Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Ашхабаде прошло экстренное заседание Совета безопасности


Программу ведет Павел Давыдов. Принимает участие журналист Аркадий Дубнов.



Павел Давыдов: Сегодня утром в Ашхабаде прошло экстренное заседание Совета безопасности, на котором обсуждались вопросы, связанные с организацией церемонии прощания с президентом Туркмении. Создана специальная комиссия по организации похорон во главе с вице-премьером, министром здравоохранения и медицинской промышленности Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедовым. Согласно Конституции Туркмении, до избрания нового президента его полномочия переходят к председателю парламента, которым в настоящее время является Овезгельды Атаев.


На прямой связи с нами известный московский эксперт по центрально-азиатской проблематике, обозреватель газеты "Время новостей" Аркадий Дубнов.


Аркадий, как вы считаете, какое политическое будущее ждет Туркмению?



Аркадий Дубнов: Я бы хотел сначала предположить, какое ближайшее будущее мне хотелось бы ожидать. Все помнят фильм "Холодно лето 53-го". После смерти Сталина выпущены были многие заключенные, и различные тяжелые вещи происходили. Вот я хочу, чтобы в Туркмении, наконец-то, состоялась теплая зима, теплая весна 2006-2007 года, чтобы, в первую очередь, вышли сотни и сотни заключенных, в первую очередь политических, тех, кто уже давно пытался противостоять Ниязову. В первую очередь это министр иностранных дел Борис Шихмурадов, министр иностранных дел Батыр Бердыев, огромное количество министров и просто замечательных людей, специалистов, без которых сегодня задыхается Туркмения.


Что же касается серьезных перспектив, то они довольно туманны, потому что речь идет о самом одиозном режиме в Азии сегодня, наверное, и говорить конкретно сложно. Первое, чего не будет, - не будет наследником, наверное, сын Мурат Ниязов, которого и отец-то не очень жаловал. Скорее всего, будет какая-то временная хунта, совет. Поговаривают, что вот этот председатель похоронной комиссии, министр медицинской промышленности, который, по слухам, может быть более серьезным, чем это бывает, внебрачный сын (но я сомневаюсь, я об этом ничего не знал) и может оказаться временным каким-то руководителем. Но это все будет временно. Потому что серьезно страна не готова к тому, чтобы выдвинуть какого-то надежного и уважаемого, известного туркменам лидера. Я более чем уверен, что если у лидеров туркменской оппозиции, которые, слава богу, живы, и многие из них находятся за рубежом, сумеют и не побоятся вернуться, то начнется довольно серьезная политическая борьба. Но она будет проходить, наверное, наверху, в первую очередь в кулуарах власти, но не на улицах.


Кстати, очень радостная для меня лично деталь. Только что я получил от своего информатора из Ашхабада сообщение, что на улицах люди уже не скрывают радости, плачут и смеются. Это значит, что эта 20-летняя заморозка этого режима все-таки не такая серьезная, чтобы люди сегодня испугались выражать свою радость от кончины тирана.



Павел Давыдов: Аркадий, а как вы считаете, официальная версия смерти Сапармурата Ниязова - сердечный приступ - можно ли ей верить?



Аркадий Дубнов: Никто 100-процентной вероятности ответа ни в ту, ни в другую сторону вам не даст. Я думаю, что подозрения такого рода возможны, и в Ашхабаде уже тоже идут слухи, что его отравили. Тут вот ведь какой вопрос главный: кто сегодня остается на контроле финансовых потоков, которые принадлежали лично Ниязову? Это миллиарды и миллиарды долларов, которые хранятся в ценных бумагах и в банках Западной Европы, в первую очередь в немецких банках. Поэтому есть, конечно, вероятность, что в окружении готовились к такого рода событиям. И не могли не готовиться, потому что, кто сегодня владеет финансами, тот и будет удерживать власть в этой стране.



Павел Давыдов: Аркадий, а как могут развиваться отношения России и Туркмении, по-вашему?



Аркадий Дубнов: Они не могут развиваться плохо, потому что Россия - единственная страна, кроме Ирана, которая сегодня является потребителем, покупателем туркменского газа. Именно Россия является сегодня страной, по которой идет экспортные трубопроводы, газопроводы из Туркмении. Поэтому в любом случае отношения с Москвой Ашхабада не могут быть испорчены. Другое дело, как сегодня поведут себя в Москве, будут ли обращать внимание, кроме обычных ритуальных слов соболезнования, на ситуацию с русскоязычными, на репрессивность этого режима, который не позволил многим людям даже с российскими паспортами чувствовать себя защищенными российским государством. Я думаю, в Москве уже понимают, что дальше отступать некуда.


XS
SM
MD
LG