Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политические итоги уходящего года


Виктор Резунков: Сегодня в последнем в этом году выпуске нашей передачи мы подведем политические итоги уходящего года и обсудим те прогнозы на 2007 год, которые появились в российских средствах массовой информации. Событий в минувшем году было много, хотя социологи так не считают. Но, судя по прогнозам, ожидается еще больше. В Петербургской студии Радио Свобода в гостях главный редактор петербургского выпуска «Новой газеты» Николай Донсков и политолог, профессор Санкт-Петербургского государственного университета Дмитрий Гавра.


Мы также предлагаем нашим слушателям назвать главное политическое событие уходящего года и сделать свой прогноз на год наступающий.


Первый вопрос участникам нашей беседы: какие события минувшего года вы бы назвали знаковыми?




Николай Донсков

Николай Донсков: Если речь идет о России, а я понимаю, что речь идет именно о ней, то в этом году было достаточно много знаковых событий как локальных, так и более глобальных, более глубоких. Из локальных – это, естественно, конечно, довольно странные и безобразные в своем роде конфликты: российско-грузинский, российские-молдавские непростые отношения, это акты политического террора, хотя, естественно, тут Генпрокуратура скажет потом свое слово, и, может быть, даже можно заранее предсказать, каким оно будет. Я имею в виду цепь этих загадочных убийств: как заместителя председателя Центробанка, затем Анны Политковской и, наконец, загадочное отравление господина Литвиненко.


Также еще, на мой взгляд, очень знаковое, очень важное событие, которое будет иметь последствия и в ближайшие годы в связи с выборами предстоящими как в следующем, так и в 2008 году. Я бы сказал так, что на сегодняшний день можно говорить, что в этом году именно на протяжении шести лет завершен уже процесс построения так называемого корпоративистского государства. Это термин Андрея Илларионова, речь идет о том, что, собственно говоря, определяющими в управлении этим государством являются политические и бизнес-кланы. Это государство, которое движется по пути, противоположному развитию демократии. Собственно, современного термина для такого общества не существует. Поэтому условно можно его назвать корпоративистским. И можно также говорить о том, что в этом году уже мы видим, что все приметы того, что процесс его построения успешно завершен, налицо. То есть власть сконцентрирована по федеральной вертикали, все инакомыслие подавляется любыми возможными способами, средства массовой информации также активно прибираются к рукам определенными структурами с определенной политической направленностью и с определенными бизнес- интересами. Эти явления, к сожалению, как мне представляется, больше заинтересовали и больше были отражены среди западных политологов, среди западных аналитиков и журналистов, нежели российских.



Виктор Резунков: Что тоже характерно.



Николай Донсков: Что тоже, конечно же, характерно. Именно это относится к функционированию современных средств массовой информации в России.



Дмитрий Гавра: Я бы начал с того, что подводить итоги промежуточного года, а таким годом в политическом плане для России, несомненно, является уходящий 2006, нужно в контексте того, что это год, который лежит между естественно 2005 и 2007 годом. 2007 год – это год выборов в Государственную Думу, и это, с моей точки зрения, накладывает существенную часть важных отпечатков на то, какие события можно полагать наиболее важными в уходящем году. Я бы начал с того, что протянул ниточку между глобальной ситуацией в сфере безопасности и тем, что происходит в России и с Россией. Год этот не стал безопаснее ни для мира, ни для России. И в этом плане, с моей точки зрения, важным итогом года является то, что в целом, я согласен с теми экспертами, что в глобальной конкуренции Россия свою позицию не ослабила. Многие полагают, что даже она ее усилила. Другое дело, что превращение России, такой какая она есть сегодня, в один из центров силы – это есть некоторое перераспределение силовых полей в глобальной конкуренции. А из этого следует, что это многим не нравится.


Теперь о внутреннем, о том, что происходит здесь. Я бы, пожалуй, прежде всего сказал о том, что сама по себе концепция национальных проектов, которая была предложена избирателям, населению, в существенной мере серьезные линии внутренней напряженности потенциальной сняла.


Следующее, о чем я бы хотел сказать, - это, конечно же, оформление той полуторапартийной или двухпартийной системы. Я имею в виду консолидацию «Справедливой России», и вполне очевидную доминирующую поступь «Единой России», которая, видимо, приводит к выводу о том, что будущая Государственная Дума, даже если там, предположим, будет шесть партий, тем не менее будет двухпартийной Государственной Думой. И такой двухпартийной Думой, которая продолжит существующую политическую линию.


