Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Развитие адаптивной физкультуры в России


Программу ведет Татьяна Валович. Принимают участие декан факультета адаптивной физкультуры Университета имени Лесгафта Сергей Евсеев и корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская.



Татьяна Валович: Сегодня Петербургскому государственному университету физической культуры имени Лесгафта исполняется 110 лет. Институт готовит успешных спортсменов, квалифицированных преподавателей и тренеров, но общая ситуация со спортом и физическим развитием детей в России пока не улучшается.



Татьяна Вольтская: В Петербургском университете физкультуры имени Лесгафта шесть факультетов, в числе которых педагогический и тренерский, а также множество кафедр, один список которых, кажется, прибавляет бодрости: кафедра легкой атлетики, футбола, борьбы, парусного спорта и много других, каждая из которых может похвастаться немалыми достижениями. Само название кафедры массовой физкультурно-оздоровительной работы и туризма говорит о ее значении не только для большого спорта, но и для обычной жизни, для здоровья взрослых и детей. Говорит заведующий кафедрой, заслуженный тренер России Юрий Федотов...



Юрий Федотов: У нас практически четыре специализации: физкультурно-оздоровительные технологии, спортивный туризм, спортивное скалолазание и спортивное ориентирование. Работают очень квалифицированные преподаватели. Достаточно сказать, что старший тренер юношеской сборной России по скалолазанию - наш преподаватель.



Татьяна Вольтская: Есть и чемпионы мира, и чемпионы Европы.



Юрий Федотов: Мы сделали один из лучших в городе скалодромов по болдринговому лазанию. Это лазание практически по стенам, по потолкам и прочему. У нас все есть, чтобы открыть либо школу детско-юношескую: 50 детишек, на общественных началах с ними занимаются наши преподаватели, студенты.



Татьяна Вольтская: Чтобы открыть школу, нужно только несколько преподавательских ставок, но спорткомитет их не выделяет, объясняя, что это не олимпийский вид спорта. Между тем, и школьные учителя, и врачи отмечают, что физическая подготовка детей слабеет год от года, и от возрождения системы спортивных секций напрямую зависит здоровье нации. А пока университету физкультуры приходится еще и бороться за сохранение своих спортивных баз. Три года длятся суды с компанией «Т.А.К.Т.», арендовавшего землю, находящуюся в бессрочном пользовании у университета, для горнолыжного курорта «Орлиная гора» в Токсово. По мнению заместителя председателя Комитета по физкультуре, спорту, туризму и молодежной политике Ленобласти Сергея Важенина, студенты вряд ли смогут там тренироваться, поскольку на месте «Орлиной горы» должен разместиться Центр зимних олимпийских видов спорта, создаваемый Управлением делами президента.



Татьяна Валович: Сегодня у нас в студии декан факультета адаптивной физкультуры Университета имени Лесгафта и директор Института физкультуры и спорта Сергей Евсеев.


Сергей Петрович, как бы вы вообще охарактеризовали сейчас ситуацию в России и отношение к физической культуре, если бросить исторический взгляд - 110 лет, как Петр Лесгафт основал первые курсы по физическому образованию?



Сергей Евсеев: Надо сказать, что последние годы характеризуются повышенным вниманием, причем, начиная с самых первый лиц нашего государства, я имею в виду Владимира Владимировича Путина.



Татьяна Валович: Да, мы все время слышим о том, что здоровье, спорт - это самое главное. А реально-то что делается?



Сергей Евсеев: На мой взгляд, крайне большое значение имеет утвержденная правительством "Федеральная программа развития физической культуры и спорта на 2006-2015 годы", где предусмотрено строительство очень большого количества спортивных сооружений. Это и стадионы для детей, это и бассейны, и спортивные залы.



Татьяна Валович: А это будет общедоступным или придется родителям платить? В начале, по-моему, декабря "Росспорт" сам предложил изменить всю систему воспитания физического в школах, говоря о том, что сейчас это недоступно, что по 3-4 тысячи, скажем, надо платить за секцию борьбы, мини-футбол - 1,5-2,5 тысячи, ну, а кружок фигурного катания сейчас стоит от 15 до 30 тысяч. Мне бы хотелось, конечно, заострить внимание именно на доступности массового и даже не спорта... Потому что все время идет перекос. Понятно, что, когда идет речь о спорте, значит, это какие-то достижения, значит, это защита чести страны. Ничего против этого не имею. Но мне хотелось бы поговорить о физической культуре.



