Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Создание Национальной академии футбола


Валерий Винокуров: Сегодня в студии профессор, кандидат экономических наук, специалист в области экономики большого спорта Роберт Воскеричян. Тем самым мы выполняем просьбу наших слушателей, которые хотели задать ему вопросы. И совпало это еще с некоторыми публикациями, которые как раз с Робертом нам и хотелось бы обсудить. Роберт, две публикации я бы хотел с вами обсудить: одна – в «Новой газете», а другая – в газете «Московский комсомолец». У меня сразу зародилось не очень приятное чувство, что это с разрывом в день сразу рассказывается про созданную Романом Абрамовичем Национальную академию футбола – такой фонд? И вот тут из вреза в «Новой газете» узнал, что вице-президент РФС Сергей Капков, который недавно сравнительно был назначен, он, оказывается, председатель правления фонда Национальной академии футбола и бывший заместитель Абрамовича в Чукотском автономном крае. Насколько я понимаю, Абрамович пока еще там руководит якобы, а вот Капков уже там не руководит, а он уже переехал руководить в РФС. И вот здесь он говорит некоторые такие вещи, как раз связанные с экономикой. Поэтому у меня сразу вопрос. Сергей Александрович Капков говорит: «Хотелось бы спросить у «Зенита», которому «Газпром» выделил 50 миллионов долларов на трансферты, этот клуб развивается на частные средства или на государственные, то есть на наши с вами?» Ответьте, пожалуйста, ему.



Роберт Воскеричян: Клуб развивается на деньги компании «Газпром», 50% плюс 1 одна акция которого принадлежат государству. То есть это не государственные средства в том смысле, что они не бюджетные. Не надо путать бюджетные средства со средствами государственных компаний. Хотя вопрос, в общем-то, правомерен и с точки зрения более сложного представительства государства. Можно задать вопрос на годовом собрании правления и так далее. Но это не бюджетные деньги, если намек такой.



Валерий Винокуров: На частные или на государственные?



Роберт Воскеричян: На корпоративные средства – ответ Капкову будет такой.



Валерий Винокуров: У меня как у обывателя вопрос чисто обывательский. Он тем самым намекает, что фонд Национальной академии футбола как бы существует на частные средства. Он то сам – вице-президент РФС, но поскольку он – представитель Абрамовича, значит, вроде как бы все частные средства. Он там приводит цифры.



Роберт Воскеричян: И это правда. Действительно, частные средства, личные деньги Абрамовича.



Валерий Винокуров: Вот у меня тут всегда обывательский вопрос: что значит личные деньги Абрамовича, которые за счет нефти или чего-то еще?



Роберт Воскеричян: Я вообще считаю, что очень неправильно и неэффективно, если выражаться языком, принятым в их среде, бросаться камнями из стеклянного дома, потому что если провести параллели или вертикали, то мы узнаем, как получилось, что эти деньги появились. Была «Сибнефть», как образовалась «Сибнефть», залоговые аукционы и так далее. Поэтому лучше эту тему не поднимать до поры до времени, а заниматься более практическим делом, тем более, что надо отдать им должное – они то реальные дела делают и строят. Но когда они пытаются вознестись до высот экономического анализа, мне, например, смешно. Не знаю, как читателям и слушателям.



Валерий Винокуров: Вам смешно как специалисту, а мне смешно как обывателю. И вот еще мне смешно – он тут сообщает, какие деньги они вкладывают, включая зарплату Гуса Хиддинка. Наконец, уже прозвучало, что это платит Абрамович, что мы и до этого знали. Включая зарплату Гуса Хиддинка, 35 футбольных полей, которые мы построили, и турнир на кубок Первого канала хоккейный, это примерно 35 миллионов долларов они вложили. И это преподносится как выдающийся гигантский вклад в развитие российского спорта в то время как, если мы возьмем, сколько стоил «Челси» Баллок или Шевченко, то как раз один футболист, наверное, столько и стоил, а двое то уж ясно, что больше. Поэтому это все и вызывает некое такое, мягко говоря, недоумение.



Олег Винокуров: На связи у нас Александр из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Вне всякого сомнения, это занимательная тема во всех смыслах. Потому что передо мной информационный бюллетень Российского футбольного союза, где указано, какие именно стадионы введены были. Естественно, многим кажется это смешно, не смешно будет тогда, когда мы поймем непосредственно при общении с Виталием Мутко.



Валерий Винокуров: Александр, мы поняли. Вы намекаете, что мы должны его обязательно пригласить. Он вам обещал, в Санкт-Петербурге находясь, что к нам в любой момент придет.



Слушатель: Да.



Валерий Винокуров: Однако все наши факсы, все наши звонки в РФС пока что остаются без ответа. Зато Виталий Леонтьевич везде, кругом выступает. Я не знаю, почему вам нужно именно с ним общение? Мы сейчас говорим о цифрах. Хорошо, что поля, никто же это не осуждает. Но значит если вложила Национальная академия 35 миллионов долларов в год, представляете, сколько из этих 35 миллионов долларов ушло на проведение турнира на Кубок Первого канала, я думаю, что очень много. Роберт, да?



Роберт Воскеричян: В прошлом сезоне первый кубок обошелся примерно вместе с призовым фондом в 4-5 миллиона долларов, а в наступающем 2007 году – порядка 7 миллионов долларов обойдется.



Слушатель: Как обыватель я в принципе в идеале хотел бы иметь акции футбольного клуба «Зенит», дожить до того, когда общество станет открытым акционерным.



Валерий Винокуров: Прекрасно. Я бы тоже хотел, но не знаю, правда какой команды. Роберт, когда-нибудь это произойдет?



Роберт Воскеричян: Если «Газпром» решит как контролирующий акционер какую-то часть выбросить в свободное обращение, то почему бы и нет? Но другой вопрос, зачем эти акции нужны? Просто повесить в рамку на стенку у себя дома? А с точки зрения их предназначения истинного, то есть акция, которая дает некие дивиденды, то я думаю, долго ждать придется.



Валерий Винокуров: А вот у меня сосед по дому вчера как раз мне рассказал, что у него есть акции «Газпрома».



Роберт Воскеричян: Вот это уже другое дело, это хорошие акции.



Валерий Винокуров: Якобы хорошие. Тогда я его спросил: «Ну, и сколько эти акции приносят?» Оказалось, что они какие-то годы приносили порядка 3 тысяч рублей в год, а вот по итогам этого года он ожидает получить пять тысяч рублей в год. Ну, он все равно доволен, говорит: «Я же ничего не делаю». Но, с другой стороны, смешные цифры.



Роберт Воскеричян: Ну, зависит от того, сколько у него акций. Если у него блокирующий пакет, и пять тысяч рублей – дивиденды, конечно, это насмешка.



Валерий Винокуров: Но он же простой человек, он где-то их когда-то…



Олег Винокуров: Ну, если акции стоили тысячу рублей, а приносят пять, что здесь плохого?



Валерий Винокуров: Я разве говорю, что плохо?



Роберт Воскеричян: Но мы отвлеклись. Акции «Газпрома» - это хорошо, но недостижимо пока что для большинства. А акции «Зенита», я думаю, можно будет купить. Но с точки зрения экономической эффективности, конечно, это сомнительное предприятие.



Олег Винокуров: Юрий Петрович из Москвы на связи.



Слушатель: Разрешите вас поздравить с наступающим Рождеством и Новым годом, пожелать вам здоровья и таких же содержательных обзоров, передач, какие у вас всегда проходят. Когда реально состоится лыжная гонка звезд биатлона в Германии, по-моему, на стадионе «Шальке»?



Олег Винокуров: Где-то в эти праздники новогодние. Сейчас попытаемся найти в календаре.



Дмитрий Морозов: В отношении акций «Зенита» пока не торопиться следует, да?



Роберт Воскеричян: Нет, почему? Я не думаю, что они будут очень дорогие. Другое, дело, что «Зенит» сегодня – это имя, оболочка, а через три года это будет клуб со своим великолепным стадионом. Тут надо думать. Я не готов давать какие-то однозначные комментарии.



Дмитрий Морозов: А какие аналоги есть в Европе? «Манчестер Юнайтед»…



Роберт Воскеричян: «Манчестер Юнайтед» был акционерным обществом, а теперь перестал им быть. Глейзер пришел и убрал акции с биржи. И вообще, сейчас тенденция такая в спорте, да и не только в спорте, и в других секторах экономики, что количество непубличных компаний, частных или государственных, имеет место. Что касается акционирования клубов, то здесь очень много такого народного творчества. Есть команда «Карпаты» (Львов), там вообще очень большие проблемы – стадион не дают им в аренду, серьезные проблемы во Львове. Но львовяне всегда были людьми очень восприимчивыми к новому. Вот они впервые, по-моему, на постсоветском пространстве предложили минимум 25%, то есть блокирующий пакет клуба выкупить, а потом выкупить еще и сделать народную команду «Карпаты» (Львов). Но у них сейчас более насущные задачи: им негде играть, негде тренироваться. Но идея хорошая.



Валерий Винокуров: Я не понял, что это означает – выкупить? Кто должен выкупить?



Роберт Воскеричян: Люди, болельщики. Народная команда.



Валерий Винокуров: Тогда получается, они – собственники.



Роберт Воскеричян: Ну, если 25%, то нет. А если 50% плюс 1, то уже собственники, контролирующие акционеры.



Валерий Винокуров: А как это тогда должно выглядеть? Они собираются на общее собрание, назначают тренера или как это происходит?



Роберт Воскеричян: Будет так же, как и в любой случае. Если это акционерное общество, назначают генерального директора, уже он отвечает и за тренера, и за массажистов, и за всех остальных.



Валерий Винокуров: А в спорте вообще было когда-нибудь такое?



