Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Милицейский произвол по-обнински. Как саратовские пенсионеры умудряются прожить на 3 тысячи рублей в месяц? Самарские строители травят местных жителей собаками. Почему людей, живущих в санитарной зоне Новолипецкого комбината, не отселяют? Наконец-то, детский дом в селе Сумки Курганской области справил новоселье. Орел: Кому мешает газета «Орловские новости»? Ижевск: Коммунальная реформа на добровольно принудительных началах. Пятигорск: Бывшему участковому милиционеру Александру Жогло стыдно за своих сослуживцев. Челябинск: Когда семья Владимира Ишкуатова, наконец, получит квартиру? Вятка: Есть еще люди, которые жалеют брошенных животных


В эфире Обнинск, Алексей Собачкин:



Группа обнинских лимоновцев намерена подать жалобу в суд на действия местной милиции. Лидер обнинских нацболов Иван Калинкин очень раздражен:



Иван Калинкин: Я намерен этот вопрос решать в законном порядке, потому что нарушаются мои права, надо с этим как-то бороться, а именно через суд.



Алексей Собачкин : А случилось вот что. Обнинские нацболы собрались участвовать в московском митинге с говорящим названием «Марш несогласных». Накануне в 7 часов вечера четверо лимоновцев пришли на вокзал, купили билеты на электричку, но уехать в Москву не удалось – их без объяснения причин задержал наряд милиции. Рассказывает Александра Осипова.



Александра Осипова : Когда нас привезли, нас держали более трех часов, что не положено, в дежурной части в коридоре, без составления протокола, безо всего. По сути дела было сразу видно, что нас задержали только потому, чтобы мы не выехали.



Алексей Собачкин : Молодые люди настойчиво требовали составить протокол, чтобы в нем была объяснена причина задержания. Добиться этого от сотрудников милиции не удалось.



Александра Осипова : Я позвала сотрудника милиции и попросила, чтобы он составил протокол задержания и дал копию на руки. В ответ на это, он сказал, чтобы мы ждали, образно говоря, не возникали. Протокол, типа, не обязательно. Когда нас отпускали, мы потребовали копию на руки, но нам ее так и не дали.



Алексей Собачкин : Когда последняя электричка на Москву ушла, задержанных отпустили. Правозащитница, депутат областного Законодательного Собрания Татьяна Котляр вспоминает, что подобного в Обнинске не происходило даже в советские времена.



Татьяна Котляр : Когда в конце 80-х - начале 90-х, я участвовала в организации в Обнинске первых митингов в защиту Ельцина, поддержку перестройки, когда на площади собиралось 5 тысяч человек, у меня всегда было чувство, дойдем ли мы до него или нет, или нас задержит милиция за неправильный переход улицы, чтобы организаторы до митинга не дошли. Но ничего такого тогда, когда была советская власть, с нами не происходило. И вдруг сейчас, когда у нас Конституция, когда у нас закон прямого действия, в котором прямо написано «право человека участвовать в митингах и демонстрациях, в акциях», вдруг начинается странный детский сад, когда людей, про которых известно, что они идут на совершенно мирную акцию задерживает милиция.



Алексей Собачкин : Обнинские нацболы все же доехали на следующий день до Москвы и участвовали в митинге протеста. Это им удалось, потому что их сопровождала Татьяна Котляр, депутат Законодательного Собрания. Она предъявляла милиционерам свое депутатское удостоверение, и таким образом прикрывала юных лимоновцев.



Татьяна Котляр: Мы терпим. Мы втягиваемся в эту игру - они за нами гоняются, нас догоняют, как будто это какие-то правонарушители, а они убегают и думают, а как бы нам проскочить так, чтобы милиция не задержала. Вот с этой игрой надо кончать. Нужно прекратить убегать от милиции, как будто мы правонарушители. Не нужно в эту игру втягиваться ребятам молодым. Мы ничьих законов не нарушаем. Едем на вполне разрешенное мероприятие. Куда хочу, туда и иду. Полезно в суд обращаться, конечно, чтобы действия милиции признали незаконными.



Алексей Собачкин : Обнинск – не исключение. Подобные задержания, как сообщают различные средства массовой информации, были произведены во многих городах. Нацболов, едущих на «Марш несогласных», снимали с поездов дальнего следования, междугородных автобусов, отлавливали их на вокзалах. Это наводит на мысль, что милиция проводила широкомасштабную операцию по недопущению лимоновцев на мирную акцию протеста, тем самым, нарушая их конституционное право участвовать в митингах и демонстрациях.



В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:



Как прожить на 3 тысячи в месяц вдвоем, не испытывая проблем, знает врач с 35-летним стажем пенсионерка Лариса Качанова. Она всю жизнь проработала в лечебных учреждениях по специальности «лечебная физкультура и массаж», овладела основами йоги и иглоукалывания. Благодаря ее профессионализму, тысячи людей приобрели работоспособность. На ноги вставали даже после тяжелого паралича. Сейчас Лариса Качанова сама инвалид I группы. На днях ей исполнилось 70 лет. Ее пенсия по стажу работы и инвалидности в сумме составляет 3 тысячи рублей. Муж, Сергей Качанов, художник. Его пенсия около 1 тысячи рублей. Ее супруги откладывают на «черный» день. Из трехтысячного бюджета семьи почти половина – плата за двухкомнатную квартиру и коммунальные услуги. Сразу вычитается сумма и на хозяйственные нужды – мыло, зубную пасту, стиральный порошок. Остается около 1,5 тысяч. Как распределяют эту сумму супруги-пенсионеры?



Лариса Качанова : Пенсия идет на хлеб, на растительное масло в основном. На хлеб нам приходится много тратить – 300 рублей. На чай оставляем, сахар нужен. Чай идет в месяц пачка обязательно – 150 грамм пачка, да 250. Яйцо покупаем. 30 штук яиц на месяц. Молоко? Ну, на молоко хватает литров 12 в месяц молока, если есть запасы денег. Сливочное масло – грамм 500 на месяц можем выделить, купить. Это все.



Ольга Бакуткина : Разнообразие и полнота зимнего меню зависит от летнего урожая. У Качановых небольшой участок земли. Сад – пара яблонь и огород.



Лариса Качанова : Стараемся сделать запас картошки, капусты, помидоры. Одним словом, все свое. Практически мы живем из того, что вырастим. Поэтому очень стараемся вырастить. Работаем, конечно, с утра и до самой ночи – удобряем, поливаем, пропалываем. Дожди идут – то хороший урожай. Если дождей нет, то не такой большой урожай. Все, как говорится, на Господа Бога.



Ольга Бакуткина : Лариса Качанова считает, что летом проблем с питанием вообще нет.



Лариса Качанова : Завтрак натуралиста, я говорю. Выхожу и смотрю, что выросло. В первую очередь, конечно, весной вырастает только одна зелень. Там и петрушка, и укроп, и кинза. Даже ромашка, пока не в цвету, еще зеленая. Крапивка где-то в углу выросла. Все это собираю, можно покрошить, малица туда немножко, а если майонез, так это вообще царский завтрак. А если ближе к осени, то практически идут одни овощи. Если пошли помидоры, то никаких проблем в еде. Утром помидоры, в обед помидоры. Если есть хлеб, человек не голоден. Можно суп варить без мяса. Взял воду, картошку туда положил, сварилась, вынул, потолок, туда лук, растительное масло, снова в эту воду. Прекрасный суп. В общем, фактически денег не надо. Все есть свое. Даже веники выращиваю.



Ольга Бакуткина : Лариса Качанова рада тому, что отменили льготы. Ездить им некуда, до дачи 3 километра - можно и пешком. Лекарства покупать не надо – лечатся травами. А то, что диета растительная, так это полезно для здоровья.



Лариса Качанова : Мясо, рыбу – не получается, не хватает. Но мы особо и не тужим. В основном, питание идет овощное. Делаем лепешки, оладьи, можно сделать салаты разные. Если в салат добавить яйцо и картошки немножко – это вообще прекрасно. А если плюс еще и кусочек хлеба к этому есть, то это совсем хорошо – богато получается и сытно.



Ольга Бакуткина : Новогодний стол у Качановых будет праздничным. Друзья подарили им сушеных грибов. А на десерт – чай с настоящей сгущенкой.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Строительство многоэтажного жилого дома на улице Революционной в Железнодорожном районе Самары неожиданно переросло в серьезный конфликт. Жители домов, расположенных рядом с будущей стройкой, выступили против строительства, узнав, что дом будут возводить на месте единственной в районе детской спортивной площадки. Однако строительная фирма не отказалась от своих намерений. 14 декабря к спортивной площадке на улице Революционной подъехали экскаватор, бульдозер и другая строительная техника. Рядом со строителями находилось около двадцати молодых людей, у многих были собаки. «Молодые люди, назвавшись «группой поддержки» строителей, посоветовали жителям разойтись, освободив технике въезд на территорию спортплощадки», - рассказала Наталья Багреева.



Наталья Багреева : Брали всех за руки, за ноги и всех выкидывали. Волочили по земле, травили собаками. Били. В общем, у нас синяки. Лично у меня, инвалида. Ключи у меня отобрали. Вытащили у меня из кармана и выкинули, чтобы я ушла.



Сергей Хазов : Потасовка между жителями и строителями продолжалась 14 декабря до позднего вечера. На месте будущего строительства люди провели стихийный митинг протеста. Решение совета жителей микрорайона: «стройку нужно запретить, поскольку многоэтажное здание, находящееся между пятиэтажными домами, будет перекрывать доступ света в квартиры жильцов». Говорили люди и о том, что нельзя лишать детей единственной в районе спортивной площадки, где есть футбольное поле, хоккейный стадион и тренажеры. «С этим согласились и школьники», - рассказал Паша Алексеев.



Паша Алексеев : Играть уже будет негде, если тут дом построят.



Сергей Хазов : Однако, по словам строителей, 16-этажный дом между двумя пятиэтажными никак не повлияет на санитарные нормы по освещению. «На строительство были получены разрешения от администрации района. Дом будет строиться с соблюдением всех необходимых норм», - рассказал заместитель директора строительной фирмы Роман Ерастов.



Роман Ерастов : Здание здесь переменной этажности. Трехсекционный дом. Одна из секций шестнадцатиэтажная, две других – девятиэтажные.



Сергей Хазов : Депутат Самарской губернской думы по Железнодорожному округу Николай Скобеев, считает, что представители строительной фирмы лукавят, когда говорят, что имеют все необходимые документы, разрешающие строительство. Депутат специально приехал поддержать жителей микрорайона по улице Революционной, вышедших на митинг протеста. Когда Николай Скобеев попытался преградить дорогу экскаватору, едущему копать котлован на месте детской площадки, один из рабочих оттолкнул его. «Представители строительной фирмы обманули жителей близлежащих к будущей стройке домов. Людям сказали одно, а пытаются сделать совершенно другое», - пояснил депутат Николай Скобеев.



Николай Скобеев : Первичный опрос был совершенно по другому дому. Предлагалось жителям при опросе построить дом по периметру в другом месте, не задевая спортивной площадки. А начали пытаться застраивать именно центр двора, спортивную площадку. Я полностью на стороне жителей. Не дадим, не отдадим последнюю спортивную площадку.



