Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ярослав Шимов: «ЕС как лекарство от эйфории»


Говорят, среди евросоюзовских чиновников ходит такая шутка: «Чем отличается ЕС от Вселенной? Тем, что не расширяется бесконечно». Хотя 1 января 2007 года членами Европейского союза официально стали еще две бывшие соцстраны – Румыния и Болгария – есть все основания думать, что нынешнее расширение – последнее по крайней мере в этом десятилетии. Хотя официально Брюссель не против вступления в ЕС в будущем балканских стран и даже Турции, на деле и им, и другим желающим вроде Украины и Молдавии дано понять: пока хватит. Западная, более зажиточная часть Евросоюза несколько устала от наплыва после 2004 года «бедных родственников» с востока и намерена немного отдохнуть.


Собственно, и тем бывшим соцстранам, которые уже успели вскочить в вагон евросоюзовского поезда, нужна передышка. Хотя бы для того, чтобы оглядеться и привести в порядок собственные дела. В ушедшем году во многих странах Центральной Европы они шли не блестяще. Венгрия отметила полувековой юбилей антикоммунистического восстания такими массовыми беспорядками, каких Будапешт не видел с того самого октября 1956-го. Польша явно разочаровалась в близнецах Качиньских, которым вручила власть на выборах 2005 года, и правительство, возглавляемое одним из них (не перепутать бы... Лехом? нет, все-таки Ярославом), едва не развалилось из-за внутренних дрязг. В Словакии к власти пришла странная коалиция левых популистов, радикальных националистов и сторонников Владимира Мечьяра – бывшего авторитарного премьера, при котором страна едва не стала «парией Европы». В Чехии, напротив, к власти не пришел никто: выборы, состоявшиеся полгода назад, закончились политическим патом, партии так и не смогли договориться о создании стабильного правительства.


Центральная Европа, похоже, недовольна статусом «чистенького, но бедненького» предбанника своих западных партнеров по ЕС. Ее экономика растет, но кардинальных перемен к лучшему, на приход которых после вступления в Евросоюз многие надеялись, не произошло. В то же время не оправдались и многие опасения – прежде всего насчет того, что дела в Варшаве и Праге, Будапеште и Риге начнут вершить хищные брюссельские евробюрократы. Выяснилось, что хотя ЕС требует относительно сбалансированного бюджета и усилий по борьбе с коррупцией, разрушает таможенные барьеры, поощряет изучение иностранных языков и готов подкинуть денег на строительство дорог или компьютеризацию школ, но он совершенно не в состоянии решать за поляков и чехов, латышей и венгров все их внутренние проблемы.


Аргументы радикальных евроскептиков, утверждавших, что Европейский союз – чуть ли не тот же СССР, только под синим, а не красным знаменем, оказались очень далеки от реальности. Но немногим ближе к ней были и розовые еврооптимисты. ЕС оказался не лекарством, способным в три секунды поставить на ноги любого недужного, а скорее средством консервативной терапии. Он понемногу цивилизует Центральную Европу, создавая условия, при которых она со временем может стать более развитой, уютной, удобной для жизни. Но – прежде всего, благодаря собственным усилиям. Возможно, осознание того, что перемен к лучшему нужно добиваться самим, стало главным плюсом 2006 года, в целом не очень удачного и беспокойного для Центральной Европы.



XS
SM
MD
LG