Роберт Воскеричян: В спорте есть много открытых акционерных обществ, клубов, которые выпускают акции на биржу. Последним это пытается сделать «Лион». Жан-Франсуа Ола, президент «Лиона», хочет этого, а министр спорта Франции всячески сопротивляется. И каждая сторона приводит свои доводы, и доводы каждой из сторон, на мой взгляд, стоят того, чтобы к ним прислушаться, по крайней мере. Вопрос неоднозначный, потому что спорт сам по себе хоть и бизнес сейчас, но не такой бизнес, как энергетика или металлургия, чтобы сказать, что какие-то вещи четко повторяются, как в смежных отраслях. Там все очень специфично.



Валерий Винокуров: Короткая информация для любителей футбола, раз уж «Лион» был упомянут, что сейчас «Сельта», соперник «Спартака» в Кубке УЕФА, собирается приобрести норвежца Джона Карью, форварда, из «Лиона» как раз.



Роберт Воскеричян: А он отказывается ехать в Испанию, он не хочет там играть.



Олег Винокуров: Павел из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Скажите, если сравнить доход, который клуб может получить от удачного выступления в чемпионате России по футболу, с доходом от удачного выступления в Лиге чемпионов, то где клуб может больше заработать?



Роберт Воскеричян: Ну, конечно, в Лиге чемпионов, причем не в разы даже, а на порядок примерно.



Валерий Винокуров: Ну, то есть если успешно играет в Лиге чемпионов.



Роберт Воскеричян: Допустим, ЦСКА, по моим прикидкам, около 6 миллионов евро получил за вот этот лигочемпионский сезон.



Валерий Винокуров: В качестве дохода.



Роберт Воскеричян: Да, за выигрыши, за ничьи, просто за участие.



Дмитрий Морозов: За телетрансляции.



Роберт Воскеричян: Телетрансляции – это одноканальная система, деньги получает УЕФА. А потом уже она выплачивает. Там непонятно, деньги от телевизионных трансляций или от рекламы. А что касается чемпионата России, начинали с 16 миллионов, у нас сезон был веселый, и «Динамо», и Федорычев, и конфликт Гинера как президента РФПЛ с Федорычевым как президентом компании «Федком-медиа». Подняли до 22-25 миллионов.



Валерий Винокуров: На всех.



Роберт Воскеричян: На всех. Вот и считайте. Не может быть так, чтобы ЦСКА, «Спартак» и «Локомотив» получили из 25 миллионов 15, а 5- все остальные. На общем фоне это, конечно, копейки.



Валерий Винокуров: То есть дохода практически в российском футболе никакого. Потому что:



Роберт Воскеричян: :сильно уступают расходам.



Валерий Винокуров: Но когда не связано это с числом зрителей, посещающих матчи, так всегда будет расход.



Роберт Воскеричян: Зрители только мешают им.



Валерий Винокуров: Основной доход должен быть вот этот.



Олег Винокуров: Я установил, что 30 декабря будет этот биатлонный командный Кубок вызова на стадионе «Шальке». А мы слушаем Сергея из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Я хотел к итогам последних лет в Питере. Вчера прошла самоинаугурация госпожи Матвиенко. Собственно говоря, спортивные итоги. У нас все-таки город считается морским. Вышвыриваются яхт-клубы с Крестовского, с Петровского, гребные клубы закрываются.



Валерий Винокуров: Да, мы это слышали.



Слушатель: Теннисные корты в великолепных местах, все-таки там относительно свежий воздух. И потом у нас Токсово, Кавголово называлось даже лыжными столицами. А сейчас там под коттеджную застройку эти склоны горнолыжные.



Валерий Винокуров: Сергей, а что, кавголовской лыжни тоже не будет?



Слушатель: Там же горнолыжные склоны, и эти склоны сейчас, все эти небольшие спортивные клубы, подъемники – это все будет свертываться. И в итоге лишаются люди доступного отдыха, это все очень близко от города. Ехать далеко – это проблемно, а тут можно даже после работы. Это, конечно, ужасно. Итоги, конечно, неутешительные. Самое главное, взрослый отъедет, а вот, например, ребенка везти, как мы делали, туда – это уже будет проблема.



Валерий Винокуров: Я помню, еще в дни моей молодости это такая гордость была в Ленинграде, что очень легко было и на горнолыжные трассы попасть, и на лыжные. И мы тогда в Москве завидовали даже. Сергей, какую-то печальную информацию вы нам сообщили. Роберт, ваш комментарий. Все-таки физкультура – это вообще, важнейшее государственное дело.



Роберт Воскеричян: Согласен с тем, что это нехорошо, но питерцам, может быть, даже немного повезло в том смысле, что они на десять примерно позже столкнулись с этим асфальтоукладчиком, связанным с дорожанием недвижимости, земли последние 5-7 лет. Питер, по известным всем причинам, резко поднял свой рейтинг и в бизнес-среде, и так далее. Земля подорожала, и это только цветочки, ягодки еще впереди. Будут отнимать не только гребные секции, начнутся… В Москве это для нас уже вообще как «доброе утро»: там подожгли, здесь подожгли, пожарные не успевают. И главное, что самые сладкие места, потому что земля дорожает, и строить надо. А бизнес так устроен, как сказал один классик марксизма, что если обещают 20% прибыли, это хорошо, а 100% - он теряет голову. А тут даже не о 100% прибыли идет речь, а о сотнях процентов прибыли. Поэтому надо просто понимать, что до тех пор, пока нет механизма общественного контроля за бизнесом в этом смысле, то так и будет. Это общая тенденция, к сожалению. Но еще раз повторяю, вы десять лет более или менее жили спокойно. А в Москве это уже продолжается как минимум десятилетие.