Сергей Евсеев: Вы знаете, я, может быть, необычную точку зрения выскажу, но во многом физическая культура зависит от физической культуры личности. Если человек действительно осознанно относится к своему здоровью, естественно, привычки вредные тоже исключает в этом случае в своей обыденной жизни, то возможностей для того, чтобы совершенствовать себя, с точки зрения телесной, с точки зрения физических кондиций, достаточно много и на сегодняшний момент. Но беда в том, что этот процесс коммерциализации, внедрение рыночных отношений, конечно, коснулся всей сферы социальной практики, в том числе и физической культуры. Но тем не менее до сих пор никто не отменял детские спортивные школы, школы высшего спортивного мастерства, где занятия, правда, примерно для 14% детей Российской Федерации бесплатны. Но, естественно, возникает много проблем с неолимпийскими видами спорта, которые не занимают такое приоритетное место в системе финансирования. Конечно, есть экзотические виды спорта, очень дорогие, потому что нужно получить спортивную форму, инвентарь соответствующий. Ну, горные лыжи те же. И, естественно, возникает проникновение коммерциализации и туда. Но я все-таки стою на том, что прежде всего надо сформировать сознание людей.


Только что мы завершили эксперимент большой очень в Чувашии именно по перестройке урока физической культуры, где мы предлагаем выделить три направления в зависимости от интересов потребностей детей. Одно из них - спортивное: у кого-то есть тяга к спорту, к совершенствованию и, может быть, к будущим рекордам. Я думаю, процентов 20-30 таких детей есть в школах. У кого-то плохо со здоровьем, мы выделяем направление адаптивной культуры, где основная цель - это, конечно, коррекция своего психоэмоционального состояния, это необязательность нормативов, то есть это именно через такие вещи, как танцевальная терапия, привлечение интереса, возможности по коррекции проблем зрения и так далее.



Татьяна Валович: Сергей Петрович, а проводил ли ваш институт исследование, какое же количество детей сейчас вообще может реально заниматься в полную силу физкультурой? Я не специалист, я оцениваю, как мама, что с детьми происходит. Да они не могут сделать того, что, например, делали мы на уроках физкультуры 20-30 лет назад.



Сергей Евсеев: Я согласен с вами. Статистика, увы, полностью на вашей стороне. Действительно, количество детей с отклонениями в состоянии здоровья с каждым годом почему-то у нас увеличивается. Но здесь очень важно вспомнить, что в тот период, когда я был в школе, у нас не было интернета, у нас не было такого засилья всевозможных игр компьютерных и многих таких агрессивных явлений, как та же наркомания. Есть огромный клан людей, которые занимаются специально привлечением той же молодежи к этому ужасному яду и, естественно, делают на этом большие деньги. Поэтому сейчас вот это все намного сложнее - сформировать правильное отношение и убедить прежде всего родителей в том, что можно... Еще раз подчеркну: у нас есть масса программ, которые можно выполнять дома самостоятельно. Надо просто их знать и выполнять.



Татьяна Валович: Кстати, о сознании. Сейчас для того, чтобы поступить в школу в первый класс, уже если отменены какие-то тесты юридически, то негласно все равно ребенка тестируют: как он развит психологически, может ли он читать, писать. А о физической культуре ничего не говорится, то есть таких тестов нет и никаких анализов нет. И когда ребенок приходит в школу, даже если после детского сада, а зачастую сейчас и детские сады недоступны, потому что их просто не хватает, на него огромное количество нагрузки именно с тем, что он сидит постоянно. И когда приходит на урок физкультуры, там получает еще одну психологическую нагрузку, потому что он сразу не может справиться, а ему за это еще и двойку ставят, и тут же появляется убеждение у мамы: я лучше принесу справку, чтобы мой ребенок не ходил на физкультуру.



Сергей Евсеев: Да, это, к сожалению, огромная проблема. И такого рода детей, у которых есть справки… кстати, не всегда достоверные, иногда просто приобретенные по каким-то связям, это дает возможность учителю освободить их от занятий физической культурой. Так вот, введение уроков по адаптивной физической культуре категорически запрещает вообще освобождение, ну, кроме острых периодов - грипп, инфекционные заболевания. Ни в коем случае нельзя освобождать детей от этой активности, потому что любой человек, у которого незначительное хотя бы отклонение есть в состоянии здоровья, нуждается во сто крат больше в целенаправленных занятиях физической культурой, чем обычный человек.