Еще об одном бы сказал, что мне кажется принципиально важным – об экономике. Мы видим, каким образом происходит концентрация и консолидация национальной экономики. Те гиганты, которые доминируют прежде всего в нашей экономической сфере, я скажу о «Газпроме», они потихоньку выдавливают своих глобальных конкурентов. Хорошо это или плохо – это отдельный и достаточно сложный разговор. Тем не менее, мы видим Штокмановское газоконденсатное месторождение – крупнейший и богатейший проект – «Газпром» объявил о том, что иностранные партнеры в рамках реализации этого проекта не нужны. Далее, «Сахалин-2» - стратегический проект еще один, обещающий России, российскому бюджету, элитам, которые контролируют этот бюджет, безоблачное политическое будущее за счет экономических ресурсов.



Виктор Резунков: Успешное построение корпоративистского государства. Правильно?



Дмитрий Гавра: Вот здесь я бы с уважаемым мною Андреем Илларионовым не согласился, поскольку корпоративистское государство в политическом плане имеет одни измерения, а в экономическом – другие.


И, наконец, последнее, о чем бы я сказал в этом ряду, - это, конечно же, Кондопога. Кондопога – это если угодно, некоторый оселок того, куда может двинуться общественное мнение, если государство не будет обращать внимания на отношения между этносами, народами, составляющими большую Россию.



Виктор Резунков: Борис Павлович, пожалуйста.



Слушатель: Я считаю главным событием этого года то, что не удалось скрыть следы отравления Литвиненко. Убийства Политковской и Литвиненко – это, конечно, важные события, но ожидаемые, так как такое не прощается. Но то, что в этот раз преступникам не удалось обмануть Запад, - это яркое событие. А то, что российская прокуратура пытается обвинить в убийстве Литвиненко ЮКОС, это вообще бред сивой кобылы. Всех любителей «Свободы» с Новым годом! Надеемся слушать вас и в следующем году без помех и без глушилок.



Виктор Резунков: Станислав, пожалуйста.



Слушатель: Поздравляю вас с наступающим Новым годом и желаю Радио Свободе так же плодотворно работать в следующем году, как и в этом. На ваш вопрос я бы ответил так: самое главное достижение этого года – это проект Путина «Северный транзит». Я имею в виду прокладку энергоносителей через по дну Балтийского моря в Германию. В итоге полностью распался Веймарский силовой треугольник. После расчленения Советского Союза Германия создала союз с Польшей и Францией, используя секретную дипломатию и тайные операции, разрушила югославское государство. Встав твердыми ногами на Балканах, они создали так называемый ГУАМ. Благодаря вот этому великолепному маневру, видимо, в будущих учебниках это будет обозначен как шедевр политический.



Виктор Резунков: Сейчас давайте послушаем, какие итоги уходящего года подводятся в российских средствах массовой информации.



Слушатель: В уходящем году продолжилась операция «Преемник», - пишет политолог Игорь Бунин в «Санкт-Петербургских ведомостях». Пришли в правительство Дмитрий Медведев и Сергей Иванов, обострилась политическая борьба, одним из следствий которой стала отставка такого тяжеловеса, как Владимир Устинов. Появилась еще одна партия власти - «Справедливая Россия». Приобрела гораздо большее значение тема национализма и экстремизма. Произошла постепенная легитимация и популяризация праворадикальных идей. Нельзя недооценивать и такие факторы, как общее недовольство граждан неэффективностью чиновничьего аппарата, оторванность властей от населения, сближение бюрократии и криминала.


В отношениях между Россией и Западом, - пишет Игорь Бунин, - произошли два знаковых события: Россия впервые в истории принимала саммит «Большой восьмерки», а также закончились переговоры с США о вступлении в ВТО. На постсоветском пространстве продолжалась конкуренция между Россией и Западом за политическое и экономическое влияние на государства-члены СНГ. Роль России на постсоветском пространстве меняется. На смену патернализму приходит жесткий прагматизм, - считает Игорь Бунин.


«Известия» приводят рейтинг самых популярных людей в России в уходящем году. Политиком года стал Владимир Путин, музыкантом года – Дим Билан, писателем – Дарья Донцова.


«Газета.Ру» приводит результаты опроса, проведенного ВЦИОМ. Самым главным российским и одновременно мировым событием стал, согласно опросу, российско-грузинский конфликт. Второе место разделили дело Сычева и дедовщина в армии, а также рост цен. Громкие убийства привлекли внимание 10% россиян. Также россияне вспомнили о национальных проектах, отношениях с Украиной, событиях в Кондопоге и многочисленные авиакатастрофы. Политиками года стали Владимир Путин, Владимир Жириновский и Дмитрий Медведев, ставший, по мнению главы ВЦИОМ, открытием года.


