Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Что упало - то не пропало: "Тарквиний и Лукреция" в Пушкинском музее


Петер Пауль Рубенс. «Тарквиний и Лукреция». Изображение предоставлено Музеем изящных искусств им. Пушкина.

Петер Пауль Рубенс. «Тарквиний и Лукреция». Изображение предоставлено Музеем изящных искусств им. Пушкина.

В московском Музее изобразительных искусств имени Пушкина в постоянную экспозицию на трехмесячный срок поместили картину Петера Пауля Рубенса «Тарквиний и Лукреция». Этот шедевр в течение 60 лет считался безвозвратно утраченным в годы Второй мировой войны. Сейчас полотно Рубенса принадлежит частному коллекционеру.


О том, кто является нынешним владельцем «Тарквиния и Лукреции», в музее на Волхонке предпочитают умалчивать. Просто говорят: «Картина из собрания частного фонда, и этот фонд - российский». Между тем, благодаря тому, что несколько лет назад на полотно Рубенса стала претендовать Германия, имя предпринимателя и коллекционера Владимира Логвиненко замелькало на страницах прессы. Так что особого секрета тут нет. Картина принадлежит к разряду так называемого «трофейного искусства», и споров вокруг нее много еще и оттого, что в Советский Союз ее привезли отнюдь не для хранения в государственных фондах.


Об истории картины рассказал Вадим Садков, заведующий отделом искусства стран Европы и Америки Музея изобразительных искусств: «Эта картина находилась в нескольких крупных европейских собраниях в XVII - XVIII веках, а в 1765 году была приобретена известным меценатом, прусским королем Фридрихом II и украшала различные загородные резиденции в предместьях Берлина. Последним местом ее пребывания был дворец Сан-Суси в Потсдаме».


Подчеркнем: последним официальным местом. Есть сведения, что в войну картина с пышнотелой красавицей Лукрецией висела уже над кроватью одной из любовниц Геббельса. А вот что было дальше…


«Эта работа принадлежала советском военному коменданту земли Бранденбург, продолжает Вадим Садков, - и была им вывезена официально как трофейное имущество, на что у наследников этого человека имелись соответствующие документы, которые были в свое время опубликованы».


Когда наследники решили расстаться с картиной - слишком большой, чтобы висеть в обычной квартире, - полотно было в чудовищном состоянии, ведь хранилось оно в сложенном виде! Над реставрацией и расчисткой красочного слоя трудились специалисты из Москвы и Петербурга. Вот тогда-то и обнаружилась авторская подпись – Рубенс.


Вадим Садков подчеркивает: «После 1942 года эту картину живьем не видел никто из крупных специалистов, входящих в новое поколение знатоков творчества Рубенса. Все новые монографии были написаны на основании старых фотографий».


Как бы там ни было, самое важное на данный момент то, что теперь шедевр Рубенса вслед за Эрмитажем выставлен в Пушкинском музее на всеобщее обозрение.


XS
SM
MD
LG