Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Румынии и Болгарии отпраздновали вступление в Европейский союз


Программу ведет Андрей Шарый. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Татьяна Ваксберг, Ефим Фиштейн и Юрий Векслер.



Андрей Шарый: В Румынии и Болгарии отпраздновали в полночь вступление в Европейский союз рок-музыкой и танцами. Тысячи людей приняли участие в концертах обеих стран. Несколько европейских лидеров приняли участие в большом хороводе в Бухаресте, а глава Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу выступил со специальной речью в Софии. В союзе теперь 27 стран и полмиллиарда населения. Вступление Болгарии и Румынии в Европе встречали уже не так оптимистично. Многие задаются вопросом о том, стоит ли Европейскому союзу расширяться дальше? Согласно опросу общественного мнения, проведенному службой «Евробарометр» осенью, лишь 41 процент опрошенных в 15 странах, составлявших ЕС до 2004 года, поддерживает процесс расширения союза.


Из Софии передает корреспондент Радио Свобода Татьяна Ваксберг.



Татьяна Ваксберг: Новогодний праздник стоил Болгарии полтора миллиона евро. Такие расходы делаются в первый раз в этой маленькой и небогатой стране, но зато повод стоит того – на восьмом году упорного труда, страна вошла в Евросоюз. В новогоднюю ночь с центральных улиц Софии звучал гимн Европейского союза, столица до утра была вся в фейерверках. В Русе, на мосту над Дунаем, связывающем Болгарию с Румынией, таможенники дарили подарки проезжающим. В эту ночь болгары, путешествующие в рамках стран Евросоюза, впервые пересекли границу, предъявив не заграничный, а внутренний паспорт.


Болгария боролась за вступление в Евросоюз на протяжении долгих лет и при упорной работе правительств разной ориентации. Этот длительный и утомительный для страны процесс вспоминает Джемма Барух, эксперт болгарского Европейского института, неправительственной организации, которая следила за всеми этапами развития переговоров.



Джемма Барух: Впервые Болгария заявила о своем желании в 1995 году. Это была наша основная ошибка: мы очень поздно подали нашу заявку, и поэтому так трудно и медленно затем наши переговоры велись. Сразу же после того, как Болгария заявила о своем желании стать членом Европейского союза, наступил внутриполитический кризис. В 1996 году инфляция в стране превысила тысячу процентов.



Татьяна Ваксберг: Каким же образом мог Европейский союз вступить в переговоры со страной со столь неблагонадежной экономикой?



Джемма Барух: Реальные переговоры начались только в 1999 году, уже при правом правительстве. Нам пришлось заново и мучительно доказывать, что в Болгарии существует политическая стабильность. Только после этого наступил период предоставления других доказательств – что в стране работающая экономика. Но было уже очень поздно, догнать Чехию, Польшу и Венгрию мы не смогли. Поэтому мы не вошли в Евросоюз с первой волной расширения в 2004 году.



Татьяна Ваксберг: 7-8 лет назад в Болгарии не было особого еврооптимизма. На возможное вступление страны в Евросоюз большинство смотрело скорее с недоверием. Джемма Барух вспоминает, когда это отношение изменилось – когда был достигнут консенсус среди всех политических партий о том, что европейское будущее страны не имеет альтернативы.



Джемма Барух: Как только был достигнут этот консенсус, все пошло намного легче. Парламент в ускоренном темпе стал синхронизировать национальное законодательство с европейскими стандартами, а это, со своей стороны, способствовало дальнейшей стабилизации экономики. Я упрощаю, конечно. На самом деле во все это почти никто не верил, и все решения казались какими-то механически внедренными. Все говорили, что «так надо», но особого смысла в это не вкладывали. Ведь в 1997 году Европейская комиссия нам открытым текстом заявила, что до 2001 года нам и думать нечего о том, чтобы начать переговоры. А в этом же году правительство выработало стратегию, в которой упоминался абсолютно нереалистический срок: в этом документе говорилось, что Болгария надеется вступить в Европейский союз в 2007 году. А ведь именно так и произошло. Только произошло это только по одной причине, – что был достигнут национальный консенсус.



Татьяна Ваксберг: Несмотря на празднества в новогоднюю ночь по поводу вступления страны в Евросоюз, болгары знают, что им предстоит новый и совсем не легкий период. Уже третий месяц представители правительства предупреждают население о том, что возможно новое повышение цен и временное снижение доходов. Это охлаждает оптимизм болгар, но также способствует и более трезвому взгляду на место страны в столь мечтанном Евросоюзе.



Джемма Барух: Болгария будет самым бедным государством в этом клубе держав. Нам предстоит испробовать на себе, насколько наша экономика действительно может быть конкурентоспособной. Теоретически, все условия для позитивного развития существуют. Например, ничего не мешает болгарским авиакомпаниям развиваться, но, тем не менее, их плачевное состояние теперь одна из основных проблем страны в отношениях с Евросоюзом. Несмотря на то, что Болгария вступила в ЕС, ее самолеты будут и впредь рассматриваться остальными странами как самолеты из стран, находящихся вне Евросоюза. Они просто не выдержали экзамен на качество. Это просто пример по вопросу об экономике. А в политическом плане тоже существуют препятствия. Мы, например, не совсем уверены, что болгары сумеют так себя поставить в союзе, чтобы участвовать наравне с остальными в принятии важных решений. Просто для такой деятельности необходим определенный набор знаний и умений, который не всегда здесь на необходимом уровне.



Татьяна Ваксберг: Согласно социологическим опросам, сегодня 65 процентов болгар одобряют вступление страны в Евросоюз. Эксперты предполагают, что совсем скоро этот процент снизится. Просто ожидается, что вслед за Польшей, Чехией и Венгрией Болгария тоже пройдет через неизбежный период евроскептицизма. Но все это сейчас кажется далеко впереди. Пока что все настроены празднично. В этом году продано больше новогодних сувениров с европейскими символами, чем новогодних елок. Всем понятно, что для Болгарии 2007 год – это начало новой исторической эпохи.



Андрей Шарый: Несмотря на все трудности, и в Румынии, и в Болгарии считают членство в Евросоюзе поводом для большого праздника. Мэр Бухареста Адриан Видреану пообещал «народную вечеринку, которую румыны никогда не забудут». В Бухаресте гуляния продолжались до утра. На одной из румынских фабрик круглые сутки шили к праздничному дню флаги Евросоюза.


И Румыния, и Болгария гораздо беднее остальных стран Европейского союза. ВВП на душу населения составляет лишь 33 процента от среднеевропейского показателя, в то время как в Польше, например, 50 процентов. Во многих западноевропейских страна обеспокоены возможным потоком трудовых мигрантов из новых стран. 15 стран ЕС – за исключением Финляндии и Швеции, это вся старая Европа – решили ввести ограничения на передвижение рабочей силы их двух новых членов Европейского союза.


С 1 января председательство в ЕС берет на себя Германия. Из Берлина – корреспондент Радио Свобода Юрий Векслер.



Юрий Векслер: Германии граждане этих двух стран - новых членов ЕС не получат свободного доступа на рынки труда до конца 2008 года. Такое решение принято немецким правительством, и этот испытательный срок может быть продлен до 7 лет. Болгария и Румыния, правда, не единственные пораженные в правах – они дополнили список из 10 стран, которые были приняты в ЕС еще в 2004 году, а исключение было сделано только для граждан Кипра и Мальты. Полную свободу для граждан всех стран ЕС на своем рынке труда намереваются предоставить правительства только 10 стран: Польши, Финляндии, Швеции, Словакии, Чехии, Словении Литвы, Латвии, Эстонии и Кипра. Так что до полного единства Европе еще предстоит расти.


Решение Германии прежде всего защищает сектора строительства, уборки помещений и внутренней отделки зданий, где опасаются демпинговых зарплат, на которые согласились бы варяги из Румынии, Болгарии и некоторых других стран. А в общеполитическом смысле правительство Германии, ведущее борьбу с безработицей, хотело бы постепенно поставить под контроль возможное устройство на работу в стране граждан других стран ЕС. Об этом заявил представитель правительства по связям с прессой и общественностью Ульрих Вильхельм.


Руководители строительной отрасли приветствовали решение правительственного кабинета. «Несмотря на улучшение конъюнктуры, отрасль не справилась бы с соблазнами, что в целом нанесло бы ей ущерб», - заявил вице-президент Центрального объединения предприятий строительной отрасли Франк Дюпре. Генеральный секретарь правящей в большой коалиции партии ХДС Рональд Пофала назвал решение правительства важным успокоительным сигналом для немецких трудящихся.


По поводу дальнейшего расширения Евросоюза ясно высказался в эти дни президент Бундестага Норберт Ламмерт, заявивший, что следует вообще отказаться от приема новых членов до достижения ясности с европейской конституцией. Движения в этом вопросе ожидают от начинающегося сегодня председательства Германии в Евросоюзе и лично от Ангелы Меркель, которая так сформулировала свои намерения.



Ангела Меркель: С моей точки зрения, нам нужен конституционный договор, из которого было бы яснее видно, кто и за что в Европе отвечает, и на основе каких общих ценностей мы работаем. Мы хотим начать нашу деятельность председательствующего с вопроса тем странам, которые еще не ратифицировали конституцию, что бы они хотели бы изменить. Но исходным пунктом будет уже согласованный текст конституционного договора.



Юрий Векслер: Несколько иначе видит эту задачу депутат Европарламента от партии «зеленых» Ребекка Хармс.



Ребекка Хармс: Первым должно быть принято решение, как существующий текст конституции будет сокращен, чтобы превратить его из конституционного договора в настоящую конституцию, которую мы сможем снова предложить голландцам и французам.



Юрий Векслер: В планах Ангелы Меркель введение общеевропейского права граждан на разного рода инициативы, для чего в каждом отдельном случае будет необходимо собрать 1 миллион подписей. Эта идея отвечает мнению многих немецких политиков, считающих, что объединенная Европа должна развиваться в направлении сближения с гражданским обществом стран.


Объединенная Европа привлекательна, налицо явные выигрыши для объединившихся стран. Назову только явно успешный проект единой валюты евро. И на перспективу для конкурирования с США и в дальнейшем с Китаем альтернативы общеевропейскому проекту безусловно нет. Но многие премьер-министры федеральных земель в самой Германии уже накопили негативный опыт вмешательства в их дела брюссельской бюрократии. А это скорее всего и есть то, что заранее отвергли граждане Голландии и Франции, голосовавшие против непрочитанной большинством из них конституции. Так что дело, видимо, не в сокращении или упрощении текста...


Высказывания руководителей федеральных земель Германии указывают на то, с чем могут столкнуться и новые страны члены ЕС. «Многие решения, выработанные в Брюсселе, с точки зрения граждан оторваны от реальной жизни и малопонятны», - заявил в эти дни премьер-министр Саксонии Георг Мильбрадт. Он критически отозвался о многих правах на решение, делегированных Евросоюзу в целом. «Есть вещи, - заявил Георг Мильбрадт, - в которых ЕС пытается сделать то лучшее, которое враг хорошему, и это вызывает сопротивление как у руководства стран, так и у населения». Коллега Мильбрадта, премьер-министр Нижней Саксонии Кристиан Вульф, видит явные признаки дистанцирования граждан от европейских организаций. «Европа не должна иметь права вторгаться, как спрут, во все сферы жизни. При новых законодательных инициативах нужно лучше представлять и просчитывать их бюрократические последствия, к тому же не все возможно регулировать из Брюсселя», - заявил Вульф. Он пожелал Ангеле Меркель, как президенту Совета Европы, повлиять на то, чтобы законодательное творчество в Европе проходило с максимальной широтой размышлений и осторожностью.


Вернемся к ситуации в Европе в связи с ее расширением за счет Болгарии и Румынии. Не поторопился ли Евросоюз с приемом двух весьма далеких от общеевропейских норм стран? Этим вопросом сегодня задаются многие. Вот мнение по этому поводу депутата Европарламента от фракции «зеленых» Гизелы Калленбах.



Гизела Калленбах: Я думаю, что прием Румынии и Болгарии был в конечном итоге политическим решением. Европарламент не имел здесь непосредственного влияния. Наша фракция предлагала отложить прием на полгода, но нас не поддержали. Я же лично убеждена, что без давления на страны, заставляющего их принимать общеевропейские стандарты, развитие Центральной и Восточной Европы не шло бы так эластично, демократизация не развивалась бы так быстро. И в результате я думаю, что мы – 25 стран – уже извлекли пользу от интегрирования демократических стандартов и систем в нашем союзе. Но мы знаем, конечно, что Болгарии и Румынии необходимо сделать еще очень и очень многое.



Юрий Векслер: Сбалансированное мнение Гизелы Калленбах для самой Германии не очень типично, здесь доминирует критика. И поэтому правительству приходится защищать своих граждан от новой Европы.


В заключение еще два высказывания. Заместитель председателя Европейской комиссии Гюнтер Ферхойген признал, что также наблюдает с некоторым раздражением, что скепсис в отношении расширения Евросоюза в Германии ощутим больше, чем где бы то ни было. «А как раз в стране с рекордным экспортом, - заявил Ферхойген, - должно быть ясно, что такая страна как никакая другая зависит от того, будет ли Европа функционировать». Что касается европейской конституции, то, по мнению вице-президента Бундестага Вольфганга Тирзе, прогресс в этом вопросе только тогда станет возможен, когда граждане увидят социальные перспективы объединенной Европы: ««Нет» французов и голландцев - это не столько «нет» конституции, сколько выражение страха перед асоциальной Европой. Этот страх испытыва е т большинство европ е йцев» .


XS
SM
MD
LG