Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Итоги телевизионного года: главные события и персоны


Анна Качкаева: Вот и сбылось. Фигурное катание на Красной площади. Между Мавзолеем и ГУМом. На месте Торжища, месте казни, кладбища, военных и физкультурных парадов, массовых концертов и театрализованных зрелищ. Нарядный каток оказался чрезвычайно уместен на фон сказочной архитектуры и общей исторической державности. Он приблизил площадь к людям, и праздничная картинка искрилась и радовала.


Как и предполагалось, проводы Туркменбаши в последний путь для итоговых программ стал ответом на вопрос: кого хороним – друга или диктатора? Другом не называли, больше напирали на рай для народа, экзотические деяния перечисляли, но без слова «диктатор» на госканалах обошлись. Разве что исключением стало «Рен-ТВ» «Неделя»: там все-таки называли. Певцы нашей «вертикали» и стабильности на Первом у Шевченко и у Пушкова на ТВЦ убеждали россиян, что народ имеет право на собственные оригинальные формы правления и собственных тиранов. Особенно если российская газовая корпорация кровно заинтересована в газе. Самым умиротворенным был Павловский на газпромовском же НТВ. Он сказал, что Туркменбаши был эксцентриком, но не был ни опасным и не был фанатиком. Сама же церемония прощания и погребения, трансляцию которой с 7 утра до часу дня показывали по каналу «Вести-24», напоминала последние похороны советских генсеков, только еще пышнее, церемониальнее, с многотысячной молитвой. Без слов, только траурная музыка. Картинка была угнетающей. В новостных репортажах эта подавляющая скорбь смикшировалась монтажом и репортерским комментарием и еще одной вроде совсем неуместной, но вместе с тем забавной деталью: картину из Ашхабада, разумеется, транслировал государственный канал туркменский, на логотипе которого изображен профиль бессмертного, но все-таки усопшего вождя. И на этот золоченый лик естественным образом накладывались логотипы российских каналов. Поэтому в одном случае на голове у профиля возникал вроде бы как плюмаж из трех стрелок российского триколора, а в другом – наслаивался апельсиновый огрызок «Рен-ТВ» с колпачком Деда Мороза набекрень, потому что каналы уже начали приодеваться к Новому году. Так что диктаторам в телевизионный век нужно думать о том, где они оставляют свои лица.


Ну, а мы, как и все на телевидении, подведем сегодня итоги телевизионного года и поговорим о главных его событиях и персонах. Со мной по телефону Марианна Максимовская, ведущая программы «Неделя», которая попрощалась с телезрителями уже до середины января. Марианна, доброе утро.



Марианна Максимовская: Доброе утро!



Анна Качкаева: И заместитель главного редактора «Национального банковского журнала», а в этом году он сменил должность телеобозревателя в «Независимой газете» на такую финансовую, вернее повышенную, Сергей Варшавчик. Доброе утро, Сергей!



Сергей Варшавчик: Доброе утро!



Анна Качкаева: А вам, уважаемые слушатели, мы задаем простой вопрос: какие, по-вашему, события этого телевизионного года существовали, какие вы можете назвать, и кого из ведущих телевизионных программ вы бы назвали персонажами этого телевизионного года? Итак, событие телевизионного года и герой телевизионного года.


А начнем мы с актуального. Мы все знаем, что у «Рен-ТВ» к концу года возник очередной новый владелец, друг президента, и правление возглавила, как говорят, соратница президента по питерской мэрии. Какие прогнозы? Перемен ждете?



Марианна Максимовская: Я не знаю. Я привыкла к тому, что не надо загадывать надолго. Я так понимаю, во всяком случае мне так сказали, что моей программы никакие изменения не коснутся. Это обнадеживает. Я почему-то, то ли в силу оптимизма врожденного, то ли в силу не знаю чего, но верю, что во всяком случае до конца этого телевизионного сезона у нас в «Неделе» будет все так, как есть, несмотря ни на какие изменения акционеров.



Анна Качкаева: Что тогда для вас стало главным телевизионным событием этого года или главными телевизионными событиями этого года?



Марианна Максимовская: Если говорить о нас лично, то приятно, что мы до сих пор в эфире, хотя мы немножко другие и не вписываемся в главный мейнстрим, который утвердился на российских госканалах. Меня радует тот факт, который, к сожалению, большинство наших зрителей в России этого не видят, к сожалению, но то, что на RTVI снова стали собираться осколки нашего старого НТВ, возобновилась программа Евгения Киселева после трехлетнего перерыва. Это итоговая программа, но ее видят только зрители RTVI . Нашел пристанище Михаил Осокин. ТЭФИ в этом году получил Андрей Норкин. То есть у этого канала, который, к сожалению, в России практически никто не видит, там такие большие события происходили в течение всего года, всего сезона.


