Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Друг Александра Литвиненко Михаил Трепашкин утверждает, что он знает мотивы убийства экс-сотрудника ФСБ


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспонденты Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.



Андрей Шарый: Следствию по делу об убийстве Александра Литвиненко мог бы помочь его друг, бывший следователь ФСБ, позднее адвокат семьи жертв трагедии на Дубровке и жертв взрывов в Москве Михаил Трепашкин. Но он отбывает наказание, как сказано в решении суда, за разглашение государственной тайны, и на основании этого прокуратура России отказывается дать разрешение на его допрос представителям Скотленд-ярда, которые работают в Москве. Кинорежиссер Андрей Некрасов и продюсер его картин Ольга Конская, в фильме которых "Недоверие" снимались в свое время Литвиненко и Трепашкин, поддерживают контакт с Трепашкиным, который находится в колонии. Они являются адресатами писем Трепашкина. Вчера им удалось поговорить с Михаилом Трепашкиным по телефону. К сожалению, качество связи неважное. На связи с Андреем Некрасовым и Ольгой Конской находится наш корреспондент Юрий Векслер. Послушайте его репортаж из Берлина.



Юрий Векслер: Это связано, может быть, с убийством Литвиненко?



Михаил Трепашкин: Я в этом абсолютно уверен. Кто-то поэтому хотел, чтобы я поехал туда, узнай, говорит, что он за книжку пишет. Но я потом понял, что он за книжку пишет, я потом понял, что он сказал, что это специально на продажу. Потом отследить за ним и узнать, где он там находится. Там как бы едет один человек, а с ним вместе группа выезжает, которая там осматривает все.



Юрий Векслер: Я попросил Андрея Некрасова поделиться впечатлениями от разговора.



Андрей Некрасов: Нам известно, что британские полицейские, британские следователи пытались получить разрешение на встречу с Михаилом Трепашкиным, и в этом им было отказано. Михаил нам совершенно четко сказал, что такого закона нет, во-первых. Во-вторых, у него не было давным-давно так называемого "допуска".



Юрий Векслер: Вот как сам Михаил Трепашкин говорил во вчерашнем телефонном разговоре о своей причастности к государственным тайнам…



Михаил Трепашкин: Я не работал со сведениями, составляющими государственную тайну, которая, как написано в статье 2 закона "О государственной тайне", могли бы причинить ущерб безопасности Российской Федерации. Допуск был, еще в советские времена по категории А2, а он сейчас, по новому законодательству, каждый год продляет.



Юрий Векслер: Говорит режиссер фильма "Недоверие" Андрей Некрасов...



Андрей Некрасов: Он, как адвокат, утверждает, что он абсолютно по закону может быть допрошен и хочет быть допрошен. И в условиях дела с таким грандиозным резонансом это будет в интересах всех - и правосудия, и российского, и британского, чтобы Михаил Трепашкин был официально допрошен британскими и, может быть, российскими... по этому делу конкретно выслушан. Сказать ему явно есть что. Он не вдавался во все детали, но, видимо, он имеет довольно четкую картину того контекста, из которого вырос мотив убийства Литвиненко. Михаил Трепашкин считает, что этот мотив коренится в прошлом, в среде его бывших коллег, которые, как тогда казалось, единодушно восстали против своих начальников, которые приказывали и прессовать, и, как он говорит, убивать людей в 90-е годы. А потом из этой группы остались Литвиненко и Трепашкин. Тот, кому как бы заказывали Литвиненко, и тот, кого заказывали, Трепашкин, они оказались единомышленниками, а остальные люди либо ушли в тень, либо, по утверждению Трепашкина и Литвиненко, в свое время стали активно действовать против них. Михаил считает, что он знает мотив, что немаловажно для раскрытия преступления, мотив убийства Александра Литвиненко. И он считает, что у него есть свидетели и подозреваемые, которые должны быть допрошены, на которых он может указать.



Юрий Векслер: В заключение - одно из декабрьских писем Михаила Трепашкина. Ольга Конская....



Ольга Конская: От Трепашкина Михаила Ивановича, содержащегося в ФГУ ИК 13 города Нижнего Тагила. "Уважаемая Ольга и Андрей, не думаю, что так быстро установят убийцу Саши Литвиненко, но причины его смерти в той или иной степени стоит искать в материалах 1998 года. В этой связи для объяснения причин гонений Литвиненко следует в обязательном порядке поднять из архивов ОРТ и других видеоматериалы:


1) запись беседы действующих сотрудников УРПО ФСБ РФ Гусака А. М., Литвиненко А. В. и Понькина А. В. в апреле 1998 года с журналистом ОРТ Доренко Сергеем Леонидовичем;


2) запись пресс-конференции сотрудников УППО ФСБ РФ Шебалина В. В., Литвиненко А. В., Понькина А. В., Латышонка К. и Щеглова Г. в "Интерфаксе" 17 ноября 1998 года.


Ведь очевиден и однозначен вывод: промолчал бы тогда Литвиненко, начал бы убивать по приказу своих начальников, был бы сейчас генералом российских спецслужб, имел бы награды, дачи и был бы жив. Так многие и поступили. А сейчас они - депутаты, возглавляют подразделение по борьбе с террором, убивают и сами расследуют эти убийства. Литвиненко не захотел мочить людей и сам попал за это под колею чиновничьего террора. Я обвиняю и правозащитников, которые в свое время не отреагировали на заявление сотрудников УРПО ФСБ РФ, не потребовали создания общественной комиссии, хотя вопрос об этом поднимался и Литвиненко, и мною, и другими причастными лицами. И, как следствие, пошли гонения, наказания, осуждения, убийства, подрывы домов и так далее. Монстр выжил, сменил окраску и начал действовать, как планировалось. С уважением, Михаил Иванович Трепашкин. 3 декабря 2006 года."


XS
SM
MD
LG