Сергей Хазов : Выступая против незаконного, по их мнению, строительства, жители улицы Революционной образовали «протестный комитет». На митинге люди говорили, что готовы, если понадобится, целый год круглосуточно дежурить, не допуская строительную технику на спортивную площадку. Незамедлительно у детской площадки была установлена палатка, в которой расположились дежурные – жители ближайших домов. «Дело в справедливости. Городские чиновники продают землю под строительство, совсем забывая о детях», - поделилась старшая по дому 148 по улице Революционной Людмила Егорова.



Людмила Егорова : Собрали поддельные подписи. Вот еще будем в прокуратуру подавать. Потому что на основании этих подписей все и пошло. Подписи подделаны. Значит, они должны общественные слушания провести, но не проводили они их. Они вообще с нами не считаются.



Сергей Хазов : Пытаясь приостановить строительство многоэтажного дома на месте детской спортплощадки, жители в начале декабря написали жалобы в разные инстанции, включая прокуратуру, мэрию и другие властные структуры. Ответ пришел только из одного ведомства - Самарского отделения Антимонопольной службы. Из ответа чиновников следует, что строительство многоэтажного жилого дома на месте детской площадки незаконно. Фирме, занимавшейся продажей несуществующих квартир в еще не построенном доме на улице Революционной, сейчас предъявлено обвинение по двум статьям, касающимся долевого строительства. С этим документом жители намерены обращаться в суд, требуя проверить законность получения строительной фирмой разрешения на строительство жилого дома на месте детской площадки.



В эфире Липецк, Андрей Юдин:



Житель : Мы живем в «санзоне». Гулевский сказал, что мы будем переезжать моментально.



Жительница : Вот тут были бараки, и с этими бараками выселили, а теперь они не знают, куда нас деть, куда нас приспособить.



Андрей Юдин : Полвека назад, жилые дома металлургов были построены рядом с заводом. Тогда никто не задумывался о вредности производства и экологии. Более 16 лет активной борьбы жителей и экологов привели к разработке проекта санитарно-защитной зоны Новолипецкого металлургического комбината. Но до настоящего времени проект не был реализован. Говорит Павел Нековаль, ведущий специалист-эксперт «Роспотребнадзора» Липецкой области.



Павел Нековаль : Проект санитарно-защитной зоны, не утвержден, не прошел, определенную процедуру, согласование и введение в действие.



Андрей Юдин : Говорит эколог и правозащитник Владимир Сазонов.



Владимир Сазонов : Суды не признавали иски. Удовлетворяли моральный ущерб в сумме от 1 до 2 тысяч рублей. Жители требовали переселения из санитарно-защитной зоны, в которой жить нельзя по законам. Законодательная база, нормативная база все время менялась, все время задерживалась разработка проекта.



Андрей Юдин : Под давлением руководства комбината, ровно год назад «проект по переселению жителей из санитарно-защитной зоны Новолипецкого металлургического комбината» городским советом депутатов был переименован в «проект по переселению жителей из ветхого и аварийного жилья». Переселение людей оказалось приостановлено.



Жительница : Даже не говорят, когда нас выселят. Приезжали и свет хотели отрезать, с той стороны уже свет отрезали. Все приезжают, все не знают, сколько мы тут проживем, а все свое требуют хоть бы газ отрезать, хоть бы свет. Все сыпется, вот поглядите, как мы живем.



Жительница : Мы не дождемся. Я больная, ветеран труда, ветеран войны, вторая группа у меня, 55 лет отработала в заводе, 25 лет только отработала на ККЦ-2, 15 лет в ТЭЦ, на турбине. Они негодны никто! А я, всю себя отдавала, я что недостойная!? Похлопочите хоть вы за нас.



Андрей Юдин : Почему задерживается переселение граждан из санитарно-защитной зоны и старого, аварийного жилья поясняет начальник городского управления по учету и распределению Ирина Кравцева. Запись по телефону.



Ирина Кравцева : Все жилье, которое мне дает УКС, я предлагаю по графику. По этому поводу несколько решений суда, когда люди были не согласны с новым Жилищным кодексом, что дайте нам по составу семьи и поэтому поводу были споры в суде. Есть закон, и мы его исполняем.



Андрей Юдин : Когда вступит в законную силу проект санитарно-защитных зон и когда завершится переселение граждан, поясняет Татьяна Мерзоева, руководитель пресс-службы депутатов городского совета.



Татьяна Мерзоева : Была программа переселения, туда вошли в основном те дома, которые именно были в «ветхом, аварийном жилье». Эту программу совместили с программой по переселению из аварийного и ветхого жилья, соответственно они и расселяются в соответствии с тем графиком.



Андрей Юдин : В настоящее время экологи и правозащитники готовятся к очередному гражданскому форуму, тогда появится возможность решить проблему переселения граждан из санитарно-защитных зон.



В эфире Курган, Екатерина Лазарева:



Звучат аплодисменты



Екатерина Лазарева : Этих аплодисментов жители села Сумки Курганской области ждали долгие годы. Ждали, потому что уже просто не было сил смотреть на то, как проживают свою недолгую жизнь в старых деревянных бараках дети-инвалиды, дети с тяжелейшей умственной отсталостью. Детский дом в Сумки был эвакуирован в 1941 году из Подмосковья. И вот только спустя 65 лет он справил новоселье. Говорит директор детского дома-интерната Николай Чижиков.



Николай Чижиков : Сегодняшнее событие, конечно, очень большая радость для меня, для всего коллектива, и особенно для санитаров палат. То, что вот это здание, облегчит намного их труд. Оно на современном уровне. Дети, конечно, будут очень и очень рады получить такой подарок.



