Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Аналитики центра "Сова", изучающего проявления национализма в России, подвели итоги уходящего года


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Любовь Чижова.



Андрей Шарый: Аналитики центра "Сова", изучающего проявления национализма в России, подвели итоги уходящего года. В течение этого срока по всей России случались нападения на почве расовой ненависти. В них пострадали около 500 человек, 44 из которых были убиты. Богатой на события оказалась осень: в сентябре произошли беспорядки в карельском городе Кандопога, позже была развернута антигрузинская кампания, началось изгнание с рынков людей без российского гражданства. Несмотря на увеличение количества приговоров, выносимых националистам, эксперты считают, что российская власть лишь имитирует борьбу с ксенофобией.



Любовь Чижова: Несмотря на то, что погромы на почве национальной неприязни случались в российской глубинке и раньше, события в карельском городе Кондопога, произошедшие в сентябре этого года, эксперты центра "Сова" называют знаковыми. Во-первых, власть отреагировала на погром неадекватно: местным жителям пообещали переселить чеченцев, что противоречит Конституции, во-вторых, именно после Кондопоги началась антигрузинская кампания и зачистка российских рынков от торговцев без российского гражданства. Последствия этих решений еще предстоит оценить.


Пока же аналитик центра "Сова" Галина Кожевникова вспоминает Кондопогу…



Галина Кожевникова: Отличие Кондопоги состоит в том, что, во-первых, никогда погромы не продолжались больше одного-двух дней, и, во-вторых, никогда еще праворадикалам не удавалось возглавить стихийное выступление протеста местного населения. Это большой успех праворадикалов, возможно, самый большой за последние несколько лет. Более того, власти настолько растерялись, что приняли дискриминационное, откровенно незаконное требование горожан. И это повлекло за собой то, что сейчас Кондопога продолжает привлекать внимание, люди там возмущены, они возмущены тем, что не выполняются их требования. Власти там в двойственном положении, потому что требования эти они выполнить не могут, требования эти противозаконны. Людям сразу никто не объяснил, что эти требования противозаконны.


При этом, с одной стороны, праворадикалы обобщили этот успех, проанализировали его, начали развивать под лозунгами противостояния криминалу, противостояния нелегальной миграции. Проводятся акции, которые по сути своей носят националистический характер. Это и студенческий митинг в Москве, это и акции в поддержку Кондопоги. И, собственно, "Русский марш" сам по себе тоже ведь заявлялся под вполне законными лозунгами. Кондопога дала начало массовой дискриминационной кампании, как было сказано после выступления президента, "по очистке наиболее этнически загрязненных мест". Это цитата, к счастью, не из президента, о зачистке этнически загрязненных мест рынков. И кампания эта продолжается, причем официально опять же все постановления вполне законные - квотируется доля иностранных граждан, доля иностранных производителей, доля российских производителей. А реально все происходит под флагом этнической дискриминации. Потому что проверяют, извините, не по паспорту, а по фенотипу, и бьют тоже.



Любовь Чижова: Начавшаяся в сентябре антигрузинская кампания в России продолжается и сейчас. Просто про нее теперь меньше пишут и говорят. За это время из страны депортировали несколько тысяч грузин - причем даже тех, у кого было российское гражданство. Многие решения о депортации принимались с грубыми нарушениями закона, считает руководитель фонда «Гражданское содействие» Людмила Гендель.



Людмила Гендель: В эту субботу в программе "Реальная политика" известный кремлевский политолог Павловский нам всем сообщил, что введением санкций против Грузии президент России предотвратил новую кавказскую войну. Но, вероятно, война была предотвращена следующим образом. Сначала были запрещены поставки в Россию минеральной воды "Боржоми", которая оказалась некачественной. Затем запретили поставки знаменитых красных грузинских вин - тоже некачественные. А в октябре выяснилось, что те грузины, которые находятся в России, они тоже какие-то "некачественные", сплошные воры и бандиты. Началась настоящая охота, грузин отлавливали на улице, на работе, дома, была попытка выявлять их через детей, посещающих детские сады и школы, но она получила такую скандальную огласку, что быстро была прекращена. Если у людей есть виза и регистрация, ее аннулировали. Часто просто рвали паспорта и отправляли на депортацию. Если бы не было визы и регистрации, то тем более, больше оснований. Широко практиковалось выдворение из России за работу без разрешения. При этом разрешение на работу получить, по существующему до сих пор закону, практически невозможно.


Вся эта кампания стала следствием определенным образом истолкованных заявлений лидеров страны по проблемам российско-грузинских отношений. Кампания коснулась не только граждан Грузии, но и лиц без гражданства, и граждан России - этнических грузин, - здесь множество случаев их выдворения из России, лишения гражданства, уничтожения их бизнеса. Судебная процедура отсутствует. Решения о депортации принимаются судами в массовом порядке, в отсутствие не только адвоката, но и самого обвиняемого. При вынесении решения о выдворении не принимается во внимание ни наличие жены и детей - граждан России, ни другие обстоятельства. Проводятся сплошные для граждан Грузии проверки исполнения закона о правовом положении иностранных граждан. Все мероприятия, которые проводятся, они проводятся с грубыми нарушениями закона.



Любовь Чижова: Несмотря на увеличение обвинительных приговоров националистам, политику российских властей в отношении праворадикальных организаций трудно назвать репрессивной. По мнению директора центра "Сова" Александра Верховского, власть и националисты в стране мирно сосуществуют.



Александр Верховский: В связи с "Русским маршем", еще с чем-то очень многие люди постоянно поднимали вопрос: может ли возникнуть мощное националистическое движение и наблюдается ли какая-то угроза прихода националистов к власти или еще что-то в этом роде? Ответ, в общем-то, более менее понятно - отрицательный. И это видно уже по тому, что эти люди не создают ни партию, они даже организацию не регистрируют. Собственно говоря, конфликта с властью, более того, у них нет. Это отчасти имеет отношение к тому, что они и сами не стремятся конфликтовать. Это некое новое состояние нашего общества, когда можно высказывать достаточно радикальные, в общем-то, взгляды и при этом не быть в оппозиции. Это совсем не то, что мы привыкли видеть раньше, когда человека практически с любыми взглядами определенными автоматически оказывался в оппозиции. Сейчас это интересным образом не так. И вот это странное отсутствие антагонизма, так сказать, между властью и радикальными националистами приводит и к некоторой асимметрии в применении санкций.


Любой националистический активист скажет на это: понятно, что националистов чаще сажают, всячески преследуют, чем демократических активистов. Но я имею в виду не количество, а соотношение преступлений и наказаний. Можно сказать по-разному. Можно сказать, что националистов недостаточно наказывают, а можно сказать, что каких-то других оппозиционных активистов наказывают чрезмерно. Но ясно, что репрессивная политика, она неравномерна. И это связано с тем, о чем говорили уже года четыре назад, когда принималось антиэкстремистское законодательство, что оно в принципе придумано для того, чтобы применять его последовательно. Его последовательно применить невозможно. Если его применить целиком, как оно есть, то, как говорил один персонаж, сядут все. И поскольку этого никто не собирается делать, очевидно, то, значит, оно и будет применяться выборочно. А выборочность уже от чего-то зависит, не от права.



Любовь Чижова: Это было мнение директора центра "Сова" Александра Верховского.


XS
SM
MD
LG