Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В конце года подводят итоги своей работы различные ветви власти


Программу ведет Татьяна Валович. Гость в студии – депутат 72-го муниципального совета Константин Ершов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская .



Татьяна Валович: В конце года подводят итоги своей работы различные ветви власти. Какова была деятельность муниципальных образований и насколько реальными полномочиями на сегодняшний день обладает эта ветвь власти в Петербурге, расскажет корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская: Социологические опросы показывают, что около 40 процентов петербуржцев ничего не знают о деятельности муниципальных образований, которых в городе 111. Для этого есть объективные причины, ведь Петербург - город федерального значения, и вся городская инфраструктура находится в подчинении органов государственной власти, к которой органы местного самоуправления не имеют никакого отношения. Между тем, делают они не так уж мало, даже перечень их обязанностей занимает 41 пункт. Говорит глава 71 муниципального образования Фрунзенского района Анатолий Башкирев.



Анатолий Башкирев: Это и озеленение, это и социальные проекты, это и организация праздников, это и военно-патриотическое воспитание, просто патриотическое воспитание, работа в школах, в детских дошкольных учреждениях.



Татьяна Вольтская: День инвалидов, день блокадников и тому подобные мероприятия - тоже в ведении местных властей. Понятно, что не так уж сложно поздравить с очередной датой стариков, а вот если возникают серьезные проблемы - например, разрушение домов или уничтожение скверов из-за уплотнительной застройки - может ли здесь быть оказана реальная помощь?



Анатолий Башкирев: Конкретный пример - Бухарестская, 23 и 72, очень большое желание сегодня инвесторов застроить межколонное пространство. Но после того как мы сделали там мощение и сделали благоустройство, ни у кого больше нет даже желания, потому что там все красиво, жители довольны и все замечательно.



Татьяна Вольтская: Но, конечно, такая благодатная картина возникает не всегда, гораздо чаще у муниципалов просто не хватает полномочий, чтобы отстоять интересы горожан.



Анатолий Башкирев: Конституция говорит о том, что народ осуществляет свои полномочия посредством органов местного самоуправления. Но, к сожалению, здесь очень мала наша роль. В чем это выражается? В первую очередь это, конечно, финансирование. Если на 111 муниципальных образований еще три года назад было больше трех процентов бюджета Санкт-Петербурга, то сейчас один процент. Это решают депутаты Заксобрания, губернатор.



Татьяна Вольтская: Сегодня около половины местных бюджетов тратится на благоустройство дворов, и делается это неплохо, но есть и городские программы. Муниципалы говорят, что всю эту сферу можно отдать им, отдав также в будущем году 3 процента городского бюджета, в 2008 - 6 процентов, в 2009 - 8. Но городские и районные власти пока не спешат расширять круг полномочий местного самоуправления.



Татьяна Валович: У нас в гостях депутат 72-го муниципального образования Константин Ершов. Константин Леонидович, доброе утро.



Константин Ершов: Доброе утро.



Татьяна Валович: Константин Леонидович, какова ситуация в вашем муниципальном образовании?



Константин Ершов: В нашем муниципальном образовании ситуация далека от нормальной, если мягко выразиться. Например, у нас до сих пор не принят бюджет нынешнего, 2006 года. Значительная часть депутатов не согласны с тем, чтобы принимать бюджет до того, как ныне действующие власти отчитаются об использовании денег бюджета. Поэтому у нас возникла тупиковая ситуация.


В 2004-2005 годах прошли выборы муниципальных советов третьего созыва, в большинстве советов Петербурга. В тех, где прошли неугодные властям Петербурга депутаты, там были использованы различные способы борьбы против них, включен административный ресурс и всякие различные методы. Например, у нас есть депутат Туманов, которому принадлежит фирма, которая обслуживает жилой фонд. С этой фирмой был заключен значительный заказ на обслуживание государственных домов.



Татьяна Валович: По-моему, господин Туманов сейчас как раз 72-е муниципальное образование возглавляет.