Екатерина Лазарева : Воспитанников здесь 91, 24 из них привезены с Ямала. Все они имеют тяжелейшую форму умственной отсталости. Почти половина детей прикована к постели. Они ничего не осознают, ни на что не реагируют. А тех, кто может передвигаться на четвереньках, ласково называют «ползунками». Почти все ребятишки отказники. Из 26 малышей, у которых есть и мама и папа, только к троим иногда приезжают родители. В детском доме воспитываются дети с 4 лет, в основном до 13-15. Это предельный возраст для такого заболевания. Организм ребенка просто не выдерживает переходного периода.


Раньше санитаркам приходилось носить ведра с водой и отходами почти за километр от здания дома-интерната. Кто-то из них даже подсчитал, что за 22 года работы перетаскала столько, что хватило бы на целое озеро. Сегодня сотрудники детдома радуются, что условия их итак непростой работы, изменились.



Санитарка : Начинали работать, у нас тут даже канализации не было. Воду приносили, и выносили отходы. Потом немного улучшили – сделали канализацию. Все равно было очень тесно в корпусах. Конечно, сейчас по сравнению, какой нам детский дом построили – это небо и земля. Очень рады этому зданию. Это большое отличие. То мы жили обычного типа, старинного, старого типа, а теперь вот какая красота. Мы очень рады, что мы сюда попадем со своими детьми.



Екатерина Лазарева : Радоваться есть чему. Здание площадью более 2 тысяч квадратных метров, большие и светлые спальни, тренажерный зал, массажный, стоматологический и физиотерапевтический кабинеты, игровая комната, летняя веранда. Все чего так не хватало и детям, и сотрудникам, о чем они даже и мечтать боялись. Всего за два с половиной года на глазах у сельчан выросло, как они сами признаются, самое красивое здание. Расходы в 34 миллиона рублей поделили федеральный и областной бюджеты. Радовались и тогда, когда 12 ребят смогли буквально вернуть к жизни, развить в них творческие умения, чему-то научить. Со слезами на глазах воспитатели вспоминают о расставании с этими детьми. Их перевели в другой детский дом. Прощались, как с родными. Говорят Наталья Соложенцева и Валентина Никифорова.


Когда прощались с этими 13 ребятишками, какие чувства испытывали?



Наталья Соложенцева : Материнские. Даже сейчас больно. Они даже сейчас, если мы встречаемся с ними где-то на мероприятиях каких-то выездных, это наши родные дети.



Валентина Никифорова : Вот недавно мы опять шесть детей вывезли. Встретилась я с теми детьми, что мы раньше вывозили, и они – мы домой хотим. Они выросли здесь.



Екатерина Лазарева : Ребята, которые могут ходить, что-то делать, помогают взрослым справляться с подсобным хозяйством. Сегодня дом-интернат держит 49 голов крупного рогатого скота, 79 свиней, три лошади. Есть также 200 гектаров пашни. Для жителей Сумок с населением в две тысячи человек детский дом – это, прежде всего, работа. Выбор, в общем, невелик. Есть еще школа и поселковая администрация. Вот только зарплата оставляет желать лучшего. К примеру, молодая санитарка получает в месяц 1300 рублей. Впрочем, сельчане и этому рады.



В эфире Орел, Елена Годлевская:



Почти два месяца независимая общественная политическая газета «Орловские новости» боролась в суде против вмешательства прокуратуры Орловской области в редакционную политику. На днях федеральных суд Советского района города Орла подтвердил право журналистов на свободу мысли не допустимость цензуры. Конфликт между газетой и прокуратурой разгорелся после публикации фотоиллюстрации, на которой президент России Владимир Путин и губернатор Орловской области Егор Строев кого-то приветствуют традиционным поднятием руки. При этом фигуры расположены так, что пальцы губернатора находятся прямо над президентской головой, создавая эффект то ли короны, то ли рожек, то ли знака победы «Виктории». Подпись внизу гласила: «Президент посетил Дом ветеранов в поселке Добрый Орловской области», напоминая о случае, произошедшем в конце марта прошлого года в рамках подготовки к 60-летию Победы. Тогда Егор Строев отвез президента страны в новый Дом ветеранов на встречу с участниками Великой Отечественной войны, якобы проживающими там. На самом же деле в Доме ветеранов никто не жил, так как здание даже не было сдано в эксплуатацию. Заместитель прокурора Орловской области Валерий Опальков посчитал изображенный жест, выражающим неуважение к президенту Российской Федерации. И на основании этого вынес предостережение исполняющей обязанности редактора газеты «Орловские новости» Татьяне Кузьминой о недопустимости нарушения действующего законодательства, и разъяснил, что при публикации в будущем материалов, оскорбляющих представителей власти, она может быть привлечена к ответственности, вплоть до уголовной. Однако журналистка считает, что проблема не в ней.



Татьяна Кузьмина : 2-3 таких предостережения и у недоброжелателей газеты появятся основания обращаться в суд с заявлением о закрытии нашего издания. Газета «Орловские новости» существует уже 2,5 года и не дает покоя местным чиновникам. Это единственное независимое издание в области, которое открыто пишет о коррупции. У нас нет закрытых тем для критики. Накануне больших федеральных выборов, а у нас еще в марте будут выборы в областной совет, есть очень большое желание закрыть наше издание, так как оно оказывает довольно большое влияние и на расклад политических сил, и на создание определенной гражданской позиции среди жителей города и области. Газета влиятельная. С ней считаются. Было несколько попыток экономических, административных, но газета выдержала. И вот теперь прибегли к помощи прокуратуры.



Елена Годлевская : Предостережение прокуратуры тут же попытались использовать оппоненты независимой газеты. Заместитель начальника информационно-аналитического управления областной администрации Василий Есин и заместитель главного редактора газеты местной власти «Орловская правда» Алексей Кондратенко на пленуме областной организации Союза журналистов предложили принять резолюцию, осуждающую газету «Орловские новости» за публикацию. Однако большинство журналистов решили передать вопрос на рассмотрение совета по профессиональной этике. Говорит председатель совета Валентина Новошинская.