Результаты подобного опроса, проведенного «Левада-центром», таковы. Наиболее запомнившиеся события: предложение о введении материнских пособий в 250 тысяч рублей, катастрофы самолетов, дело Андрея Сычева, «газовая война» России и Украины, зимние Олимпийские игры, уничтожение Басаева.


Мнение политолога Станислава Белковского приводит «Московский комсомолец». Первые три события уходящего года, по его мнению, это рост национализма, «газовые войны» с Украиной и Белоруссией, гонка преемников.


Руководитель группы «Меркатор» Дмитрий Орешкин на первое место ставит «газовую войну» с Украиной, на второе – создание «Справедливой России», на третье и четвертое – убийство Анны Политковской, кондопожские события и акции националистов.


Алексей Мухин, гендиректор Центра политической информации распределил места следующим образом: первое – это формирование вертикальных холдингов в экономике под руководством Кремля, второе – гонка преемников, и третье – саммит «Большой восьмерки».



Виктор Резунков: Таковы итоги уходящего года. Николай Донсков, как вы считаете, эта операция «преемник» в чем проявлялась в последний год? Буквально сегодня газета «Ведомости» тоже персоной года назвали Дмитрия Медведева. «Известия» тоже назвали Дмитрия Медведева. О чем это свидетельствует?



Николай Донсков: Свидетельствует об активной фазе вот этой самой операции. Правда, это вовсе не значит, что Дмитрий Медведев, которого сейчас чуть ли не официально называют преемником, станет именно таковым. Но тем не менее, этот процесс происходит. Российская общественность вовлечена в эту дискуссию, скажем так. И внимание всей страны приковано к этим самым преемникам. Ведь именно в этом году действительно на политическую сцену России вышли доселе очень малоизвестные люди для широкой общественности: Дмитрий Медведев и Сергей Иванов. Сейчас Дмитрий Медведев повсеместно презентует себя путем национальных проектов, за которые он отвечает. Это достаточно беспроигрышный ход для раскрутки политика на российской арене. Я, правда, опять таки не уверен в том, что эти национальные проекты в долгосрочной перспективе будут иметь большой успех, но так или иначе, на начальном этапе, когда можно говорить исключительно об обещаниях, поскольку достижений реальных пока еще нет и быть не может, то это весьма выгодный ход для того, чтобы Дмитрий Медведев презентовал сам себя. Собственно, в последние дни он довольно часто выступал, очень много говорил о колоссальных достижениях, о взлете экономики России и так далее, и тому подобное. И одновременно мы наблюдали взлет его популярности среди телезрителей, он же – электорат, поскольку сейчас уже Дмитрий Медведев после Путина и Жириновского имеет максимальный рейтинг. Он, правда, достаточно низок, но тем не менее, на фоне других политиков он несравненно выше. Таким образом и происходит эта самая операция. К сожалению, мы уже говорили об этом перед началом программы, все россияне больше вовлечены в дискуссию не в практической плоскости, а наше внимание приковано к подковерной борьбе, к интригам и конкретным личностям. На мой взгляд, конечно, это для реальной политики очень большой провал. Это вообще очень вредно для страны, поскольку мы уже живем не в средневековье и даже не во времена Ивана Грозного. И совсем другие подходы нужно реализовывать, если мы говорим о том, что Россия собирается построить открытое и развитое общество.



Виктор Резунков: Владимир, мы вас слушаем.



Слушатель: Прошедший год показал, что долг платежом красен. Год назад английские парни помогли нам с помощью каменного артефакта приструнить неправительственные организации, а теперь мы можем избавиться от чересчур шумных мигрантов. А что касается будущего года, то мне кажется, весь его смысл закодирован в его обозначении «007».



Виктор Резунков: Хорошая параллель. Дмитрий Гавра, вы согласны с Николаем Донсковым?