Татьяна Валович: В петербургских школах где-нибудь существуют именно занятия адаптивной физкультурой, наряду с нормальными уроками?



Сергей Евсеев: Безусловно. Такой эксперимент, уже длящийся более четырех лет, - это 700-я школы Василеостровского района.



Татьяна Валович: Одна школа?



Сергей Евсеев: Понимаете, ведь вся беда в чем? Если наши законодатели в области образования с легкостью делят классы, скажем, - для обучения компьютерной грамотности, для обучения иностранным языкам, то нет такого, чтобы разделить класс на детей здоровых и с отклонениями, потому что это связано с финансами.



Татьяна Валович: То есть это опять упирается в нормативно-правовую базу образовательного процесса?



Сергей Евсеев: Да. Нужны дополнительные учителя адаптивной физической культуры, которые одновременно... потому что нельзя выносить, как это в системе ЛФК или в системе спецмедгрупп, за сетку уроков - или нулевые уроки, или после уроков. Мы считаем, что должно быть так организовано: звонок - и те, у кого проблемы со здоровьем идут в один зал или класс, специально оборудованный, где будет с ними работать учитель адаптивной физической культуры, а остальные дети идут в обычный физкультурный зал, и там проводятся уроки обычной физической культуры. В отличие от того, что сложилось в традиционной медицине, мы не формируем детей по принципу нозологическому: вот у тебя - зрения, у тебя - сердечно-сосудистая система и так далее. Мы пытаемся формировать группу по противопоказаниям. При многих заболеваниях есть определенные ограничения, там, резкие движения нельзя делать, натуживание, там, определенная частота пульса, которую нельзя превышать. Эти противопоказания для многих видов заболеваний существуют. И вот по этому принципу надо формировать основные занятия по физической культуре.



Татьяна Валович: Скажем, в Америке в каждой школе целый ряд спортивных площадок. В большинстве школ еще имеется и бассейн. Насколько в России возможен такой индивидуальный подход к ребенку, чтобы он смог заниматься тем, что нужно для его здоровья в плане развития физической культуры? Типовая школа предусматривает всего один спортзал, а некоторые учителя физкультуры, особенно начальных классов, вынуждены заниматься с ребятами в коридорах.



Сергей Евсеев: Да, к сожалению, если говорить о материально-технической базе, то здесь мы очень серьезно отстаем не только от Америки, но и от той же Финляндии, Швеции и других стран Европы. К сожалению, ничего кардинально изменить нельзя, нужно просто вкладывать соответствующие финансовые средства и использовать все возможности для того, чтобы развивать это строительство. Еще раз хочу сказать, если мы обратим свой взгляд на восток, мы увидим, что целый ряд систем не требует очень больших спортивных сооружений, очень многое зависит от самого человека. Хотя в Петербурге даже те же прогулки в городе делать не очень-то полезно, потому что нет соответствующих дорожек. Но это исправить невозможно. Есть огромное количество спальных районов, где нет тех же выхлопных газов в таком количестве, как в центре. Если человек захочет, он может найти возможность заниматься саморазвитием, самосовершенствованием и так далее. А по спортивной базе - безусловно, это понимает и правительство, и руководитель Федерального агентства по физической культуре и спорту Вячеслав Александрович Фетисов. Вот эта программа как раз и подтверждает, что необходимо кардинально изменить эту ситуацию. Большая часть средств этой программы (а, кстати, ежегодно это примерно бюджет федерального агентства, поэтому дополнительно выделяет средства правительство) идет именно в основном на строительство материально-технической базы - площадок, бассейнов и так далее.



Татьяна Валович: Мы говорили о том, что и сама академия имени Лесгафта борется за свои и спортивные базы. Я знаю, была проблема с легкоатлетической площадкой, потому что находится в центре города, земля дорогущая. Далеко ходить не надо, опять же, тот институт, который возглавляете вы, столкнулся с тем, что, находясь в прекрасном месте, на Крестовском острове... Сейчас, кстати, выселяют вас или нет?