Валентина Новошинская : Коллегам хватило здравого смысла не решать впопыхах судьбу еженедельника и его сотрудников. А мы, разбирая этот случай, исходили из того, что право журналистов на критику публичных лиц регламентировано и международными документами, и российским законодательством.



Елена Годлевская : Тем временем, Татьяна Кузьмина обратилась в суд Советского района города Орла с заявлением, считая предостережение незаконным. Адвокат Татьяны Кузьминой Владимир Сучков считает, что в этом деле замешана политика.



Владимир Сучков : Мы проанализировали все законодательство Российской Федерации и не смогли найти там даже никакую сходную норму права, которую можно было бы применить по аналогии к данной ситуации. Они не ссылались на закон. Они говорили об обычаях, существующих в обществе. А обычаи, я так думаю, они высасывают из пальцев. Потому что привести какие-то примеры, аргументацию они не могли. Вообще, можно рассматривать данную ситуацию, как, скажем, не покушение на свободу слова, а покушение на свободу мысли.


Как пояснила работник прокуратуры, допрошенная в судебном заседании Денисова, ее вызвал прокурор Орловской области Кудинеев, и дал ей поручение провести проверку. Она эту проверку провела. Если перед ней была поставлена определенная задача, она ее выполнила именно в том виде, в котором мы ее, собственно говоря, и увидели. То есть эта позиция устраивала отчего-то бывшего прокурора Орловской области. А отчего она устраивала, мы можем только догадываться.


Я думаю, что прокуратуре абсолютно был безразличен Путин, был изображен Егор Семенович, был изображен лидер партии, который пытается на предстоящих выборах прорваться к власти. Я так полагаю, что это предостережение носило определенный косвенный характер, который бы запрещал нам в дальнейшем весной на выборах освещать выборы таким образом, чтобы не подвергать критике определенных политических деятелей.



Елена Годлевская : Выслушав стороны, суд под председательством Александра Щербакова, пришел к выводу, что предостережение прокурора незаконно и по форме, и по содержанию. Во-первых, в нем отсутствует ссылка на нарушение конкретного закона. Во-вторых, по мнению суда, указания средствам массовой информации на несоответствие публикаций, принятому в обществе порядку обращений с представителями власти и неуважение к президенту Российской Федерации, фактически представляет собой цензуру. Суд обязал первого заместителя прокурора области Валерия Опалькова устранить допущенные нарушения прав и свобод Татьяны Кузьминой путем отзыва предостережения. Решение федерального суда пока еще не вступило в законную силу. Местные журналисты гадают - будет ли областная прокуратура оспаривать очевидное, защищая честь мундира, или благоразумие возьмет вверх, и история с попыткой ввести цензуру в отдельно взятой области станет досадным недоразумением.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



Вот так, взаимными обвинениями, обычно заканчиваются собрания, которые теперь довольно часто происходят в доме номер 221 по улице Девятого Января. Этот ижевский дом с виду стандартный – пять этажей, пять подъездов, возраст 35 лет. Уникальное в нем то, что с самого начала здесь, наряду с обычными квартирами, где жили автозаводцы, в таких же квартирах располагалась гостиница для иностранных специалистов, которые помогали Ижевску запускать автозавод. Здесь месяцами жили французы, немцы, итальянцы. Сейчас автозавод в глубоком кризисе. Объединение «Ижмаш», куда структурно входил автозавод, потихоньку распродает непрофильные активы. Вот и гостиница уже несколько лет как частная. Документы противоречивы, но, так или иначе, хозяевам гостиницы принадлежит примерно половина квадратных метров в доме.


Конфликт полыхает уже год. Дело в том, что владельцы и администрация гостиницы по своей инициативе решили учредить в доме Товарищество собственников жилья. Жильцы против, но для эффективного противодействия у них не хватает единства между собой и, стало быть, метров для протестного голосования.


Почему граждане возражают против ТСЖ? Вот одно из характерных выступлений на недавнем собрании.



Жительница : Вы не все были на суде. Но нас там ведь унизили, носом ткнули, что мы расписывались за полное вступление и так далее. Когда там не было ни заголовка, ни шапки. Мы расписывались. Я дома подняла эти все бюллетени, хорошо, что не выбросила. За декабрь, когда нам раздавали. Далее. Мы все с вами в суд, кто приходил, приносили не копии своих приватизированных квартир. Это очередная акция государства. Вспомните с ваучерами. Нас тоже построили и также сейчас акция. Просто не нужно, государству нужно столкнуть. И вот это ТСЖ – очередная акция. Мы, Удмуртия, попали сюда. Такой ситуации нигде нет. Гостиница и вдруг жильцы. Это вообще нестандартная ситуация.



Надежда Гладыш : Это можно назвать кризисом доверия. Жители не верят сотрудникам гостиницы, ее хозяевам, которых они в глаза ни разу не видели, не верят местным властям, которые идут на поводу у учредителей ТСЖ. И основания для недоверия есть. Всю осень шли судебные разбирательства по заявлениям жильцом. Они требовали признать незаконными учредительные документы ТСЖ. В первой инстанции жильцы суд проиграли. Но считают, что дело рассматривалось тенденциозно. Сейчас ждут рассмотрения в Верховном суде Удмуртии своей кассационной жалобы. И пока не оплачивают платежки, которые с начала октября им присылает ТСЖ «Наш дом».



Жительница : Силком нас заставляют.



