Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

2006 год был одним из самых важных в новейшей истории Европейского Союза


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Кирилл Кобрин и Ефим Фиштейн.



Андрей Шароградский: 2006 год был одним из самых важных в новейшей истории Европейского Союза. Принято решение о вступлении в организацию Болгарии и Румынии. В отношениях с Турцией, наоборот, прогресса не достигнуто и, судя по всему, «турецкий вопрос» станет одним из самых острых в 2007 году. Столь же острым стал «российский вопрос» - и из-за проблем экспорта российского газа, и в связи с нарушениями прав человека в России и убийства Анны Политковской и Александра Литвиненко.


Кирилл Кобрин побеседовал об итогах европейского политического года с нашим обозревателем Ефимом Фиштейном.



Кирилл Кобрин: Ефим, если говорить об итогах 2006 года для Европейского союза, то главные проблемы можно назвать, перечислив просто несколько стран, прежде всего – Турция, Россия, Болгария и Румыния.



Ефим Фиштейн: Здесь мы затрагиваем целый ряд различных проблем – экономических, политических, геостратегических, геополитических. В частности, отношения между Европейским союзом и Болгарией, Румынией и Турцией относятся к той сфере, которую принято называть «расширением ЕС». В этой области произошел серьезный прорыв: было принято решение о том, что с 1 января 2007 года Болгария и Румыния станут полноправными членами Евросоюза. Полноправными – это еще не означает, что во всех сферах деятельности, экономической и прочих, те же права, скажем, предоставлены на рынке труда. Румыния и Болгария будут по-прежнему ограничены, некоторые страны не позволят им заниматься экономической деятельностью на своих рынках. Точно так же не станут они и членами Шенгенской зоны. Я просто сейчас назову некоторые ограничения, в которых полноправность членства можно подвергнуть сомнению.



Кирилл Кобрин: Но некоторые страны все-таки допустят на свои трудовые рынки граждан Болгарии и Румынии.



Ефим Фиштейн: В этом серьезный разнобой. Скажем, Чешская республика допустит болгар и румын на свои рынки, правда, обусловив это, так сказать, их поведением и последующими экономическими параметрами. Если, скажем, окажется, что это ведет к повышению безработицы, - и чехи готовы ввести ограничения. Старые же члены ЕС уже сейчас заявили, что они не допустят на свои рынки новые трудовые резервы из Болгарии и Румынии, поскольку у них плохой опыт с другими новыми членами уже сейчас.



Кирилл Кобрин: В том числе, и Великобритания и Ирландия.



Ефим Фиштейн: В том числе, Великобритания и Ирландия, которые десять членов предыдущей волны расширения допустили на свои рынки, в отличие, скажем, от Германии и Австрии, и не то что бы они поплатились за это, но просто количество желающих было настолько неожиданно высоким, что они были просто не в состоянии абсорбировать всех желающих. Уже сейчас там 600 тысяч работников из новых членских стран ЕС. Это что касается Болгарии и Румынии.


Турция в особом положении. Фактически к концу 2006 года принято решение о том, что вступительные переговоры с Турцией будут подморожены. Не то что бы заморожены, но из 32 параграфов или параметров, по которым ведутся обычно эти переговоры, по восьми оценка прогресса Турции будет просто заморожена, не будет проводиться странами – членами ЕС. Это означает фактически, что Турции или придется догонять свое отставание, или придется подчиняться общим условиям, или придется расставаться с мыслью о том, что в каком-то ближайшем будущем она станет членом Евросоюза.


Надо сказать, что с 1 января по ротации председательствовать в Евросоюзе будет Германия, она перенимает эстафету у Финляндии. И если оценивать финское председательство и австрийское, которое было в начале 2006 года, то можно сказать, что в то время, как в политической области – принятие Болгарии и Румынии, расширение Шенгенской зоны – есть какие-то успехи; есть ряд областей, где таких успехов не замечено, я бы сказал. Это, во-первых, отношение к конституции Европейского союза: конституция фактически заблокирована, несмотря на все усилия. И такие жесты, как, скажем, утверждение, принятие Конституции, ратификация Конституции парламентом Финляндии, сделанная в последнюю минуту, остается не более чем символическим жестом. Потому что после референдума во Франции и в Голландии фактически оживить Конституцию не удалось.


Видимо, стоит поговорить об экономических результатах 2006 года для Евросоюза. Экономические результаты вполне удовлетворительные. Бюджет Евросоюза, принятый совсем недавно, на днях, выше всех предыдущих, значительно выше, это очень приличный бюджет. Фактически он исходит из того, что экономические показатели улучшились. Рост валового внутреннего продукта сейчас в Евросоюзе на уровне 2,5-3 процентов, хотя в основном он идет за счет отличных результатов восточноевропейских и центральноевропейских стран, где он гораздо выше. Средний рост ВВП в пределах от 5 в Польше до 12 даже в Латвии процентов прироста – это невиданно. Потому что запад Европы добивается, скажем, Германия – от 1,5 до 2-2,5 процента прироста, и это уже считается очень хорошо. Несколько снизилась безработица. Остается вполне на узде инфляция. В этом смысле можно сказать, что Евросоюз добился какой-то стабилизации своего экономического положения, что отразилось и в растущей силе общеевропейской валюты евро.



Кирилл Кобрин: Давайте вернемся теперь все-таки к России, потому что отношения с Россией имеют прямое отношение к экономическому состоянию Европейского союза, энергетическому, соответственно, и экономическому. Насколько я понимаю, отношения с Россией Европейского союза можно разделить на два таких направления: первое – это проблемы энергетической безопасности, и второе – это критика Европейским союзом, скажем так, некоторыми институциями и странами Европейского союза ситуации политической, ситуации с правами человека в России. Связаны, конечно, между собой эти два направления, но что было в прошедшем году?



Ефим Фиштейн: Несомненно, в течение всего 2006 года фактически не прекращались попытки России, образно выражаясь, вбить клин между странами Евросоюза. В частности, выделить целый ряд стран, с которыми Россия будет поддерживать исключительные, особые отношения в экономической и политической сфере – к числу таких стран прежде всего относится Германия, были попытки установить такие же отношения и с Францией. В частности, это относилось к экономической сфере, и еще более, в частности, к сфере энергетической безопасности. Вы знаете, о чем я веду речь. Я говорю о том, чтобы сделать из Германии монопольного перераспределителя поступающих из России энергетических видов сырья, и тем самым установить, повторяю, особые экономические отношения, сделать из Германии заложника российской энергии, российского энергетического сырья. Это не получилось, так как новое правительство Германии под руководством канцлера Ангелы Меркель все-таки решило восстановить солидарность с остальной Европой и собирается решать энергетические проблемы только в рамках всего Евросоюза.



Кирилл Кобрин: Таким образом, мы можем говорить о неком тупике.



Ефим Фиштейн: Это отразилось и в политических отношениях. И вот здесь нужно сказать, что отношения за 2006 год между ЕС и Россией существенно ухудшились. Некоторая, как здесь часто говорят, назойливость, настойчивость России в последнее время в экономической и политической сфере вела к реакции Евросоюза, и эта реакция была тоже все более осторожной. И можно сказать в этом смысле, что сейчас отношения серьезно заморожены. Связано это и с рядом недостатков в российской демократической системе, в сфере соблюдения прав человека. Ряд известных случаев – убийства на политической почве, по политическим мотивам. Все это осложнило отношения, прежде всего даже не столько с Еврокомиссией, сколько между Европарламентом, с одной стороны, и Россией – с другой.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG