Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Американские эксперты о политике и экономике России в наступившем году


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Нью-Йорке Юрий Жигалкин.



Арслан Саидов: Усиление авторитарных тенденций в России, сравнительное экономическое благополучие, ухудшение американо-российских отношений – такие прогнозы сделали известные американские специалисты по России в интервью нашему нью-йоркскому корреспонденту Юрию Жигалкину.



Юрий Жигалкин: Попытаться дать политический прогноз я попросил бывшего корреспондента газеты «Уолл-стрит Джорнэлл» в Москве, сотрудника Гудзоновского института Дэвида Саттера.



Дэвид Саттер: Становится все более очевидным, что Россия движется в направлении жесткого авторитаризма, напоминающего даже кое в чем, если угодно, фашизм. Я имею в виду готовность власти прибегнуть к насилию для достижения своих целей и почти полное лишение людей возможности влияния на политический процесс. Символическими событиями ушедшего года стали, на мой взгляд, убийства Анны Политковской и Александра Литвиненко, знаменующие поворотный момент в поведении российских властей. Эти люди выступали в роли раздражителей для власти долгое время, но их не трогали. Что произошло в 2006 году? Нефтедоллары, пролившиеся дождем на страну, наконец-то внушили тем, кто находится у власти, по большому счету, случайно, бывшим функционерам служб безопасности, веру во вседозволенность. В то время как у нас нет прямых свидетельств причастности Кремля к этим убийствам, свидетельства указывают на то, что некоторые силы в структурах власти могли иметь к ним отношение. Если такая трактовка событий верна, то я не удивлюсь, если в нынешнем году, особенно на фоне приближающихся президентских выборов они осмелеют еще больше и под угрозой окажутся люди не только подобные Политковской и Литвиненко, но и кто угодно, поскольку будет все труднее ограничить действия власти некими рамками.


Поэтому, на мой взгляд, сейчас так необходимо однозначное осуждение авторитаризма в России со стороны западных столиц. В Кремле есть здравомыслящие люди, которые понимают, что будущее России – в тесном союзе с Западом и что его нельзя выстроить на шатком фундаменте вседозволенности власти. Быть может, твердая позиция западных демократий в 2007 году сможет повлиять на политику российских властей. По крайней мере, хочется надеяться на это.



Юрий Жигалкин: Как могут сложиться американо-российские отношения в новом году, после прихода к власти в Конгрессе демократов, среди которых есть известные критики российских властей? Вопрос – профессору Маршаллу Голдману, содиректору Центра российских исследований Гарвардского университета.



Маршалл Голдман: Двусторонние отношения наверняка ожидают не лучшие времена. Близость двух стран была в последние годы главным образом производным тесных отношений двух президентов. Но теперь президенту Бушу придется больше прислушиваться к мнению Конгресса, если он хочет добиться утверждения важных для него законов, а среди законодателей силен скепсис по поводу происходящего в России. По имиджу России нанесен тяжелый удар убийствами Политковской и Литвиненко, перечеркиванием прав западных нефтяных компаний, готовностью Кремля использовать природные ресурсы в качестве политического инструмента. Показательный факт: главный инициатор сближения с Россией в Конгрессе конгрессмен Курт Уэлдон, организовавший парламентские обмены с российской Думой, проиграл на недавних выборах, и в большой мере – из-за подозрений по поводу коммерческих отношений его дочери и его собственной связи с дочерней компанией «Газпрома». Поэтому я мало сомневаюсь в том, что мы услышим со стороны Конгресса гораздо больше критики, больше скепсиса в обсуждении вопросов, касающихся России. Впрочем, нечто подобное можно ожидать и со стороны Москвы. Словом, созданы все условия для охлаждения двусторонних отношений.



Юрий Жигалкин: Можно ли ожидать, что 2007 год станет очередным годом экономического подъема и роста благосостояния россиян? Вопрос – профессору экономики Михаилу Бернштаму.



Михаил Бернштам: Скорее всего, предстоящий год будет похож на уходящий год. В уходящем году, как вы знаете, экономический рост – 6,5 процента примерно, инфляция – 9 процентов. Вот примерно в этих параметрах, может быть, чуть ниже инфляция и чуть ниже экономический рост – это то, что будет предстоять в следующем году. Проблема вот в чем. Способна ли будет Россия продолжать экономический рост после того, как вот сейчас она только-только восстановила тот уровень производства, который был до 1992 года? Для нормального экономического роста, то есть для того, который существует в развитых промышленных странах, нужен интенсивный рост, то есть технологическое развитие. И вот главная опасность для России на серьезное будущее как страны, как цивилизации, как экономики – это то, что Россия может отставать снова, потому что нет интенсивного роста и нет главного источника интенсивного роста, а именно – технологического обновления.



Юрий Жигалкин: То есть вы считаете, что Россия может, образно говоря, повторить экономический путь Советского Союза?



Михаил Бернштам: Действительно, как это ни парадоксально, Россия повторяет путь Советского Союза, только в сжатые сроки. То есть за последние 15 лет сначала была разрушена значительная часть наследия плановой экономики, потом началось восстановление. А после восстановления, если не будет технологического роста, то фактически нет будущего, потому что будет стагнация.



Юрий Жигалкин: Говорил профессор экономики Михаил Бернштам.


XS
SM
MD
LG