Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

После Верховного суда жители Беслана обратятся в Страсбург


Жители Беслана считают, что в ходе процесса над Кулаевым было нарушено их право на объективное расследование

Жители Беслана считают, что в ходе процесса над Кулаевым было нарушено их право на объективное расследование

Верховный суд РФ сегодня оставил в силе приговор в отношении участника нападения на школу в Беслане Нурпаши Кулаева. Суд отказал в удовлетворении жалоб как адвоката Кулаева, так и потерпевших. Жители Беслана два года ведут собственное расследование произошедшей трагедии. Суд над Кулаевым стал площадкой, на которой они смогли публично задавать вопросы представителям властей.


В небольшом, зажиточном по кавказским меркам селении Брут, праздник – в семье Арсоевых родилась дочь. В Осетии такие события, как правило, отмечаются всем селом, но тут случай особый. Поднять бокал за здоровье новорожденной приехали люди из соседних поселков и из Беслана. 3 сентября 2004 года в бесланской школе погибла 14 летняя Софья Арсоева. Ее родители - Фатима и Валико - сняли траур лишь сейчас, после рождения Анастасии. Имя выбрано не случайно. В переводе с греческого - Воскресшая.


«Она так похожа на Соню, - говорит Фатима Арсоева. - Я почему-то ее Соней иногда зову, а потом – нет, Настенька. Вот хочется ее так назвать. Долгое время, конечно, поверить не могли. И муж говорил: «Сонечку нам никто не заменит. Нам никто не нужен». И я тоже не хотела. Если девочка моя белый свет не видит, я без девочки тоже как-то потерплю. Я, вообще-то, в школе работаю, смотрела на чужих девочек и говорю: господи, боже мой, чем всю жизнь завидовать чужим девочкам, дай-ка я тоже… И, честно говоря, спасибо Богу, я очень рада. Пять дней она всего лишь живет, а я говорю: Господи, как я без нее жила?»


Жители Беслана уже не первый год ведут собственное расследование произошедшей в 2004 году трагедии. Однако возможностей для этого у них немного. Свои версии люди выстраивают на противоречивых, а порой взаимоисключающих заявлениях местных чиновников и представителей прокуратуры. Суд над выжившим боевиком Нурпаши Кулаевым стал той площадкой, на которой потерпевшие могли публично задавать вопросы представителям властей и ответственным руководителям спецслужб.


Однако проведенная Генпрокуратурой так называемая ситуационная экспертиза практически стала индульгенцией для членов оперативного штаба поскольку доказывала правильность их действий по спасению заложников. В ноябре в районном суде Владикавказа потерпевшие добились отмены результатов этого исследования. Первой реакцией людей была радость победы. Но сегодня некоторые потерпевшие вновь чувствуют себя обманутыми. Так, например, считает председатель комитета «Голос Беслана» Элла Кесаева:


«Это был просто пиаровский документ, который растянул время, защитил прокуратуру в определенный период времени. Этот документ свое дело сделал. На данный момент он являлся показателем фактически должностного преступления и бездействия прокуратуры и следственной группы. Он им на данный момент не нужен был, и он компрометировал их, компрометировал всю следственную группу, и нужно было его убрать».


Ситуационная экспертиза была признана незаконной в связи с нарушениями уголовно-процессуального кодекса. Экспертиза, которая проводилась впервые в правовой практике России, служила основным мотивом отказа Генпрокуратуры в расследовании действий членов оперативного штаба по спасению заложников. Однако Кесаева полагает, что ситуационная экспертиза никогда и не имела юридической силы:


«В основном деле существует постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту применения танков, огнеметов и гранатометов ЦН ФСБ Российской федерации. И любые другие экспертизы они созданы для общественности, для того, чтобы заморочить головы. Юридической силы ситуационная экспертиза не имела никакой».


Ранее комитет «Голос Беслана» подал в Верховный суд России кассационную жалобу на приговор Нурпаши Кулаеву, единственному из выживших в Беслане террористов. Потерпевшие считают, что в ходе судебного процесса было нарушено их право на объективное расследование. Жалоба рассматривается сегодня. Но особых иллюзий по поводу решения Верховного суда активисты комитета не питают и уже заявляют, что следующей инстанцией, куда они собираются обращаться, станет Европейский суд по правам человека в Страсбурге.


«Очень много нарушений, мы это все огласили: недопуск к материалам дела, отклонение всех наших требований, законных, юридически обоснованных. Если не учитывать протоколов заседаний, в приговоре свели на нет все показания свидетелей, которые говорили, что на самом деле происходило», - рассказывает председатель комитета «Голос Беслана».


Между тем, доклад парламентской комиссии по расследованию теракта в Беслане в Осетии восприняли с иронией: «Комиссия не выявила людей, на которых лежит ответственность за случившуюся трагедию. Комиссия не проработала должным образом все показания свидетелей. Комиссия не приняла во внимание показания Нурпаши Кулаева, хотя мы писали ходатайство, чтобы к расследованию Торшина были приобщены материалы судебного процесса. Всего этого сделано не было. Мы не согласны с докладом Торшина», - заявила председатель комитета «Матери Беслана» Сусана Дудиева.


Сейчас в Осетии идет судебный процесс над тремя сотрудниками милиции Правобережного района. Они обвиняются в халатности, повлекшей гибель людей. Сусанна Дудиева надеется, что ей удастся привлечь к ответственности все высшее милицейское руководство республики, а не только трех милиционеров из районного отделения:


«Говорить о том, что здесь доля вины только райотдела милиции, не расследуя деятельность Федеральной службы безопасности, МВД, это тоже неправильно. Я считаю, что сейчас уже долгое время идет судебный процесс над милиционерами Правобережного района, и уже видно, что вся цепочка тянется наверх, к Министерству внутренних дел, и вся халатность, все безобразия идут, в общем-то, оттуда».



XS
SM
MD
LG