Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Исполнилось три года со времени начала в Белграде судебного процесса над убийцами премьера Сербии Зорана Джинджича


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспондент Радио Свобода Айя Куге и московский эксперт Сергей Романенко.



Андрей Шарый : Исполнилось три года со времени начала в Белграде судебного процесса над убийцами премьера Сербии Зорана Джинджича. Сторонник и организатор демократических реформ, Джинджич был застрелен 12 марта 2003 года снайпером - офицером специального подразделения МВД. Убийцы и заказчики преступления - на скамье подсудимых, однако политические покровители не найдены. О ходе процесса корреспондент Радио Свобода в Белграде Айя Куге беседовала с известным сербским журналистом, специалистом по борьбе с организованной преступностью и проблемам безопасности Милошем Васичем.



Айя Куге : На каком этапе находится судебный процесс над обвиняемыми в убийстве Зорана Джинджича?



Милош Васич : На завершающем этапе. Процедура сбора и оглашения доказательств длилась очень долго, но не надо этому удивляться, это логично. Ведь речь идёт о крупном процессе, в котором много обвиняемых, а все они выстраивают свою защиту очень энергично. Процесс многослоен и сложен. Один из главных обвиняемых сдался властям в мае 2004 года, другой был арестован в Греции в июне 2004 года. Поэтому допросы свидетелей, следственные и процессуальные действия повторялись. Председатель судебной коллегии подал в отставку - весь процесс пришлось повторять заново. Если учесть это, всё ещё очень хорошо продвигается. Наша оценка - приговор будет вынесен в конце января или в начале февраля 2007 года.



Айя Куге : Однако судебный процесс затрудняли разного рода помехи?



Милош Васич : Обструкция была очень сильной из-за политической поддержки обвиняемых со стороны правительства Воислава Коштуницы. Правительство участвовало в политических кампаниях против покойного и его соратников, пыталось оклеветать Зорана Джинджича. Демократическая партия Сербии премьера Коштуницы практически возглавляла эти кампании. Было несколько громких скандалов, в которых суд, в конце концов, разобрался, но мне жалко, что не были выдвинуты обвинения против людей, затруднявших ход суда и следствия. В антиреформенной кампании, которая началась ещё при жизни Джинджича, участвовали и средства массовой информации, которых поддерживала Демократическая партия Сербии и Радикальная партия. Они ненавидели Джинджича активно и открыто. Я должен отдать должное судьям - им хватило нервов, они остались на высоте профессии.



Айя Куге : Принято говорить, что премьера Сербии Зорана Джинджича убили члены преступной Земунской группировки. Но на самом деле в убийство замешаны государственные структуры.



Милош Васич : В те времена Земунская группировка была похожа на какую-то «неправительственную организацию», действующую вместе со Службой государственной безопасности и её Отрядом по специальным операциям. Существуют предположения и следы, которые, к сожалении, не исследованы - ведущие также в направлении военной разведки. Но этих данных недостаточно для того, чтобы суд проводит дальнейшие действия. Право служит тому, чтобы суд мог вынести приговор, а то, что мы считаем лично, это другой вопрос.



Айя Куге : Понятны ли мотивы, которыми руководствовались убийцы премьера Сербии?



Милош Васич : Мотивы совершенно ясные. Зоран Джинджич и его команда в течение 2002 года вели жесткую кампанию по борьбе с организованной преступностью и одной из главных криминально-политических банд - Земунской группировкой. Тем летом появился ключевой свидетель-сотрудник из этих кругов Любиша Буха-Чуме. Он заговорил, полиция всё проверяла и начала разрабатывать операцию под названием «Свидетель», с целью ареста Земунской группировки и бойцов отряда по специальным операциям госбезопасности. У них были свои информаторы в полиции, в гражданской и военной разведке. Они получили сигнал о том, что арест планируется 13 марта 2002 года. Преступники потеряли самообладание и решили спасти себя. Рассчитывали они и на политическую поддержку определённых партий, прежде всего, влиятельной Радикальной партии Сербии.



Айя Куге : Но конкретные политические вдохновители убийства перед судом не предстали.



Милош Васич : На основе результатов расследования нельзя достоверно заключить, кто именно - политические вдохновители убийства. Понятно, кто из этого убийства извлек выгоду - но такие выводы необъективны и недостаточны для суда. Кое-кого из политиков убийство Джинджича очень порадовало, они теперь на высоких постах. У них стыда нет. Однако заговор, в том виде, как он представлен в обвинительных заключениях, раскрыт, и в выводах следствия нет особых пробелов.



Андрей Шарый : О суде в контексте политической ситуации в Сербии я беседовал с известным московским экспертом-балканистом Сергеем Романенко.


Скажите, Сергей, по вашему мнению, какое воздействие этот процесс, да и сама смерть Зорана Джинджича оказывает на политическую ситуацию Сербии?



Сергей Романенко : Что касается самой смерти Зорана Джинджича, она, безусловно, была потрясением, колоссальным потрясением, причем не только для сторонников, но и для всего сербского общества. Многие ждут результатов процесса. Потому что должна быть поставлена точка. Все-таки, так или иначе, те люди, которые организовали и осуществили это покушение, должны быть хотя бы косвенно наказаны и морально осуждены.



Андрей Шарый : Нет оснований полагать, что люди, которые получили политическую выгоду от убийства Зорана Джинджича (их имени известны - это и лидер Радикальной партии Сербии, самой влиятельной и популярной сейчас силы в республике, а да и отчасти правительство Воислава Коштуницы), не будут наказаны никаким образом, ни даже морально не осуждены, если не считать какую-то небольшую часть политиков либерального спектра, которые критикуют и радикалов, и Коштуницу? Есть ли какие-то варианты у Сербии для того, чтобы все-таки призвать к ответственности этих политиков или нет?



Сергей Романенко : Это, наверное, напрямую зависит, прежде всего, от итогов ближайших выборов. Если к власти, допустим, придет Радикальная партия или Коштуница, в этом случае это два близких варианта. Если же победит партия Тадича, может быть, шансы увеличатся. Потому что, кроме всего прочего, тогда будет очевидно общественная поддержка той линии, которую проводит Демократическая партия Сербии, соответственно, наследники Зорана Джинджича.



Андрей Шарый : Как бы охарактеризовали итоги сербского политического развития последних трех лет, то есть движется ли Сербия вперед, стоит на месте, или Сербия все больше отстает от соседей по Балканскому полуострову?



Сергей Романенко : В известной степени колеблется - стоит на месте. Действительно, вы правильно сказали, все больше отстает от своих соседей. Но, с другой стороны, те же самые соседи, в общем-то, не должны этому радоваться. Потому что ослаблении Сербии означает дестабилизацию ситуации на Балканском полуострове, в регионе. Собственно говоря, именно поэтому, вероятно, Сербия недавно была приглашена в "Партнерство ради мира". Несмотря на то, что до сих пор не выдан генерал Радко Младич, ведутся еще какие-то переговоры относительно в той или иной степени участие Сербии в подготовке к вступлению в Евросоюз. Может быть, даже вопреки своей воли Сербия движется в направлении Европы, но дело еще и в том, что, мне представляется, что другого пути у нее сейчас нет. Потому что ее нельзя исключить из этого общерегионального процесса.




XS
SM
MD
LG