Сергей Евсеев: Да, с Крестовского острова мы будем вынуждены выехать. На сегодняшний момент нам город предлагает помещение на Лиговском проспекте, дом 56Е. И не далее как сегодня, сразу после программы, я еще раз поеду туда с представителем Федерального агентства по физической культуре и спорту Александром Яковлевичем Зеленкиным, чтобы посмотреть, что за помещения и как быстро их можно привести в вид, который удобен для использования, чтобы нам не прерывать нашу деятельность. Действительно, Крестовский остров - это очень дорогая земля. Скажем, те условия арендные, которые нам предложили, они совершенно для нас непосильны.



Татьяна Валович: А город или федерация помочь не могут или не хотят, зная социальные функции, которые выполняет ваш институт?



Сергей Евсеев: Дело в том, что здание на сегодняшний момент юридически является собственностью города. Мне трудно каким-то образом делать выводы о решении, которое принимает город. Видимо, взвешиваются все эти обстоятельства. Увы, решение не в нашу пользу по поводу именно этого места, исторического нашего места. Уже однозначно, это, кстати, и в судебном порядке рассматривалось, нас оттуда будут выселять.



Татьяна Валович: Когда выделилась адаптивная физкультура именно в факультет?



Сергей Евсеев: Факультет образован в 1999 году, а кафедра - в 1995 году. И я хочу сказать, что действительно вот это знаменательное явление связано с тем, что явления такие, как гласность, открытость, стали доступны и в нашей стране по такому сложному вопросу, как инвалиды. Ведь дело в том, что идеология, которой мы преклонялись длительное время, говорила о том, что такие явления, как инвалидизм, алкоголизм, наркомания, исчезнут сами собой, потому что наше общество не предусматривает их, это отпадет. Все это приводило к тому, что эти проблемы несколько затушевывались. И вот вдруг выяснилось, что у нас ничуть не меньше инвалидов, чем в других странах, что у нас такое же количество и даже больше и детей-инвалидов, и что, по сути дела, серьезно ими в области физкультуры вообще не занимались. Ну, такой парадокс, который меня в свое время потряс. Есть специальные школы, коррекционные образовательные учреждения, с первого по восьмой тип в зависимости от той проблемы, которая есть у ребенка - зрение, слух и так далее. И там есть даже ставки учителей физической культуры. А готовили туда специалистов наш Университет имени Лесгафта, где в то время вообще не было ни одного часа времени, где бы рассказывали о незрячем ребенке, факультета физической культуры...



Татьяна Валович: То есть общей подготовки, человек, который не понимает и не представляет, насколько нужно изменить образовательную программу физической подготовки?



Сергей Евсеев: Да. Я был просто шокирован, потому что был уверен, что есть, видимо, какой-то факультет - или дефектологический, или, как сейчас называют, коррекционной педагогики, где есть направление - физическая культура. Потому что, ну, нельзя выпустить учителя физической культуры подготовленного, скажем, без специальных знаний о психологии этого ребенка, о его особенностях, о его противопоказаниях в двигательной активности для того, чтобы он проводил с ним занятия. И это было так, к сожалению. И вот в 1995 году была такая кафедра создана, в 1996 году мы защитили и открыли новую специальность, в 1997 году стандарт был утвержден, а в 1999 году был первый в России факультет создан. Чем больше сейчас мы работаем в этом направлении, тем больше мы понимаем, что востребованность выпускников огромная и не только в городе, но и в России, хотя в городе сейчас уже пять вузов ведут подготовку специалистов по ФК, в том числе, кстати говоря, Первый медицинский институт имени академика Павлова. То есть и система здравоохранения признает огромную роль и пользу для коррекции каких-то состояний человека физической культуры.



Татьяна Валович: А как в России вообще обстоит дело? Хорошо, в Петербурге существует такой замечательный институт, ваш факультет. Но наверняка вы знаете ситуацию, что происходит в России.



Сергей Евсеев: Нам очень приятно, что на сегодняшний момент уже более 65 вузов или образовательных учреждений высшего профессионального образования Российской Федерации ведут подготовку таких специалистов. И более 20 учреждений среднего профессионального образования - это техникумы, колледжи, училища, где тоже есть программа адаптивной физической культуры, в разработке которой мы тоже принимали участие. И сейчас это достаточно востребовано, и специалисты работают и в специальных коррекционных образовательных учреждениях, и в спецшколах, в массовых школах с контингентом детей, имеющих отклонения, то есть спецгруппы так называемые, в вузах, где, кстати, иногда до 60% студентов освобождены, не будем обсуждать, по объективным справкам, не объективным, от двигательной активности. Разумеется, спорт... Вы знаете пристальное внимание нашего государства и первых лиц к спорту инвалидов. Этому способствовал блестящий успех наших параолимпийцев в Турине, где мы впервые в истории заняли общекомандное первое место, значительно опередив...



Татьяна Валович: А этот результат привел, скажем, к какому-то увеличению финансирования именно параолимпийских видов спорта или каким-то разработкам того же вашего института, которые помогают параолимпийцам занимать первые места?



Сергей Евсеев: Наш институт просто по поручению "Росспорта" или Федерального агентства по физической культуре и спорту осуществляет научно-методическое обеспечение вот этих пяти сборных команд России, в том числе по лыжным гонкам и биатлону - это зимние виды, и по трем летним - легкая атлетика, плавание, пауэрлифтинг. То есть те виды, которые наиболее медалеемки. Я считаю, что сдвиг произошел серьезный, но не такой быстрый, как хотелось бы. Я прокомментирую прошедшую уже в первом чтении новую редакцию закона о физической культуре и спорту Российской Федерации, и там есть статья, в которой уже четко прописано, что, начиная от федеральных органов исполнительной власти до местных, все имеют право открывать детские, юношеские спортивно-адаптивные школы или школы для инвалидов, школы высшего спортивного мастерства, детско-юношеские клубы физической подготовки. То есть вот это законодательное определение и возможности такие в какой-то степени были спровоцированы...



Татьяна Валович: А вот подзаконные акты, чтобы тренер такой адаптивной физкультуры, работающий с ребятами или с людьми с ограниченными возможностями, вынужден набирать был не 20 человек, а 10 человек?..



Сергей Евсеев: Увы, в постановлении правительства это положение пока существует. Последнее обращение инициировано было, между прочим, Лукиным, президентом Параолимпийского комитета России, к Жукову, Жуков написал письмо Фурсенко, и мы получили ответ, что сейчас идет проработка этого документа, и в ближайшее время он будет. Но пока нет.



Татьяна Валович: Сергей Петрович, меня удивило, что к 110-летию университета, которое сейчас отмечается, был проведен такой интересный первый международный научный конгресс, который назывался "Термины и понятия в сфере физической культуры". И я так про себя подумала: ну неужели это самое главное, что обсуждать нужно? Зачем такой симпозиум нужен?



Сергей Евсеев: Как ни странно, я не соглашусь с тем, что это такая проблема, не очень важная. Я приведу конкретный пример, что значит дефиниция, что значит понятие, что такое термин? Адаптивная физкультура. Мы во многих учебниках дали определение, что такое адаптивная физическая культура. Открываем проект закона и читаем... Мы всегда нацеливаем в наших воззрениях на это явление, что основная цель - это прежде всего комплексная реабилитация человека, повышение качества его жизни, и самое главное - это социальная интеграция, внедрение, вхождение в общество. Что мы читаем в проекте закона? Что основная цель - это все-таки физическая реабилитация, то есть на телесность замкнутая в большей степени. Второе - это социальная адаптация, то есть приспособление к миру здоровых людей. А это принципиальнейшая вещь.



Татьяна Валович: То есть произошла как раз подмена понятий, которая влечет за собой какие-то негативные...



Сергей Евсеев: Да, и они выливаются в такие философские проблемы и в экономические проблемы, потому что надо приспособиться к тому, что нет пандусов, надо приспособиться к тому, что не можешь в коляске въехать в лифт. Понимаете, какие можно выводы отсюда сделать? Приспособление. А интеграция - это вхождение в социум на равных условиях, причем, не только подчиняясь требованиям или правилам мира здоровых людей, но и выдвигая свои. Этого требуют так называемые стандартные правила обеспечения равных возможностей инвалидам, они утверждены ООН, и мы их подписали. Одно слово, да? Но, на мой взгляд, это принципиальнейший момент, и это как раз проблема термина. Почему? Да потому что перед законом есть так называемые "глоссарий", ну, перечень тех понятий, позиций, которые используются в этом законе. И если говорить о чисто научных проблемах, безусловно, всплеск такой демократии привел к тому, что сейчас существует очень много даже взаимоисключающих взглядов на одно и то же явление, ну, в области физкультуры и спорта, естественно. И какой-то порядок необходимо навести в этом вопросе. Хотя еще раз подчеркиваю: о терминах, может быть, и не надо спорить, надо договариваться, что мы под этим понимаем вот это. Мы хотим убедить, что, скажем, под адаптивной физкультурой надо понимать именно явление в большей степени социальное, где качество жизни центральным является критерием, где социальная интеграция является центральным критерием, а не только совершенствование тела.



