Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лидеры оппозиции приедут в Туркмению


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Кирилл Кобрин.



Александр Гостев: Сегодня утром туркменские радио и телевидение объявили, что 67-летний Туркменбаши, как его называли в стране, отец всех туркмен, умер ночью от сердечного приступа.



Новости туркменского телевидения: Решено, что наш великий вождь будет похоронен в воскресенье, 24 декабря. Объявлен семидневный общенациональный траур, включая седьмой день, следующий за кончиной нашего великого лидера.



Александр Гостев: Похороны Ниязова состоятся в воскресенье в главной мечети Туркмении - Туркменбаши-рухы (Духовность Туркменбаши), где расположен мавзолей семьи Ниязова. В стране объявлен семидневный общенациональный траур. Пока не ясно, кто станет преемником покойного президента. Объявлено, что временно руководить республикой будет вице-премьер правительства, министр здравоохранения Курбанкулы Бердымухаммедов, он же назначен председателем комиссии по организации похорон Туркменбаши.


О том, как власти страны объявили населению о смерти президента, о возможных преемниках Туркменбаши и о планах туркменской оппозиции мой коллега Кирилл Кобрин побеседовал с сотрудницей туркменской службы Радио Свобода Алтын Магауиной.



Кирилл Кобрин: Алтын, как официальные средства массовой информации Туркмении объявили о смерти Сапармурата Ниязова?



Алтын Магауина: Туркменские официальные власти сегодня утром сообщили о смерти Сапармурата Ниязова в том же духе, в каком они и сообщали все события, то есть "наш великий", "наш единственный", "вечный", но о том, что он умер и что объявляется в стране траур, 24 декабря Сапармурат Ниязов будет похоронен.



Кирилл Кобрин: На некоторых российских интернет-сайтах появились сообщения о том, что якобы Сапармурат Ниязов умер еще три дня тому назад и та реакция властей на его смерть, довольно спокойная реакция, говорит именно об этом. Можете ли вы, наблюдая за тем, как было объявлено о смерти Туркменбаши и о последующих шагах власти, сказать, что это похоже на то?



Алтын Магауина: У нас не было такой информации. Но так, как ведут себя туркменские власти, они были готовы к смерти Ниязова, то есть все держится под абсолютным контролем. С самого утра мы пытаемся дозвониться до наших корреспондентов, но, к сожалению, нам это не удалось.



Кирилл Кобрин: По советской традиции, а, надо сказать, что Туркмения при Сапармурате Ниязове не очень сильно отличалась от Советского Союза времен Брежнева или Черненко, так вот по советской традиции преемником становится тот, кто возглавляет официальную государственную комиссию по проведению похорон. Этим человеком стал Курбанкулы Бердымухаммедов. Что это за фигура? Что можно о нем сказать? И насколько его серьезно рассматривают в качестве преемника?



Алтын Магауина: К сожалению, Туркменистан очень закрытая страна и найти какую-либо информацию об официальных лицах или о том, что творится в Туркменистане, практически невозможно. Да, действительно, Курбанкулы Бердымухаммедов был назначен главой комиссии по организации похорон Сапармурата Ниязова. Единственное, что мы можем сейчас сказать, что он является заместителем председателя кабинета министров Туркменистана и министром здравоохранения и медицинской промышленности Туркменистана.



Кирилл Кобрин: То есть, по роду своей деятельности по крайней мере он близок хотя бы к медицинскому аспекту смерти Сапармурата Ниязова. Что происходит в оппозиционном лагере? Оказалась ли туркменская оппозиция готова к такому повороту событий?



Алтын Магауина: Раньше туркменская оппозиция не могла объединиться. То есть это были несколько оппозиционных партий, и они не могли объединиться. По последним сообщениям, я сейчас разговаривала с одним из оппозиционных лидеров Авдыкулиевым, основные лидеры оппозиции решили объединиться и в ближайшее время поехать в Туркменистан.



Кирилл Кобрин: Давайте поговорим о том, в каком виде оппозиция существовала до смерти Ниязова. Это была демократическая оппозиция или это была оппозиция со стороны последователей радикального ислама, которые тоже подвергались гонениям при Туркменбаши?



Алтын Магауина: Оппозиция, которая живет за рубежом, туркменская оппозиция, она к радикальному исламу не имела никакого отношения. То есть это были, тот же Авдыкулиев был первым министром иностранных дел независимого Туркменистана. После этого он ушел в отставку, ушел в оппозицию и стал заниматься оппозиционной деятельностью. Другие наши оппозиционеры, например, Худойберды Уразов, он был раньше председателем Центрального банка Туркменистана. Снова же, уйдя со своего официального поста, он занялся оппозиционной деятельностью. И еще одна фигура - это Нурмухаммед Ханамов, тоже занимается оппозиционной деятельностью, это бывший посол Туркменистана в Турции и в Израиле.



Кирилл Кобрин: В завершение нашего разговора вернемся к представителям исламского радикализма. Насколько это движение сильно в Туркмении?



Алтын Магауина: В Туркмении при жизни Ниязова не было сильно ни одно движение, кроме самого Сапармурата Ниязова. Туркмены сами по своей натуре религиозный народ, но не экстремистско-религиозный народ, то есть они верят тоже. Некоторые исламские традиции даже вошли в традиции и обычаи туркменского народа, но это не народ, который ушел бы в экстремизм. Я думаю, у них нет шансов.


XS
SM
MD
LG