Дмитрий Гавра: Нет, я не согласен. Я не вижу на самом деле здесь какой-то подковерной борьбы, к которой приковано внимание общественного мнения. По существу, и для меня это вполне очевидно, логика того, что на сегодня ожидают от власти россияне, вполне укладывается в ту линию, названную суверенной демократией, которую на сегодня проводит «Единая Россия». Ведь на самом деле мы видим, что, с одной стороны, национальные проекты – это то, что ассоциируется с Дмитрием Медведевым, с другой стороны, на всех уровнях фракция «Единой России» Государственной Думы, а это у нас по существу правящая партия, и в региональных законодательных собраниях, и в региональных Думах постоянно говорит о том, что национальные проекты – это также политический проект «Единой России». И по существу кто бы ни стал преемником персонально, личностно, а то что называется социальный запрос или социальный заказ на продолжение такого рода политики существует, мы можем говорить о том, нравится нам это или не нравится, совпадает это с идеалами демократии, с ценностями либерализма, но вопрос заключается в том, что российское население на сегодня таково, что оно проголосует за продолжение этой линии. И эта линия символизируется национальными проектами, она символизируется державной риторикой, она символизируется переходом к разговору о патриотических пока что ценностях. И в этом плане фамилия преемника не так важна, как важна преемственность политики. И вопрос заключается в том, что плохо или хорошо, но то, что сформулировано Сурковым и дальше подхвачено «Единой России» о суверенной демократии, - это на сегодня, если угодно, базовый модус ожидания населения от власти. И власть предлагает именно то, за что население проголосует. Можно огорчаться этому, но тем не менее, этот факт нельзя не признавать. И в этом плане политика лиц, обладающих властью, не самоубийственная, а прямо таки наоборот: они делают все, чтобы сохранить контроль над властью в своих руках, причем вполне законными электоральными процедурами.



Николай Донсков: Я хотел бы сказать следующее: мне кажется ненормальной ситуация, когда мы обсуждаем сам термин «преемник», он не должен фигурировать в политике вообще. Потому что я уже говорил, что мы живем все-таки не во времена Ивана Грозного. Все-таки если мы говорим о либеральных и демократических ценностях, о демократическом выборе, граждане должны избирать. Вы совершенно правильно сказали, что граждане сейчас поддерживают ту риторику, которую предлагает правящая партия, доминирующая, собственно говоря, единственная. Как вы тоже правильно сказали, полторы партии сейчас создается. Половинка – это «Справедливой России». Но дело в том, я думаю, никто не будет отрицать, электорат – это плод также большой идеологической манипуляции со стороны власти. Власть имеет очень эффективные рычаги для того, чтобы внедрять свою пропаганду в массы. Фактически это все центральные ведущие средства массовой информации. Естественно, этот поток информации не может пройти мимо сознания тех самых граждан, которые потом выражают свои мнения в соответствии с тем, что, по сути говоря, выгодно правящим элитам, то есть выгодно той самой власти, которая эту идеологию насаждает. Этот порочный круг, на мой взгляд, именно порочный. И к сожалению, эти разговоры о выборе преемника – это включенность в этот порочный замкнутый круг, из которого если мы не вырвемся, на мой взгляд, то ничего хорошего нас не ждет.



Виктор Резунков: Как сказал Григорий Явлинский, вот такой у нас народ, что показывают по телевизору, то и… Валерий, пожалуйста.



Слушатель: Главным событием этого года считают отчуждение от власти, исчезновение иллюзий и надежд на верховную власть, особенно после того, как был снят порог явки на выборы.



Виктор Резунков: Эдуард, пожалуйста.



Слушатель: Самое главное – что в этом году абсолютная власть получила виртуальную реальность как со стороны властей, потому что реально ничего не происходит, все те слова о глобальных проектах никак не осуществляются в жизнь. Не получите вы бесплатного жилья, и ничего по другим проектам. Как платить надо было врачу за все – так мы сейчас и платим.



Виктор Резунков: Уж коли мы говорим о персонах политических, я бы хотел обратить внимание ваше на то, что, например Валентина Матвиенко, по данным социологов, по-прежнему уже четвертый год подряд лидирует в списке политических персон женского рода. За ней следует только Ксения Собчак. Кстати, Анну Политковскую назвали женщиной года всего 2% опрошенных россиян. Я бы хотел спросить у Дмитрия Гавры, что вы думаете, тут некоторые политологи заявляли мнение, что Валентина Матвиенко – это один из самых главных кандидатов в будущие президенты.



Дмитрий Гавра: Вы знаете, если говорить о вероятности или о шансах, то скорее всего, в четверку или пятерку я бы губернатора Санкт-Петербурга не включал. Другое дело, я скажу уже как аналитик, как человек, который работал с этим политиком, в том числе в избирательной кампании, что из всех возможных преемников, пожалуй, этот преемник был бы интереснее всех по той причине, что мы знаем, что среди политических элит говорят постоянно: вот нам бы Маргарет Тэтчер сюда. Если вы хотите Маргарет Тэтчер получить в российской версии, то берите Валентину Матвиенко. И это будет жесткая, прагматичная и эффективная политика. Другое дело, что это политик, которым будет управлять труднее, нежели многими из тех преемников, которые на сегодня числятся в голове списка.



Николай Донсков: О Валентине Матвиенко если речь идет, то…



Виктор Резунков: Вообще, об итогах года в Санкт-Петербурге. Какие события в Санкт-Петербурге наиболее поразили вас?



Николай Донсков: Все-таки для начала хотелось бы по поводу Валентины Матвиенко. Безусловно, я также согласен с Дмитрием, что маловероятно, что за нее бы проголосовали, поскольку в России все-таки очень сильно патриархальное сознание. Все-таки скорее проголосуют за мужчину. Это мои личные соображения. И в число реальных преемников, насколько можно судить по последним телодвижениям власти, вряд ли она входит. Возможно, в какую-то группу на какой-то позиции, но явно не на первой. Потому что раскручивают сейчас не ее. Хотя многие аналитики также говорили о том, что будет преемником человек, доселе мало известный или вообще неизвестный широким массам российского населения. Собственно, как было с самим Владимиром Владимировичем Путиным, когда он вдруг стал преемником Ельцина и был назначен таковым бывшим президентом России. Фактически это была совершенно «темная лошадка». Очень долгие месяцы после этого появлялись публикации во всей мировой прессе Who is mister Putin , потому что на этот вопрос ответа не знал никто. И, кстати говоря, достоверного и полного ответа не знают и до сих пор.


Неслучайно публикации с аналогичным подтекстом появляются и сейчас. Хотя в последнее время тон, вообще оценки деятельности России, деятельности Путина на Западе резко изменились за последний год. Это тоже очень характерно именно для уходящего года. И как раз в конце года западные аналитики говорят о том, что Путин строит новую энергетическую сверхдержаву, и вот этот постимперский синдром крайне тревожен. Не случайно Путина называют в числе наименее популярных политиков мира. Я имею в виду оценки западных аналитиков.


Что касается российских персон, то из числа вот таких фигур, которые оказывают очень сильное влияние на российскую политику, но опять таки они мало известны для широких масс. Это, например, заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков, чьим многообразные политтехнологические замыслы по созданию одной партии власти, потом второй партии власти, которые будут успешно бороться в Госдуме сами с собой, по сущности говоря, олицетворяя интересы одной и той же власти. Безусловно, это весьма эффективные ходы, которые затеяны вот этими гражданами накануне выборов. И боюсь, что реальность такова, что это все будет успешно реализовано как на предстоящих выборах в Законодательное собрание Санкт-Петербурга, так и на последующих выборах в Госдуму. То есть вся реальная оппозиция (я не буду сейчас конкретизировать, кого мы понимаем под оппозицией) оттесняется весьма эффективными методами на обочину политической жизни, она демонизируется, ей придается ореол маргинальных сил. И на арену выходят опять-таки две правящие силы, по сути говоря, правая и левая рука одного и того же Кремля. И беда в том, что избиратель и гражданин здесь полностью отсутствует, он вытеснен из этого процесса. Действительно, правильно сказал звонивший, что многие люди говорят, раз отменили порог явки, значит, мы не нужны. Действительно, это так, они не нужны. Потому что вот эта борьба правой и левой руки будет хорошей декорацией для развития так называемого демократического процесса в энергетической сверхдержаве.


И, кстати говоря, уже упоминался в нашем разговоре «Газпром». Я тут совершенно не согласен в том, что «Газпром» - это проводник каких-то бизнес-интересов. Это, безусловно, политическая структура, это политическая монополия, но в наших современных условиях бизнес и политика, во всяком случае на уровне макроэкономики, это неразрывные понятия. И все эти проекты – Североевропейский газопровод и решение о недопуске иностранцев к разработке Штокмана и очень своеобразный ход по фактически национализации «Сахалина» – это все решения в первую очередь политические. Думаю, что в начале будущего года мы уже видим, намечается новый этап газового противостояния с Белоруссией. К сожалению, это очень тревожит весь мир и вполне обоснованно, потому что ведь у нас нет биржи цен на газ. Поэтому избиратели в Германии могут задаться вполне резонным вопросом: а почему завтра Россия не назначит нам цену на газ не 250, а 500 долларов? И ответа на этот вопрос нет.



Виктор Резунков: Владимир Александрович, пожалуйста.



Слушатель: Национальные проекты, по-моему, больше попадают в категорию национальных афер. Мне неизвестно ни одного человека, кому от них стало лучше. Может быть, вам известны?



Виктор Резунков: Мне пока неизвестны. У меня вопрос к Дмитрию Гавра, «Ведомости», что очень интересно и замечательно, сегодня назвали частным лицом года Вячеслава Лысакова, который сумел через интернет-кампанию создать общественную организацию автомобилистов «Свобода выбора», защитить водителей с правым рулем, объединить их и добиться оправдания Щербинского. Как вы считаете, вот этот пример, по-моему, очень знаменательный. Он показывает, как мне кажется, что объединение людей возможно в этой стране не только на основе каких-то политических партий и так далее. Совершенно новые силы появляются.



Дмитрий Гавра: Очень приятно, что такие факты и такие истории попадают в том числе в рамки интересов средств массовой информации. Потому что действительно, как ни говори халва, не станет во рту сладко. То же самое касается и разговоров про гражданское общество. Политический класс, политическая элита может многократно сотрясать воздух в пределах Садового кольца, разговаривая о том, как нам построить гражданское общество. Гражданское общество собирается вокруг, если угодно, частных, индивидуальных интересов людей. И в этом плане водители с правым рулем, в этом плане те люди, которые увидели, как жернова судебной машины перемалывают Олега Щербинского только потому, что ему не повезло встретиться на дороге с летящим на скорости свыше 200 километров в час «Мерседесом» губернатора Евдокимова. Когда люди видят, что им нужно самоорганизовываться, чтобы защищать свои гражданские интересы, вот тогда и возникают ростки гражданского общества.


И в этом плане, вот говорили о национальных проектах. Если национальный проект «Образование» хотя бы сделает то, чтобы в каждой школе, в том числе и сельской, был компьютер с выходом в интернет, то мы не заметим как, а это происходит на самом деле. И вот вы спрашиваете: есть хотя бы один человек, который видит, что происходит с национальными проектами? В частности, этот человек я. Потому что я – профессор Санкт-Петербургского университета, и Санкт-Петербургский университет по этому проекту для воспитания новых современных журналистов получил оборудование и технику. И если мы получим интернет и сетевые вещи по России, то гражданское общество начнет строиться, хочет этого политическая элита или нет. Цензура, ограничение свободы и другие вещи вряд ли в информационном сетевом обществе столь же эффективны, как в обществе индустриальном или аграрном. Россия потихонечку в эту сторону двигается.


И в этом плане человек года не политический, сумевший организовать автомобилистов России, - это только, если угодно, первая ласточка. По той причине, что мы еще и потребители, мы еще и те люди, которые хотят получить доступное жилье, но его не получают. Мы еще те люди, которые хотят дешевые ипотечные кредиты. И в этом плане оказывается, что такого рода потенциал самоорганизации в России вовсе не исчерпан. И вот не вытоптано это поле. Я уж не говорю о том, что называется самоуправление на уровне Товариществ собственников жилья. Мы топаем ногами и говорим, что нас к этому принуждают. Ничего подобного. На самом деле, давайте мы не будем на зеркало пенять, коли рожа у нас самих крива. Мы граждане или мы – не граждане, и если телевизор нам рассказывает о том, что мы не граждане, то это не значит, что мы такими не гражданами должны быть. Нужно навести порядок у себя дома и защитить свои интересы. В этом плане я не пессимист, я – оптимист.



Виктор Резунков: Ну, по поводу ТСЖ можно поспорить.



Николай Донсков: Я хотел добавить. На мой взгляд, действительно, очень важно и правильно по поводу этой новой сетевой культуры. Я просто хотел добавить, что в России не изобрели «велосипед». Но в связи с тем, что развитие технологий в России отстает, то действительно современная российская молодежь достаточно быстро к этому адаптируется. И в этом надежда на будущее, поскольку на самом деле интернет – это именно то средство коммуникации, на которое во всяком случае пока не накинута петля политической цензуры.



Виктор Резунков: Александр, мы вас слушаем.



Слушатель: Я так думаю, 2006 год – это знаменательный год тем, что Путин закончил построение «вертикали», выстроил олигархов, выстроил печать. А всех, кто пытается дергаться, он их запугал вот этими всякими эксцессами. Конституционный суд также поставил себе под козырек. То есть вся работа закончена. В экономике захвачены экономические высоты, тоже взяты под контроль все финансовые потоки. Так что Путин спокойно теперь может уходить руководить «Газпромом». А во внешней политике выброшенный лозунг «суверенной демократии». Это значит, что Россия себя полностью позиционировала на антиамериканском фронте, то есть она сейчас больше солидаризируется с Ираном, с Кореей. Очень знаменательно, что именно после голосования такой беззубой резолюции в ООН, на которой настояла Россия, на следующий день запустили центрифуги в Иране.