Надо сказать, что очень правильно проиронизировали по поводу катка на Красной площади, но «Звезды на льду» Первого канала, на мой взгляд, конечно, это было главное телевизионное событие, с точки зрения постановки шоу. Потому что, наверное, такого шоу мы еще не видели.



Анна Качкаева: Марианна, я совершенно не иронизировала, это просто уже в моих словах всем слышится ирония. Я как раз считаю, что это в общем красиво там было при всей странности места.



Марианна Максимовская: Ну, в общем, да. Каток на Лобном месте – это действительно странновато, я понимаю. Но тем не менее, хорошо, что там каток, а не военный парад, как мы видели на протяжении 70 лет. Пускай себе катаются и могут там в хоккей поиграть. И с клюшками все лучше, чем с ракетами. Поэтому я за клюшки и коньки на Красной площади. Я с удовольствием приезжала в субботу с работы и смотрела с большим удовольствием шоу на Первом канале. В общем, молодцы. Действительно, на мой взгляд, это новый и важный шаг с точки зрения постановки телевизионных шоу.



Анна Качкаева: То есть вы тоже оказались зрителем все-таки шоу на Первом, а не на Втором.



Марианна Максимовская: Однозначно. Даже не обсуждается. Просто в разы лучше. С точки зрения и зрелищности, и участников, и ведущих, и всего.



Анна Качкаева: Хорошо, а если говорить о других жанрах, что-нибудь заслуживало вашего внимания? Интервью возможные, хотя я считаю, что уже не о чем говорить, поскольку даже из номинации телевизионных академий она выпала. Или сериалы, которые были такими модными в этом сезоне, вы что-то отметили?



Марианна Максимовская: Я думаю, я совершенно не буду оригинальна. На мой взгляд, два цикла, которые надо было смотреть, это «В круге первом» и «Доктор Живаго». Это и сами произведения, по которым они поставлены, и актерский состав, и режиссеры, и сама постановка. Очень качественные и умные получились сериалы. Вот эти два во всяком случае для меня лично. Остальные… Если я в прошлом сезоне с удовольствием смотрела легкую «Мою прекрасную няню», и она совершенно не напрягала, она расслабляла и шла в удобное для меня время, как раз с работы приходишь и смотришь, в этом году как-то ничего из таких легких ситкомов то ли не пошло, то ничего уже такого хорошего не сделали.


Ну, вообще, телевидение же унылое у нас, интервью вообще сдохло, просто сдохло. И правильно сделали, что убрали в номинации из ТЭФИ. А про что говорить? Тем более если политическое интервью, серьезное интервью, общественно-социальные темы не обсуждались или вроде как обсуждались.



Анна Качкаева: Ну, почему? По-моему, оно возрождается в вашей программе. Во всяком случае, политические интервью появляются как фрагменты. И мужчины, главное, с вами очень охотно разговаривают. Они почти уже перестали разговаривать на других каналах, они исключительно функцию выполняют, чиновники я имею в виду. Я просто имела возможность сравнивать Кудрина в «Вестях-24» и у вас. Это просто разные люди практически.



Марианна Максимовская: Ну, Ань, я так из вредности. Наверное, я пытаюсь идти от противного. Если жанр начинает издыхать, то я его пытаюсь не то что реанимировать в меру моих скромных сил, но мне это начинает казаться более интересным. Если три с половиной года назад, когда мы начинали делать «Неделю», интервью почти не смотрели зрители, у нас есть внутренние пятиминутки так называемые. Людям, очевидно, на тот момент казалось, что надоела говорильня. Сейчас я вижу, что очень большой интерес. И на месте, где я показывают героев и делаю теперь иногда и по два интервью в программе, что раньше было просто невозможно, потому что просаживало рейтинг, а теперь, наоборот, люди приходят к телевизору и начинают смотреть и слушать.



Анна Качкаева: Марианна, заканчивая с программой «Неделя», которой уже действительно три с половиной года…



Марианна Максимовская: Не надо заканчивать с программой «Неделя».



Анна Качкаева: Да, да, слова не те.



Марианна Максимовская: Я суеверная.



Анна Качкаева: Но три с половиной года – уже срок. Я знаю, что вы рассчитывали получить ТЭФИ и были очень близки к победе, и это несостоявшееся событие огорчило вас и вашу команду. Я думаю, что может быть, все-таки все еще впереди. А вот с каким внутренним итогом «Неделя» подводит черту под минувшим годом?



