Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пенсионная система: четыре года условной реформы


90 процентов российских пенсионеров еле сводят концы с концами

90 процентов российских пенсионеров еле сводят концы с концами

Пенсионная реформа, которая началась в России в 2002 году, зашла в тупик. Так считают участники «круглого стола», организованного в Москве фондом Ирины Хакамады «Наш выбор». Россиян среднего возраста лишили права создавать себе накопительную часть пенсии. Размер пенсий, которые сегодня получают большинство пожилых россиян, едва сопоставим с прожиточным минимумом. Участники «круглого стола» считают, что нынешняя пенсионная система в России мало чем отличается от советской.


С начала пенсионной реформы в России сменились правительство и состав Государственной думы. Другой стала и концепция реформы. «Несмотря на попытки создания новых инструментов инвестирования пенсионных накоплений, пока не получается ни то, ни другое, - говорит руководитель фонда «Наш выбор» Ирина Хакамада. - Инвестиции не идут в эту сферу, она не становится окупаемой даже там, где существует частная система страхования. Государственные средства, несмотря на то, что тратятся все в большей степени, привели к дефициту Пенсионного фонда. А качество и количество пенсий не улучшилось. Мало того, нам еще грозит инфляция. Поэтому огромное количество либеральных политиков опять вновь требуют сокращения государственных расходов, в том числе и обещаний по поводу увеличения пенсий».


О главных недостатках пенсионной реформы, которую уже трудно назвать реформой, говорит руководитель Центра социальных исследований и инноваций Евгений Гонтмахер: «Пенсионная реформа в том виде, в каком она была задумана оказалась незавершенной. То, что было задумано, за эти пять лет сильно исказили, что привело к негативным социальным последствиям. Важнейшей частью пенсионной реформы был вопрос о профессиональных пенсионных системах. У нас примерно пятая часть людей выходит на пенсию раньше обычного - это те, кто работает в сложных условиях, на Крайнем Севере и т. д. Это очень большое обременение для Пенсионного фонда. Был разработан проект закона о профессиональных пенсионных системах. Он предполагал выделение специальных платежей, которые работодатели должны были платить в частные, на самом деле, фонды, как предполагалось, и, тем самым, Пенсионный фонд бы разгружался – в том числе и для того, чтобы повышать пенсии нынешним пенсионерам».


По мнению Евгения Гонтмахера, пенсионная реформа - это баланс интересов нынешних и будущих пенсионеров. Очевидно, считает он, что новые принципы, в частности, накопительные элементы, к нынешним пенсионерам уже никак не относятся. «Более того, - говорит руководитель Центра социальных исследований и инноваций, - тогда предполагалось, и эта норма была введена, что накопительный элемент открывается для тех, кому до пенсии 10 и более лет. Потом вдруг через пару лет при снижении единого социального налога людей среднего возраста отсекли. И сейчас право на накопительный элемент имеют только граждане 1967 года рождения и моложе. Это было сделано якобы для того, чтобы сэкономить какую-то часть денег Пенсионному фонду из-за снижения единого социального налога. Но экономия оказалась копеечная, а политический ущерб от этого, конечно, колоссальный. Потому что люди среднего возраста, то есть, те, кто больше всех зарабатывает, оказались отрезанными даже от гипотетической возможности формировать личные накопления и управлять ими. Предполагается передавать это право либо в частную управляющую компанию, либо оставлять в государственной управляющей компании. Это, насколько я знаю по опросам, произвело очень сильное впечатление на наших людей. Потому что это говорит о том, что власть как всегда не соблюдает те условия, которые она сама же и поставила».


В результате, считает Евгений Гонтмахер, нововведение в пенсионной реформе (накопительная часть), стало чисто символической: достаточно сказать, что первыми, кто будет получать небольшую прибавку к пенсии за счет накопительной части, будут пенсионеры образца 2022 года. «Расчеты показывают, что эта прибавка будет очень небольшой, - говорит руководитель Центра социальных исследований и инноваций. - Сейчас средняя пенсия составляет порядка 3 тысяч рублей, а прибавка будет равняться 100-200 рублям, хотя предполагалось, что за счет накопительной части первоначально к пенсии будет прибавляться чуть ли не треть, а потом уже, действительно, в достаточно долгой перспективе, до половины пенсии».


По мнению многих экспертов, Пенсионный фонд остается одной из самых закрытых структур. Не так давно в фонде были проведены обыски. По сообщению МВД, несколько его руководителей обвиняются в присвоении и растрате средств в особо крупных размерах. Как только в прессу попали эти данные, руководство Пенсионного фонда прислало в СМИ официальные письма, в которых просило журналистов «воздержаться от неподтвержденных публикаций, наносящих ущерб деловой репутации фонда». Из МВД также перестала поступать информация о ходе расследования.


Не так давно стало известно о хищении рядом руководителей региональных отделений Пенсионного фонда огромных средств - некоторые из них оказались за решеткой. Это происходит из-за того, что нет четкой системы контроля за деятельностью Пенсионного фонда, считает вице-президент компании «МК-Аналитика» Константин Мерзликин. Совершенно непонятно, говорит он, как отстроить эту систему контроля, когда не совсем понятен статус самого фонда.


«Крайне неэффективная конструкция у нас выстраивается, - полагает Константин Мерзликин. - Существует несколько систем учета социальных обязательств. Есть Пенсионный фонд, есть система учета Фонда социального страхования, в котором, кстати говоря, эта система учета наполняется новыми функциями в части "доведения денег по родовым сертификатам". Я подозреваю, что в системе медицинского страхования тоже имеются какие-то свои собственные учетные системы, где существуют отдельно стоящие агентства, которые поддерживают систему учета абсолютно всех разновидностей социальных обязательств перед населением. На самом деле, надо просто подсчитать, каков, собственно говоря, процент административных расходов в системе. Думаю, что это является весьма существенным источником экономии и повышения тех же самых пенсий. Поскольку ежегодно тратятся совершенно немереные деньги (я здесь опускаю вопрос о коррупции), просто немереные деньги, в силу того, что эта система неэффективна».


По данным Всероссийского центра уровня жизни, большинство российских пенсионеров едва сводят концы с концами. «Более 90 процентов получателей (29 миллионов человек) - это получатели трудовой пенсии по старости, а также пенсии по инвалидности и по случаю потери кормильца, - делится статистикой директор центра Вячеслав Бобков. - После 4-5 лет пенсионной реформы покупательная способность всех пенсий остается низкой или очень низкой. Мы видим, что у нас только участники войны попали в категорию со средним уровнем покупательной способности пенсии. Но это вопрос политический, поэтому он и решен таким образом. Все остальные виды пенсий либо на низком, либо на очень низком уровне. Основная, трудовая, пенсия - чуть больше прожиточного минимума. А пенсии по инвалидности, пенсии по случаю потери кормильца значительно ниже этого минимального социального норматива. Главная проблема лежит, конечно, за рамками пенсионной системы - в низком уровне цены рабочей силы. Главные реформы, которые должны быть проведены, которые вообще не проводятся - это проблемы реформирования заработной платы».
XS
SM
MD
LG