Константин Ершов: Да. Вскоре после этого был осуществлен переворот, где незаконным образом меня сместили с должности главы муниципального образования и господин Туманов как бы сейчас его и возглавляет. Мои попытки решить проблему в судебном порядке натыкаются не незаконные решения судов, в том числе Фрунзенский суд просто закрыл дело о применении незаконных статей устава, антиконституционных статей устава под предлогом того, что якобы устав уже не действует. На самом деле я подал в суд еще до того, как вступил в силу новый устав и то его вступление нами оспаривается. То есть суд сначала проволокитил, а потом заявил, что раз документ не действует, нечего и рассматривать.



Татьяна Валович: Вы находите какую-то поддержку среди коллег? Как они оценивают эту ситуацию? Ведь в такой сложившейся ситуации ни нормальной работы, ни какой-то помощи людям, для чего и созданы местные самоуправления, невозможно.



Константин Ершов: К сожалению, депутаты поделились на два лагеря в 72-м совете, часть требует гласной и открытой работы совета, а часть, во главе с Тумановым и Захаровым, пытается узурпировать власть, пытается закрыть доступ, вплоть до того, что издаются распоряжения о том, чтобы запретить доступ депутатов в помещение муниципального совета, запретить прием избирателей, лишить депутатов связи, помещения, вот недавно было отключен телефон в одном из кабинетов, куда еще депутаты могли проникать. Таким образом действуют, совершенно незаконным. Много факторов, совершенно вопиющих, вплоть до того, что перестали принимать письма от депутатов и регистрировать в муниципальном совете. То есть идет чисто закрытая, келейная работа группы определенной, которая имеет общие финансовые интересы, в частности продвигает по службе родственников различных. Депутат Захаров Василий Иванович числит себя председателем контрольно-счетной палаты муниципального образования, а своего сына Александра Васильевича он продвигает по линии муниципальных служащих. Дошло до того, что этот мнимый глава Туманов своим распоряжением, совершенно незаконным, не соответствующим ни закону 135-му федеральному об общих принципах, ни уставу о муниципальном образовании, ни новому, ни старому, берет и назначает его исполняющим обязанности главы местной администрации. При этом заблаговременно была уволена муниципальная служащая, заместитель главы Бугрова, до этого на нее было давление и моральное, и нападение в подъезде, и еще на нескольких депутатов были угрозы и нападения, один сейчас на больничном дома, уважаемый депутат Кузьминов Семен Семенович, человек в значительном возрасте, тем не менее, семья Захаровых позволяет себе вплоть до того, что избивать его в помещении муниципального совета.



Татьяна Валович: Такая ситуация, естественно, она ненормальная. Кроме суда, у вас есть какие-то другие рычаги повлиять или добиться какого-то другого пересмотра решения вопроса о том, чтобы нормально существовать, работать и выполнять те функции, которые должны выполнять местные советы.



Константин Ершов: Конечно, мы еще рассчитываем на то, что правоохранительная система у нас в России еще хоть как-то функционирует. В частности Бугровой удалось через суд добиться восстановления на работе, однако решение суда не выполняется, опять же, все теми же лицами. Ее уволили повторно в тот же день, как суд ее восстановил. То есть они ставят себя выше суда. Несмотря на то, что прокуратура письменно написала, что ее незаконно уволили, опять же, все игнорируется. Сейчас мы обращаемся к прокурору Санкт-Петербурга, наверное, следующий этап - прокурор Российской Федерации. Сейчас мы подготовили открытое письмо и собираемся его распространить всеми возможными способами и обращаемся ко всем, в том числе и к жителям муниципального образования, за поддержкой.



Татьяна Валович: Как вы считаете, кому на руку такая ситуация?



Константин Ершов: Ситуация на руку кому? Простой пример. В 2005 году, как только меня отстранили от должности главы муниципального образования...



Татьяна Валович: Вас отстранили голосованием? Согласно уставу, какова вообще практика отстранения от главы или отзыва муниципального депутата?



Константин Ершов: Речь идет о должности главы муниципального образования. Эта должность, согласно федеральному закону и петербургскому закону, отстранение ее возможно только через суд или в добровольном порядке, если человек напишет заявление об уходе, там несколько случаев перечислено: смерть, лишение гражданства и так далее. То есть, то, что произошло, совершенно не вписывается в рамки никакого закона.



Татьяна Валович: Как вы считаете, почему с вами так поступили?



Константин Ершов: Я хочу сказать, как пример, после этого, как грибы, сразу же начали расти стройки на территории муниципального образования. Я занимал, допустим, четкую и активную позицию против застройки. Я не подписывал никаких липовых протоколов о липовых слушаниях, которые якобы проходили. Иногда на слушания вызывали люди совершенно из другого микрорайона, чего-то там голосовали. Иногда в этом протоколе значилось, застройщиков больше участвовало в слушаниях, чем жителей. Всякие различные варианты и ситуации.



Татьяна Валович: То есть ваша борьба против уплотнительной застройки привела к такой ситуации?



Константин Ершов: В том числе - да. Это борьба против уплотнительной застройки, она, наверное, была не самым маловажным фактором в том, что сплотились против меня различные силы в Санкт-Петербурге.



Татьяна Валович: А как реагирует администрация Фрунзенского района на все происходящее? Они в курсе?



Константин Ершов: Простой пример. Осенью была очередная попытка принять бюджет, часть депутатов проигнорировала, поскольку не видит отчета об использовании денег, которые уже были выделены. Таким образом, блокировали принятие бюджета до выяснения ситуации с использованием денег. А представитель администрации Фрунзенского района Бабаева, пришедшая на заседание, она склоняла депутатов к тому, чтобы в нарушении закона без кворума принять бюджет. Очень хорошо, успешно они этот бюджет проголосовали, приняли и даже опубликовали. Но, насколько мне известно, прокуратура не одобрила таких действий и вынесла свой протест по этому поводу. Не знаю, какова реакция дальше будет захвативших власть. Может, нам придется еще и судиться по поводу этого бюджета.



Татьяна Валович: Ситуация, которую вы описали в своем муниципальном образовании, она, к сожалению, достаточно типична, очень многие есть проблемы. Нужно ли сохранять действующую в Петербурге модель местного самоуправления, если, с одной стороны, одни муниципалитеты не могут нормально работать, потому что не могут достигнуть какого-то консенсуса внутри себя, другие не наделены полномочиями, у них нет бюджета. Стоит ли вообще сохранять именно такую систему?



Константин Ершов: На мой взгляд, система местного самоуправления должна несколько уровней иметь. В идеале, наверное, даже три уровня. То есть это должен быть уровень, на котором он сейчас происходит, это достаточно высокий уровень. Конечно, нужна большая активность граждан, участие в местном самоуправлении. Естественно, что граждане участвуют слабо, поскольку не видят функций этого местного самоуправления, не видят, как оно влияет на их жизнь. Хотя, конечно, нельзя сказать, что она совсем не влияет. Допустим, детскими площадками уже в нашем районе практически обеспечены почти все дворы.



Татьяна Валович: Как же обеспечены, если вы говорите, бюджет не был принят? Как это все тогда происходит?



Константин Ершов: Во-первых, местному самоуправлению уже восьмой год идет или девятый, с 1998-го у нас местное самоуправление. Так что работа идет не только в этом году.



Татьяна Валович: А вот за этот год что-то сделано реально было?



Константин Ершов: У нас большие претензии, у депутатов, к тому, что было сделано. На большие суммы заключены договоры на спил деревьев, якобы аварийных, на большие суммы заключены договоры на благоустройство. Неделю назад, как только выпал снег, они кинулись принимать работы, когда уже под снегом ничего видно не было. И они именно в этот день бросились принимать. Мне избиратели жаловались, что они идут по Пражской, у них под ногами вот этот асфальт колышется, то есть асфальт буквально в лужу насыпан где-то. В общем, надо разбираться с этими вопросами. Депутаты, конечно, хотели бы принять участие в этом, но узурпировавшие власть, в данном случае в нашем совете, группы Туманова и Захарова, они просто не допускают депутатов ни к чему.



Татьяна Валович: Константин Леонидович, видно, что петербуржцы не понимают, какие же функции может выполнять муниципальная власть, какими она полномочиями наделена, соответственно, оценивают так. Реально все-таки какие функции может выполнять муниципальная власть?



Константин Ершов: Тут ситуация такая, что есть у нас нормативные законодательные акты, допустим, есть Европейская хартия о местном самоуправлении, дает очень широкие права и очень большие полномочия и Россия, как подписавшая, должна ее придерживаться. Федеральный закон об общих принципах местного самоуправления так же дает достаточно большие полномочия, хотя уже в некоторых вопросах отходит от Европейской хартии. Но вот та поправка, которая изначально была поправкой, а в новом законе она уже как основная статья о том, что Москва и Петербург в целях сохранения единства городского хозяйства... Хотя непонятно. Вот вывоз мусора из конкретного двора, причем тут единство городского хозяйства? То есть совершенно надуманная статья. Допустим, муниципалы никогда не претендуют, чтобы куда-то на метро посягать свою власть. Пусть метро остается в ведении города. Остальные вопросы - внутриквартальные дорожки, детские сады, мусор, образовательные учреждения - это все и даже значительно больше по федеральному закону закреплено за органами местного самоуправления.



Татьяна Валович: Но не в Петербурге.



Константин Ершов: Да. Получается интересная ситуация, в Петербурге федеральный закон не действует. Это нонсенс, конечно, юридический.



Татьяна Валович: А почему тогда прокуратура, Генпрокуратура не реагирует, скажем, на несоответствия федерального закона и местного?



Константин Ершов: Видимо, такая ситуация очень выгодна и удобна. То же самое Градостроительный кодекс. Везде органы местного самоуправления принимают активное участие и вырабатывают решения по застройке и так далее, согласования принимают, не только согласования, но и решения. У нас практически полностью исключены органы местного самоуправления из процесса застройки. То есть непонятно, на каком законе, на каком основании распоряжаются наши городские власти.



Татьяна Валович: Сейчас заканчиваются слушания по землепользованию общественные, мало, кто о них знал, потому что специально о них очень мало говорилось. Теперь город полностью, наверное, возьмет в свои руки застройку и муниципалы не будут иметь никакого уже решающего слова?



Константин Ершов: Фактически так оно и было. Единственное, что какая-то роль еще отводилась каким-то слушаниям. То есть их там проводили, чего-то там голосовали, якобы прислушивались, хотя у меня полно ответов из органов госвласти строительных о том, что мы учли ваше мнение, но учли со знаком минус. Вот такой учет мнений у нас на 90 процентов присутствует, к сожалению. То есть была какая-то видимость, сейчас практически отказываются даже от этой видимости. Что с этим делать и как с этим бороться? Нужно вставать всем жителям города. Пока этого не наблюдается, к сожалению, по умолчанию властью пользуются те, кому она принадлежит де-факто.



Татьяна Валович: Была такая организация Всероссийский совет местного самоуправления. Как-то "Единая Россия", по-моему, в конце мая, в июне объявила. Она вообще реально действует или это был опять очередной пиар-проект "Единой России"?



Константин Ершов: Никак не отражается на нас эта организация, никаким образом, к сожалению. Были в Петербурге некоторые попытки создать ассоциацию, но тоже как-то не очень удачно она какое-то время действовала, потом заглохла. Плохо у нас пока с объединением муниципалов в этом смысле, к сожалению.



Татьяна Валович: Как вы считаете, почему? Сами муниципалы не могут между собой договориться, выработать какую-то единую политику или это происходит все-таки давление сверху? То есть, если ты угоден власти, тебе будут даны какие-то преференции, поэтому никто не хочет ссориться.



Константин Ершов: Да, в первую очередь, конечно, это давление сверху, безусловно. Более того, там законодательно даже запрещается всякое объединение муниципальных образований, чтобы, не дай бог, где-то как-то не объединились.



Татьяна Валович: В связи с чем был уменьшен в этом году бюджет муниципалов до одного процента вместо трех, который существовал ранее? Чем это объяснялось?



Константин Ершов: Совершенно непонятно. Раньше шел разговор об увеличении ежегодно, говорилось о том, что вот, вывоз мусора, в частности перед выборами губернатора чуть ли не обещано было, что вывоз мусора будет передан муниципалам. В последний момент почему-то не состоялось и на следующий год не состоялось. И жители говорят про вывоз мусора, что у всех в понятии, что уж вывоз-то мусора - это местная власть. Так вот, уважаемые жители Санкт-Петербурга, вывоз мусора не имеет никакого отношения к местной власти, к сожалению. Такая вот ситуация. Все обусловлено тем же, что и видят наши депутаты Законодательного собрания, потенциальных соперников-муниципалов, чем больше у них власти, тем больше у них конкурентов на выборах. Все этим обусловлено, к сожалению.



Татьяна Валович: Вообще сейчас бюджет муниципального образования из чего складывается и как в идеале или есть какие-то международные нормы как бы должен формироваться с тем, чтобы муниципальная власть могла выполнять те полномочия, которые должна выполнять?



Константин Ершов: У нас была нарезаны, так сказать, 111 муниципальных образований, можно сказать, административным методом. Налог, который закрепляют за нами санкт-петербургские власти, те налоги, которые закреплены как источники местного бюджета, они, к сожалению, собираются совершенно неравномерно. То есть, у кого попало много предприятий, те получают много, у кого мало - те получают мало. Хотя общемировой принцип и все его признают и на разных совещаниях, где мне приходилось участвовать и много лет назад, и сейчас, все признают о том, что местный бюджет должен формироваться из подоходного налога. Бог с ним, весь подоходный налог - это большой размер, скажем так. Пусть будет часть подоходного налога. Зато у нас не надо дополнительного будет выравнивания какого-то. То есть у нас в соседних муниципальных образованиях может бюджет отличаться в 5, в 10 раз. Естественно, одни чуть ли не каждую неделю дарят подарки ветеранам, ставят всем железные двери по три раза уже, а на других не могут какую-то яму засыпать. Вот у нас такая ситуация, и многие жители приходят обиженные, "вот, я позвонила подруге, ей подарок к такому-то празднику, а вы не даете, значит, вы, наверное, украли все". Если бы бюджет формировался из подоходного налога, как это общепринято, или из части подоходного, то и не нужно было бы никакого выравнивания дополнительного.



Татьяна Валович: Тогда, возвращаясь к своему первоначальному вопросу, какова же должна быть организация муниципальной власти, чтобы она действительно реально заработала? И нужна ли она в том виде, в каком есть сейчас? Во многих западных странах, там только два уровня, то есть местная и уже государственная власть - все. Что происходит в России? Почему только разрастается бюрократический аппарат, то есть, мы видим, что есть муниципальные депутаты, на них нужно деньги тратить, на содержание их аппарата, администрации районов, администрации Законодательного собрания, сама администрация города? Когда же кончится это?



Константин Ершов: Ситуация такая, что существует такое ошибочное предположение о том, что деньги, которые дали муниципалам, они будут в значительной части разворованы, а вот которые распределяет Смольный и районная администрация, там разворовываться ничего не будет. Уверяю вас, что ситуация совершенно не такая. Просто муниципальным депутатам дается настолько мало денег, как правило, что их результаты не видны.



Татьяна Валович: А вот любой гражданин своего муниципального образования, он имеет право прийти и сказать, пожалуйста, дайте мне посмотреть бюджет и как вы расходовали средства, скажем, за последний год, почему я не вижу реальной работы?



Константин Ершов: Законодательство обязует органы местного самоуправления вести работу гласно. Обязательно должны публиковаться решения о бюджетах, об адресных программах, обязательно публиковаться должны отчеты об исполнении бюджета. Но, к сожалению, не всегда это все так происходит. У нас в 72-м даже депутаты не могут иногда получить информацию, не иногда, а теперь фактически постоянно мы не можем никакой информации получить, куда тратятся бюджетные средства. Хотя по закону мы имеем полное право. Об этом было написано и в прокуратуру, к сожалению, нам неизвестно о реакции положительной прокуратуры по нашему обращению. Источником власти у нас, согласно Конституции, является народ, он выбирает органы, в том числе и госвласти, и местного самоуправления. И органы местного самоуправления по статье 12 Конституции не входит в систему органов госвласти. То есть из Конституции вытекает, что вопросы местного значения должны решать органы местного самоуправления или жители на своих сходах и референдумах. Ну, когда действительно мусор уже относится к госвласти в Санкт-Петербурге, то о каком вообще местном самоуправлении можно говорить? То есть фактически у нас существует фикция местного самоуправления. Действительно, каким-то муниципальным образованиям спускаются значительные бюджеты, там прикормленные люди сидят, а депутаты неугодные получают у нас по петербургскому закону 500 рублей. Если кто-то думает, что у нас депутаты получают много, то 500 рублей - то, что нам определило Законодательное собрание. Возникают вопросы, кто же это пойдет в депутаты за оплату 500 рублей, хотя работы приходиться выполнять не так уж и мало и нести расходы различные, связанные с этим. Я считаю, что в Петербурге ситуация такая, с Западом, конечно, можно сравнивать, с развитыми странами. Дело в том, что у них самоуправление уже многие сотни лет существует, и система там более-менее отработана. Допустим, во Франции органы самоуправления входят в систему госвласти как раз, то есть это нижний уровень госвласти. У нас возникла такая ситуация, чтобы не задавили это самоуправление. Совершенно правильно записано в Конституции, что они отделены, потому что оно у нас нарождается, и задавили бы тут же, хотя и продолжают, попытки-то у нас существуют постоянно. То есть представители комитета Смольного приходят почти на каждое важное заседание и начинают обрабатывать депутатов, выступать и давить, и так далее.


Ситуация такая, что у нас муниципальные образования охватывают десятки тысяч жителей, то есть это может быть и 70 тысяч, и больше населения. Если вы решаете вопрос своей, извините, помойки или каких-то детских качелей, то смешно решать этот вопрос на более высоком уровне. Конечно, это местное самоуправление в тех границах, которые сейчас, я считаю, оно должно сохраниться, конечно, должно быть наделено полномочиями и тогда жители будут более ответственно относиться к выборам, более ответственно спрашивать со своих избранников. В то же время у нас существуют эти районы еще с советских времен, где сосредоточены значительные и ресурсы, и властные полномочия.



Татьяна Валович: А властью никто не хочет делиться.



Константин Ершов: Да, властью никто не может делиться. И можно было бы из состава этих советов низкого уровня избирать районные советы. Совершенно необязательно туда избирать каких-то новых депутатов, можно ведь избирать и существующих, закон это позволяет. Совершенно была бы полезна городская представительная палата, как вторая палата высшего органа власти Санкт-Петербурга. То есть Законодательное собрание оставалось бы со своими полномочиями и вторую палату, если бы создать, я считаю, что это был бы как раз учет баланса интересов в нашем городе.



Татьяна Валович: С 2006 года местному самоуправлению еще разрешено так же содействовать в создании ТСЖ. Это самый, наверное, больной вопрос, который сейчас очень многих волнует. Причем одним ТСЖ разрешается сдавать действительно, особенно там, где дома не в очень хорошем состоянии, а в других местах жалуются люди, что они не могут добиться, хотя хотят сами взять управление домом в свои руки, но власти этого не позволяют. Как может все-таки муниципальная власть посодействовать в этом вопросе?



Константин Ершов: Конечно, тут большая ошибка или задуманная такая акция о том, что у нас реформа жилищного хозяйства, реформа местного самоуправления идут отдельно сами по себе. Я глубоко убежден в том, что эти реформы должны были идти совместно. Как раз местное самоуправление, которое отвечает за обеспечение непосредственной жизнедеятельности граждан, оно бы как раз могло включиться в этот процесс. То есть как раз наоборот, у нас сейчас местное самоуправление практически отделено от участия в ТСЖ. Более того, создаются все эти управляющие компании, приходят представители КУГИ на эти собрания и, в общем, фактически решают вопрос, что какой-то частной фирмой управляющей передается в ведение дом, двор, квартал. Фактически он опять же выпадает из сферы местного самоуправления, хотя все это сделано, на мой взгляд, совершенно неправильно, совершенно не в интересах жителей. То есть как раз местное самоуправление должно непосредственно было участвовать и разбираться в этом вопросе, принимать более конкретные решения по эксплуатации каких-то домов, кварталов, благоустройства и так далее.


Что касается самой реформы ТСЖ, создания ТСЖ, которая идет сейчас, конечно, у многих это уже навязло в зубах, хотя еще не все осознали, что, приватизировав квартиру, сходив на собрание или подписав какую-то бумажку о том, что они якобы сходили на это собрание, они тем самым попадают в кабалу, что теперь фактически они подписываются под тем, что те деньги, которые они платили государству до этого, аннулируется все, прощается со стороны жителей государству и теперь полностью нужно содержать весь дом, у которого нужно тут же менять лифты, нужно тут же крыть крышу, менять все коммуникации. Фактически получаете коробку, которую нужно без конца латать. То есть понятно, что собственность дело нужное и необходимое, но то, как все это происходит, не выдерживает никакой критики. Конечно, сейчас будут суды завалены исками о признании недействительными собраний, недействительными ТСЖ, в общем, страшная ситуация с правовой точки зрения. И вот как раз местное самоуправление могло бы здесь принять положительное участие, но, к сожалению, видимо, не очень...



Татьяна Валович: То есть пока все это объявлено, опять же, на бумаге, что местное самоуправление может как-то контролировать, подсказывать, регулировать?



Константин Ершов: Да. В Конституции записано, что местное самоуправление распоряжается собственностью. Так вот собственности-то никакой у него и нет. То есть надо было начать с того, чтобы передать эти государственные дома, которые везде, по радио и в газетах, называют муниципальными, надо было их сделать муниципальными не по названию, а сделать муниципальными по сути. И тогда ваши местные депутаты непосредственно бы и контролировали, и принимали участие в создании этих ТСЖ, в контроле средств, которые там проходят, в выделении субсидий на ремонт коммуникаций, созданных ТСЖ. Сейчас же все получается очень все оторвано и пущено на откуп управляющих компаний. В общем, творится некий правовой беспредел.



Татьяна Валович: А то, что касается благоустройства? Вы говорили, что даже зачастую дорожку нельзя заасфальтировать, хотя многие муниципальные образования занимаются благоустройством. Вот это как регулируется? Или это зависит от того устава, того законодательства, которое принимает уже непосредственно сам муниципалитет?



Константин Ершов: По новому закону федеральному, 131-му, об общих принципах организации местного самоуправления, нужно было принять, соответственно, новые уставы. В прошлом году большинство муниципальных советов их приняли. И вот такой типовой устав, который поддерживали представители Смольного...



Татьяна Валович: А он в Смольном разрабатывался?



Константин Ершов: Я не знаю, где он разрабатывался, но я знаю, что другие тексты устава никак не могли пройти регистрацию в Законодательном собрании: возвращались, заворачивались под разными предлогами.



Татьяна Валович: А в типовом что сказано?



Константин Ершов: А в типовом, допустим, среди полномочий есть текущий ремонт внутридворовых территорий. Это означает, что раз нет капитального ремонта, то, собственно говоря, мостить дорожки плиткой или чем-то, даже если у вас есть деньги, вы права не имеете. То есть к вам в любой момент может прийти прокурор, сказать, "вы нарушили устав, нецелевое использование бюджетных средств, есть уголовная статья", в общем, как бы вы подвешены полностью. То есть, хотите мостить - значит, вы будете зависящими от позиции прокуратуры, посадят вас завтра или не посадят. В 73-м совете по моему предложению все-таки убрали слово "текущий", получилось просто "ремонт", то есть капитальный можно. А вот 72-м, допустим, нельзя.



Татьяна Валович: Спасибо.



XS
SM
MD
LG