Марианна Максимовская: Год был такой устойчиво стабильный. У нас корреспондент Сережа Митрофанов, подводя итоги года, в политическом сюжете в прошлой программе придумал термин «развитая стабильность». Мне очень понравилось, потому что, по-моему, очень тонко характеризует. Там он провел от брежневского времени перемычку к нашим временам. И вот такая была абсолютно развитая стабильность. В каком-то смысле скучно. В каком-то смысле предсказуемо, потому что понятно было, что ты увидишь по телевизору в политических программах. Таких удивлений почти что не было. В каком-то смысле интересно, если говорить о шоу и о том, что разные каналы показывали разные шоу. Где-то смешно – на СТС или на ТНТ, например. В общем, достаточно предсказуемо, достаточно спокойно. Но не смертельно, честно говоря. Еще пару лет назад у меня были совсем какие-то тоскливые ощущения от телевизора и от той огромной разницы между телевидением 90-х и телевидением 2000-х. А сейчас то ли привыкла…



Анна Качкаева: Свыклись, свыклись.



Марианна Максимовская: Свыклась, наверное. То ли понимаю, что, может, и правда, могло быть и хуже. Я вот посмотрела картинку из Туркмении, ну, чудовищно! Насколько у нас здесь развитая демократия по сравнению. Поэтому смотря с чем сравнивать. Если с Туркменией, у нас все – зашибись.



Анна Качкаева: Ну, хорошо. Тогда, Марианна, мы с Сергеем вам желаем, чтобы вас уже отпустить, успехов в новом году, вашей команде. Получайте ТЭФИ. И, конечно же, ничего не заканчивается.



Марианна Максимовская: Спасибо, с наступающим всех Новым годом.



Сергей Варшавчик: Взаимно, Марианна. Удачи!



Анна Качкаева: Сергей, продолжая разговор с вами, каким для вас был этот год? Что бы вы выделили в этом календарном телевизионном 2006?



Сергей Варшавчик: Я не буду оригинален, если скажу, что этот год показал, что основным жанром телевизионным для нас является фигурное катание. Это, по сути дела, какая-то такая чуть ли не национальная идея. И действительно, я согласен с оценками Марианны. Я действительно, тоже смотрел эту программу «Звезды на льду» и, кстати, болел за Навку и Башарова. Как ни странно, эта программа сфокусировала в себе то, чего не хватает во всех остальных. То есть это переживание, это некая такая нефальшивость в отношениях между участниками, это искренность. Поэтому то, что эти ситкомы, которые в прошлом сезоне набирали большие рейтинги, сейчас они не смотрятся, мне кажется это симптоматичным. То есть люди на самом деле хотят все-таки какого-то искреннего нормального телевидения. На этом фоне, естественно, я не могу пройти мимо заявления Константина Эрнста. Он выступал в октябре, если не ошибаюсь, на отраслевой конференции и констатировал серьезный кризис телевизионный в том плане, что идет отток активных молодых зрителей, которые уходят в интернет, радио и так далее. Государственные каналы остаются наедине с аудиторий – женщины 50 плюс. И это, собственно говоря, неудивительно, потому что все абсолютно вымирает, можно сказать. Кстати, та некоторая фронда академиков, которые дали Андрею Норкину ТЭФИ как лучшему ведущему информационной программы, говорит о многом. На самом деле, у нас каналы все стали похожи друг на друга. Причем я так понимаю, что пропускают первую десятиминутку, когда идут официальные новости, как в советские времена, и смотрят уже в конце, когда что-то более-менее интересное. Плюс не надо забывать о такой вещи, что сейчас каналы активно готовятся к 2008 году. Весь этот год шел дележ еще не охваченного телевизионного сообщества. То есть покупался канал ТВ-3, покупался 2x2, покупался 7ТВ.



Анна Качкаева: Но я не думаю, что эти покупки имеют такое прямое отношение к выборной истории.



Сергей Варшавчик: Конечно, главный итог этого года – «Пятый канал», это региональный канал, который принадлежит друзьям нашего руководителя страны. Собственно говоря, заявлялось, что это будет некая альтернатива московскому телевидению. И что характерно, недавний конкурс, на котором выставлялась очередная порция региональных частот, сейчас отложен просто потому, что кроме «Пятого канала», там претендентов нет. Все понимают, что это место уже зарезервировано, и не надо играть в демократию.



Анна Качкаева: Они еще 30 штук получат, хотя президент уже просто открытым текстом сказал про Детский канал. Вот Детскому каналу бы отдали. И все бы было хорошо.



Сергей Варшавчик: И еще один тревожный симптом для меня был на ТЭФИ. Это то, что, собственно говоря, НТВ, в свое время бывшее лидером и информационного формата, и вообще застрельщик в свое время новых форматов, в этом году не получило ни одного ТЭФИ. Потому что я не считаю то, что дали лучшую мужскую и женскую роль соответственно Янковскому и Чулпан Хаматовой, это уж очень какая-то особая заслуга НТВ. То, что канал криминализировался и маргинализировался, коллеги оценили очень жестоко, жестко, но точно.