Валерий Винокуров: Роберт, с моим нудным характером просто связан мой следующий вопрос: вы обмолвились про пожары, значит, вы считаете, что эти пожары были искусственные?



Роберт Воскеричян: Нет, я не говорю о крупных пожарах, где большое количество жертв. Я имею в виду, они как бы такие небольшие, но, скажем, какое-нибудь деревянное здание где-то в районе метро «Парк культуры» стоит, вроде и строить там нельзя, с другой стороны, вроде бы памятник, вдруг раз, якобы какие-то бомжи пришли, разжигали костер, грелись, и сгорело здание.



Валерий Винокуров: То есть якобы это сделали бомжи.



Роберт Воскеричян: Якобы сделали бомжи. Потом глядишь, через 2 года там офисное здание. Это так постоянно делается. Потому что прибыль такова, что не вполне легальный бизнес не останавливается ни перед чем.



Олег Винокуров: Николай из Москвы.



Слушатель: Во-первых, поздравляю с Новым годом наступающим, и самое главное – здоровья, здоровья и здоровья!



Валерий Винокуров: Николай, вам тоже!



Слушатель: А вопрос у меня футбольно-экономический. Вы, наверное, читали сегодняшний « Спорт -Экспресс»? Там Федун насчет своих закупок. Он хочет прибрать к рукам Кержакова, он уже цену назначил. «Зенит» думает. Я у Роберта хочу спросить: сколько «Спартак» должен предложить «Зениту» и плюс личный контракт Кержакова? И пройдет ли у них это или нет?



Роберт Воскеричян: Точной цифры я вам не назову, но мы можем оценочно говорить. Если за полтора миллиона «Зенит» не отдает «Севилье», а ссылается на цифру 9 миллионов, которые «Севилья» готова была платить летом, я думаю, «Спартак» с его очень вразумительной политикой финансовой, думаю, миллионов 12. А чем он хуже Кавинаги?



Валерий Винокуров: Он даже лучше, наверное.



Роберт Воскеричян: Плюс зарплата. Чем он хуже Аршавина по большому счету? Особенно ничем. Может быть, Аршавин чуть поумнее, а так то они одного класса футболисты. Вот тоже 3,5 миллиона. Не заплатят, уйдет он в Киев какой-нибудь или, может быть, год не поиграет, уйдет в «Севилью». Поэтому обсуждать всерьез менеджмент «Спартака», не «Спартак» как команду, бренд, а менеджмент, которого по сути дела не существует, все идет как бы импульсивно и с очень большим влиянием первого лица в клубе, поэтому это просто несерьезно. Я не знаю, сколько надо предложить. Потом в «Зените» тоже, наверное, не самые глупые руководители, зачем усиливать прямого конкурента? Смысл какой? За лишние пару миллионов долларов, которые, как выражается господин Капков, наши деньги?



Дмитрий Морозов: В «Зените» он не останется наверняка.



Роберт Воскеричян: Да, но никто не будет усиливать конкурента. В киевское «Динамо» можно отдать, в соседний чемпионат. Но зачем это нужно – отдать в «Спартак»? Итак уже, я имею в виду на Сарсания, на Фурсенко достаточное количество шишек сыплется от самих питерских болельщиков, и от высокопоставленных питерских болельщиков в том числе, потому что уже очевидны ошибки менеджмента. Если они отдадут его, как отдали Быстрова, и это будет очень мощная такая связка, и они пару голов забьют решающих «Зениту», и тогда это не многоходовка, это просчитывается на раз. Я думаю, что Сарсания в состоянии это просчитать, тоже человек, не чуждый футболу.



Валерий Винокуров: Короче, Николай понял, что деньги сумасшедшие.



Олег Винокуров: «Зенит» ответит Погребняком на все это. Слушаем из Волгограда Виктора.



Слушатель: Счастья в Новом году! Роберту – стать доктором наук экономических.



Олег Винокуров: Ему некогда писать диссертацию, он все время на Радио Свобода выступает.



Слушатель: Учеников ему хороших. Если уточнить, 5,6 – «Спартак», 6,2 – ЦСКА миллионов евро заработали.



Олег Винокуров: Да, 4, 4 – базовое.



Слушатель: Прокомментируйте этот случай с Рональдиньо, поскольку скоро он станет гражданином Испании, судя по всему, но за Испанию он играть не сможет. И эта же ситуация у нас может повториться.



Олег Винокуров: Нет, там же тонкость в другом. Правда, она к «Барселоне» особого не имеет значения. Тонкость в том, что Рональдиньо перестанет считаться легионером из-за пределов ЕС. У нас еще Маркес, защитник мексиканский, тоже получил гражданство. То есть остался один Этоо. А можно три.



Валерий Винокуров: Значит, хотят двух купить.