Татьяна Валович: Насколько специалистов, и вас в том числе, привлекают тогда к разработке законопроектов, если возникают такие несогласованные...



Сергей Евсеев: Безусловно, мы привлекаемся. Мы, естественно, давали официальные все заключения по проектам. Это все, кстати говоря, обсуждается. Понимаете, в чем секрет этого? Социальная адаптация и физическая реабилитация прошли в законе о социальной защите инвалидов, который к физкультуре не имеет никакого отношения. И мы наталкиваемся на то, что нужно изменить, не просто ввести новое, а изменить какой-то уже существующий... Это всегда трудно. И отсюда, естественно, первая проблема. Вторая проблема - это проблема в головах наших, это наша ментальность, это наш взгляд на то, что... Я до сих пор слышу, процентов, наверное, 80 наших опрошенных говорят: зачем спорт инвалидам, он им не нужен. Причем, хочу подчеркнуть, этот вывод делают здоровые люди. Я говорю: а вы хоть один раз спросили у этих людей, нужно им это? Спорт - это часть их жизни. Они имеют право выбрать ее и имеют право принять свое решение по этому вопросу, а не подчиняться тому решению, которое вдруг чиновники...



Татьяна Валович: Таких людей, наверное, можно убеждать только на основе каких-то цифр о том, насколько люди с ограниченными возможностями интегрируются в жизнь и начинают приносить и пользу обществу, и снимают какие-то те же социальные выплаты государства. Проводились ли какие-то такие исследования? Есть ли у вас какие-то сравнения, как происходит это в зарубежных странах?



Сергей Евсеев: Я сейчас не хотел бы приводить цифры, но то, что экономически выгодно вкладывать в инфраструктуру, скажем, инвалидов, это доказано в целом ряде стран. И какие эффекты возникают? Прежде всего освобождается количество лиц, которые должны ухаживать за этими людьми. То есть они могут себя сами обслуживать. Второе, это возможность трудоустройства, особенно сейчас, в век информатизации, когда мобильность даже не так важна. То есть можно через компьютерные сети работать, пользоваться ими, работать и журналистом, и юристом, и так далее. И самое главное, почему-то у нас в России никто никогда не считает, это именно тот социально-психологический климат, который возникает в связи с тем, что уменьшается количество лиц, которые подвержены дискриминации. Пример, скажем, студентов нашей группы (мы принимаем на обучение инвалидов): общаясь с лицами, у которых что-то не хорошо со здоровьем, меняются сами здоровые люди, они менее агрессивны, они более милосердны, более доброжелательны, и это очень важно. Очень трудно это посчитать в рублях. Но что такое одна какая-то вспышка? Она же экономически тоже просчитывается: разбиты окна, перевернуты машины и прочее. Все это, на мой взгляд, делает общество более благородным, более гуманным. Естественно, экономически это выгодно. Многие страны это уже давно поняли, и все это используют в своей работе.



Татьяна Валович: Я знаю, что вы консультируете и Специальный олимпийский комитет, разрабатываете для них какие-то специальные программы. Существуют ли в Петербурге какие-то программы по развитию адаптивных видов спорта, и как это будет в дальнейшем варьироваться?



Сергей Евсеев: Еще немножко похвастаюсь. Это именно тот факт, что наука занимает не последнее место в спорте инвалидов, я хотел бы привести факт избрания меня вице-президентом Параолимпийского комитета России, именно отвечающим за научное направление. Этого не было никогда. Если говорить о программах Петербурга, мне очень приятно сообщить нашим землякам, что открыт Центр адаптивной физкультуры и спорта, который Вячеслав Владимирович Чазов очень активно поддерживает. И это интеграция трех учреждений. Специальный олимпийский комитет и Федерация физической культуры и спорта инвалидов Санкт-Петербурга - это одно лицо, это будет Вячеслав Владимирович. Лебединский Валерий Макарович - это директор училища олимпийского резерва №1, то есть там, где наша элита спортивная, он выделяет помещения. Наш НИИ выделяет тренажерный комплекс, обеспечение научным сопровождением. В ближайшее время мы будем подписывать соглашение, а фактически центр уже работает. Эффект очень хороший. Есть в программе развития физической культуры и спорта города планы и по строительству специального комплекса для инвалидов. Я хочу сказать, что Валентина Ивановна в этом вопросе, конечно, делает очень много, хотя сложности именно в Петербурге очень большие. Но, еще раз, есть уже такие конкретные примеры.



