Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России продолжается общественная дискуссия вокруг включения в школьную программу вопросов, имеющих отношение к религии


Программу ведет Александр Гостев . Принимает участие корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Александр Гостев : В России продолжается общественная дискуссия вокруг включения в школьную программу вопросов, имеющих отношение к религии. Недавний судебный иск петербургской школьницы и ее отца с требованием запретить преподавание в рамках курса биологии теории Чарльза Дарвина в качестве единственной теории происхождения человека, пока не рассмотрен по формальным причинам. В Белгородской области и некоторых других регионах России предмет "Основы православной культуры" включен в школьную программу в качестве обязательного, что вызывает протесты родителей и правозащитников. Эксперты Московского института свободы совести расценивают такую модификацию школьной программы, как нарушение конституционных права граждан. А возросшую общественную активность деятелей церкви объясняют, в том числе политическими причинами. Рассказывает корреспондент Радио Свобода Ольга Вахоничева.



Ольга Вахоничева: Де-юре Россия светское государство, что прописано в Конституции страны, де-факто этот конституционный принцип грубо нарушается, считает представитель общественной независимой организации Института свободы совести. Поводом для обращения к журналистам послужило введение в ряде российских областей курса "Основы православной культуры", что вызвало бурные протесты научного и правозащитного сообщества, представителей других религиозных конфессий и родителей школьников.


Ситуация обострилась еще в начале учебного года, потому что депутаты Белгородской области приняли закон, по которому в государственных школах ввели обязательное преподавание основ православной культуры. Более чем в 30 регионах России ОПК, как сокращенно называют курс, и аналогичные конфессиально ориентированные предметы преподаются как факультатив. По словам сторонников светского образования, в некоторых случаях формально факультативный предмет стал обязательным, и дети по требованию педагогов вынуждены его посещать. Ряд ученых и правозащитников обратились к президенту, в Министерство образования с просьбой защитить конституционные права родителей и представителей других конфессий.


Вот что говорит один из авторов обращения, сопредседатель совета Института свободы совести Сергей Мозговой.



Сергей Мозговой: Больше всего беспокоит, что Министерство образования и науки вместо того, чтобы поступать в соответствии с Конституцией Российской Федерации, расписалось по сути дела в собственном бессилии, как тот страус, спрятало голову в песок и переадресовало решение этих проблем Общественной палате, которая, в общем-то, по статусу не имеет право законодательной инициативы. Общественная палата не приняла никаких конкретных предложений. То есть не было ни осуждения, ни конституционности этого акта в Белгороде. Оттого, что Общественная палата не приняла принципиальных позиций, оттого, что Министерство образования тоже не принимает принципиальных позиций, возможно, вот это явление - введение обязательного изучения основ православной культуры либо других религиозно ориентированных курсов - может цепной реакцией пойти по многим субъектам Федерации.



Ольга Вахоничева: Противники обязательного введения в государственной школе предмета "Основы православной культуры" признают право на религиозное образование как в светской школе, так и в учебных заведениях, созданных различными конфессиями. Но при условии, что религиозное просвещение детей будет добровольным, с согласия родителей и администрации учебного заведения.


Белгородский почин может стать опасным прецедентом еще по ряду причин, предостерегает юрист Сергей Бурьянов. Почему прокуратура в Белгородской области молчит, не пытаясь разобраться в проблеме? Ответ следует искать за рамками правового поля, в сфере политики, убежден он.



Сергей Бурьянов: Дело в том, что церковь обладает авторитетом, а политик нуждается в авторитете. И передача авторитета называется "вменением авторитета". Происходит это различными способами, в том числе путем публичных акций, когда это СМИ показывают и так далее, и так далее. То есть это не разовые акции, это то, что происходит постоянно. Клерикальная идеологизация школы является одним из элементов. В то же время он является довольно-таки массовым элементом и довольно-таки серьезно работает, как в Белгородской области, в масштабах целой области. В то же время эти механизмы, они не явны, не очевидны и работают отнюдь не напрямую.



Ольга Вахоничева: Молчаливая позиция Министерства образования, передача решения этой проблемы Общественной палате, которая так и не дала конкретного ответа на запрос сообщества ученых и правозащитников, координатор экспертного совета при уполномоченном по правам человека в России Феликс Рудинский трактует так.



Феликс Рудинский: Мы не страна, как Соединенные Штаты Америки, которая строится на идеях конституционализма, сама опора власть, харизматическая власть лидера или это император, или это генеральный секретарь, или это Владимир Владимирович Путин. Личность президента, личность главы страны, главы государства, она всячески выпячивается и это основа властвования политического. И поэтому здесь пытаются использовать церковь. Проникновение церкви в государственную школу не случайно. Это попытка укрепить харизматическую природу нашей власти. В сущности, это явление, конечно, антидемократическое.



Ольга Вахоничева: Лоббисты "Основ православной культуры" возражают ученым, приводя свои доводы. По их мнению, школьники должны знать историю и культуру православия. Светская государственная школа должна исключать навязывание какого либо мировоззрения, поддерживают они противников введения ОПК. Но почему тогда светская школа десятилетиями убеждает в правомерности теории Дарвина. Ученица 148-й школы подала в судебный иск на Комитет по образованию Санкт-Петербурга и Министерство образования России, требуя запретить преподавание в школах теории Чарльза Дарвина. Рассказывает корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Школьница Мария Шрайбер и ее отец Кирилл Шрайбер решили, что преподавание дарвинизма в школе лишает детей свободы выбора мировоззрения. С ними согласен председатель отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии, священник Артемий Скрипкин, которому важно не как развивалась жизнь, эволюционно или революционно, а что явилось ее первопричиной.



Артемий Скрипкин: Проблема гипотезы Дарвина в том, что она, как я понимаю, не является абсолютно достоверной научной теорией. Возникает вопрос, чем же тогда является теория Дарвина? Ответ, видимо, такой - это мифологема. Тогда чем же она заслужила то, что является единственной и неповторимой?



Татьяна Вольтская: Но на суде произошел курьез: священнику, пришедшему на суд по ходатайству истцов, чтобы высказать свою позицию с точки зрения канонов церкви, так и не удалось выступить, ему не дали слово, поскольку он не догадался захватить с собой свои дипломы, а поверить на слово служителю церкви судьи отказались.



Ольга Вахоничева: Родители белгородских школьников тоже обратились в судебные инстанции с требованием отменить обязательное преподавание религиозных предметов в школах области. В защиту принципов светского образования с Конституционный суд намерены обратиться и представители Института свободы совести.





Материалы по теме

XS
SM
MD
LG