Слушатель: Я имею в виду интересы сборной России прежде всего. Ситуация эта и у нас тоже будет, все эти молдаване, украинцы тоже будут гражданами, но они уже заиграны, поэтому какой-то юридический термин возможно ввести, потенциально будущий игрок России. Его легионером считать или как?



Валерий Винокуров: Виктор, это только все делается, чтобы обойти квоту.



Слушатель: Так у нас тоже будут обходить.



Валерий Винокуров: Конечно. Да уже обходят. Уже обходят так, что уже протесты сыплются. Я, единственное, хотел просто уточнить. Меня это просто коробит, в Испании не может быть гражданина, в Испании, где король – подданные.



Слушатель: Есть ли потенциальная в будущем сильная компания, которая могла бы организовать или выступать в качестве третейского судьи в создании какой-то объединенной лиги бывших республик, в основном Украины и России, Белоруссии и Молдавии? Есть ли какой-то потенциальный организатор, который может выступить чисто как арбитр?



Роберт Воскеричян: Вы имеете в виду объединение чемпионатов?



Слушатель: Да.



Роберт Воскеричян: Это вопрос политический. Все, кто выступает с этими прожектами, либо это делает по недомыслию, либо делают, хорошо понимая, что это невозможно, но у них еще другие в рукаве есть причины это говорить. Потому что совершенно очевидно, что ни одна организация – ни ФИФА, ни УЕФА – не позволит проводить чемпионат объединенный среди нескольких суверенных государств. Потому что есть ООН, есть понятие суверенное государство, есть понятие федерация – там столько всего по закону делается. Поэтому такая компания возможна будет, только когда будет геополитическая ситуация, когда объединится обратно все то, что развалилось в 1991 году, что в общем-то маловероятно, мягко говоря.



Валерий Винокуров: Нет, ну, турнир то можно проводить, как в Великобритании проводится.



Роберт Воскеричян: Пожалуйста, коммерческий турнир – Кубок Первого канала, играют «Шахтер», «Спартак», ЦСКА, и смотрите на здоровье. Понятный интерес и нас, зрителей, посмотреть, чтобы регулярно киевляне приезжали, из Донецка приезжали футболисты и так далее. Серьезно это обсуждать невозможно, потому что это уже разные страны.



Дмитрий Морозов: Слишком много воды утекло.



Роберт Воскеричян: Просто невозможно.



Олег Винокуров: Юрий из Москвы.



Слушатель: Я прошу прокомментировать два момента. Первый – это с ответами Левникова во вчерашнем « Спорт -Экспрессе». Мне там три момента запомнились – то, что он сказал, что в свое время после судейства матча со «Спартаком» Валентина Иванова спас буквально один голос, иначе он был бы дисквалифицирован. Это просто о нравах, лучший судья. Второй момент – это то, что самого Левникова сняли после звонка Дмитрия Медведева. Это возможно или нет?



Валерий Винокуров: Вполне возможно.



Слушатель: И третье, он говорит о том, что Федун активно включился в минувшем сезоне и уже опирается на мощный аргумент – свои деньги большие и пытается заняться расстановкой всех чиновников в судейской коллегии, в том числе Зуев появился под большим давлением Федуна. Сейчас он Премьер-лигу раскаляет. Это что, так и дальше пойдет? Кто руководитель больше, тот и будет диктовать? И второй вопрос, скорее всего, у нас могут продаваться такие игроки, как Аршавин и Акинфеев в западные клубы. И было сказано, что в мощные клубы, гранды европейского футбола их в принципе наши клубы могут и отпустить. Если, допустим, такое решение будет принято, сколько они могли бы стоить?



Роберт Воскеричян: Столько, сколько за них готовы заплатить. Вот за Кержакова готовы сегодня платить полтора миллиона евро.



Валерий Винокуров: «Севилья»?



Роберт Воскеричян: Да. И никто не оспаривает это. Понятно, что Кержаков не играл полгода, в сборную уже не проходит. За Аршавина, по крайней мере, нет даже намека на то, что какой-то западный клуб что-то предлагает. В тот момент, когда Аршавин должен был переподписать контракт с «Зенитом», он ссылался на то, что его жаждут видеть в «Спартаке» и платят какие-то баснословные деньги. Вот вам и ответ. Да ничего пока, потому что никто не жаждет купить, потому что с их претензиями на зарплату, с претензиями клубов, которые думают, что у них «зиданы и быстрые умом невтоны» играют… Ни один западный клуб… Кому нужна эта головная боль? Пока вот Коряго, вроде бы уже взрослый парень, переехал в Португалию, хороший футболист, техничный, грамотный, не вписался. А эта молодежь питерская тем более. Что касается Акинфеева, здесь сделаю оговорку, он рано повзрослел, он три года уже основной вратарь ЦСКА, хотя ему всего 20 лет, и в сборной. Тут возможно, тем более он – вратарь, что тоже немаловажно. За него как за вратаря в пределах 7-8 миллионов фунтов могут выложить. Я говорю о Британии, потому что я так понял, что ни на что другое он не нацеливается.



Валерий Винокуров: А первый вопрос Юрия, насчет того, у кого больше денег.



Роберт Воскеричян: Не то что больше денег. Мы же говорили в одном выпуске « Прессинг а», что идет передел или попытка передела, что одна группировка, в частности господин Капков и Абрамович, который финансирует это все, - это одна сторона. Конечно, «Лукойл» не будет сидеть сложа руки, Федун – это плоть от плоти «Лукойла». И «Газпром», о котором мы в начале передачи говорили. И железная дорогая вроде молчит, но если она начнет говорить, то мало никому не покажется. Я думаю, это нормальные процессы, они такие мощные структуры. Они вкладывают десятки, если не сотни миллионов долларов в футбол и хотят иметь не просто право голоса, а хотят иметь право решающего голоса. Но это, может быть, и хорошо. Потому что в результате такой конкуренции какой-то баланс образуется и будет очищаться. А так вот эти все разговоры: мы посидели перед чемпионатом, дали честное пионерское больше не покупать, с судьями не работать, через два часа разошлись, сказали: вот дурачки. Каждый делает свое дело. А когда идет реальная конкуренция, тут уже можешь давать клятвы пионерские, не давать, жизнь заставит играть по другим правилам.



Дмитрий Морозов: Ну, вот сейчас будут выборы нового президента Премьер-лиги. И один из кандидатов на пост президента – это кандидатура как раз Федуна.



Валерий Винокуров: Воронцова.



Роберт Воскеричян: Во-первых, он сам по себе не слабый человек, он близко сотрудничает (я имею в виду Воронцова) с губернатором области Московской генералом Громовым, президент клуба «Сатурн» с очень приличным бюджетом.



Дмитрий Морозов: Почему «Спартак» продвигает Воронцова?



Роберт Воскеричян: Гинера будет продвигать что ли? Зачем ему Гинер? Гинер сам по себе решает вопросы. А кого-то надо предлагать из президентов клубов, которые пройдут. А у Гинера минимум 12 голосов, это показали прошлые выборы январские. Причем голоса какие? Это в основном провинциалы и середняки, которые ждут от него каких-то прибавок от телевизионных прав, которые он реально получает, и крохи им попадают – по 500 тысяч, по миллиону долларов прибавляют некоторые команды. Конечно, им выгодно это, потому что они сидят, «пилят» бюджеты. Чем больше будет в бюджете, поэтому они будут поддерживать. А почему они будут поддерживать того же Воронцова? Я не думаю. Если Гинер не снимет кандидатуру, он пробьет 12:4, как в прошлый раз. Да, «Спартак» против, я не думаю, что Питер будет против даже Гинера. Потому что последние события вокруг скандала показывают, что «Спартак» - один в поле воин.



Валерий Винокуров: Я вот что не понимаю, там что они изменили свой устав или свои принципы? Они же, когда создали эту Премьер-лигу, президенты решили, что президент не больше года, каждый год будет новый. А теперь изменили?



Роберт Воскеричян: Нет, они, по-моему, решили как бы устно, но в устав это не записано. То есть по уставу президентом Лиги становится тот, кого выбрали.



Валерий Винокуров: То есть может 10 лет подряд быть один и тот же.



Роберт Воскеричян: Может и так.



Валерий Винокуров: Они же тогда объявляли, что будет каждый год у них будет ротация.



Роберт Воскеричян: Сейчас, видимо, по-другому решили. Ситуация довольно сложная. И судя по интервью Воронцова, которые публикуются в различных газетах, он как-то осторожно высказывается: «Мы – не конкуренты с Гинером». Как же так, если вы вдвоем выходите на выборы, какие же вы не конкуренты? Тогда это совсем по-другому называется. То есть в общем-то он понимает, что в двусмысленной ситуации оказался. Зачем играть в чужие игры? Я его в этом смысле поддерживаю. Может быть, он уже просто, чтобы сохранить лицо, не делает шаг назад.



Валерий Винокуров: А у нас кто-то из петербуржцев хороший термин употребил «самоинаугурация» в отношении Матвиенко. Так может произойти и с Гинером или с кем-то еще.



Олег Винокуров: Послушаем из Московской области Владимира.



Слушатель: Реплика по футболу. У меня создается мнение, что владельцы футбольных клубов еще не видят, как правильно говорит Роберт Воскеричян, коммерческого предприятия, а это все ради честолюбия. Пример Абрамовича, когда он купил Баллока и Шевченко, а вот Мауриньо не может их вписать в игру своей команды. Баллок еще может вписаться, потому что у него еще возраст, а вот у Шевченко, к сожалению, это может не получиться. По поводу шахмат вопрос. Недавно прошедший турнир между Крамником и компьютером показывает, что шахматы в этом плане не имеют спортивной составляющей, что нет эмоций, которые влияют на принятие решений. Вот Топалов и Крамник – были там эмоции, пытались психологически воздействовать друг на друга противники, в основном Топалов. А вот Крамник допустил эмоциональную ошибку в третьей партии, когда проиграл компьютеру, зевнул, а компьютер от этого уже как бы застрахован. И вот та составляющая – эмоциональность психологическая в момент соревнования – она уходит. Я вижу, что в шахматах это будет только изучение человеческих возможностей.