Надежда Гладыш : Чего опасаются граждане? Они полагают, что учредители ТСЖ закабалят их непомерными платежами и мало-помалу вытеснят из дома, лишив своих жилищ. Председатель ТСЖ Борис Арзамасцев уже пригрозил неплательщикам, что если ему придется брать кредит, то проценты по нему лягут на должников. А нынче поводом для сбора были платежи за капремонт.



Борис Арзамасцев : Деньги даются только в виде кредита беспроцентного. Обязательства собственников жилья, что эти деньги будут в свое время возвращены. Если мы хотим, то нас готовы включить в титульный лист при условии, что мы берем обязательство какое-то определенное – может быть, год, два, может быть, это будет по 5-10 рублей с квадратного метра. Надо смотреть, считать.



Надежда Гладыш : Борис Арзамасцев утверждает, что он совладелец гостиницы, но и его правоустанавливающих документов жильцы своими глазами не видели. Думают, что вряд ли, скорее всего, просто нанятый управляющий.


Создалась патовая ситуация: есть ТСЖ без членов и половина дома, принадлежащая гражданам, не желающая вступать в товарищество. Хотя колеблющиеся готовы попробовать.



Жительница : Уже пора ставить точку. Принять решение конкретно все. ТСЖ – значит пишем заявление. Хотя бы договор-то можно заключить на обслуживание, за квартиру-то надо платить.



Надежда Гладыш : Товарищества собственников жилья для Ижевска форма не очень распространенная. Как правило, это новые дома, которые сдавались уже в этом, XXI веке, где живут примерно равные по социальному статусу, платежеспособные граждане. Примеры внедрения ТСЖ в домах старше 25 лет пока большей частью отрицательные. Люди не без оснований подозревают руководителей в нечестном ведении дел, не имеют возможности контролировать документацию. Возмущаются множеством нарушений в самой процедуре учреждения ТСЖ.


Хотя, с другой стороны, коммунальщики констатируют, что они передают со своего баланса во владение товариществам собственников до пяти многоквартирных домов каждый месяц. Так что, плохо ли, хорошо ли, но процесс пошел.



В эфире Пятигорск, Лада Леденева:



Уроженец Херсонской области Украины Александр Жогло поступил на работу в УВД Пятигорска в 1976, после службы в армии. В УВД Пятигорска Александр Иванович прошел путь от рядового до майора. Работал в уголовном розыске и старшим участковым. Раскрыл более двухсот преступлений, разыскал и задержал около 2 тысяч преступников. Проблемы начались, когда в УВД города сменилось руководство.



Александр Жогло : Так на практике сложилось, в принципе, это подтверждено и документами, и свидетельскими показаниями тех сотрудников, с кем мне проходилось и приходится общаться на сегодняшний день, подтверждают, что (мне стыдно об этом говорить) сегодня УВД Пятигорска, за всех нельзя сказать, но, наверное, узаконенная банда преступников. К сожалению, мне об этом стыдно говорить.



Лада Леденева : В 1997 Александр Жогло раскрыл громкое преступление, связанное с незаконным оборотом наркотиков.



Александр Жогло : Фамилия Иванникова Татьяна Александровна, 1954 года рождения, которая, в принципе, и торговала наркотиками. Мы ее задержали. Кроме вот этих шесть щитков опия, мы изъяли два таких целлофановых пакета. Там были и тарелки, и посуда алюминиевая, в которой они кипятили, и шприцы. В книгах мы нашли, наверное, около 200 штук вот такие разрезанные целлофаны, которые они кололи внутри квартиры. Если этих было 200, то мы думали, что она продавала несколько тысяч.



Лада Леденева : Однако коллеги милиционера попытались скрыть этот факт, как и другие результаты его расследований, от широкой огласки.



Александр Жогло : Потом, когда все это дело мы довели до ума, его расформировали, чтобы не посадить в тюрьму. Дело в том, что Татьяне на продажу давали наркотики сотрудники уголовного розыска, к сожалению, тогда бывший ОМОН. Все отделение было расформировано.



Лада Леденева : Через год «неудобного» милиционера сняли с участка за то, что он повысил голос при проверке паспортного режима, а позднее и вовсе уволили из УВД по надуманному поводу.



Александр Жогло : Мотив, в принципе, примерно такой, что якобы я плохо работал. Самое большое, что мне сегодня предъявили из того, что якобы я по каким-то материалам 2-3 объяснения не взял, когда работал оперативным дежурным по Горячеводску. Реально это невозможно. Допустим, какое-то происшествие. Я приехал к вам домой, а вас нет дома. Я не опросил. Разве это обвинение? А сегодня, когда прокуратура возбуждает уголовные дела за укрытие преступления, кого-нибудь уволили? Где оценка и все остальное?! Потом. Если руководство меня уволило по отрицательным мотивам, как же тогда уже практически после увольнения, руководство УВД Пятигорска ходатайствовало перед министром внутренних дел Грызловым о награждении меня медалью «200 лет МВД России» за безупречную службу. Никакой логики нет.



Лада Леденева : В результате, майор милиции на два года остался без работы, но так и не изменил своим принципам.



Александр Жогло : Ко мне очень много обращалось людей. Громадную зарплату обещали – организовать охранные службы. Я отказался, потому что я всю жизнь их ловил, раскрывал преступления, а сегодня я буду охранять, то что они награбили?



Лада Леденева : Сегодня Александр Иванович работает в пятигорской юридической фирме, одновременно являясь экспертом общероссийского движения «За права человека». Он дает юридические консультации гражданам, помогает составлять документы, представляет их интересы в суде. Помогает всем: от бабушки, в квартире которой по вине соседей потрескался потолок, до невинно осужденного за убийство сестры, которая жива и здорова и даже родила ребенка, пока ее брат сидел в тюрьме. Не стать правозащитником не смог - душа болела за судьбы соотечественников.



Александр Жогло : С прискорбием можно сказать, что весь беспредел идет именно от прокуратуры. Работы у меня очень много. Я практически завален. Я не зависим. Я могу свободно высказаться на любую тему. На меня никто не воздействует. Это моя личная честь и достоинство.



Лада Леденева : Борец за права человека по призванию, Александр Жогло делает свое дело, и, судя по угрозам со стороны бывших коллег-милиционеров, делает его хорошо.



Александр Жогло : Он мне говорит: «Бросай свою работу». Я говорю: «Да что такое?» «Сказали, короче тебя убьет. Ты достал их. Ты уже всех достал». Конкретно он разговаривал с Батаевым Александром Ивановичем, с отцом которого мы вместе в патрульно-постовой службе работали. Я пошел к ним. Зашел туда. Говорю: «Я пришел. Вы искали меня, чтобы убить». «Это не я». «А кто?», - говорю. «Я знаю кто, но не скажу».



Лада Леденева : Такого не позволяют себе даже представители местных криминальных структур.



Александр Жогло : Бандиты, пусть даже и по понятиям до такого не доходят. Они понимают то, что я выполняю свой служебных долг, работая, скажем, в официальных органах.



Лада Леденева : Правозащитные организации в России необходимы, считает бывший милиционер.



Александр Жогло : Правозащитные организации нужны. Наверное, за этим будущее. То, что пытается сделать Чайка, что в прокуратуре он вводит должность каких-то правозащитников, это будет искажено. Потому что они непосредственно сотрудники. Они в любом случае будут защищать структуру.



Лада Леденева : На сегодняшний день Александр Жогло прошел все судебные инстанции России, оспаривая свое увольнение, и готовит обращение в Европейский суд по правам человека. Он мечтает вернуться в милицию, чтоб пополнить собой ту ее часть честных и порядочных людей, благодаря которой российские граждане еще могут рассчитывать на защиту и безопасность.



Александр Жогло : Я бы вернулся сегодня. Дело в том, что те люди даже с моего участка, они и сегодня согласны, чтобы я был у них участковым. Вот судья у меня спрашивает: «Как ты собираешься там работать?» Я говорю: «Ваша честь, вы извините. Давайте мы вопрос поставим по-другому. Как они собираются работать, когда я вернусь?».



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



Практически всю свою жизнь Владимир Ишкуатов провел в условиях, мало приспособленных для нормального существования. Родился на берегу зараженной реки Течи. Когда власти эвакуировали жителей его деревни в село неподалеку, оказалось, что жить там негде.



Владимир Ишкуатов : Своего жилья у нас не было. Поселились в сарае. Вместе с коровами, овцами жили там, в сарае, жилья пока не было предоставлено. Когда били сильные морозы, холодно было, провели в сарай свет. В сарае мы делали уроки. В октябре только предоставили в бараке комнатку. Барак был в пределах на 10 семей. Комната была метра 4 длиной и шириной метра 3, наверное. Нас четверо детей было и отец с матерью.



Александр Валиев : После жизни в бараке семье выделили комнату 25 квадратных метров. Ишкуатовым она показалась хоромами. После службы в армии Владимир окончил техникум, женился, у него родился сын. Все это время он работал в том же совхозе. Однако семья распалась, и ребенок захотел остаться с отцом. Вместе они уехали в Челябинск.



Владимир Ишкуатов : В 1994 году я устроился в ЖЭУ-32 Центрального района сварщиком. Для чего я устроился именно в ЖЭУ, хотя я с техническим образованием, техник-механик, для того чтобы получить жилье. В то время людям, работающим в ЖЭКе, муниципальных предприятиях, предоставлялось жилье. В 1994 же году мне предоставили вот эту комнату.



Александр Валиев : Я был в этом доме на улице Российской в Челябинске. С первого взгляда невозможно было определить, жилой он или нет. В центре фасада зияли выбитые окна, сквозь которые виднеются разрушенные стены. Во дворе кучи мусора и мертвые крысы. Однако несколько квартир там все еще заселены. Среди них - и комната Ишкуатовых. Около 20 квадратных метров площади, на которых сейчас проживают сам Владимир Михайлович, его сын с беременной женой.



Владимир Ишкуатов : Этот дом, по-моему, был построен вместе с тюрьмой еще, наверное, при царе был построен. Он очень старый, по-моему, с 1916 года. Мы же его просто поднимали, а как быть. Комиссия подтвердила, что дом уже не пригоден к жилью за подписью нескольких человек.



Александр Валиев : Однако Владимир Ишкуатов и в этом доисторическом здании живет на птичьих правах. Он не имеет ни прописки, ни регистрации, ни ордера. Это, несмотря на то, что несколько лет проработал в ЖЭКе, а также имеет статус эвакуированного с пострадавших территорий. Без прописки Ишкуатову даже не оформляли пенсию.



Владимир Ишкуатов : Я писал дважды Сумину, губернатору. В итоге ответы были такие, до смешного доходило. Один ответ, что мы не можем тебя прописать из-за того, что нет у тебя ордера. А второй ответ – не можем, как говорится, дать ордер, потому что у тебя нет прописки. Это как анекдоте получается.



Александр Валиев : Все это время Ишкуатов, как нуждающийся в улучшении жилищных условий, стоял на очереди. Но в один прекрасный момент очередь почему то встала. И Владимир Михайлович несколько лет был девятым.



Владимир Ишкуатов : В течение 3 или 4 лет я все стоял девятым. Неизвестно, куда квартиры уходили, а я так и оставался девятым. Очередь не продвигалась у меня. Это в 2002 году все это было. В 2004 году в декабре месяце я уже судами выиграл полностью квартиру. Там было четко и ясно прописано, чтобы предоставили новое благоустроенное жилье на семью из двух человек. И вот с 2004 года у меня идут до сих пор хождения по мукам.



Александр Валиев : Суд с городской администрацией Ишкуатов выиграл. Прошло уже 2 года, но квартиры, которую ему должны были выделить по решению суда, как не было, так и нет.



Владимир Ишкуатов : Везде только лишь одни обещания, а квартиры нет. Вот недавно вроде бы сказали, что вроде должно быть, съезди, посмотри. Я ездил, смотрел, а там люди еще прописанные, продолжают проживать, и говорят – а мы и не торопимся уезжать.



Александр Валиев : Судебные приставы ничем помочь не могут. Их за 2 года сменилось несколько человек - тех, кто занимался делом Ишкуатова. Последний, Роман Марков, оштрафовал мэрию на 200 минимальных окладов. Чиновники через суд пытаются отказаться от выплаты. А вот как в городской администрации прокомментировали ситуацию с квартирой Ишкуатова.



Сотрудница городской администрации : Выделены средства были, направлены в администрацию города на строительство жилого дома. Дом в январе текущего года был введен в эксплуатацию. Администрация города получила в нем для распределения 15 квартир. Жилое помещение из числа этих квартир для семьи Ишкуатовых не было предоставлено, в связи с тем, что там отсутствовала квартира необходимой жилой площади. В связи с этим квартира из числа распределенных администрацией города была предоставлена другому пострадавшему от аварии на ПО «Маяк», а квартира, которая освобождается этим пострадавшим, должна была перейти семье Ишкуатовых. Но на сегодняшний день данная квартира не освобождена.



Александр Валиев : Владимир Ишкуатов, которого чиновники обманывали в жизни не раз и не два, опасается, что и сейчас с ним опять играют в какие-то игры. Притом, что скоро в семье появится младенец, и представить, что его из роддома привезут в комнату в полуразрушенном доме, страшно даже мне, постороннему человеку.



В эфире Вятка, Екатерина Лушникова:



Слышен лай собак



Екатерина Лушникова : Конкурс на прием, отлов и обездвиживание бездомных животных объявила вятская городская администрация. Столь интересное начинание было продиктовано, конечно, заботой о безопасности горожан. Собаки угрожают людям, считает заместитель начальника Управления по благоустройству и транспорту городской администрации Юрий Пестов.



Юрий Пестов : Как с моральной точки зрения, если, например, ваши дети выйдут на улицу, и собака испугает данных детей, которые потом будут заикаться. Если будет критическая ситуация, если собака какая-то покусает. Были же смертельные случаи, особенно за диспансером. Там очень большое количество бездомных собак бегает.



Екатерина Лушникова : Уничтожать бездомных собак за счет городского бюджета будет МУП «Спецавтохозяйство». Это единственная организация, которая согласилась принять участие в конкурсе. Для отлова и обездвиживания планируют выделить 850 тысяч рублей. Это суммы вполне хватило бы, чтобы открыть в городе небольшой приют для собак и кошек, считают защитники животных. Однако такими делами городские власти заниматься не собираются.



Юрий Пестов : Понимаете, органы местного самоуправления не должны заниматься такими вопросами, потому что это не входит в компетенцию содержание питомника. Мы готовы оказать помощь, если какое-то лицо или какая-то организация организует данное мероприятие.



Екатерина Лушникова : Организовать данное мероприятие взялся бывший сотрудник военной разведки, капитан в отставке Виктор Малофеев.



Виктор Малофеев : Пока как-то и о душе подумать. Просто в чем собака-то виновата, что ее выбросили, что она такая. Во-первых, это проблема не только моя, это проблема всего общества. Я несколько раз видел, как молодые люди в 14, 15, 16 лет издеваются над собаками и кошками. Я не могу на это смотреть! Просто не могу! Животные ни в чем не виноваты. Мне, например, больно смотреть, как ловят собак, убивают их из автоматических винтовок. Ни в чем собака не виновата. Все равно эту проблему надо решать.



Екатерина Лушникова : Для решения этой проблемы Виктору Малофееву удалось сделать уже очень много – разработать проект будущего кинологического центра, привлечь спонсоров и специалистов и, наконец, добиться выделения земельного участка на берегу Вятки.



Виктор Малофеев : В плане, в проекте у нас большой кинологический центр. В первую очередь, это приют для бездомных животных. Этих бездомных животных надо кормить, надо за ними ухаживать, надо их лечить. Должен принимать их специалист, врач-ветеринар. Он их пролечивает, делает прививки. Очищаем, моем собак. Минимум у нас будет 50 собак. Вот так рассчитан наш приют. Потом будет пристраивать. Многие желающие возьмут уже взрослую, адаптированную собаку к себе в дом.



Екатерина Лушникова : Однако для решения проблемы бродячих животных в городе одного собачьего приюта недостаточно, считает кинолог Елена Трапезникова. Этот вопрос надо решать на законодательном уровне.



Елена Трапезникова : Я думаю, что нужен закон об ответственности за содержание животных. Бездомные собаки просто так ниоткуда не берутся. Берут собачку, поиграли, стала не нужна, выкинули на улицу. Если же внести какие-то дополнительные законы и штрафные санкции, которые впоследствии можно было бы использовать для улучшения благоустройства города, например, таким владельцам, я думаю, что процент бродячих собак у нас очень резко снизится.



Екатерина Лушникова : К сожалению, в Вятке, да, наверное, и по всей России еще не было случая, чтобы человек был наказан в судебном порядке за то, что выгнал собаку из дома. Существует, правда, в Уголовном кодексе 245 статья за жестокое обращение с животными, но применяется она настолько редко, что, можно сказать, существует только на бумаге.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG