Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

От А до Я. Тюркский вклад в русский словарный запас


Лиля Пальвелева : Известное выражение «поскреби любого русского – увидишь татарина» в полной мере относится и к нашему языку. Такие, казалось бы, исконные русские слова, как «сарафан», «богатырь», «чердак», «кафтан», «тесьма» и многие, многие другие на самом деле пришли из тюркских языков.


Кстати, подсчитано ли, каков процент такого рода заимствований в современном литературном русском языке? Об этом спросим у заведующего кафедрой общего языкознания Московского педагогического государственного университета Игоря Георгиевича Добродомова, известного лингвиста, автора ряда трудов, посвященных тюркизмам.



Игорь Георгиевич Добродомов : Русская наука языковедческая давно занимается проблемой выяснения . Даже вышла в 1976 году в Алма-Ате книжка «Словарь тюркизмов в русском языке», составленный Елизаветой Николаевной Шиповой, известным языковедом. Но, к сожалению, там перемешаны все слова - и литературного языка, и древнерусского языка, и местных говоров. Поэтому подсчет не был произведен. Так что , ваш вопрос я практически оставляю без ответа. Тем более что, несмотря на то, что книжка вышла под грифом Академии наук Казахстана, она носит предварительный характер. И не все то, что в этой книжке считается тюркизмом, таковым является.


Например, начиная с XVIII века, очень широко распространено мнение, и это идет от известного авторитетного русского литератора Александра Петровича Сумарокова, что слово «лошадь» является тюркизмом. Современная наука отрицательно относится к этому мнению. Потому что непонятно, зачем присоединять было к тюркскому слову «алоша» (алоша – обычно мерин в тюркских языках) этот суффикс –адь-. С другой стороны, слово очень хорошо объясняется на русской почве. В русских говорах еще Владимир Иванович Даль в середине XIX века записал прилагательное «лоший». Лоший со значением «плохой». Как получается, что такому животному, к которому все относятся с почтением, такое название дано было? А название хорошо укладывается в общую модель существительных, образованных с помощью суффикса «-адь-» от прилагательных. Например, название утки чернядь, ясно от «черный», название ткани пестрядь от «пестрый».



Лиля Пальвелева : Но тут названия понятны. Их этимология напрямую соотносится с этой уткой и с этой тканью. А лошадь то почему плохая?



Игорь Георгиевич Добродомов: Потому что было две разновидностей лошадей. Лошадь боевая, на которой ездили в походы, вели военные действия. Тут уж лошадь должна отвечать, если по современному выразиться, всем стандартам, которые требовались от боевой лошади.



Лиля Пальвелева : Ее называли кобыла?



Игорь Георгиевич Добродомов: Нет, называли конь. Даже в современном русском языке конь – это общее название для лошадей – и для жеребцов, и для кобыл. Так скажем, у Пушкина: «Куда ты скачешь, резвый конь. И где опустишь ты копыта?» Поэзия. Но «Куда ты скачешь, резвая лошадь»…



Лиля Пальвелева : Уже снижена интонация.



Игорь Георгиевич Добродомов: Да, это сниженная интонация. Это только улыбку вызовет. Так вот, лошадью называлось животное похуже боевого коня, но для хозяйственных нужд и лошадь похуже сгодилась бы. И вот это тонкое противопоставление позволяет судить, что все-таки лошадь восходит к прилагательному «плохой», что-то вроде плохотушка. Оно укладывается в словообразовательную модель. А когда мы привлекаем сюда тюркское «алоша», тот тут целый ряд вопросов встает – куда «а» подевалось, почему ударение перемещено, зачем суффикс присоединился. То объяснение, которое я предложил…



Лиля Пальвелева : Действительно, кажется более убедительным.



Игорь Георгиевич Добродомов: Но оно тонет в массе сведений, которые распространялись, начиная с Александра Петровича Сумарокова, 250 лет тому назад высказавшему, что слово «лошадь» - тюркизм.



Лиля Пальвелева : Получается, что в лингвистике тоже есть своя мифология?



Игорь Георгиевич Добродомов: Безусловно. Тюркское происхождение многих слов сейчас еще не выяснено. А, с другой стороны, есть призрачные, я бы сказал, иллюзорные тюркизмы, которые так были обозначены. Мнение об этом существует в печати. Я не знаю, удастся ли мне русский народ переубедить, что слово «лошадь» коренное русское, а не тюркское слово.



Лиля Пальвелева : Игорь Георгиевич, есть одно слово, которое меня давно интригует, пожалуй, даже больше, чем история с лошадью – это слово «бабай». В русском детском фольклоре так называют какой-то страшный и неясный при этом персонаж. Ребенку, чтобы он вел себя хорошо, говорят – не плачь, или иди спать, а то бабай придет. В то же время, во многих тюркских языках, в частности, и в татарском, и в казахском «бабай» - это просто дедушка, старик. Так вот, нигде не могу узнать, это случайное созвучие или здесь имеется какая-то прямая связь?



Игорь Георгиевич Добродомов: Вопрос закономерный, конечно. К сожалению, у нас нет описания географии русских слов. Я уроженец Курской области. Долгое время в Москве жил, но с этим словом я здесь не сталкивался. А мое знакомство с тюркскими языками началось во время моего двухгодичного пребывания в казахской глубинке в Джамбульской области в Таласском районе, где я это слово от русских впервые услышал.



Лиля Пальвелева : Как обозначение старика или как мифологический персонаж? Или и так и так?



Игорь Георгиевич Добродомов: И то и другое. В казахском языке, правильно, это слово распространено. Но тут, наверное, связано с тем, что бабаи ходили и летом в жару в такой меховой шапке. Это в тех условиях очень рациональная форма одежды. При большой жаре, при сильном солнце эта меховая шапка с высоким верхом предохраняет от прямых солнечных лучей, создает какую-то тень.



Лиля Пальвелева : И вот эти старики в косматых шапках могли пугать русских детей, не привычных к такому облику?



Игорь Георгиевич Добродомов: Скорее всего, да. Потому что русские, несмотря на то, что живут в тех же самых условиях, такую шапку обычно не носят. В связи с тем, что я впервые услышал слово «бабай» из детских страшилок, то, наверное, здесь есть какие-то основания. Ведь в Курской области, где я жил, там тоже говорили – а то придет дед и в мешок тебя посадит и унесет. Так ребенка запугивали.



Лиля Пальвелева : То есть языковая ситуация очень похожая.



Игорь Георгиевич Добродомов: Похожая. Но, замечу, по моим наблюдениям получается, что это чисто восточная страшилка - «бабай», а распространено ли это запугивание на территориях удаленных от Востока или нет, я не знаю.



Лиля Пальвелева : Вот вы знаете, мое детство прошло в Сибири. Понятно, что Казахстан там очень близко. Почему это слово бытовало в Сибири, в общем, легко объясняется – соседи. Но с изумлением обнаружила, что это слово в современной лексике очень широко распространено также на Украине.



Игорь Георгиевич Добродомов: Украина, хотя по отношению к нам южная территория, но по этой территории тюрки гуляли очень давно. По-видимому, тюрками были гунны, возможно, тюрками были печенеги, хотя существует и другая точка зрения, которую опровергать трудно и поддерживать трудно, потому что о печенежском языке мы почти ничего не знаем. И берендеи, которые после сказки «Снегурочка» Островского, считаются древними славянами. О языке берендеев мы не знаем, но в виду того, что они противопоставлялись в летописи русским, по-видимому, они тоже тюрками были. Но тюрками своими, которые осели на близлежащих землях и даже среди русских. Берендеево болото в Ярославской области есть, станция «Берендеево» там же находится. По-видимому, они оседали очень рано, конечно, обрусели все, в том числе и на Украине они обрусели, а не обукраинились.



Лиля Пальвелева : Вслед за нашим собеседником Игорем Георгиевичем Добродомовым изумимся вот какому обстоятельству: целые народы давным-давно растворились среди русских, полностью ассимилировались, а отдельные слова их утраченных языков продолжают жить. Правда, мало кто уже помнит - эти слова не всегда были для нас родными.



XS
SM
MD
LG