Виктор Резунков: Виктор из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: В продолжение. У нас построили «вертикаль» и «горизонталь», но забыли построить «гипотенузу». А как известно, ни одна фигура без жесткости работать не будет. Как и сейчас это происходит. Второе, всегда удивляет, политики, пресса заявляют: рейтинг такой, народу вешают лапшу на уши, уже спагетти повесили. Наверное, уже все наелись и лапшой, и спагетти. На самом деле, когда посмотришь даже по опросам по вашему радио, все – противники всех, и этих новых политиков.



Виктор Резунков: Виктор, мы говорим по поводу результатов опросов, которые провели две достаточно серьезные группы социологов: ВЦИОМ и «Левада-центр». Давайте не будем спорить о том, насколько они соответствуют действительности. По крайней мере, так отвечали россияне на те вопросы, которые они задавали. Можно подвергать сомнению их искренность и так далее, но это не наша тема.


Давайте послушаем, какие политические прогнозы появились в российских средствах массовой информации накануне Нового года.



Диктор: «Новые известия» пишут, что в 2007 году «Единая Россия» может инициировать роспуск Госдумы, чтобы сохранить в ней большинство. Газета приводит слова бывшего главы ЦИК, ныне директора Независимого института выборов Александра Иванченко, который убежден, что досрочные выборы в России могут быть назначены в любой момент. Причина тому – то, что парламентская кампания переходит в президентскую. И если правящая партия проигрывает парламентские выборы, она автоматически проигрывает и президентские, - приводит слова эксперта газета.


Федор Лукьянов, главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» считает, что наступающий год будет тяжелым для внешней политики страны. Причины тому – набирающая ход избирательная кампания и изменение отношения к России со стороны ведущих внешних сил, которые все с большей настороженностью наблюдают за ростом российских амбиций. «Выборы президента здесь напрямую связаны с внешнеполитической ситуацией, так как выборам этим предшествует ожесточенная борьба. Ставка беспрецедентно велика. Такого материального богатства, контроль над которым находится в руках политического руководства, в истории России не было, пожалуй, никогда», - считает Федор Лукьянов.


«Коммерсант» публикует прогнозы ведущих политологов. Александр Рар, директор программ России и СНГ Германского совета по внешней политике, уверен, что в 2007 году у России не будет внешних опасностей. Единственная возможная угроза – жесткий передел власти в госструктурах, который может сильнейшим образом отразиться на обществе.


По мнению Андрея Илларионова, бывшего советника президента России, в 2007 году изменятся правила игры, как это случилось, например, после ареста Ходорковского. «В диктаторском государстве любой закон ничего не значит, потому что все может измениться в любую минуту. Раз Россия не является демократической страной, значит и этот год будет не прогнозируемым», - считает Андрей Илларионов.


«Известия» пишут, что в Новом году подорожают газ и электричество, вступят в силу новые правила перевозки детей в автомобилях, вырастет плата за телефон, подорожают спиртное и сигареты.



Виктор Резунков: Таковы прогнозы. Дмитрий Гавра, скажите, можно ли согласиться с Федором Лукьяновым, главным редактором журнала «Россия в глобальной политике», который считает, что наступающий год будет тяжелым для внешней политики страны?



Дмитрий Гавра: Я полагаю, что наступающий год не будет принципиально более тяжелым для внешней политики, чем был уходящий год 2006. Если мы посмотрим на ту риторику, которая присутствует прежде всего в западных средствах массовой информации в связи с внешней политикой России, с политикой президента Путина, то хуже уже ничего сказать о России нельзя. Другое дело, что Соединенные Штаты (обратите внимание на результаты промежуточных выборов в Конгресс, на уход министра обороны, одного из главных «ястребов» Дика Чейни), на самом деле ситуация такова, что Соединенные Штаты из гегемона, если угодно, возвращаются к роли глобального лидера. Обратите внимание на разницу понятий. Это означает, что в отличие от гегемонии, лидерство предполагает необходимость договариваться. И договариваться придется.


Россия в глобальной конкуренции превращается в серьезного игрока не только энергетического, но и политического. И в этом плане и то, что в этом году не удалось, и это стало очевидным, что мировое сообщество не может остановить расползание ядерного оружия. Иран – член ядерного клуба по факту. Северная Корея – член ядерного клуба по факту. И в этом плане роль России как участника процесса стратегического сдерживания никуда не денется. Добавим к этому энергетическую дипломатию, и вдруг окажется, что как бы кому нравились или не нравились внутриполитические процессы, России придется играть существенную роль в мировой политике, с ней будут договариваться, в том числе закрывая глаза на внутриполитические процессы.



Виктор Резунков: Иван из Санкт-Петербурга, пожалуйста.



Слушатель: Вы упомянули в качестве одного из возможных преемников на пост президента фамилию Матвиенко. Я не могу сказать, что я очень симпатизирую Валентине Ивановне. Но мы имеем слишком длинный и печальный опыт мужского руководства страной. Поэтому если она действительно попадет на президентские выборы, я рискну за нее проголосовать, потому что, может быть, пришла пора сломать эту традицию.



Виктор Резунков: Аркадий, мы вас слушаем.



Слушатель: Я не согласен с предыдущим слушателем, что надо бы голосовать за Валентину Ивановну в случае ее выдвижения на кандидатуру президента. И я же не согласен с Николаем Донсковым в том, что Валентина Ивановна малозначительная кандидатура на должность президента. Вспомним рокировку: Устинов – Чайка и выдвижения различных проектов вплоть до Слиски генеральным прокурором. Никто не может знать, какие планы в голове у товарища Путина. И в связи с тем, что Конституционный суд сюда перемещается, возможно, Путин строит себе здесь свою резиденцию, будет аятоллой. Хотя относительно этой идеи Гарри Каспаров сказал, что она экзотическая, а Валерий Островский сказал, что она имеет право на существование, что он может быть председателем Конституционного суда. В то же время господин Путин может быть преемником при рокировке: Валентина Ивановна – в Москву, Путин – сюда. И в частности, этот «кукурузный початок», который будет портить весь город, возможно, вполне, что Владимир Владимирович хочет по аналогии с…



Виктор Резунков: Понятно, вариантов очень много. Владимир из Москвы, пожалуйста.



Слушатель: Я очень внимательно слушал вашу программу и так и не понял, а чем же настоящее время отличается от времен Ивана Грозного? Также возводятся виселицы на центральных площадях, производятся показательные казни, могут подсыпать в чашечку чая в ресторане яду, убить в подъезде за правдивую информацию. Все происходит так же, как было 500 лет назад. С наступающим Новым годом вас!



Виктор Резунков: Я хотел поговорить еще по поводу прогнозов, заканчивая нашу программу. Николай Донсков, давайте вы все-таки скажете, какой вам видится Россия в 2007 году?



Николай Донсков: Сложный вопрос. Какой мне видится, боюсь, что я ее такой не увижу. Для начала хотел уточнить, слушатель немножко неправильно мои слова понял. Я не говорил, что Матвиенко – малозначительная кандидатура. Я говорил, что, на мой взгляд, маловероятно, что за нее проголосует подавляющее большинство российского общества в силу просто массового сознания.


А что касается перспектив на следующий год, то, по-моему, все то, что мы видели в году нынешнем, на следующий год будет только усиливаться в силу того, что нам предстоят выборы вначале в Государственную Думу, и затем выборы президента. И вот тут звучала мысль о том, что «Единая Россия» может инициировать роспуск Госдумы, мне представляется это событие, по крайней мере, бессмысленным, поскольку доминирующими силами являются партии власти, в какую бы тогу они ни рядились. Поэтому совершенно не важно, они все равно борются за интересы одних и тех же фигур. Не надо забывать, что ни одна партия – ни «Единая Россия», ни «Справедливая Россия» не являются самостоятельными игроками на политической арене России, они все-таки являются функциями, функциями современной российской власти. И вот, к сожалению, как мне представляется, на будущий год эта властная вертикаль, которая полностью подавила горизонталь, и собственно горизонтали в России давно уже не существует, эта вертикаль будет все больше крепнуть, костенеть. И мы будем видеть отклики этого и на международной арене, потому что как раз те друзья Путина, с уходом Шредера и Берлускони, в частности, ситуация изменилась, на очереди Блэр, Ширак, уже поменялась администрация частично США, а демократы, надо сказать, все-таки значительно иначе подходят к трактовке мировых событий вообще и в частности событий в России. Поэтому предстоит дальнейшее закостенение российской системы и сложности России на международной арене.



Виктор Резунков: Спасибо. Я попрошу дать свой прогноз Дмитрию Гавра.



Дмитрий Гавра: Начну с того, что есть два сценария, которые могут быть реализованы в России. Один сценарий инерционный, о котором только что говорил Николай. Другой сценарий, если угодно, катастрофический или взрывной, связанный с какого-либо родом ситуациями – катастрофами, убийствами и так далее. И тогда все прогнозы, что называется, полетят в тартарары. Экономических оснований для этого никаких нет. Экономически Россия сильна. Другое дело, что кто из нас ожидал 1 сентября, что случится убийство Политковской, что случится гибель Литвиненко. И это катастрофически сказалось на имидже России.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG