Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Налоги в 2007 году. Беседа с автором налоговой реформы в России; Еще один конфликт между журналистами и государством на территории СНГ – Молдавия; Политически корректное Рождество – американский опыт пожеланий на праздники; Рассказ антрополога: что же мы все-таки все отмечаем в середине зимы




Налоги в 2007 году. Беседа с автором налоговой реформы в России



Ирина Лагунина: В 2007 году в России проведут «налоговую амнистию» или «амнистию капиталов». При этом сами налоги на доходы остаются прежними, расширяются льготы по ним – как для граждан, так и для бизнеса. Об этом мой коллега Сергей Сенинский говорит с автором налоговой реформы в России, ныне – заместителем министра финансов Сергеем Шаталовым...



Сергей Сенинский: Кампанию, которую, согласно только что принятому закону, проведут в 2007 году, называют «налоговой амнистией», хотя, строго говоря, она таковой не является. Ведь налог, по стандартной ставке 13%, гражданам для легализации ранее скрытых доходов заплатить все же придется. Другое дело, что нынешняя ставка подоходного налога – значительно ниже тех ставок, которые действовали во времена, когда граждане многие из этих доходов получали. Более того, за неуплату подоходного налога своевременно, то есть 3-5 или даже 7-8 лет назад, никаких штрафных санкций теперь не предусматривается. Заместитель министра финансов России Сергей Шаталов:



Сергей Шаталов: Да, здесь не хотелось бы пользоваться термином «налоговая амнистия» или даже «амнистия капиталов». Закон использует более точную формулировку: упрощенное декларирование доходов с тех доходов, которые раньше не были задекларированы по каким-либо причинам и с которых не были уплачены налоги. Этот механизм стартует с 1 марта 2007 года и будет действовать до конца года.


Цель этой кампании состоит не в том, чтобы получить какие-то дополнительные бюджетные доходы, а в том, чтобы создать комфортные условия для налогоплательщиков, которые имеют скелеты в шкафу. Соответственно, каких-то специальных сумм в бюджетах, тем более территориальных бюджетах, федеральный бюджет не получит здесь ни копейки, мы не планировали.



Сергей Сенинский: То есть в Министерстве финансов даже примерно не прогнозировали, какими могут оказаться поступления в виде платежей в ходе кампании?..



Сергей Шаталов: Нет, не делали никаких оценок. Этот платеж целиком передается территориям, они будут и администрировать этот платеж, и они будут вести кампанию. Как это будет получаться – сейчас очень трудно прогнозировать.



Сергей Сенинский: Сам подоходный налог в 2007 году в России не меняется, его единая ставка по-прежнему –13%. Но как меняются льготы для граждан по этому налогу – то есть сокращение общей налогооблагаемой базы за год за счет некоторых так называемых «социальных» расходов?



Сергей Шаталов: Действительно, ставка остается прежней - это все те же 13%. Это долгосрочная программа, и правительство не ставит вопроса о том, чтобы изменять эту ставку или вводить прогрессивную шкалу налогообложения. Начиная с 2007 года, увеличиваются социальные вычеты – это те деньги, которые налогоплательщик имеет возможность получить назад в случае, если он осуществляет расходы на образование или на медицинские цели. 38 тысяч рублей на каждого человека, а хочу подчеркнуть, что это касается не только налогоплательщика, но и его родственников, эта сумма увеличивается до 50 тысяч рублей.



Сергей Сенинский: Сама сумма увеличивается с 38 до 50 тысяч рублей в год, а расширяется ли перечень расходов, которые подпадают под действие этой льготы?



Сергей Шаталов: В расходах на медицинские цели теперь можно будет учитывать расходы не только на оплату лекарств или врачей, но и расходы, связанные с добровольным медицинским страхованием. Думаю, что это очень важно. В будущем мы предполагаем учитывать расходы на добровольное пенсионное страхование, но этот вопрос пока еще находится в стадии разработки.



Сергей Сенинский: Речь идет именно об общей сумме доходов человека за год, то есть налогооблагаемой базе, от которой и рассчитывается налоговые платежи, а не о сумме самого налога...



Сергей Шаталов: Да, речь, конечно, идет о налоговой базе, исходя из которой рассчитывается налог. Это базовые цифры. В некоторых случаях, когда речь идет о дорогостоящей операции, дорогостоящем лечении, расходы на медицинские цели принимаются без ограничения.



Сергей Сенинский: Судя по налоговым декларациям, поступающим в России от граждан, сколь в целом известной оказывается система льгот по подоходному налогу? Много ли людей ей пользуются?



Сергей Шаталов: Эта льгота уже известна, достаточно популярна, с каждым годом приобретает все большую значимость. И по результатам декларационной кампании примерно 5-6 миллиардов рублей возвращаются сегодня из казны гражданам. Это десятки тысяч человек. Понятно, что суммы не столь велики, если посчитать 13% от 38 или даже от 50 тысяч. Поэтому самые состоятельные граждане этим обычно не пользуются, но для тех, кто считает каждый рубль, это, конечно, существенная помощь.



Сергей Сенинский: Нынешняя, единая ставка подоходного налога – или «плоская шкала», на профессиональном языке - была введена в России шесть лет назад. Одна из главных целей – «обеление» зарплат в стране, то есть легализация разного рода «серых» или «черных» заработков. В целом – тех доходов граждан, которые выводятся из-под налогообложения, когда заработок делится на «легальную» его часть, минимальную, и «серую», основную. Причем вторую часть работник может получать и просто «в конверте», и какими-то иными путями.


За минувшие шесть лет существования единой 13%-ой ставки подоходного налога – как изменилась доля этих самых «серых» зарплат в России? Скажем, какую долю они составляют ныне от общего объема фонда заработной платы... По независимым экспертным оценкам, это и до сих пор 30-40%...



Сергей Шаталов: Если говорить о динамике, то она была очень заметна в 2001-2002 годах, когда была введена эта плоская шкала подоходного налога. И в первые годы мы имели увеличение объема налоговых поступлений на 50, потом на 40%. Сейчас эта динамика снизилась. И по-прежнему доля «серых» заработных плат, выплачиваемых в конвертах, все еще остается достаточной большой. Большинство экспертов склоняется к тому, что это где-то около 30% всего фонда оплаты труда. Сейчас налоговые органы пристально смотрят на заработные платы, в том числе в тех организациях, где эта заработная плата ниже официального прожиточного минимума. Эта работа дает свои результаты, мы видим, что доля сокращается. Думаю, что в следующем году эта цифра снизится, хотелось бы видеть ее порядка 20-25% с тем, чтобы потом динамика была такой же.



Сергей Сенинский: За 10 месяцев 2006 года Федеральная налоговая служба рассмотрела дела более 500 тысяч самых разных предприятий, работники которых, судя по представленным документам, получали жалованье ниже прожиточного уровня. Судя по отчетам налоговиков, более 60% таких предприятий потом отчитались о повышении зарплат. Тем не менее, каких-то новых, специальных мер – скажем, на уровне нормативном - в 2007 году не предусматривается?



Сергей Шаталов: Пока нет.



Сергей Сенинский: Теперь – в целом о налогообложении доходов бизнеса. Базовая ставка налога на прибыль остается прежней – 24%. Как меняются льготы по этому налогу?



Сергей Шаталов: По налогу на прибыль у нас изменения основные приняты еще в 2005 году и последовательно вводятся в 2006 и 2007 году. Это очень существенные меры: амортизационная премия, возможность часть расходов на приобретение оборудования сразу списать на расходы и учесть при определении налоговой базы по налогу на прибыль. Кроме того, что очень важно – это перенос убытков на будущее. Начиная с 2007 года, все ограничения на перенос убытков на будущее снимаются. В комплексе с теми мерами, которые были приняты по НДС, по упрощенному порядку возмещения НДС при капиталовложениях – это уже дало свой результат. В 2006 году экономический рост во многом, мы полагаем, был обусловлен еще и тем, что эти налоговые стимулы начали действовать. Объем, например, импортного оборудования увеличился на 50% по сравнению с предыдущим годом. Вот это, пожалуй, самые главные меры.



Сергей Сенинский: Но это – не все из новых льгот?



Сергей Шаталов: Приняты решения еще о некоторых важных мерах. В частности, по налогу на прибыль предусмотрены специальные меры, которые должны помочь приватизации земельных участков.



Сергей Сенинский: Сразу уточним: речь идет о приватизации земли под предприятиями, которые сами по себе, то есть здания и сооружения, давно перешли в собственность частных владельцев – в отличие от земельных участков, на которых они расположены. Эти участки так и остаются пока формально в собственности государства...



Сергей Шаталов: Да, да, совершенно верно, которые были приватизированы в свое время, но без земли. Эта кампания начинается с 2007 года и будет идти в течение пяти лет. По льготным ценам предприятие получит возможность выкупить эти земельные участки. Так вот, предусматривается еще, что по налогу на прибыль расходы, связанные с приобретением этих земельных участков, тоже будут учитываться. Это достаточно экзотическая, необычная мера, но, тем не менее, мы сознательно пошли на нее для того, чтобы помочь этой приватизации.



Сергей Сенинский: И еще об одном универсальном налоге – на добавленную стоимость. Его ставки (базовая - 18% и льготная - 10%, в отношении некоторых продуктов питания и детских товаров) - сохраняются. %. Но не отказались ли в Министерстве финансов от планов введения единой ставки на уровне 16%, о чем так много говорили, как о деле фактически решенном, еще два года назад? А начать унификацию ставок собирались, помнится, поэтапно, начиная с 2006 года...



Сергей Шаталов: Нет, мы не отказались от идеи единой ставки. Хотя политические проблемы, естественно, не позволяют нам принять это решение сейчас или даже в ближайшем будущем. Вопрос о ставке на уровне 15% мы ставим как задачу 2010 года.



Сергей Сенинский: То есть и само решение – быть единой ставке НДС или не быть - откладывается, минимум, на три года...



Сергей Шаталов: Да, вы правы. Это далекая, на первый взгляд, перспектива, но сейчас мы перешли к принятию трехлетнего бюджета. И весной 2007 года мы будем вносить в правительство и Государственную думу проект бюджета сразу на три года - 2008, 2009 и 2010. И поэтому такие изменения нам уже необходимо учитывать.



Сергей Сенинский: Спасибо, напомню, на наши вопросы отвечал автор российской налоговой реформы, ныне – заместитель министра финансов России – Сергей Шаталов...



Еще один конфликт между журналистами и государством на территории СНГ - Молдавия.



Ирина Лагунина: 24 декабря Совет Безопасности ООН по инициативе Франции и Греции принял резолюцию под номером 1738 – о защите прав и жизни журналистов, работающих в зонах вооруженных конфликтов. На сегодняшний день в мире за этот год были убиты 110 работников средств информации. Резолюция ООН – это большое завоевание 2006 года. Особенно на фоне самого страшного преступления 2006-го – убийства журналистки Анны Политковской. Во всех странах, образовавшихся из распада СССР – за исключением Прибалтийских государств – в этом году наблюдался откат в свободе прессы и информации. Даже в ранее относительно благополучной и спокойной Молдавии. В последние недели появились многочисленные сообщения о новом конфликте власти с телекомпанией Euro TV и радиостанцией Antena C. Я передаю микрофон Олегу Панфилову.



Олег Панфилов: Новое столкновение началось в апреле этого года, когда вице-спикер парламента страны Юрий Рошка заявил о том, что радиостанция и телекомпания будут преобразованы: из муниципальных общественных они станут частными. Об истории развития расскажет наш кишиневский корреспондент Василие Боднару.



Василие Боднару: В отличие от предыдущих лет, в нынешнем году не было дерзких нападений на журналистов. Однако это вовсе не означает, что так называемые «наезды» канули в лету. Прессинг обрел скорее всего более благообразные формы, используются законные средства и рычаги, если найден удобный предлог, естественно. Как это было в случе с телевизионным каналом ПРО ТВ: коммерческого директора этой компании полиция обвинила в мздоимстве при размещении рекламы. А в ходе следствия с особым рвением стала допрашивать всех коммерческих партнеров компании на вполне законных основаниях. Совершенно очевидно, что у многих из бизнесменов вполне могло пропасть желание размещать рекламу на этом канале, как говорится, от греха подальше, независимо от результатов следствия. Точно так же благопристойно выглядела история с перераспределением лицензий на право вещания ОРТ на территории Молдовы. Бывшему его обладателю, сыну бывшего президента Лучинского, пришлось ретироваться перед командой, за которой якобы бы стоят люди из окружения нынешнего президента.


Однако знаковым событием этого года, вероятно, можно назвать историю с реорганизацией столичного радио Antena C и муниципальной телерадиокомпанией Euro TV. При принятии нового закона о публичных радиовещательных компаниях парламент запретил столице содержать на бюджетные средства собственные радио и телевещательные компании и обрек таким образом муниципальные радио и телевидение на неминуемую приватизацию. Сопротивление журналистов пришлось сламывать вполне благовидными средствами. Совершенно неожиданно сломалось оборудование на государственном предприятии, чьими услугами пользовалась радиостанция для вещания передач. А когда журналистский коллектив дошел до точки кипения из-за смены директора и готов был устроить обструкцию назначенцу, в редакцию нагрянула полиция, чтобы найти взрывное устройство, о котором некие злоумышленники сообщили по телефону. Тревога оказалась ложной, но и страсти слегка улеглись.


Этот сценарий оказался все же не слишком убедительным, по крайней мере, для ОБСЕ. Представитель ОБСЕ по проблемам свободы печати призвал кишиневские власти обеспечить транспарентность и честность при проведении приватизации радиостанции и телеканала. Гарантом выполнения этих пожеланий должен выступить новый координационный совет по телевидению и радиовещанию, который был обновлен в этом же году и соответствует соотношению сил в парламенте.



Олег Панфилов: Напомню, что материал Василие Бонднару был посвящен только части проблем молдавских СМИ. Прокомментировать ситуацию я пригласил Корину Чепой, директора Независимого Центра журналистики, она с нами на связи по телефону из Кишинева. Корина, что бы вы могли сказать большее о том, с какими трудностями, с какими проблемами в последнее время сталкиваются молдавские средства массовой информации?



Корина Чепой: Именно последнее, что случилось с Antena C и Euro TV - это именно то, что нас заставило встревожиться, потому что такие методы агрессивными считаются в Молдавии. То есть закрыть радиостанцию, эфир именно из-за каких-то технических проблем, которые появились именно, когда была программа с критикой нынешних властей, у нас считается экстремально в какой-то мере.



Олег Панфилов: Президент Воронин в последнее время, особенно в связи с противостоянием с Россией в отношении Приднестровья, все время апеллирует к Европейскому союзу и Совету Европы. И иногда он показывает себя таким образом, что он похож на бывшего президента Польши Александра Квасьневского и это значит, что в Молдавии должна быть ситуация, при которой свобода слова почти такая же, как в Восточной Европе. Тем не менее, ситуация все-таки другая.


15 лет новой независимой молдавской журналистике. Скажите, с чем вы сталкивались все это время?



Корина Чепой: Во-первых, в том, что касается масс-медиа, Воронин действует как коммунист, не как лидер европейского государства. Потому что если посмотреть по данным мониторинга, который делает Европа, именно что касается Молдовы, и как мы продвигаемся к европейским стандартам, масса-медия и свобода слова являются минусом Молдовы. То есть в масс-медиа и в свободе слова мы далеко от каких-то польских или восточноевропейских стандартов. Если посмотреть на все 15 лет, я видела прогресс долгое время, очень медленный прогресс, а сейчас мы видим стояние на месте. И в некоторых сферах даже хуже. То есть то, что мы видим с Antena C и Euro TV , муниципальные организации, которые у нас были разные голоса на телевидении и радио, сейчас еще хуже. То есть, если в общем сказать, то у нас ситуация не меняется и в каких-то аспектах даже хуже.


Если говорить о Воронине, то на прошлой неделе на итоговой пресс-конференции этого года его спросили: что вы думаете о том, что говорят, что телевидение государственное, которое принадлежит муниципалитету, станет под влиянием христиан-демократов, а радио, которое влиятельное, станет под влиянием коммунистов? Он ответил – а что в этом плохого?



Олег Панфилов: Вопрос касается Приднестровья. Вы имеете какие-то отношения с журналистами Приднестровья, с организациями Приднестровья?



Корина Чепой: В этом году у нас больше таких контактов. Мы подводили итоги года, и я сама удивилась. У нас был большой проект с журналистами приднестровскими, они к нам приезжали, мы не можем там работать, они к ним приезжали и работали вместе с журналистами из Молдовы. И у нас из 50 участников программы вообще 20 было приднестровских. И они более активные, даже те же журналисты из Гагаузии, у которых возможностей больше.



Олег Панфилов: Я надеюсь, что ваши взаимоотношения с приднестровскими журналистами будут улучшаться и может быть даже помогут в политическом урегулировании. Потому что если сравнивать ситуацию с Карабахом или Абхазией, то там, к сожалению, журналисты самоизолировались и не идут ни на какие контакты. Тем не менее, последний вопрос касается будущего молдавской прессы. При всех этих конфликтах, которые сейчас существуют и развиваются, по всей видимости, нужно ожидать каких-то изменений или в лучшую или в худшую сторону. Влияет ли каким-то образом российская политика на положение молдавских средств массовой информации?



Корина Чепой: Российская политика в общем, я думаю, что не влияет. Но существование в нашей стране медийных организаций российских и газет, тиражи российских газет являются самыми большими в Молдове – это, конечно, большое влияние. То есть мы находимся под влиянием информационным Москвы. Я не думаю, что политическое влияние напрямую на масс-медиа происходит, но именно через свои организации, телевидение и прессу особенно влияние есть и не самое лучшее, к сожалению. Потому что нельзя говорить о разнообразии масс-медиа в России. Идет все более видимая национализация в какой-то мере масс-медиа в России, и мы слышим тот же голос, они идут через разные каналы, но та же политика, если можно так сказать.



Олег Панфилов: По всей видимости, вы имели в виду пропаганду?



Корина Чепой: Да, если сказать прямо – пропаганду. Люди все-таки многие среднего возраста привыкли читать по-русски, смотреть телевизионные каналы из России и влияние есть, к сожалению. Особенно, если говорить о телевидении, где единственная альтернатива - это российские каналы. К сожалению, оттуда идет та же самая пропаганда на людей, которые и так зациклены на коммунистической и пророссийской пропаганде.



Политически корректное Рождество – американский опыт пожеланий на праздники .



Ирина Лагунина: В Соединенных Штатах Рождество традиционно становится поводом для острых дискуссий о роли религии в американском обществе, об отделении церкви от государства и о политической корректности политиков. Рассказывает Владимир Абаринов.



Владимир Абаринов: Согласно недавнему опросу, подавляющее большинство американцев, 81 процент, верит в существование ангелов, не верят всего 18 процентов, а один процент сомневается. Почти такую же святую веру в реальность Санта Клауса питают американские дети. О том, что они никогда не верили в англоязычный вариант Деда Мороза, заявил лишь один процент опрошенных. Вера эта угасает в среднем в возрасте восьми лет, но 15 процентов продолжают верить в него и после 10-ти.


Можно спорить о том, считать ли Санта Клауса религиозным символом, но с тем, что Америка – страна глубоко религиозная, спорить не приходится. О роли религиии в истории США говорит Джон Мичем – редактор еженедельника Newsweek, автор книги «Американское евангелие».



Джон Мичем: Наша страна основана как религиозное государство – это сделали, главным образом, люди, искавшие экономических возможностей и религиозной свободы. И во многих отношениях они считали эти две задачи взаимосвязанными. Религия была ключевым элементом американской истории, она была и благом, и злом. В Священном Писании находили оправдание рабству, расовой сегрегации, дискриминации женщин, захвату земель, принадлежавших индейцам. Но религия и сплотила страну в борьбе против рабства, в движении за гражданские права и расширение свобод. Это часть нашей культуры, религия точно так же, как экономика или география, или политические убеждения, определяет ценности, которыми дорожит народ.



Владимир Абаринов: Еще один авторитетный знаток вопроса – протестантский проповедник Рик Уоррен. Его книга «Целеустремленная жизнь» издана обшим тиражом 30 миллионов экземпляров на 56 языках, в том числе на русском.



Рик Уоррен: Мэдисон однажды сказал: «Если в стране одна религия, то в этой стране тирания. Если в стране две религии, в ней гражданский конфликт. Если в стране много религий, в ней царит гражданский мир». И я уверен – это и есть причина, почему Америка процветает: потому что у нас есть свободный рынок не только в экономике, но и конкуренция религиозных идей. Я решительный противник теократии, я против государственной религии. Посмотрите, что произошло в Европе: государство погубило христианство.



Владимир Абаринов: В дни рождественских праздников в США любят вспоминать связанные с ними исторические события. Супруга вице-президента Линн Чейни, автор исторических очерков для детей, рассказывает о знаменитой победе командующего Континентальной армией генерала Джорджа Вашингтона в начале Войны за независимость. Зимой 1776 года армия Вашингтона потерпела поражение в битве на Лонг-Айленде и отступила за реку Делавэр. В рождественскую ночь Вашингтон с отрядом в две с половиной тысячи человек форсировал полузамрезшую реку и атаковал город Трентон, гарнизон которого составляли гессенцы, то есть наемные немецкие войска.



Линн Чейни: Рассказать сейчас историю о Вашингтоне как раз кстати, ведь переправа через Дéлавэр – одно из его самых изумительных свершений. Казалось, все потеряно, и вот Вашингтон решает наступать, в ночь на Рождество он переправляется через Дéлавэр, разбивает гессенцев, затем ведет войска в Принстон и разбивает британцев.



Владимир Абаринов: Первая леди Лора Буш напомнила журналистам о другом американском Рождестве – 1941 года.



Лора Буш: В этой комнате и вокруг нее случилось много интересного на Рождество. Один из таких интересных случаев произошел с Франклином Рузвельтом и Уинстоном Черчиллем. Они были здесь, в Белом Доме, вскоре после нападения на Перл-Харбор. И вот они вышли и обратились с балкона Голубой гостиной к толпе примерно в 15 тысяч человек. Елку в тот год поставили ближе к Белому Дому прямо на лужайку. Боялись налета, поэтому президент Рузвельт и премьер-министр Черчилль произносили свои волнующие речи в темноте и потом зажгли рождественскую ель прямо отсюда, из Белого Дома.



Владимир Абаринов: Уинстон Черчилль прибыл в Вашингтон для обсуждения планов совместных боевых действий против Гитлера через две недели после нападения японцев на Перл-Харбор, которое произошло 7 декабря 1941 года. Визит был тайным – широкая публика о нем ничего не знала, поэтому появления британского премьера на балконе южного портика Белого Дома произвело фурор. Вот фрагмент речи, с которой Черчилль обратился к американскому народу.



Уинстон Черчилль: Сегодня, посреди войны, которая ревет и беснуется по всем морям и землям, подступая все ближе к нашим сердцам и домам, среди всего этого хаоса, сегодня вечером дух мира приходит в каждый наш дом. И мы можем забыть, по крайней мере, на одну ночь, об осаждающих нас тревогах и опасностях и устроить детям вечер счастья в грозовом мире. Сегодня, пусть на одну только ночь, каждый дом англоязычного мира должен стать ярко освещенным островом счастья и мира. Перед тем как снова вернемся к суровой реальности и тяжким временам, которые ждут нас впереди, преисполнимся решимости пойти на любые жертвы ради того, чтобы у наших детей впредь никто не посмел отнять их наследие и право жить в свободном и достойном мире.



Владимир Абаринов: В Рождество этого года тоже явственно звучал военный мотив. Президент Буш пригласил на праздник в Белый Дом детей, разлученных с родителями, потому что их родители носят военную форму и несут службу в Ираке.



Джордж Буш: Я от души благодарю вас за поддержку, которую вы оказываете вашим мамам и папам, исполняющим очень важную для нашей страны миссию. Я хочу, чтобы вы знали – они горячо любят вас, а американский народ любит и уважает тех, кто носит военную форму. Я знаю, как это трудно, когда твои мама или папа далеко, за океаном, и мы желаем вам всего наилучшего. Но они заняты действительно очень важной работой. Поэтому мы пригласили вас сюда, в Белый Дом, чтобы, во-первых, сказать вам спасибо за вашу стойкость, а во-вторых, попросить вас об одолжении: напишите вашим мамам и папам по электронной почте, что их главнокомандующий уважает их, восхищается ими и поддерживает их.



Владимир Абаринов: В американской столице по случаю Рождества устанавливают две главные елки – одну у Белого Дома, другую – у Капитолия. В церемонии зажигания этой второй елки принял участие спикер нижней палаты Деннис Хастерт.



Деннис Хастерт: В этом году серебристую ель высотой в 23 метра нам подарил штат Вашингтон. Ель украшена более чем тремя тысячами игрушек, отражающих особенности этого вечнозеленого штата – разнообразие его ландшафтов и экосистем, его культурное и историческое наследие. Каждое из этих украшений сделано руками школьников всего штата Вашингтон.



Владимир Абаринов: Архитектор Конгресса Алан Хантман.



Алан Хантман: Когда ель привезли сюда в прошлый понедельник, я поговорил с водителем грузовика, который проделал весь этот путь в 7 тысяч километров из штата Вашингтон. Его зовут Горди Гровер. И он со слезами на глазах рассказывал о том, как по дороге он останавливался в маленьких городках штата, и везде вокруг грузовика собирались люди, и дети подходили к нему и просили у него автографы. Он чувствовал себя как рок-звезда и даже еще лучше.



Владимир Абаринов: Алан Хантман не забыл упомянуть и о том, что рождественская ель, как и все вообще осветительные приборы на территории Конгресса, участвует в сбережении энергоресурсов.



Алан Хантман: И наконец, ель украшают 10 тысяч цветных лампочек. В этом году мы продолжаем соблюдать наше обязательство экономить электроэнергию во всем комплексе зданий Капитолия, поэтому при украшении рождественской ели использованы только лампы со светоизлучающим диодом. И мы очень гордимся тем, что здесь, на Капитолийском холме, мы вносим свой вклад в экономию электроэнергии. По нашему мнению, эти лампочки придают рождественскому дереву элегантный и приятный вид.



Владимир Абаринов: Еще одна немаловажная деталь заключается в том, что в прошлом году капитолийская ель официально называлась Праздничным деревом, что, конечно, полная чепуха, ведь «праздник» по-английски – holiday, то есть «святой день». В этом году законодатели решили без всяких околичностей назвать ель рождественской. Этот шаг говорит о том, что в этом году война за Рождество, о которой так много говорили год назад, в значительной мере прекратилась. Это признает и один из предводителей христолюбивого воинства защитников Рождества от басурман и атеистов, журналист Джон Гибсон.



Джон Гибсон: В этом году я ни разу не говорил на тему моей книги «Война с Рождеством». Причина состоит в том, что, американцы, я считаю, извлекли урок из событий прошлого года, и на этот раз призывы запретить или спрятать рождественскую символику, или сделать ее менее заметной, чем светские символы Рождества – эти призывы в значительной мере сошли на нет. Однако отдельные инциденты все еще случаются. Один из них – скандал в аэропорту Сиэттл-Такома. <…> Тем же, кто в прошлом году высмеивал войну за Рождество или изображал ее как междоусобицу верующих, хочу напомнить: это не война христиан с иудеями или христиан и иудеев с мусульманами. Это война атеистов с верующими любой конфессии.



Владимир Абаринов: Джон Гибсон ошибается или сильно преувеличивает. Характерный случай произошел у дверей вашингтонского офиса Американского союза за гражданские свободы, который считается главным врагом Рождества. Туда пришли борцы за Рождество и стали петь рождественские гимны. Вероятно, они ожидали, что из окон здания потянет серой, а правозащитники от ненавистных им звуков испустят дух в страшных корчах. Но случилось нечто совершенно иное. В открывшихся дверях показались сотрудники офиса с угощением. Они присоединились к хору. Один из них оказался пастором, то есть никаким не атеистом.


Правозащитники отнюдь не против религиозной рождественской символики в общественных местах. Они говорят лишь, что праздничное убранство этих мест должно включать и светские символы – снеговиков, оленей и медведей – причем в равной пропорции. Верховный Суд США в конце 80-х годов прошлого века рассмотрел несколько подобных дел и вынес именно такое решение. Но административный восторг на местах зачастую идет дальше требования паритета религиозных и светских изображений. К тому же бывают сложные случаи. Например, когда власти Сан-Хосе не позволили установить в городском парке скульптурную группу, изображающую поклонение волхвов, христианские активисты указали - как на религиозный символ - на изваяние древнего ацтекского божества, установленное в том же парке на средства муниципалитета.


В этом году эксцессов было гораздо меньше. Самый серьезный случай упомянул Джон Гибсон: администрация международного аэропорта Сиэттл-Такома в ответ на протесты любавичского раввина убрала с подведомственной территории елки, испугавшись судебной тяжбы. Но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что администрация перестаралась. Говорит виновник переполоха – раввин Элазар Богомильский.



Элазар Богомильский: Я чувствую себя ужасно. Прежде всего, сообщение о том, что раввин заявил, что он оскорблен видом рождественских елок – это совершеннейшая нелепость, полностью сфабрикованная и не имеющая под собой никаких оснований. Елки были установлены в пятницу вечером, а новость о моих возражениях появилась в субботу. Сами понимаете, как правоверный иудей я не мог в этот день комментировать сообщения прессы или отвечать на звонки журналистов. Мы имели возможность ответить лишь на следующий день. К этому времени новость уже циркулировала повсеместно целые сутки.



Владимир Абаринов: Раввин утверждает, что отнюдь не требовал убрать елки.



Элазар Богомильский: Я нисколько не оскорблен. Здесь важно уяснить, чего мы на самом деле хотели. А хотели мы одного – установки одной-единственной меноры, которая несет очень важное послание, послание надежды и религиозной свободы.



Владимир Абаринов: После таких заверений елки вернулись в аэропорт.


Заметна перемена и в публичных выступлениях высоких должностных лиц. Прошлым рождеством лидер демократов в Палате представителей Нэнси Пелоси, которая в январе станет спикером, свою последнюю в году пресс-конференцию закончила политкорректным пожеланием счастливых праздников. На этот раз она была более многословна.



Нэнси Пелоси: Желаю всем вам счастливых праздников, веселого Рождества, с Новым годом, доброй Хануки, Кванзаа – какой бы праздник вы ни отмечали, желаю вам всего хорошего.



Владимир Абаринов: О своем отношении к Рождеству журналисту телекомпании FOX News Крису Уоллесу рассказала супруга вице-президента США Линн Чейни.



Линн Чейни: Одна из черт христианского праздника Рождества – это послание ангелов: «На земле мир, в человеках благоволение». Существуют ли на свете лучшие слова, в равной мере обращенные ко всем людям? В этом году вице-президент и я поместили эту фразу на нашу рождественскую открытку.



Вопрос: Но вся проблема в том, что кого-то можно обидеть пожеланием веселого Рождества. Как поступить правильно?



Линн Чейни: Вы должны желать веселого Рождества, если чувствуете, что это хорошо. Но если вы говорите с иудеем, пожелание «добрых праздников», пожалуй, будет более уместным. А когда вы обращаетесь к большой аудитории, как это бывает у Бушей, или у нас, когда мы рассылаем поздравительные открытки, думаю, надо найти в вашей душе что-то общее для всех, что-то, что достигнет каждого сердца, и на этой основе создать свои рождественские пожелания.



Вопрос: Будучи комментатором общественной жизни, вы наверняка слышали о «войне с Рождеством». Вы полагаете, война с Рождеством имеет место?



Линн Чейни: Полагаю, что это так. Я думаю, это правда. Знаете, все мы сталкиваемся с этой проблемой. Мы говорим о культурном разнообразии, но иногда нам трудно осознать, что мы можем участвовать в этом разнообразии, можем поставить в доме и менору, и рождественскую ель. Вы не должны отказываться от елки ради того, чтобы оказать уважение людям другой веры.



Владимир Абаринов: Согласно одному из последних опросов, девять из десяти американцев считают вполне уместной рождественскую символику и пожелание веселого Рождества в общественных местах. И еще одно любопытное свидетельство приверженности американцев традициям: 64 процента предпочитает посылать поздравительные рождественские открытки обычной почтой, и только 16 процентов пользуются для этой цели Интернетом.



Рассказ антрополога: что же мы все-таки все отмечаем в середине зимы.



Ирина Лагунина: Новогодние и Рождественские праздники имеют давнюю историю. С незапамятных времен наши предки отмечали зимнее солнцестояние длинной и сложной последовательностью ритуальных действий, которые, постепенно трансформируясь и обрастая новыми смыслами, в конце концов превратились в те праздники, которые мы справляем в эти дни. О древней традиции праздников и обрядов середины зимы рассказывает антрополог, доктор исторических наук, сотрудник института Археологии РАН Мария Добровольская. С ней беседуют Александр Костинский и Александр Марков.



Александр Марков: Мария, сейчас у нас на носу Новый год и Рождество. Расскажите, пожалуйста, что это за праздники, откуда они взялись и антропологические корни интерпретации.



Мария Добровольская: Мне кажется, что действительно время вспомнить, что такое праздник. Мы к празднику привыкли относиться как к отдыху, как к такому легкому и приятному времяпрепровождению. В глубоком прошлом праздники были неотъемлемой частью жизни общества и требовали от всего общества объединенных усилий этого празднования. Без праздников, по представлению человека глубокого прошлого, не мог правильно существовать мир. Поэтому вот эти праздничные дни и связанные с ними ритуалы, обряды были очень важны. Так вот, Рождество как христианский праздник удачно накладывается на языческие празднования Нового года. Как мы знаем, на протяжение года астрономического есть четыре поворотных пункта – два солнцеворота, зимний и летний, и два солнцестояния, весеннее и осеннее. И эти дни, особенно два солнцеворота и весеннее солнцестояние всегда праздновались всеми народами и в особенности земледельцами, которые зависели от календарного цикла. И в праздники нового года, зимнего солнцеворота, то есть это очень древняя традиция, корни которой восходят к тысячелетней древности, не вековой, а тысячелетней. Переживаем самую длинную ночь, самый трудный тяжелый бессолнечный день и затем празднуем прибавление света. И рождественские праздники занимают продолжительное время.



Александр Костинский: То есть вообще все старые праздники были не по одному дню?



Мария Добровольская: Не по одному. Посмотрите: Святки – неделя, Масленица – неделя, Пасха – неделя, Радуница - неделя послепасхальная, Троица или, как раньше называли на Руси, русалья неделя. То есть все это получается достаточно продолжительный недельный цикл. И неделя включала в себя разные дни. У праздников есть своя структура. Лучше всего она сохранилась в Масленице, но и в рождественских святочных днях тоже есть своя структура. И рождественская ночь, ночь под Рождество - это день поминовения предков усопших, день, когда на столе присутствует обязательно скромная поминальная трапеза. Это кутья - каша из цельного зерна приправленная цельными ягодами, в наши дни обычная кутья - это рис с изюмом, и блины, опять же классическая поминальная еда. И наряду с этой поминальной трапезой практиковались приглашения усопших погреться, во дворах разводились большие костры и предполагалось, что в эту ночь приходят предки погреться. Красной нитью через празднование всех календарных дат аграрного цикла проходит идея надежных, добрых, взаимовыгодных отношений с теми, кто живет в загробном мире. Предок – гарант стабильности, гарант благополучия ныне живущего общества. А дальше начинаются игры, игры с переодеваниями в различных домашних животных. Рядились в козла, выворачивали наизнанку шубу, надевали на ноги, на руки, больше получалось, правда, похожим на медведя, чем на козла, но тем не менее, привязывали соломенные рога и начинались игры достаточно фривольного содержания, как правило, в них участвовали юноши и девушки.



Александр Марков: Это в дохристианскую эпоху?



Мария Добровольская: Да, это сугубо языческая традиция, которая могла шокировать, и конечно же, находилась в жестком противоречии с христианскими нормами поведения. Действительно, переодетый, вымазанный сажей, с рогами, ну чем не черт? И изображали лошадь, когда двое спина к спине накрывались попоной, всадник пытался продать эту лошадь подороже, расписывал достоинства. Опять же все это сопровождалось сомнительными шутками. И то же бык. Бык - самая древняя традиция. Играли в быка, и бык устраивал ряженый своеобразную корриду, он должен был бодать девок, причем как-то так, чтобы это было и пообиднее, и побольнее, чтобы это было очень эмоционально. Игра заканчивалась тем, что быка убивали. Естественно, это был переодетый человек, на которого была накинута какая-то попонка. И там был спрятан горшок с настоящими рогами быка, и нужно было разбить горшок и тем самым показать, что бык этот убит. Дальше уж совсем странная игра – это игра в покойника, игра в умруна.



Александр Костинский: Это на святки?



Мария Добровольская: Этот умрун, опять же юноша, которого переодевают в белые одежды, вымазывают лицо мелом или надевают маску, он ложится на доску и начинается его шутейное отпевание, плакальщицы шутейные то плачут, то смеются. Предполагаются обязательно поцелуи в губы этого умруна. Сочетание, казалось бы, не сочетаемого. Потешные похороны – ничего, казалось бы, более кощунственного придумать нельзя. Действительно, по крайней мере, с нашим христианским менталитетом это выглядит странно. Но, тем не менее, предполагается, что опять же имитация похорон связана с древними представлениями о возрождении, нельзя возродиться без правильных похорон. И даже была такая загадка: молодца понесли хоронить, а он в окошко глядит. Это некоторое парадоксальное изображение смерти присутствует у самых разных культур, не только русских, украинцев и белорусов, но в Европе. Первое, что приходит на ум – это Хэллоуин Нового света, праздник мертвых, когда тоже все потешаются над скелетами - мертвецы восставшие.



Александр Марков: Это древний праздник Хэллоуин?



Мария Добровольская: Хэллоуин, который американский, он, естественно, происходит из земледельческих культур Америки, а праздник европейский, он по меньшей мере с кельтского времени, но может быть и древний. Справляется он осенью глубокой, опять же приглашают погреться предков. Но в Рождестве есть элементы того же самого.



Александр Костинский: То есть присутствие мертвых обязательно?



Мария Добровольская: Да, со своими предками не надо разлучаться - это ни к чему хорошему не приведет.



Александр Костинский: И дальше как развивается праздник?



Мария Добровольская: Конечно, встреча уже Нового года. Собственно новогодняя ночь должна быть ознаменована очень богатым столом, сытным, изобильным.



Александр Костинский: И оттуда традиция, чтобы стол был уставлен, даже не съедят.



Мария Добровольская: Все эти дни святочного времени, они насыщены, это магическое время, когда можно пожелать, это и исполнится. Почему гадания святочные? Потому что это время исполнения желаний. Для того, чтобы что-то сбылось, это нужно пережить, изобразить. Если вы хотите, чтобы год был изобильный, дородный, нужно, чтобы и стол был изобильный, тучный. И на этом столе присутствие так называемого кесарийского поросенка очень желательно и традиционно.



Александр Марков: А что за кесарийский поросенок?



Мария Добровольская: А это в Риме на празднование Нового года всегда ели свинину в том или ином виде. И опять же в славянской традиции тоже есть запекание поросенка именно в новогоднюю ночь. И до сих пор, мне кажется, все так любят Новый год, потому что Новый год – это необычная ночь, от которой можно ожидать какого-то чуда. И мне кажется, что ощущение возможного чуда во время перехода из одного года в другой - это какое-то прижившееся в нас глубокое чувство, почти биологическое, можно сказать. И то, что в современном менталитете воплощается как ожидание чуда, то в древности реализовывалось просто как время, когда надо гадать, когда надо желать. Главное упустили – колядки. Тоже своеобразное игра рождественская, когда молодые люди, сбившись в кучки, ходят по домам, поют песни. Что за песни? В основном это величальные песни, которые всячески хвалят этот дом, хозяина, хозяйку, хозяин – какой он князь, хозяйка – царевна, дом – терем. То есть совершенно наглая лесть, целью которой является, с одной стороны, пожелание, поскольку время логическое, что скажешь, то и сбудется. Поэтому самые лучшие пожелания сбываются. Но и самые худшие сбываются. Поэтому начинается шантаж. Эта компания молодых людей может пожелать не только что-нибудь хорошее хозяину, но и наоборот сказать что-нибудь недоброе в его адрес и тогда весь наступающий год…



Александр Костинский: Насмарку.



Мария Добровольская: Совершенно верно. Поэтому лучше откупиться подарками. И собственно, рождественские подарки – это то, что получают во время колядования.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG