудно, но такова ментальность.


После просмотра множества туркменских картин в памяти остается один и тот же кинопейзаж: бесконечные барханы, палящее солнце, пастухи, бараны, босоногие мальчишки и женщины, стыдливо прикрывающие свои лица. Кинорежиссер Мурад Алиев готов раскрыть тайну туркменского кино: «Туркмен — он в какой-то степени одинокий странник. Он же кочевник, в этой огромной пустыне. И вот эти философские категории, они как бы входили в творческую линию поведения. В этом есть некая философичность, да. "Невестка" и много-много фильмов, я просто сейчас все не могу назвать, где вот это некое одиночество или такой некий диалог одного человека с природой — туркменская ценность».


Вечная «Рухнама»


После распада СССР, кино в Туркмении снимали первые пять-шесть лет. Были победы на фестивалях, деньги на производство и внимание зрителей. История туркменского кино закончилась в конце 1990-х, когда президент Сапармурат Ниязов неожиданно стал закрывать музыкальные школы, библиотеки и театры. Госкино он ликвидировал, но «Туркменфильм» взял под жесткий контроль. Теперь, Туркменбаши — главный драматург в стране, а экранизация его книги «Рухнама» — главная задача местных художников. Критиковать творчество президента решится не каждый, но наш коллега из Ашхабада Халмурад Кылычдурдыев попытался это сделать: «Камеры направлены на президентский дворец. Народ остался за кадром. Я познакомился с тематическим планом киностудии за 2006 год. Большинство фильмов снимали или снимают по книге президента Туркменистана Сапармурата Ниязова "Рухнама". Остальные — сказки и исторические легенды. Например, художественные фильмы: "Священная Рухнама", "Сказка о счастье", "Познавать мир", "Песня белого ягненка" — все они по книге "Рухнама". Документальные фильмы: "Дорога Сердара", "Мечеть великого Туркменбаши" и так далее. Недавно киностудия получила приглашение из Германии для участия в 57-ом Международном кинофестивале. "Мы не можем участвовать на этом фестивале, потому что наши фильмы не соответствуют требованиям кинофестиваля", — сказал представитель киностудии».


Большинство профессиональных кинематографистов покинули республику. Кто-то работает в России, кто-то в других странах. Знаменитый кинорежиссер Ходжакули Нарлиев, автор «Невестки» вместе со своей супругой, некогда звездой туркменского кино Майгозель Аймедовой живут в Москве.


XS
SM
MD
LG