Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Ношение креста становится модой, а не символом истинной веры


Программу ведет Полина Ольденбург. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Вашингтоне Леонард Маневич.



Полина Ольденбург: Накануне рождественских праздников в газете «Сиэтл Таймс», самом крупном периодическом издании города Сиэтл, была опубликована статья католического священника Марка Дрисколла, в которой он выразил свою обеспокоенность тем, что ношение креста всё больше становится просто модой, а не символом истинной веры, а сам же крест - обычным ювелирным украшением.



Леонард Маневич: В своей статье пастор Марк Дрисколл вспоминает один из концертов на канале MTV, в котором принимали участие рокеры и рэпперы с огромными крестами на шее. Пастор выражает своё негодование по поводу неуважительного и даже оскорбительного отношения к самому святому из христианских символов. Марк Дрисколл напоминает читателям о происхождении этого символа и об ужасной казни - распятием. Он говорит также о варварской практике применения страшной казни многими кровавыми диктаторами на протяжении нескольких веков. Даже в наше время эта казнь применяется в Судане.


Чтобы утвердиться в мысли, насколько христианская символика превращается в ювелирное, бытовое и даже елочное украшение, я зашел в один из крупных торговых центров в городе Линнвуд. Мое внимание сразу привлекла новая торговая точка с огромным ассортиментом товаров, главным из которых были деревянные кресты с металлическим распятием всех размеров и конфигураций, а также объёмные фигурки девы Марии, вырезанные из дерева или отлитые из металла. Продавец по имени Реад Мечил рассказал мне историю своего появления в торговом центре.



Реад Мечил: Я приехал в Америку из Вифлеема на время рождественских праздников. Меня когда-то нашёл один предприимчивый американец, который каждый год перед Рождеством арендует место в этом огромном магазине. Я приезжаю и привожу сувениры, много привожу. Дело в том, что изготовление христианской символики это наш семейный бизнес, хороший бизнес. Мой прадедушка этим занимался, и дедушка, словом, несколько поколений. В моей семье пятнадцать человек и все заняты производством. Кресты мы делаем из древесины оливковых деревьев. Если вы когда-нибудь были в святых местах, то наверняка приобрели на память какие-то сувениры... Если они со святой земли, то и сила в них особая. А тут я сам их к вам привожу, покупайте, их магические свойства от этого не меняются!



Леонард Маневич: В соседнем ювелирном магазине я познакомился с главным продавцом Элом Ронглином, который подтвердил, что самым популярным товаром на время Пасхи и Рождества являются золотые кресты с бриллиантами.



Эл Ронглин: Дорогие кресты обычно покупают кому-нибудь в подарок или себе. Для большинства покупателей крест - это религиозный символ. Но для многих молодых людей, с которыми я сталкиваюсь, крест, как это ни печально, всего лишь дань моде. Такие ребята носят на шее увесистые кресты на мощных цепях, тут нет ничего общего с религией. Сегодня я при галстуке и оставил свой крест дома, но я - истинно верующий протестант и обычно всегда, по возможности, надеваю свой крест как символ веры.



Леонард Маневич: Пастор одной из лютеранских церквей Сиэтла Дэвид Питерсон.



Дэвид Питерсон: Я не всегда был священнослужителем. Первое моё образование - профессиональный художник. До окончания духовной академии я 15 лет работал полицейским в Калифорнии. Я знаю законы, как мирские, так и Божьи, духовные. Сплошь и рядом в голливудских фильмах актёры создают образы гангстеров и жуликов, на шее у которых болтаются золотые кресты. Но очень трудно и практически невозможно вылечить грешную душу и образумить глупую голову. Вместо этого в своих проповедях я предпочитаю разъяснять людям истинное значение креста. Я никогда не начинаю разговор с выяснения религиозной принадлежности собеседника, даже если вижу на его груди крест. Как-то раз я был в штате Монтана и в ресторане познакомился с человеком, у которого на шее висел крест, а на голове была надета ермолка. Я заявил, что ничего смешнее в своей жизни не видел, и спросил, кто он такой... Мы вместе посмеялись, и этот человек рассказал мне об иудео-христианском направлении, к которому он принадлежит.



Леонард Маневич: Православный священник, преподобный отец Вадим Погребняк, настоятель Свято-Спиридоновского Русского Православного Собора, который был основан в Сиэтле в 1895 году, сказал мне следующее.



Отец Вадим Погребняк: Я, когда был мальчиком, то крест, которым меня крестили, я потерял. И вот моя жена мне дала крест много-много лет тому назад... и я ношу. Это случилось лет пять тому назад... Я был в госпитале, должны были делать обследование сердца... И я должен был раздеться и надеть специальную одежду. Медсестра вошла и посмотрела на меня... Я думал, что она из Африки, да, она была тёмная..., и говорит мне: «Почему ты носишь наш крест? Это наш крест!» Я сказал, что я православный священник. «А...а...! А я из Эфиопии!» И, знаете, совсем другое отношение было. Она каждый раз, когда она что-то делала, она говорила: «Это, может быть, будет болеть. Простите меня, пожалуйста, простите, иначе не могу делать». Нельзя сказать, что она была необычайно ласковая или милая, но здесь чувствовалось, что через этот крест возникла её вера.


XS
SM
MD
LG