Валерий Винокуров: Владимир, я с вами полностью согласен. Считаю, что это совершенно разные вещи. Когда говорят, что компьютер играет лучше человека в шахматы, то у меня это вызывает большие сомнения и коробит даже. Потому что тогда мы можем сказать, что компьютер лучше любого врача ставит диагноз. Но врачи же берут компьютер, компьютер организм человека мгновенно изучает, врач, возможно, и не способен так поставить точно диагноз, как это делает компьютер. В авиастроении, например, я уже этот пример приводил, тоже компьютеры сейчас определяют полностью форму самолета, все просчитывают. Что же теперь сказать, что компьютеры – лучшие инженеры, чем человек? Поэтому это просто интересно было, чего достигнет компьютер. И вы правы, какой может быть без эмоций спорт и шахматы в том числе?



Олег Винокуров: Интересно было, каких высот может достичь человек, создавая этот компьютер.



Валерий Винокуров: Вот, правильно. Человек же создал его.



Олег Винокуров: А мы вновь к Санкт-Петербургу обращаемся. Артур нам позвонил.



Слушатель: Один вопрос – это продолжение полемики на тему о том, государственные ли компании вкладывают деньги в футбол или не государственные. С моей точки зрения, «Газпром» де-факто все равно управляется государством, де-факто он является государственной компанией, что везде и говорится, везде пишется. Есть еще «Внешторгбанк», который с ЦСКА сотрудничает.



Валерий Винокуров: С «Динамо» еще теперь.



Слушатель: Есть еще администрации различных субъектов Федерации, такие как Московская область и так далее. Государственные учреждения, по сути дела, вкладывают бешеные деньги в индустрию развлечений в по сути своей бедной стране. Я считаю, что это неправильно.


Второй момент – это спортивно-политический вопрос. Поскольку двое из вас ведут общественно-политические эфиры с утра, поэтому, думаю, можно задать. Я хотел бы узнать ваше мнение, почему большие спортсмены сейчас, как и в советское время, всегда на стороне партии власти, всегда на стороне не оппозиции, за исключением Каспарова, а партии власти или таких партий, которые фактически тоже являются ими? Вот Плющенко и «Справедливая Россия» у нас здесь. Аршавин, Журова выдвигаются кандидатами. И другие примеры, более давние – Третьяк, который был чуть ли не в ЦК ВЛКСМ, а теперь в «Единой России» заседает. Почему никто из них никогда не выступает против действующей власти?



Дмитрий Морозов: А как вы себе это представляете, Артур? Аршавин сейчас в какую-то оппозиционную партию вступит.



Слушатель: Во всяком случае, не лезть в это дело.



Дмитрий Морозов: А вы думаете, Аршавин проявил инициативу? Естественно, он брошен на амбразуру.



Олег Винокуров: Используют их всех.



Валерий Винокуров: Артур, я вам порекомендую газету «Новые известия» с 22 по 28 декабря, там специально очень большая на эту тему статья. Я думаю, что она совпадает полностью с вашей точкой зрения. Там большое интервью с Карелиным. А статья такая, называется «Сборная однопартийцев», «Зачем известные спортсмены штурмуют политический Олимп?»



Дмитрий Морозов: Ну, спортсмены как раз не штурмуют его.



Валерий Винокуров: Наверное, тут ирония какая-то.



Дмитрий Морозов: Возможно, да.



Олег Винокуров: Лучше уж пусть в какую-нибудь партию власти вступают, чем в какую-нибудь маргинальную организацию типа:



Дмитрий Морозов: :Субтропическая партия России, допустим?



Олег Винокуров: Нет, ДПНИ вот эта вот.



Дмитрий Морозов: Конечно.



Олег Винокуров: Но против нелегальной иммиграции футболисты вряд ли будут выступать. Надеюсь, что среди них нет ксенофобов.



Дмитрий Морозов: Кстати, та тема, которую затронул Артур, очень активно перекликается с идеей Роберта Воскеричяна. Перспектива вашей идеи, когда спортсмены заканчивают большой спорт.



Роберт Воскеричян: Им нужно куда-то податься. Тут нельзя осуждать спортсмена, который пытается примкнуть к какой-то серьезной организации, которая поможет ему вот эту вот яму преодолеть. Надо понимать психологическую ситуацию человека, который отдал 10-15 лучших лет жизни, как выжатый лимон, у него никаких перспектив. Тут можно быть большим демократом записным и оппозиционером, но когда у тебя двое или трое детей, и когда ты ничего другого не умеешь делать, это все очень серьезно. Но я бы хотел ответить Артуру, во-первых, поприветствовать его, давно мы с ним не общались. Я рад, что он активно участвует в работе. Я, конечно, солидарен, Артур, с вами в той части, что негоже в стране, где средняя зарплата в пределах 300 долларов, объявлять о зарплатах в 3-3,5 миллиона долларов в год и пытаться шантажировать, что меня другой клуб за большие деньги перекупает. И что касается компании «Газром», да, она государственная. Я всего лишь в начале нашего разговора отвечал заочно господину Капкову на его вопрос, транслированный мне Валерием Винокуровым, государственные средства – это средства, которые принадлежат государству, либо бюджет, либо если «Газпром» выплатит дивиденды государству как контролирующему акционеру, эти деньги попадут в бюджет либо в Стабфонд, вот это уже государственные средства. Поэтому когда пытаются в такой ракурс ввести, что «Газпром» платит государственные деньги на «Зенит», - это неправильно с точки зрения экономиста. А с точки зрения гражданина, я с вами полностью солидарен.



Олег Винокуров: Анатолий Викторович из Москвы.



Слушатель: У меня один маленький вопрос. Чем занимается фонд «Республика спорт», вроде бы его возглавляет жена Фетисова? И второй вопрос касается строительства стадиона. С моей точки зрения, строить стадион для отдельной команды просто невыгодно.



Валерий Винокуров: Ну, нет.



Роберт Воскеричян: По поводу фонда «Республика спорт» ничего не известно. Видно, организация либо только создана и еще ничем себя не проявила, либо:



Олег Винокуров: :и не проявит никогда.



Роберт Воскеричян: А что касается стадиона, как это невыгодно? Это как раз таки и выгодно, если заниматься бизнесом футбольным. Если у тебя есть стадион, можно сказать: я начал заниматься футбольным бизнесом, туда уже можно привести болельщиков, там проводить какие-то мероприятия, построить офисный центр, если есть площадь, как делается это везде.



Валерий Винокуров: Уже не говоря о том, что рестораны, магазины, как вообще любой стадион на Западе.



Роберт Воскеричян: Совершенно верно. Поэтому надо обязательно иметь собственный стадион. А если просто проводить чемпионат, это не бизнес, тогда на четыре команды построй один стадион, и в течение пятницы, субботы, воскресенья четыре команды легко сыграют, тем более выезды есть.



Валерий Винокуров: А тем более на искусственном покрытии в «Лужниках» два-три матча подряд.



Роберт Воскеричян: Можно застелить всю страну.



Олег Винокуров: А что насчет фонда «Республика спорт», мы не знаем действительно. Новая организация. Я здесь нашел такое сообщение, это детский социальный фонд «Республика спорт». В Комитете по физической культуре и спорту Государственной Думы было подписано соглашение о сотрудничестве между этим фондом, Параолимпийским и Сурдолимпийским комитетами России. Это хорошо, что такую наводку мы получили. Надо будет внимательно изучить деятельность этого фонда.



Валерий Винокуров: Тут уже дай Бог, чтобы он хорошо работал.



Олег Винокуров: Вот именно. Детский социальный фонд.



Валерий Винокуров: Название уже говорит.



Олег Винокуров: Почитаем пейджер. Николай Васильевич написал: «Известно, что любой подъемный кран сильнее человека. Вот только вопрос – кто этот кран спроектировал. Вот вам и ответ на вопрос о шахматах и компьютерах».



Валерий Винокуров: Прекрасно. Молодец.



Олег Винокуров: «Слава программистам, создавшим этот «Дип фриц».


А вот Сергей из Санкт-Петербурга на вопрос об объединении футбола: «Почему такое невозможно? Вот США и Канада играют в одном турнире в хоккей. А как нам – так невозможно». Здесь можно долго говорить о различиях между футболом и хоккеем. Но там же не идет вопрос о том, какие клубы в еврокубках будут участвовать или еще где. Совсем другое все. Что тут смешивать?


Сергей из Санкт-Петербурга спрашивает: «Когда «Локомотив» начнет играть на кубок УЕФА?» В феврале, если имеется в виду эта стадия, а следующая стадия – осенью.


«Господа, почему вы всегда недовольны Губерниевым? Часто он прав. Во время первой биатлонной гонки австрийские телевизионщики не обращали внимания на идущего впереди Ярошенко, а показывали только немцев», - Каримов нам написал. Да, правильно, бывает такое.



Валерий Винокуров: Надо покупать свой канал тогда.



Олег Винокуров: «Роберт, не кажется ли вам несправедливым вложение громадных средств в «Зенит» «Газпромом»? Эти средства должны быть равномерно распределены между всеми клубами», - вот что считает болельщик «Зенита» Кирилл Николаевич из Санкт-Петербурга.



Роберт Воскеричян: Нет, я так не считаю. Делать – так делать что-то одно серьезное.



Олег Винокуров: Федор Антонович спрашивает: «Не может ли сказаться ухудшение отношений с Англией на продолжение футбольных трансляций с английского чемпионата на телеканале « Спорт »?»



Роберт Воскеричян: Надеюсь, что нет.



Олег Винокуров: Мы все надеемся.



Валерий Винокуров: Сказаться может в отрицательном плане, по-моему, здесь все. Что бы ни произошло – рано или поздно это скажется в отрицательном плане. Но мы будем надеяться, что будет сказываться в положительном. Всех абсолютно слушателей поздравляем с наступающим Новым годом!


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG