Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Свердловская облдума приняла решение с 2007 года ввести максимальную ставку налога на игорный бизнес


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Екатеринбурге Евгения Назарец.



Андрей Шароградский: Накануне Нового года президент России Владимир Путин подписал закон «О государственном регулировании деятельности по организации азартных игр». Закон предусматривает возможность создания на территории Российской Федерации лишь четырех игорных зон. Свердловская область в число таких зон не вошла. В результате местный игровой бизнес проиграл, бюджет области – тоже.



Евгения Назарец: К 2009 году в Екатеринбурге, согласно новому закону, смогут продолжить работу лишь несколько ныне существующих букмекерских контор. Там азартные екатеринбуржцы, как правило, делают ставки на спорт и выборы. Но все-таки более популярны заведения, где можно выиграть быстро и не задумываясь. В Екатеринбурге 24 казино, более 280 клубов игровых автоматов. В эти заведения регулярно ходят около 4 процентов екатеринбуржцев. Примерно 60 процентов их них составляют люди до 30 лет, еще треть – от 30 до 40, остальные – игроки весьма зрелого возраста.


Екатеринбургский игорный бизнес в последние годы стремился к хорошей репутации: создавал ассоциации и находил взаимопонимание с местными властями. Два года назад на Среднем Урале даже прошла первая всероссийская конференция «О перспективах развития регионального игрового бизнеса». Свердловский показал себя как цивилизованный – считает президент Уральской ассоциации развития игорного бизнеса Владимир Петров.



Владимир Петров: Рынок насытился, и, в общем-то, он саморегулируется. Мелкие предприниматели уходят уже с рынка. Главной целью нашей ассоциации является объединение усилий по созданию в регионе прозрачного, цивилизованного игорного бизнеса. Мы разрабатывали в нашей ассоциации положения по размещению залов игровых автоматов на территории города. Игровые автоматы могут существовать только в очень удачно расположенных местах для их размещения и на периферии. В общем-то приходится чем-то жертвовать – либо безопасностью посетителей, либо еще какими-то условиями.



Евгения Назарец: О такой периферии, куда отправили игорный бизнес теперь, речи еще не шло. В регионах в основном спорили о том, куда поставить игровые автоматы. На протяжении трех-четырех лет власти пытались заставить администрации игровых залов сообщать в милицию о заигравшихся подростках, принимали решения о вынесении игровых автоматов за черту населенных пунктов, настаивали на ужесточении охраны, ежегодно повышали ставку налога на игорный бизнес. Но власти часто понимают в игорном бизнесе не больше, чем обыватели, – отмечает президент Уральской ассоциации развития игорного бизнеса Владимир Петров.



Владимир Петров: Кажущаяся легкость получения прибыли, она, в общем-то, на самом деле не соответствует действительности. Мы провели расчеты на затраты игрового зала, который был работал по цивилизованным правилам, и он обходится предпринимателю до миллиона и более миллиона долларов. Люди в основном знают об игорном бизнесе поверхностно, из сообщений прессы, реклама пестрит. Разговаривая о ставках налога, мы быстро столкнулись с тем даже, что люди, говоря о ставке, о повышении ее в два раза, к удивлению своему узнают, что эта ставка не годовая, а ежемесячная. То есть тут комментарии излишни.



Евгения Назарец: Свердловская облдума приняла решение с 2007 года ввести максимальную ставку налога на игорный бизнес. Это принесет в бюджет 800 миллионов рублей, которые Свердловская область через два года перестанет получать. С 2009 года, после вступления в силу нового закона, в России должны будут остаться только четыре игровые зоны. Свердловская область не вошла в число регионов, которые смогут развивать игорный бизнес. Но губернатор Эдуард Россель не расстроен.



Эдуард Россель: Что касается игорного бизнеса, я здесь больше смотрю на нравственную сторону вопроса. Доход, который мы в область получаем при помощи каких-то несчастий и разложения общества, такой доход нам не нужен, мы спокойно с ним расстанемся.



Евгения Назарец: 800 миллионов рублей от игровых заведений – это лишь одна сотая свердловского областного бюджета. И властям не очень больно расставаться с этим бизнесом, чего не скажешь о его владельцах. Новый закон ставит крест на региональном, а, возможно, и на российском, игорном бизнесе – считает президент Уральской ассоциации развития игорного бизнеса Владимир Петров.



Владимир Петров: Произойдет перераспределение бизнеса. Отечественные предприниматели, предприятия вынуждены будут уйти с этого рынка. Место их займут крупные зарубежные компании. Те фирмы, которые занимали и удерживали этот рынок, наши, отечественные, уже, наверное, не смогут соответствовать требованиям и строить новые города.



Евгения Назарец: Зонирование, которое подразумевает новый закон, по мнению представителей уральского игорного бизнеса, выглядит как попытка взять под государственный контроль крупные финансовые потоки рынка. Новое направление в своей работе предвидят правоохранительные органы: наверняка увеличится количество подпольных игровых домов и казино.


XS
SM
MD
LG