Анна Качкаева: Сегодня в журнале «Коммерсант-Власть» наша с вами коллега Арина Бородина написала такой текст, который итожит год телевизионный и дала возможность высказаться и назвать десять событий этого телевизионного года популярным ведущим – тем, которые работают в эфире, и тем, которые уже в эфире не трудятся. И это впервые, пожалуй, за пятилетку, «Коммерсант-Власть» всегда подводит итоги телевизионного года, но это делали начальники всех каналов. А вот теперь решили, что это сделают ведущие. Они оказались, слава Богу, не в таких сильных корпоративных тисках, поэтому выбор их чуть более разнообразен, чем это мы привыкли видеть у телевизионных начальников. Например, Сергей Брилев смотрит, оказывается, по вечерам «Счастливы вместе» на ТНТ. Петр Толстой, оказывается, увлекается программой Виктора Шендеровича на канале Владимира Гусинского RTVI , смотрит «Плавленый сырок». Сексуальной Анфисе Чеховой нравится фильм Леонида Парфенова, а замечательная Татьяна Лазарева и Михаил Шац с СТС одним из первых пунктов называют политическую и очень другую, если не сказать оппозиционную, программу Марианны Максимовской. И, естественно, видно, что так же, как в минувшие два года, в отсутствие других всяческих проектов главными остаются сериалы. Третий год выходит по этому такому рейтингу самих же телевизионщиков «Исторические хроники» со Сванидзе. И так же, как и в прошлом году, - пишет Арина Бородина, - теленачальники называли «Войну в Крыму» Леонида Парфенова, в этом году они называют фильм Парфенова «И лично Леонид Ильич». И, конечно, самым позитивным почти все, как и вы, как и Марианна, называют «Звезды на льду» и все, что каталось, сверкало и искрило. Поэтому здесь в общем совпадает. И в общей десятке выглядит этот хит-парад так: «Звезды на льду» - 7 голосов, «В круге первом» («Россия»), «Доктор Живаго», «И лично Леонид Ильич», «Комеди-клаб» на ТНТ, «Остаться в живых» - сериал на Первом, «Исторические хроники», «Профессия – репортер», «Топ гир» - программа про автомобили на НТВ и трансляция чемпионата мира по футболу. Вот такой совокупный рейтинг.



Сергей Варшавчик: Я бы еще добавил замечательную программу «Сто вопросов взрослым» на «ТВ-Центре».



Анна Качкаева: Телевизионщики ее не называют. Тем не менее, я то думаю, что тут еще просто не попали программы, которые, может быть, с удовольствием бы называли мы. Потому что, например, Алексей Пивоваров называет репортажи своих коллег Андрея Лошака и Вадима Такменева, хотя у него у самого программа «Авиаторы» вполне телевизионная, вписалась, он очень ее хорошо делает. Ольга Романова, например, вспоминает «Вокруг света» со Шнуром и Дмитрия Захарова на спутниковом историческом канале «365 дней». Потому что в «Коммерсант-Власти» дали не только действующим ведущим высказаться, но и тем, которые по разным причинам не работают сейчас в эфире: Романова, Сорокина, Киселев и Парфенов.


Хочу, Сергей, вам прочесть, ссылаясь на журнал «Коммерсант-Власть», где опубликованы мнения людей, которые работают в эфире и которых сейчас не видно. Например, Евгений Киселев очень пространную дал оценку выбранным им десяти событиям телевизионного уходящего года. Он сам теперь вернулся на телеканал RTVI в качестве ведущего программы «Власть». Он, конечно же, упоминает главным образом программы общественно-политические. Говорит о «Неделе» Марианны Максимовской, говорит об «Исторических хрониках», хотя не согласен во многом с политическими взглядами Сванидзе, но, безусловно, поддерживает высоту и планку качества авторского документального кино, которое делает Сванидзе. И вот что он говорит о «Реальной политике» (а я думаю, что от «Реальной политики» на НТВ мы перейдем к тем политическим проектам, которые все-таки на экране так или иначе существуют): «Чудовищная, ангажированная и псевдоаналитическая. Квинтэссенция политического оппортунизма людей телевизионного цеха». Он тут вспоминает своего бывшего коллегу, благодаря которому когда-то появлялись программы «Куклы», «Итого», «Новейшая история», «Глас народа» и «Тушите свет», а теперь вот «Реальная политика» Глеба Павловского. Как вам кажется, ясно, что мы уже не один раз это обсуждали, ничего не произошло в общественно-политическом вещании, но не кажется ли вам, что оно уже просто задыхается и, как Марианна Максимовская сказала, сдохло?