Татьяна Валович: На ваш взгляд, сколько таких центров надо на такой город, как Петербург?



Сергей Евсеев: Конечно же, не один. Идея - создать единый центр, который будет еще и методистским центром, чтобы потом в каждом районе, как минимум, хотя бы по одному такому центру было. А вообще говоря, конечно, все это должно быть приближено к месту жительства. И, разумеется, ответ простой: мы должны предложить людям (а это все-таки 10%) хотя бы десятую часть от того, что есть для здоровых людей. Вот такой ответ, потому что это будет справедливо. Когда меня упрекают "вот, вы предлагаете заниматься спортом детям-инвалидам, а нам не хватает денег на здоровых детей", опять же, есть четкие подходы. 14% здоровых детей могут заниматься бесплатно? Да. Хотя тоже есть какие-то элементы коммерциализации, но все-таки да. А сколько процентов детей-инвалидов могут заниматься? Я говорю: не будем всех заставлять или привлекать, давайте для 14 хотя бы процентов такие возможности создадим, и тогда это будут действительно равные возможности. А сейчас ведь в основном дети в том же Петербурге - это физкультурно-спортивные клуб, а это общественные организации. А детская спортивная школа - это учреждение для дополнительного образования детей, это то, на что выделяет государство деньги - на ставки преподавателей, на помещения и так далее. Вот это хотя бы выполнить, было бы уже здорово.



Татьяна Валович: Я знаю, что появилась и кафедра гидрореабилитации, и технология физкультурно-спортивной деятельности. Каковы ее задачи, и насколько можно обратиться на эту кафедру для того, чтобы или позаниматься, или какие-то знания, навыки приобрести?



Сергей Евсеев: Конечно, гидрореабилитация и вообще водная среда - это уникальное средство, которое необходимо совершенно использовать, особенно... Я бы хотел обратить внимание, что мы пытаемся уже работать именно с детьми грудного возраста. Чем раньше начнется реабилитация, чем раньше начнется адаптивная физическая культура, а мы считаем, что именно там она начинается, у ребенка, у которого чего-то не хватает, необходимо дополнительно стимулировать активность, потому что через движение он развивает свой мозг и так далее. И водная среда в этом смысле великолепное средство, поскольку она вообще для человека очень свойственна. Новорожденный, это известный факт... Есть даже попытки рожать в воде, я не хочу ни в коем случае сейчас всем советовать эту акцию совершать.



Татьяна Валович: Да, это нужно делать очень осторожно и с наблюдением врача.



Сергей Евсеев: Безусловно. Но нужна работа с детьми грудного возраста и именно активизация их двигательной сферы, познавательной сферы. С помощью водной среды это очень эффективно. Одна диссертация, которой я оппонировал, была сделана в Комсомольске-на-Амуре. Такой удивительный пример. Гипертоники, детишки двух-трех месяцев, в течение года не только догнали, а перегнали своих здоровых сверстников, потому что с ними целенаправленно занимались не только лечением (вся беда в том, что до трех лет обычно детей лечат), но и упражнениями специальными именно для того, чтобы они, несмотря на какие-то свои проблемы, могли получать ту же порцию двигательной активности, которую получают обычный ребенок. Ну, иногда было больше. Это и висы всевозможные, вплоть до каких-то маленьких отягощений на ручки и на ножки, это стимуляция с помощью каких-то звуковых сигналов, дополнительных, если, допустим, нарушен слух или дополнительных сигналов для зрительного анализатора, если проблемы со зрением.



Татьяна Валович: Тут как раз, наверное, нужна работа и родителей, и медика, и такой тандем создать?



Сергей Евсеев: Безусловно. На Западе есть такое понятие, как команда. Команда специалистов, разумеется, в том числе и родителей. Мы это в учебниках обязательно пишем. Это образование родителей, кстати говоря. Безусловно, это силами только специалистов трудно сделать, надо продолжать эту работу и дома обязательно.


XS
SM
MD
LG