Сергей Варшавчик: Вы знаете, что касается «Реальной политики», то мне кажется, что это личный прикол Владимира Кулистикова, потому что, честно говоря, никакой другой идеи в появлении этой программы, сколько она выходит, я не вижу. По-моему, просто люди там развлекаются на свой лад. Я не знаю, кто это смотрит и всерьез в это верит. Поэтому мне такая мысль пришла в голову, по зрелому размышлению наблюдая все это какое-то количество времени. Политическое телевидение действительно в серьезном кризисе в силу просто того, что люди просто перестают это смотреть, это неинтересно. Это становится похожим одно на другое плюс предсказуемо. Одни толпы экспертов и политиков кочуют из программы в программу. Причем все эти люди, делается все это в рамках записи, которые потом сильно монтируются, потом все это выдается.



Анна Качкаева: Да это все понятно. Но вот трансформация лиц и людей, ведущих.



Сергей Варшавчик: А самоощущение такое, что там люди боятся сказать лишнее слово.



Анна Качкаева: Абсолютно. У меня такое ощущение, что некоторое количество ведущих испытывает ужас от того, как бы они чего не сказали. Мне кажется, что на лице Максима Шевченко всегда такое ощущение.



Сергей Варшавчик: Я тоже о нем только что подумал. Потому что каждый раз, когда что-то человек начинает говорить, он начинает быстро обрывать, заговаривать его, и довольно как-то резко. Он как-то не над схваткой, он не как арбитр там, не как Познер.



Анна Качкаева: Не знаю, по-моему, с Владимиром Познером тоже что-то серьезное произошло, ему уже все, по-моему безразлично. Даже его прощалки не оправдывают того, что он делает, в последних во всяком случае, программах. Абсолютно сервильно.



Сергей Варшавчик: А куда ему деваться? В эту эпоху, на этой работе. Я согласен, что действительно лидером продолжает быть информационно-общественного телевидения Марианна Максимовская.



Анна Качкаева: Я бы сказала, что Владимир Соловьев, безусловно, потому что, конечно, талантливый ведущий.



Сергей Варшавчик: Да, но он делает немножко другое. Он делает политическую клоунаду. Он делает это талантливо. И на самом деле всегда интересно смотреть его самого, а не его оппонентов, которых он разводит. Сначала он талантливо высмеивает одного, потом – другого. Это бенефис Владимира Рудольфовича Соловьева. Есть еще одна программа, которая работает в этом жанре. Это «Народ хочет знать» Киры Прошутинской. Там иногда действительно бывает интересно.



Анна Качкаева: Она набирает, как мне кажется.



Сергей Варшавчик: И она набирает обороты и рейтинги. А вот первые два канала государственных, несмотря на свою мощь покрытия страны, они, как ни странно, ничего общественно-политического предложить не могут. Нельзя же всерьез думать, что звезды НХЛ, играющие с нашими ветеранами СССР на Красной площади, могут заменить какую-то общественно-политическую программу. Хотя на это явно ставка. Ставка на звезд и ставка на… Третьяк в программе «Пока все дома».



Анна Качкаева: Позитивное самоощущение, я думаю.



Сергей Варшавчик: И полное ощущение, что сами теленачальники понимают, что жуткий кризис, что более-менее здравомыслящие люди уже давно это не смотрят, что более-менее здравомысляшие люди ходят на рыбалку, ездят в гости, в интернете берут новости.



Анна Качкаева: Да это все понятно. Я просто думаю, может быть, и слава Богу, и хорошо, что все меньше и меньше этим интересуются, на это смотрят и уже не беспокоятся по этому поводу. Может быть, таким образом жизнь преобразуется, когда человек живет для себя, ради себя и не обращает внимания на всю эту политическую болтовню. Может быть, так?



Сергей Варшавчик: Дело вот в чем. Мне кажется, что это временно, что как всегда в России застой сменяется каким-то рывком, мне кажется, что это некое такое затишье, когда люди чего-то ожидают, какого-то порога. Они пока переключились, они сейчас наелись политикой, сейчас они пресыщаются развлекаловкой, они пресыщаются тупыми программами, которые появляются одновременно на двух каналах. Не будем уточнять, какие.



Анна Качкаева: Да нет, похоже, что даже юмор то уже тоже не интересен. Его отодвинули, его пытаются заменить на новый вариант: Петросяна с «Аншлагами» на «Комеди-клаб». Их отодвигают даже в предновогодние дни на день. Они впервые вечером не будут вертеться и крутиться, то есть более молодые люди это будут делать.



Сергей Варшавчик: Неинтересно.



Анна Качкаева: То есть и это прошло. Поэтому, я думаю, может быть, и с политикой уже прошло. А дальше то что? Непонятно.



Сергей Варшавчик: С политикой сейчас, безусловно, прошло. Другое дело, что у нас ведь, как известно, один политик в стране сейчас остался.



Анна Качкаева: Нет, почему? Два других появилось.



Сергей Варшавчик: Нет, пока один. Остальные – это имитация. Вот когда появится реально другой политик, хотя бы один, тогда будет как дождь, который поливает пустыню выжженную. А сейчас говорит не о чем. Сейчас телевидение абсолютно монархическое. Принц такой-то наследный поехал туда-то, а другой принц участвовал в торжественном запуске ракеты. Это же смешно. Хотя все понимают, что будет третий принц наследный, которого еще не знают, кто это будет.



Анна Качкаева: Да, может быть, вообще принцесса.



Сергей Варшавчик: Да, может быть, и принцесса. Хотя, конечно, надо отдать должное нашему российскому телевидению, ему, слава Богу, далеко до туркменского.



Анна Качкаева: Ой, да, да. Эта картинка была…



Сергей Варшавчик: Нескончаем людской поток, скорбные улицы Москвы… И так далее.



Анна Качкаева: Просто когда это с семи утра до часу, я периодически включала, это был, конечно…



Сергей Варшавчик: Мы все это помним, у нас была череда целая.



Анна Качкаева: Просто уже забылось, все равно забылось. И вот это такое ощущение, таким ветерком подуло.


Николай из Саратова, вы в эфире, здравствуйте.



Слушатель: По поводу событий телевизионных мне как человеку, занимающемуся аналитической политэкономией, интересен, конечно, был Гордон «Будущее».



Анна Качкаева: Гордона давно уже нет.



Слушатель: Да, все заканчивается.



Сергей Варшавчик: И «Будущего» нет.



Анна Качкаева: И «Будущее, оказалось, что закончилось.



Слушатель: А в принципе, главное, я считаю, это массовое распространение спутниковых телеантенн. Это приведет к тому, что люди вообще перестанут смотреть Первый и Второй каналы. «Вне игры» - была такая передача от КВНа. А вы не подскажете, RTVI на какие спутники и как вещает?



Анна Качкаева: RTVI вы можете, во-первых, есть специальные тарелки, это надо с ними связываться, в интернете это довольно просто сделать. И потом они вещают в интернете. Если у вас достаточно мощности, чтобы получать картинку, то вы это можете сделать, и выпуски новостей там выложены, и программы все, и «Панорама», и киселевская «Власть». Можно это сделать прямо с сайта «Эхо Москвы», они дают такую возможность.


Александр из Москвы, вы в эфире, здравствуйте.



Слушатель: Я хочу, во-первых, сказать по поводу «нескончаемого людского потока». Вы все-таки посмотрели хронику похорон того же Кеннеди в Америке. Там был такой людской поток, что нам и не снилось. А что касается передач, по-моему, лучше всего в этом году были на первой и иногда на второй кнопке документальные фильмы, но слишком поздно их иногда показывают. «Ударная сила» - хороший был сериал. «Судите сами» - передача неплохая, Прошутинская – там хоть что-то живое чувствуется. По каналу «Культура» Разумовский, «Реальная фантастика», «Атланты», «Черные дыры, белые пятна» - тоже хорошо. Я хотел спросить по поводу Первого и Второго канала. Неужели нельзя показывать передачи, которые интересно умным людям смотреть, неужели нельзя их показывать как можно раньше? Почему все время одни идиотские сериалы? То ли закон надо какой-то принять?



Сергей Варшавчик: Я вам могу ответить. Считается, что интеллектуалы попозже встают, и надо после 12 им давать. А вот простой народ он не поймет этого.



Анна Качкаева: Потом еще есть вопрос рекламы пива, потому что пиво рекламируется для определенного круга людей. И она должна быть после 23 часов, и хорошо бы там показывать сначала то, что может не очень взыскательному вкусу понравится, а вот к 12 ближе смотрите такую не совсем желтоватую документалку. Можно и так сказать. И вообще, считается, что телевидение все-таки большое для всех, универсальное, ориентировано на массовые вкусы, которые телевизионные начальники и измерители представляют так, как они их представляют. И вы видите Малахова, «Комеди-клаб», новости такие, как вы видите. А больше вы сами перечисляете программ с канала «Культура».


Владимир из Московской области, вы в эфире.



Слушатель: Мне хотелось бы отметить, что в этом году было полное разочарование мое в телевидении, потому что возможности технические возрастают, а качества вещания особо нет и не предвидится, потому что многие люди, которые как бы личности в телевидении, уже смирились с этим положением и делают то, что делают. Профессия есть, а выразиться еще раз, доказать самому себе, что ты профессионал и можешь что-то сделать, нет мотивации. Телевидение цветное, а воспроизведение серое, я бы сказал, не черно-белое, а серое.



Анна Качкаева: Денис Шувалов из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Вы упустили важное телевизионное событие. Это выход «Пятого канала» в федеральный эфир.



Анна Качкаева: Да нет, мы не упустили.



Сергей Варшавчик: Мы обсуждали как раз.



Анна Качкаева: А вы что по этому поводу думаете?



Слушатель: Что это очень хорошо, что канал для регионов.



Анна Качкаева: А вы его видите?



Слушатель: Нет, я его не вижу. Я в Москве живу. Вот жду, когда появится в Москве.



Анна Качкаева: Вот когда появится, давайте тогда и будем обсуждать, потому что мы то его немножко видели, поэтому у нас есть вопросы. Тут Анна из Санкт-Петербурга нам пишет, что «очень хорошая передача «Две звезды». Яркие исполнители, живое общение и прекрасные песни». Особенно к финалу, надо сказать, проект пошел.



Сергей Варшавчик: А лучше, три или пять.



Анна Качкаева: Павел из Санкт-Петербурга, вы в эфире.



Слушатель: Мне больше всего на «Рен-ТВ» нравятся кулинарные программы «Голый повар» или «Жить вкусно» с Джейми Оливером, и «Званый ужин» тоже нравится. А кому принадлежит канал 7ТВ сейчас?



Сергей Варшавчик: Товарищу Усманову.



Анна Качкаева: Усманову Алишеру.



Слушатель: «Газпрому»?



Анна Качкаева: Нет, он так впрямую с «Газпромом» не связан. Он такой «сталелитейный король».



Сергей Варшавчик: Ну, почти.



Анна Качкаева: У него есть часть акций «Газпрома», это правда. И он имеет отношение к структурам «Газпрома». Но «Газпром», по-моему, не очень любит его с собой ассоциировать.



Сергей Варшавчик: Там была замечательная, одна из моих любимых программ «Диалоги о рыбалке». Хочу обратиться к Усманову, чтобы он оставил эту программу.



Анна Качкаева: А Алишер Усманов в этом году действительно заявил о себе как медиа-магнат. Он купил издательский дом «Коммерсант» и недавно приобрел известный интернет-сайт «Газета.Ру».



Сергей Варшавчик: А также 7ТВ.



Анна Качкаева: Да, и 7ТВ. Так что сложил себе вполне такой медийный холдинг полного цикла, как говорят: газеты, журналы, интернет-сайт и телевидение. И по-моему, про радио что-то думает.



Слушатель: А к кулинарным программам вы как относитесь?



Анна Качкаева: Вообще, они очень славные. И ведущие у них, как правило, тоже вполне славные. И смотреть это всегда вкусно. Но просто их, на мой взгляд, лишнего.



Сергей Варшавчик: Перекормили нас кулинарными программами.



Анна Качкаева: Но, как говорится, на вкус и цвет, и уж точно на еду… Поэтому тот, кто любит какой-то определенный канал, тот обычно любит и кулинарное шоу этого канала.


Вадим из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Для меня событие – это то, что осталось в эфире «Рен-ТВ» Марианна Максимовская, которая нравственно пытается анализировать события. Хотя у нее появился все-таки такой внутренний цензор. Анна, у меня к вам такое предложение: почему бы вам хотя бы иногда не сравнивать наше советское телевидение с «Си-Эн-Эн», «Би-Би-Си». Например, «Би-Би-Си» последний уик-энд посвятило встрече с лауреатами Нобелевской премии. Представляете, два дня общения с умнейшими людьми планеты. Нельзя не знать профессора Мухаммеда Юнуса, который получил премию за Мир. Это действительно светлая личность, который устроил банк для бедных. Миллионам людей он помог.



Сергей Варшавчик: Да, в Индии он сделал такое.



Анна Качкаева: Вадим, вы правы. Просто очень рассчитывали с появлением канала «Вести-24», что они будут знакомить нас с такими людьми. Но они не торопятся, потому что они в основном нас знакомят с чиновниками. Я тут наблюдала всю пятницу и всю субботу, как они берут интервью у правительственных товарищей, которые практически отчитываются.



Сергей Варшавчик: Это так интересно всю субботу смотреть?



Анна Качкаева: Нет, я периодически включала и натыкалась то на Кудрина, то на Боярскова, то на чиновника из «Газпрома», то на Медведева, то на какого-то финансиста. Короче говоря, все они – чиновники и все они респектабельно отчитывались перед ведущими этого канала. Наверное, это в общем можно считать какой-то полезностью.



Сергей Варшавчик: Отчитывались на голубом экране.



Анна Качкаева: Но вот с точки зрения полезности для зрителя, то есть опять же для какого зрителя? Для меня лично никакой пользы не было, так я по касательной что-то слушала, потому что вопросы были дежурные, ответы были дежурные.



Сергей Варшавчик: Это ведомственное телевидение, что вы хотите?



Анна Качкаева: И совершенно понятно, что эти люди, наверное, на других каналах могли бы выглядеть гораздо более по-человечески, а тут они – какие-то абсолютные функции, конечно. Вы правы, наверное, можно было бы говорить о «Би-Би-Си» и «Си-Эн-Эн», если бы многие люди в нашей стране могли их видеть, сравнивать и главное понимать. Еще вопрос ведь языка.


Владимир Алексеевич из Москвы, вы в эфире.



Слушатель: Я хотел бы сделать комплимент, замечательная программа «Гений места» с Петром Вайлем. Элегантная, изящная, изысканная. Еще мне очень нравится прелестная программа «Про арт», она коротенькая, но очень здорово.



Сергей Варшавчик: Тогда надо вспомнить «Умники и умницы» Вяземского на Первом канале. Вот как раз к вопросу о умных программах и умных людях, что мы редко видим на телевидении, к сожалению.



Анна Качкаева: Я не подгадывала, но получилась кода: Петр Вайль, который написал блестящую, на мой взгляд, колонку, подводящую итоги этого телевизионного года на нашем сайте. А ее звуковой вариант он специально для нас успел записать. И поэтому послушайте о том, что Петр Вайль считает главным телевизионным событием года. Собственно, ничего нового вы не услышите, но зато это в исполнении Петра Вайля.



Петр Вайль: Продолжавшееся почти четыре месяца на глазах миллионов телевизионное шоу "Звезды на льду" закончилось в середине декабря, но подлинный его эпилог правильным постановочным образом состоялся несколько позже - катанием суперзвезд на Красной площади. Где же еще?


Национальная идея, о необходимости которой так долго говорили, которую больше десяти лет назад велели отыскать, но всё как-то не получалось - найдена.


Сказано без всякой натяжки и иронии. Национальной идей может стать что угодно - сегодня одно, завтра другое - вокруг чего добровольно, бескорыстно и воодушевленно способен сплотиться народ.


Действительно, не вокруг же цены за баррель? Не вокруг же воинской доблести? Не вокруг же выручавшего прежде космоса? Есть нелюбовь к инородцам, но такая идея не нравится начальству: с ней неловко соваться в цивилизацию. Одно время была надежда на "Спартак", но он и внутренний чемпионат в последний раз выигрывал пять лет назад.


Спорт все же и выручает в итоге. Правда, сразу неясно было, что это спорт. Купленное по лицензии у англичан телевизионное шоу "Звезды на льду" поначалу и воспринималось как представление. Но участие выдающихся спортсменов, спортивный азарт любимых артистов, серьезная игра в настоящее жюри, толково рассчитанные ходы организаторов, а самое главное, насущная потребность не только прихлопывать и подпрыгивать, но при этом еще и радостно гордиться - всё это сделало танцы фигуристов фактором национального самосознания.


Невинное субботнее развлечение ненавязчиво, но уверенно превратилось не просто в состязание, а в выигранное соревнование, убедительную победу. Над кем? Над собой.


Один из призеров, по-актерски изображая простачка, пролепетал в кадре, что хорошо бы, мол, стоя на пьедестале, услышать российский гимн. Да он, по сути, и был сыгран, этот гимн - коль скоро все стоявшие на пьедестале были одеты в красные костюмы с надписью "Россия". Словно, и в самом деле, кого-то иного надо было побеждать, с кем-то бороться. Понятно, с кем бороться, кого побеждать - ту же Россию, только не такую работящую, умелую, дисциплинированную, целеустремленную, красивую, нарядную, торжествующую.


А когда бессменная пара ведущих обнималась с участниками шоу, стало явственно и наглядно, что собралась империя. Та самая, которой давно нет, несмотря на безнадежные припарки СНГ. А тут слились в триумфе украинец, еврейка, татарин, литовка, грузин, русские...


Национальная идея творилась в течение почти четырех месяцев на глазах миллионов. Есть у нее и персонификация - продюсер и тренер, балетмейстер и хореограф, режиссер всенародного праздника, человек с тонким лицом интеллектуального киногероя и нетитульным именем Илья Авербух.


Вне конкуренции - российский Человек года.



Анна Качкаева: И вот на такой точке мы прощаемся с вами и желаем вам счастливого Нового года, хорошего Рождества, вообще спокойных, радостных праздников, благополучия, здоровья. Отдыхайте с телевизором, но аккуратно, берегите себя. Потому что ровно так же, как не переедать, нужно иногда и недосмотреть.



Сергей Варшавчик: Удачи в Новом году!



Анна Качкаева: Всех вам благ!


XS
SM
MD
LG